Священникъ Василій Гридинъ – О необходимости участія для христіанина въ Божественной вечери (Слово въ недѣлю св. праотецъ).

Человѣкъ нѣкій сотвори вечерю велію и зва многихъ (Лк. XIV, 16).

 

Всемилостивый Богъ нашъ, Отецъ небесный, ради заслугъ Единороднаго Сына Своего Іисуса Христа, примирившись съ падшимъ человѣческимъ родомъ, чрезъ проповѣдниковъ евангелія зоветъ къ себѣ всѣхъ людей подъ кровъ Своей святой Церкви, и тѣмъ, которые приходятъ на зовъ Его, какъ гостепріимный домовладыка, предлагаетъ духоввыя блага. Это-то поистивѣ великое и для всѣхъ людей радостнѣйшее событіе и представляется въ нынѣ слышанной нами евангельской притчѣ подъ образомъ веліей вечери.

Таинство искупленія совершенное Господомъ нашимъ Іисусомъ Христомъ по любви къ роду человѣческому, называется веліей вечерыо во 1-хъ по обилію благъ, которыя предлагаются на ней и которыми будетъ имѣть возможность наслаждаться всякій желающій быть участникомъ въ ней, и во 2-хъ – по цѣнѣ, которой уготована эта вечеря, т. е. кровію Господи и на эту-то дорогую и полную всѣхъ духовныхъ наслажденій и непостижимыхъ радостей вечерю Богъ приглашаетъ людей кь участію во всѣхъ благахъ и призываетъ не одинъ разъ, но многократно; и каждый, какъ бы онъ ни былъ омраченъ въ душѣ грѣховными наклонностями и пороками, если только пріиметь искреннее рѣшеніе исправиться и отвѣтить на зовъ Божій съ полною готовностью слѣдовать за нимъ, получить участіе въ вѣчныхъ благахъ Божіихъ. Но призваніе Божіе, исходящее къ людямъ, будучи сильно и убѣдительно по своему характеру, потому что Самъ Духъ Божій вліяетъ своимъ благодатнымъ воздѣйствіемъ, въ тоже время можетъ быть и отвергнуто, ибо Богъ не хочетъ спасти человѣка противъ его собственной воли. А что призваніе это можетъ быть отвергнуто, это мы видимъ изъ поступковъ званныхъ, когда они вмѣсто того, чтобы принятъ приглашеніе и оцѣнить достоинство предлагаемыхъ благъ на вечери, начали отказываться подъ различными предлогами. Господь свою вечерю назначилъ сперва для іудеевъ; ихъ Онъ постоянно готовилъ къ ней чрезъ законъ, который далъ имъ чрезъ Моисея, – чрезъ пророковъ, которые непрерывно являлись на землю и учили евреевъ отъ имени Божія и чрезъ другія многоразличныя дѣйствія. Въ годъ же самой вечери, когда Богъ послалъ возлюбленнаго Сына Своего звать іудеевъ, они начали отказываться отъ приглашенія. Но вечеря Господня не осталось безъ званныхъ. Госнодь, послѣ того какъ іудеи упорно отказались участвовать на благодатной вечери, послалъ своихъ провозвѣстниковъ истины, св. апостоловъ, звать людей всѣхъ странъ земли. И вотъ съ тѣхъ поръ призваніе Божіе постоянно раздается въ ушахъ всѣхъ вѣрующихъ и зовъ Божій непрестанно оглашаетъ и насъ. Какъ же Господь приглашаетъ насъ на свою вечерю?

Богъ зоветъ насъ къ себѣ прежде всего чрезъ обстоятельства нашей жизни. Жизнь наша есть училище, гдѣ Господь дѣйствуетъ на Вась подобно тому, какъ мудрый наставникъ дѣйствуетъ на своихъ питомцевъ. Господь изливаетъ на насъ свои милости: даетъ богатство и силу, надѣляетъ честію и славою; – и все это для того, чтобы мы чаще обращались къ Нему съ благодарною молитвою, чтобы своими избытками дѣлились сь неимущими, чтобы своею силою защищали невинныхъ, – своею властію ограждали слабыхъ отъ обидъ и оскорбленій со стороны сильныхъ. А несчастья, посылаемыя на насъ Господомъ, не есть ли все это зовъ Его къ намъ? Извѣстно, что человѣкъ имѣетъ большую привязанность къ землѣ и къ этому есть много причинъ, усиливающихъ эту привязанность. Сокровища природы, красота произведеній искуства, пріятныя развлеченія общественной жизни – все это, воспитывая чувственность, приковываеть къ себѣ человѣка и онъ незамѣтнымъ образомъ становится невольникамъ плѣнившихъ его предметовъ и забываетъ, кто онъ, откуда и куда ему надо идти? Всѣ мысли его, желанія и надежды ограничиваются однимъ земнымъ и онъ совершенно забываетъ о небесномъ, вѣчномъ отечествѣ своемъ. Въ такомъ состояніи онъ воздвигаетъ себѣ великолѣпные чертоги, собираетъ въ нихъ тлѣнныя богатства, домогается суетной славы, гоняется за минутными удовольствіями, будучи наслѣдникомъ вѣчнаго царствія, онъ какъ бы засыпаетъ на своихъ пріобрѣтеніяхъ въ чужой для него странѣ и не думаетъ о небесномъ отечествѣ. Въ это-то роковое время нравственнаго усыпленія человѣка Богъ, свыше призирающій на него милостивымъ окомъ Своимъ, несчастьемъ возбуждаетъ человѣка отъ глубокаго сна грѣховнаго. Пробудившись отъ удара гнѣва Божія, забывшій Бога открываетъ глаза и видитъ вокругъ себя ужасную перемѣну во всемъ. Великолѣпный домъ его рушился отъ огня, богатства его расхищены, слава его помрачена клеветой, друзья измѣнили ему, дорогіе его сердцу взяты у него смертью. При такомъ плачевномъ зрѣлищѣ скопившихся потерь, человѣкъ какъ бы прозрѣваетъ, слѣпота нравственная, какъ нѣкоторая чешуя, спадаетъ съ глазъ его, и его прояснившемуся взору жизнь настоящая и будущая открываются въ истинномъ своемъ видѣ. «Нѣтъ, говоритъ онь тогда самъ себѣ, не здѣсь въ странѣ скорбей и лишеній отечество мое! Нѣтъ, я здѣсь пришлецъ на время, я здѣсь странникъ! Настоящая моя родина на небѣ, туда я долженъ ежечастно стремиться духомъ моимъ».

Другое средство, которымъ Богъ призываетъ насъ къ Сабѣ, есть совѣсть. Совѣсть, этотъ стражъ нашей душевной чистоты, постоянно слѣдитъ за всѣми душевными движеніями. Если человѣкъ допускаетъ въ своей жизни уклоненія отъ нравственнаго закона, совѣсть тотчасъ начинаетъ обличать его въ томъ; и она всегда сохранитъ въ человѣкѣ чистоту души, если только не подавляется наплывомъ бурныхъ страстей и если только самъ человѣкъ съ своей стороны не старается заглушить въ себѣ осуждающій ея голосъ, дабы безпрепятственнѣе погрузиться въ бездну порока и чувственности. Но главнымъ образомъ Богъ призываетъ насъ къ себѣ чрезъ свое Слово, которое возвѣщается всѣмъ намъ въ церкви. Слово Божіе указываетъ христіанину путь, цѣль жизни и средства достигнуть вожделѣннаго конца; и если бы мы со вниманіемъ отверзали слухъ свой къ слышанію слова Божія и заботились объ усвоеніи его, то заметили-бы, какіе спасательные плоды доставляетъ оно и какъ обновляетъ нашу душу.

Правда, въ видѣ развлеченія иногда и мы послушаемъ проповѣдующаго намъ истину; но все это, какъ искра, упавшая въ воду, мгновенно потухаетъ, или подобно зерну, упавшему на камень, скоро засыхаетъ и остается безъ плода. Слухъ нашъ любитъ обращаться къ тому только, что льститъ нашей чувственности, удовлетворяетъ нашему самолюбію, гордости, корыстолюбію и другимъ страстямъ. Намъ нравится, насъ увлекаетъ только то, что сообщаютъ намъ люди преданные міру, а отъ истины слухъ нашъ отвращается. Отсюда-то и является въ насъ охлажденіе къ вѣрѣ, невнимательность ко спасенію и какая-то необъяснимая безпечность, – какъ будто въ самомъ дѣлѣ царствіе Божіе даромъ намъ должно достаться.

Но если насъ еще продолжаетъ касаться благодатный зовъ на вечерю, то какъ мы принимаемъ это высокое приглашеніе и съ должнымъ ли вниманіемъ пользуемся имъ для спасенія своей души? – Горько сказать, но нельзя отрицать, что въ настоящее время мало избранныхъ между нами, съ охотою идущихъ на вечерю Отца небеснаго такихъ христіанъ, которые съ усердіемъ внимали-бы проповѣди евангельской, хранили бы ее какъ воззваніе Самого Царя небеснаго. Хотя мы и всѣ принадлежимъ къ церкви Христовой и пользуемся ея благодатными дарами, но, причисляя себя къ ней, не составимъ живыхъ ея членовъ, если мы связаны съ нею не силою истинной любви, а – только внѣшними отношеніями и обрядами. Поэтому, будучи званными, мы не можемъ надѣяться быть въ числѣ избранныхъ, потомучто о такихъ христіанахъ Самъ Iисусъ Христосъ грозно сказалъ: «приближаются мнѣ людіе сіи усты своими и устами чтутъ мя, сердце же ихъ далече отстоитъ отъ Мене: всуе чтутъ Мя» (Мѳ. 15, 8-9).

Истиннымъ гостемъ и соучастникомъ вечери можетъ быть лишь тотъ христіанинь, который проникнуть искреннею сыновнею любовію къ Отцу Небесному, исполняетъ Его волю и по возможности старается подражать Его совершенствамъ по словамъ Господа: «будите совершени якоже и Отецъ вашъ Небесный совершенъ есть» (Мѳ. 6, 33). Въ самомь дѣлѣ, почему весьма многіе изъ званныхъ на вечерю отказывались отъ участія въ ней? По указанію Спасителя, изрекшаго притчу, они отказались по чрезмѣрной привязанности къ земнымъ благамъ, которыхъ не хотѣли оставить. Первый рѣче: «село купихъ, имамъ нужду изыти и видѣти е: молютися, имѣй мя отрѣчена». Вторый рѣче: «пять паръ воловъ купихъ и гряду искусити ихъ: молютися, имѣй мя отрѣчена». Третій рѣче: «жену пояхъ: и сего ради не могу пріити». Всѣ эти наклонности и страсти, препятствующія участвовать на Бижественной вечери, прекратились-ли, или хотя уменьшились-ли въ настоящее время? – Далеко не такъ. Нынѣ люди, предаваясь сладострастію, корыстолюбію, гордости и чувственнымъ удовольствіямъ, заглушаютъ въ душѣ всѣ высшія и благородныя стремленія къ благамъ духовнымъ и вѣчнымъ. Нынѣ, кажется многимъ, все благоразуміе только въ томь и состоитъ, чтобы какъ можно болѣе обогатиться темными благами, хотя бы путемъ лести, обмана и неправды, – утончить свой вкусъ къ наслажденію вечными благами и этимъ обратить на себя вниманія другиъ и получить изъ устъ ихъ похвалу въ умѣньи жить, и ни о чемъ иномъ не заботиться. Отсюда такіе люди, преданные міру, всѣ силы своего ума направляютъ не къ познанію божественныхъ истинъ и кь высшимъ цѣлямъ духовнаго бытія, но обращаютъ его на служеніе однимъ благамъ временнымъ, земнымъ. И это они дѣлаютъ не сь тою цѣлію, чтобы чревъ улучшеніе своего матеріальнаго благосостоянія безпрепятственнѣе заняться добрыми истинно-христіанскими дѣлами для себя къ вѣчности, но – съ тѣмъ чтобы вовможно полнѣе наслаждаться благами земными и въ этихъ наслажденіяхъ найти удовлетвореніе всѣмъ высшимъ потребностямъ своей души. Здѣсь всѣ стремленія и побужденія души о спасеніи отодвигаются на задній планъ и имѣютъ второстепенное, значеніе, если только совершенно не вытѣсняются изъ виду. А всѣ равсчеты и соображенія ума заняты изысканіемъ средствъ удовлетворить прихотямъ плоти или другимъ самолюбивымъ стремленіямъ. Могуть-ли подобные люди имѣть надежду быть въ числѣ избранныхъ Божіихъ? Поэтому на вопросъ, какъ мы пользуемся благодатнымъ зовомъ на таинственную вечерю, отвѣтъ можетъ быть такой: чѣмь сильнейшую кто-либо изъ насъ питаетъ привязанность къ мірскимъ земнымъ благамъ, тотъ тѣмъ далѣе отстоитъ отъ свѣтлыхъ чертоговъ Отца Небеснаго; далекъ тотъ отъ возможности и надежды быть хотя послѣднимъ гостемъ на Божественной вечери.

Теперь видите, слушащія братія, какимъ страшнымъ врагомъ для самого себя дѣлается и въ какое жалкое, бѣдственное и опасное для спасенія заблужденіе впадаетъ тотъ, кто такъ неразумно отказывается отъ евангельскаго приглашенія и мѣняетъ блага духовныя и вѣчныя на мірскія и тлѣнныя!

Тѣло, какъ органъ для дѣйствій души, конечно, имѣетъ свои законныя потребности, которымъ человѣкь обязанъ удовлетворять. Таковы потребности пищи, питія, одежды, сна и т. п. Самъ апостолъ говорить: «никтоже свою плоть когда возненавидь, но питаетъ и грѣетъ ю» (Ефес. 5, 29). Посему вполнѣ законна извѣстная степень заботъ и попеченій о пріобрѣтеніи благъ временныхъ, только бы стремленіе къ пріобрѣтенію не обратилось въ пагубную для насъ страсть, доходящую до забвенія о требованіяхъ души. Спаситель научаетъ, какъ намъ просить у Отца Небеснаго земныхъ благъ. Но вотъ что говоритъ Самъ же Іисусъ Христосъ: «ищите прежде царствія Божія и правды Его, и сія вся приложатся вамъ» (Мѳ. 6, 35). Творецъ, создавшій насъ, лучше знаетъ достоинство благъ временныхъ – тлѣнныхъ и благъ духовныхъ – вѣчныхъ, а также превосходство послѣднихъ предъ первыми. Онъ хорошо знаетъ и существенныя потребности нашего тѣла и духа. Между тѣмъ, что дѣлаютъ люди нашего времени? Блага духовныя и вѣчныя, питающія безсмертный нашъ духъ, они ставятъ ниже благъ временныхъ и земныхъ, послѣднія, несмотря на всю ихъ скоротечность и измѣняемость, ставятъ такъ высоко, что на нихъ и останавливаются, какъ на послѣднемъ предѣлѣ; они ищутъ прежде всего и болѣе всего благъ земныхъ, а потомъ уже начинаютъ думать о царствіи Божіемъ, если только о немь вовсе не забываютъ. Отсюда и проистекаетъ нетвердость вѣры въ Бога у такихъ христіанъ, которая подобна тлѣющему огню, готовому ежеминутно погаснуть.

Къ этому присоединяется еше ложный стыдъ, по которому иные стыдятся выражать открыто вѣру и свое служеніе Богу. «Если мы, говорятъ они, станемъ вести жизнь свойственную отшельникамъ, надъ нами будутъ смѣяться какъ надъ людьми странными и отсталыми и будутъ насъ осуждать: это невыносимо»! Въ такихъ людяхъ дѣйствуетъ совѣтъ суетливой и пагубной плоти, а не внушеніе чистаго сердца. «Намъ стыдно», говорятъ они. Что за стыдъ? Кого мы стыдимся исповѣдывать и открыто признавать, – Творца, который для нашего спасенія не устыдился принять зракъ раба, терпѣливо перенесъ насмѣшки, оскорбленія и позоръ; претерпѣлъ жестокія мученія и крестную смерть? А мы станемъ стыдиться открыто выразить свою преданность Ему! Предъ Нимъ въ блаюговѣйномъ трепетѣ свѣтлѣйшіе солнца лики ангельскіе предстоятъ, а человѣку въ беззаконіяхъ зачатому и во грѣхахъ рожденному, стыдно кланяться Ему! Мы не стыдимся открыто кланяться изъ своихъ видовъ равнымъ, даже низшимъ себя, за честь поставляемъ себѣ выражать чувства смиренія и признательности предъ высшими себя, отъ которыхъ между прочимъ зависитъ временное наше благополучіе на землѣ, а стыдимся открыто кланяться только Богу, отъ котораго зависитъ все наше счастье временное и вѣчное, «о Немъ же живемъ, движемся и есмы»!

Что же мы назовемъ честнымъ на землѣ и священнымъ для насъ долгомъ, когда постыднымъ сдѣлается то, что за честь вмѣняютъ себѣ пресвѣтлыя силы небесныя? «Насъ будутъ осуждать» – Ктоже будетъ осуждать? – Конечно не родители и начальники и не люди богобоязненные, – а тѣ, которые сами не чтутъ Господа и потому не любятъ, когда и другіе чтутъ Его.

Стоитъ-ли же стыдиться осужденія отъ подобныхъ людей? Нѣтъ, напротивъ срашно слышать тяжелое осужденія Господѣ Іисуса: «иже аши постыдится Мене, Сынъ Человѣческій постыдится его, егда пріидетъ во славѣ Отца Своего со ангелы своими» (Мар. 8, 38).

Отъ сего-то сердца людей такъ неподатливо относятся къ призыву Божественному на вечерю. Они совсѣмъ забываютъ о чудномъ снисхожденіи Божіемъ въ призываніи ихъ теперь, когда они могли-бы уже быть въ адѣ, гдѣ червь не умираетъ и огнь не угасаетъ; не помнятъ удивительной и непостижимой любви Божіей къ нимъ, вслѣдствіе которой Богъ даже и «Сына своего Единороднаго далъ есть намъ, да всякъ вѣруяй въ Онь не погибнетъ, но имать животъ вѣчный» (Іоан. 3, 16).

Богъ зоветъ насъ чрезъ Своего Единороднаго Сына, Который за спасеніе міра предалъ Богу Отцу душу Свою на крестѣ. И, наконецъ, для чего же зоветъ? – Для нашего собственнаго спасенія и радостей чистыхъ, святыхъ, сообразныхъ съ нашею духовною природою, какъ подобіемъ Божіимъ. Только съ кончиною міра и началомъ вѣчности прекратится призваніе Божіе людей и окончится исторія этой веліей вечери. Приходящіе на вечерю Отца Небеснаго услышатъ радостный призывъ: «пріидите благословенніи Отца Моего, наслѣдуйте уготованное вамъ царствіе отъ сложенія міра» (Мѳ. 25, 35). И тогда-то откроется нескончаемое торжество всѣхъ избранныхъ святыхъ. Какимъ, напротивъ, мракомъ и ужасомъ вѣчныхъ мученій, безконечныхъ воплей и раскаяній огласится та область, гдѣ останутся люди, такъ неразумно заботившіеся о земномъ и тлѣнномъ? «и пойдутъ сіи въ муку вѣчную» (Мѳ. 25, 46).

И такъ, возллюбленные братіе, не будемъ врагами самимъ себѣ, не станемъ отрицаться подобно званнымъ въ нынѣ чтенной притчѣ и не позволимъ, чтобы какое-нибудь плотское удовольствіе удерживало насъ отъ великой вечери Божіей, гдѣ есть мѣсто для великихъ и малыхъ, для знатныхъ и незнатныхъ, для ученыхъ и невѣждъ. Господь не только пріиметъ насъ милостиво, но будетъ радоваться нашему посѣщенію и благословлять насъ. Какая безпредѣльная любовь и богатство благости!

Одно это заставляетъ сердца вѣрующихъ неудержимо стремиться къ источнику нашего бытія – Богу и говорить съ псалмопѣвцемъ Давидомъ: «имъ же образомъ желаетъ елень на источники водныя, сице желаетъ душа моя къ Тебѣ, Боже» (Пс. 41, 1).

 

Священникъ Василій Гридинъ.

 

«Рязанскія Епархіальныя Вѣдомости». 1890. № 4. Отд. Неофф. С. 186-192.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: