Іерей – О «гласномъ» или публичномъ поминовеніи усопшихъ въ православныхъ храмахъ въ праздничные и воскресные дни.

Подъ именемъ публичнаго или «гласнаго» поминовенія усопшихъ разумѣется совершеніе заупокойной литургіи, сопровождаемое исполненіемъ заупокойныхъ пѣснопѣній, чтеніемъ заупокойныхъ Апостола и Евангелія и произнесеніемъ заупокойной эктеніи на литургіи, а также служеніемъ въ храмѣ литій и панихидъ.

Общее правило для служенія публичнаго заупокойнаго богослуженія состоитъ въ томъ, что таковое, согласно существующему уставу Православной Церкви, должно быть совершаемо включительно въ будніе дни седмицы, начиная съ понедѣльника до субботы включительно, съ каковою цѣлію, между прочимъ, въ нашихъ «Апостолахъ» и Евангеліяхъ (въ концѣ этихъ священныхъ книгъ) имѣются опредѣленныя указанія относительно Апостольскихъ и Евангельскихъ чтеній отдѣльно для каждаго дня. Впрочемъ, въ седмичные дни св. Четыредесятницы, по уставу, въ храмѣ отнюдь не совершаются панихиды, за исключеніемъ субботъ 2-й, 3-й и 4-й седмицъ Великаго поста, если только въ эти субботы не случитея праздникъ Предтечевъ, св. 40 мучениковъ или Благовѣщенія. Если на седмичные дни Четыредесятницы падаютъ «третины», т. е 3-й день по смерти, то они относятся, по разъясненію церковнаго устава, на ближайшую субботу, а въ пятокъ вечера можетъ быть совершена панихида въ храмѣ, – въ субботу же заупокойная литургія; «девятины» относятся на слѣдующую субботу, хотя бы 9-й день со дня смерти и не падалъ на эту субботу; «четыредесятины» бываютъ, какъ сказано въ тѵпиконѣ, «егда число дней ихъ исполнится», т. е. въ самый 40-й день по смерти совершается панихида въ храмѣ. «Сорокоустъ» же не бываетъ въ Великомъ посту и въ теченіи всей Пасхальной седмицы, а начинается, по уставу, отъ недѣли Апостола Ѳомы и продолжается до исполненія 40 дней. Кромѣ того, во всю Страстную седмицу, ради полнаго вниманія къ воспоминаемымъ событіямъ, ни панихидъ, ни другихъ заупокойныхъ службъ не совершается.

Что касается праздничныхъ и воскресныхъ дней, а также храмовыхъ и другихъ праздниковъ, для которыхъ полагается уставомъ бдѣніе, то въ таковые дни отнюдь не допускается совершеніе заупокойнаго богослуженія, что, между прочимъ, видно уже изъ того, что для дней воскресныхъ совсѣмъ не положено, по уставу, заупокойныхъ Апостола Евангелія, кондака за упокой по маломъ входѣ на литургіи, прокимновъ причастныхъ заупокойныхъ и проч. Само собою понятно, что во всѣ праздничные, равно какъ и въ воскресные дни, коль скоро тѵпикономъ запрещается отправлять тогда заупокойную службу, рѣчи не можетъ быть объ исполненіи заупокойныхъ пѣснопѣній, чтеніи заупокойныхъ Апостола и Евангелія и произнесеніи заупокойной эктеніи на литуртіи. Въ 169 пр. Номоканона при Большомъ требникѣ ясно сказано, что поминовенія (помины) объ усопшихъ не бываютъ, между прочимъ, и въ недѣльные дни и въ великіе праздники, ибо поминовенія сіи на литургїи праздничной и воскресной не согласны съ духомъ радости и торжественности этихъ дней, будучи противны требованіямъ устава церковнаго.

Между тѣмъ, не смотря на такое рѣшительное и категорическое запрещеніе церковнымъ уставомъ открытаго или публичнаго поминовенія умершихъ въ вышеуказанные дни, въ нѣкоторыхъ православныхъ храмахъ настоящее требованіе устава нарушается, и многіе настоятели церквей совершенно произвольно допускаютъ «гласное» поминовеніе усопшихъ на заупокойной эктеніи не только въ воскресные дни, но и въ великіе христіанскіе праздники, не исключая даже и свѣтлой Пасхальной седмицы, что нами замѣчено было въ одной изъ городскихъ церквей.

Здѣсь необходимо разсмотрѣть вопросъ о поминовеніи усопшихъ въ нашихъ храмахъ съ принципіальной точки зрѣнія. Какъ извѣстно, на полной литургіи (разумѣемъ лит. св. Iоанна Златоуста или св. Василія Великаго) положено поминовеніе гласное, открытое, и – тайное, – на проскомидіи и послѣ пресуществленія Св. Даровъ. Спрашивается, одинаково-ли существенное, въ отпошеніи къ таинству Евхаристіи, значеніе этихъ двухъ видовъ поминовенія?

Конечно, нѣтъ: тайное поминовеніе, совершаемое на проскомидіи, сопровождается изъятіемъ частицы за усопшаго, которая потомъ погружается въ Кровь Христову, – тайное-же поминовеніе послѣ освященія и пресуществленія Св. Даровъ совершается какъ-бы предъ лицомъ Самого Господа Искупителя; и то и другое имѣетъ существенно-таинственное отношеніе къ безкровной жертвѣ – Евхаристіи. – Гласное-же, открытое поминовеніе на эктеніи, во время литургіи оглашенныхъ, когда еще не совершена безкровная жертва, едва-ли можетъ, по своему значенію, сравняться съ названными двумя видами тайнаго поминовенія. Скорѣе его можно приравнять къ простому панихидному поминовенію. Подобное публичное поминовеніе бываетъ и на литургіи Преждеосвященныхъ Даровъ. Имѣя въ виду это различіе, будетъ понятно, почему Церковь не дорожитъ открытымъ поминовеніемъ въ такой мѣрѣ и степени, какъ тайнымъ. Послѣднее не отмѣняется даже въ Пасху, тогда какъ первое (т. е. гласное) не положено и на простой воскресной литургіи. Такъ учитъ смотрѣть на открытое поминовеніе и существующій въ каждой церкви «Реестръ» поминовеніи усопшихъ Особъ Царствующаго Дома, въ силу какового «Реестра» даже поминовеніе Царствующихъ Особъ не совершается въ воскресные и праздничные дни, а переносится или на канунъ этихъ дней или въ слѣдующую ближайшую субботу (Рук. д. с. п. 1890 г., стр. 7). Такимъ образомъ, если Церковь не установила въ воскресные дни на эктеніи гласнаго поимянного поминовенія, ограничившись общимъ прошеніемъ объ усопшихъ отцахъ и братіяхъ нашихъ на сугубой эктеніи, то ясно, какъ день, что произвольное нарушеніе этого постановленія Церкви нельзя признать дѣломъ полезнымъ для усопшихъ, а слѣдовательно, оно и не нужно. Такъ именно и смотрѣлъ на дѣло приснопамятный Московскій Святитель Филаретъ. Умираетъ его любимая сестра; онъ получаетъ извѣстіе о смерти въ субботу вечеромъ; въ Воскресенье пишетъ извѣстившимъ письмо и говоритъ: «сегодня помянули мы почившую тайно, а завтра (т. е. въ понедѣльникъ) будетъ открытое поминовеніе» (письма къ роднымъ, № 247). Особенно интересно въ этомъ отношеніи его письмо къ Преосвященному Леониду («Душ. чт.» 1883 г. февр. стр. 253). Рѣчь идетъ о поминовеніи на Страстной седмицѣ, и онъ рѣшительно говоритъ противъ такого поминовенія, указывая на то, что Церковь даже прославленныхъ Богомъ святыхъ не чтитъ память въ эти дни.

Если же св. Церковь такъ рѣшительно и категорически запрещаетъ открытое поминовеніе въ воскресные и праздничные дни, то весьма было бы желательно, чтобы по субботамъ каждой седмицы{1} неопустительно совершались заупокойныя литургіи во всѣхъ храмахъ, какъ приходскихъ, такъ и домовыхъ, причемъ нелѣностно поминались бы умершіе отцы и братія наши. Впрочемъ, мы отнюдь не отвергаемъ въ нѣкоторыхъ случаяхъ возможности заупокойной эктеніи даже и на воскресной литургіи. Какъ уже сказано, мы разсматриваемъ здѣсь вопросъ о поминовеніи исключительно съ принципіальной, или, такъ сказать, юридической точки зрѣнія, но вѣдь исключенія всегда и вездѣ возможны, и сути дѣла не измѣняютъ. Нерѣдко, напр. случается, что въ воскресенье вынесенъ въ церковь покойникъ. Намъ думается, едва-ли погрѣшитъ священникъ, если совершитъ въ этотъ день даже заупокойную литургію, съ возглашеніемъ заупокойной эктеніи по новопреставльшемся, хотя, конечно, лучше было бы, если бы священникъ, по возможности, отклонялъ ходатайство родственниковъ объ отпѣніи умершихъ въ воскресенье, относя таковое на будничные дни, или, въ крайнемъ случаѣ, назначая отпѣваніе хотя и въ воскресеніе, но послѣ ранней литургіи, гдѣ таковая совершается.

Какъ бы то ни было, пусть, однако-же, подобное отступленіе отъ церковнаго устава является не общимъ правиломъ, а лишь рѣдкимъ и, притомъ, неизбѣжнымъ исключеніемъ.

Вообще, нужно сказать, открытое поминовеніе усопшихъ за божественной литургіей слѣдовало бы, по возможности, реформировать или видоизмѣнятъ на столько, чтобы оно имѣло благотворное дѣйствіе на души молящихся, а не наводило бы скуку на нихъ и охлажденіе молитвеннаго настроенія. Напримѣръ, заупокойная эктенія съ молитвою предстоятеля: «Боже духовъ и всякія плоти» только тогда бы должна произноситься за литургіею, когда, по какому-либо случаю, вся Церковь будетъ участвовать въ этомъ моленіи, напр., въ день памяти одного изъ іерарховъ епархіи, или одного изъ строителей и благотворителей приходскаго храма, и вообще тѣхъ лицъ, которыя въ томъ или иномъ отношеніи были извѣстны всему приходу. Обращеніе же общественнаго богослуженія въ частное – чтеніемъ вслухъ помянниковъ, по просьбамъ частныхъ лицъ, причемъ иногда въ городскихъ и большихъ заводскихъ приходахъ, отъ 20 до 40 и болѣе минутъ читаются имена, никому невѣдомыя и съ приходомъ ничѣмъ не связанныя, – должно бы быть воспрещено, въ особенности, въ воскресные и праздничные дни, какъ искаженія церковнаго обычая «чести диптихи»{2} (см. чинъ литургіи), – искаженіе вредное, потому что утверждаетъ народъ въ неправильномъ вѣрованіи его въ силу поминовенія{3}.

По поводу поминовенія усопшихъ за литургіей, съ произнесеніемъ именъ ихъ вслухъ, что иногда, какъ мы сказали, занимаетъ много времени и утомляетъ вниманіе молящихся, профессоръ Кіевской духовной академіи А. А. Дмитріевскій, много путешествовавшій на Востокѣ и въ совершенствѣ изучившій греческое богослуженіе, между прочимъ, замѣчаетъ, что не худо было бы въ этомъ отношеніи подражать практикѣ греческой церкви. Тамъ обычая этого нѣтъ, а поминовеніе совершается во время Херувимской пѣсни, причемъ священнослужители вынимаютъ части изъ просфоръ съ словами: «помяни, Господи!» а имена усопшихъ произносятся самими вѣрующими, такъ что каждый изъ нихъ самъ поминаетъ своихъ усошшихъ родныхъ и близкихъ («Церк. Гол 1905 г., № 46). Отчего-же бы и намъ не послѣдовать доброму примѣру матери нашей греческой церкви и не установить подобнаго-же поминовенія въ нашихъ православныхъ храмахъ? Вѣдь въ сущности для этого слишкомъ мало требуется; стоитъ только разъяснить нашимъ прихожанамъ. чтобы они съ полнымъ и неослабѣвающимъ вниманіемъ слѣдили за литургійнымъ богослуженіемъ, присутствуя на немъ вполнѣ сознательно, и во время Херувимской пѣсни, когда священникъ отойдетъ отъ св. Престола къ жертвеннику, и приступятъ къ изъятію частицъ, вознесли бы свои теплыя моленія къ Царю Царствующихъ объ упокоеніи своихъ сродниковъ и знаемыхъ. Какая бы это была трогательная и назидательная минута, когда всѣ члены св. Церкви, связанные узами священной любви къ своему Искупителю и Спасителю, еднымъ сердцемъ и едиными устами стали бы умолять Его Милосердіе объ упокоеніи усопшихъ отцовъ и братіевъ своихъ въ мѣстѣ свѣтлѣ, въ мѣстѣ злачнѣ и вмѣстѣ покойнѣ! И что можетъ сравниться съ подобною молитвою?

Да не посѣтуютъ на насъ читатели, если мы нѣсколько приподнимемъ таинственную завѣсу, скрывающую мотивы, которыми руководствуется большинство іереевъ, отстаивающихъ публичное или открытое поминовеніе усопшихъ въ воскресные дни. Какъ это ни странно, но все дѣло сводится здѣсь къ чисто матеріальнымъ денежнымъ интересамъ. Нельзя не сознаться, по совѣсти, что если бы чтеніе помянниковъ во всеуслышаніе не оплачивалосъ большею суммою денегъ, чѣмъ тайное, въ алтарѣ, то безъ всякаго сомнѣнія, подобное поминовеніе и не практиковалось бы по воскресеньямъ. Вмѣсто того, чтобы руководиться такими мотивами, лучше было выяснить мірянамъ важность поминовенія тайнаго, на проскомидіи и послѣ пѣнія «Тебе поемъ», а совсѣмъ не на эктеніи, когда имена помянника, поданнаго на «обѣдню», читаются очень долго и утомляютъ богомольцевъ. Подумайте, отцы и братія, объ этомъ и подумайте серьезно. Вѣдь церковный уставъ, какъ указываетъ самое его названіе, существуетъ для установленія порядка въ совершеніи службъ церковныхъ, чтобы все въ нихъ происходило «благообразно и по чину».

 

Іерей.

 

«Пермскія Епархіальныя Вѣдомости». 1909. № 13. Отд Неофф. С. 259-264.

 

{1} За исключеніемъ, конечно, тѣхъ субботъ, когда совсѣмъ не разрѣшается открытаго поминовенія, напр., на Свѣтлой недѣлѣ. Ав.

{2} Въ древнее время въ диптихи умершихъ каждой церкви вписывались имена прежде всего мѣстныхъ епископовъ, далѣе имена священниковъ и мірянъ, свято пожившихъ и потрудившихся на пользу Церкви и народа. Поминовеніе по диптихамъ при совершеніи Евхаристіи Церковь всегда считала особенною честію, почему лишала ея исключеніемъ изъ диптиховъ, какъ скоро обмаруживались грѣхи и заблужденія, бывшія прежде неизвѣстными. Начало употребленія диптиховъ при богослуженіи возводять къ временамъ апостоловъ. Въ IV в. они являются уже во всеобщемъ употребленіи въ Церкви («Уфим. Епарх. Вѣд.» 1888 г., № 2.

{3} Въ нашемъ простомъ народѣ утвердилось странное представленіе, будто пользу душамъ усопшихъ сказываетъ самое чтеніе именъ ихъ священникомъ и діакономъ (процессъ чтенія), а не молитья о нихъ всей Церкви. Наше духовенство не безвинно въ образованіи и поддержаніи у народа такого ложнаго вѣрованія.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: