Протоіерей Назарій Ѳаворовъ – Слово въ день св. благовѣрной и равноапостольной великой княгини россійской Ольги.

Помыслихъ дни первыя, и лѣта вѣчная помянухъ, и поучахся. (Псал. 76, 6).

 

Нѣкогда пророкъ Божій Моисей, завѣщавая народу, чудесно призванному черезъ него къ принятію и храненію спасательныхъ истинъ вѣры, твердо помнить свое призваніе и назначеніе, говорилъ между прочимъ такъ: воими себѣ и снабди душу твею зѣло, и не забуди всѣхъ словесъ, яже видѣста очи твои, и да не отступятъ отъ сердца твоего вся дни живота твоего, и да наставиши сыны твоя и сыны сыновъ твоихъ (Втор. 4, 9). Впослѣдствіи и другіе пророки старались оживлять въ избранномъ народѣ память о первыхъ дняхъ его избранія, когда Господь сотворилъ для него такъ много чудеснаго и славнаго. А какъ животворны были такія воспоминанія, это собственнымъ опытомъ дознавали лучшіе изъ сыновъ Израилевыхъ, какъ наприм., свидѣтельствуетъ о себѣ псалмопѣвецъ: помянухъ Бога, и возвеселихся... Помыслихъ дни первыя, и лѣта вѣчная помянухъ, и поучихся... Помянухъ дѣла Господня: яко отъ начала помяну чудеса Твоя, и поучахся (Псал. 76, 4, 6, 12, 13). Помышляя дни первые, поминая лѣта вѣчная и чудеса Господня отъ начала, псалмопѣвецъ поминалъ по преимуществу первоначальныя времена народа Божія, которому явлены были тогда особенныя знаменія благоволенія Господня.

Поминаемъ и мы нынѣ дни первые нашего отечества, лѣта вѣчно памятныя, когда и для насъ сотворилъ Господь великое и славное, просвѣтивъ предковъ нашихъ свѣтомъ истинной вѣры и пріобщивъ русскій народъ къ своему достоянію. И для насъ такія воспоминанія должны быть сколько утѣшительны столько же и поучительны. Возвеселимся и мы, поминая милости къ намъ Божіи, и поучимся, вникая въ пути промышленія Божія о нашемъ отечествѣ. Хотя теперь мы стоимъ еще, такъ сказать, только въ преддверіи нашего праздника, но есть что вспомнить намъ и въ настоящее предпразднество съ благоговѣйною радостію и благодареніемъ Богу, есть о чемъ и размыслить съ нарочитымъ вниманіемъ и добрымъ назиданіемъ для себя.

Благословенъ Богъ, предъизбравшій насъ къ просвѣщенію благодатнымъ свѣтомъ евангелія Христова и исполнившій благое опредѣленіе Свое въ предуставленное Имъ время. Какъ утѣшительно для вѣрующаго помышлять о томъ, что все въ мірѣ предуготовляется и совершается рукою премудраго и благаго Провидѣнія, что нѣтъ ничего на свѣтѣ случайнаго, нѣтъ ничего въ разнообразныхъ событіяхъ человѣческой исторіи зависящаго только отъ произвола людей, и безъ воли небеснаго Промыслителя не падаетъ и волосъ съ головы человѣка! О томъ же естественно помышлять и намъ при воспоминаніи великаго событія, составляющаго предметъ настоящаго празднованія нашего, и помышляя радоваться въ душѣ и благодарить всѣмъ сердцемъ Бога. Не по случаю, не по произволу человѣческому, ни даже по предусмотрѣнію человѣческой мудрости совершилось такое событіе, а по совѣту Божію, открывающемуся для насъ не только въ самомъ его совершеніи, но и въ болѣе или менѣе ясныхъ признакахъ его предуготовленія.

По лѣтописному сказанію, еще одинъ изъ апостоловъ Христовыхъ посѣтилъ нашу страну и, предрекая о будущемъ озареніи ея свѣтомъ вѣры Христовой, оставилъ въ ней какъ бы залоги предназначеннаго ей дара духовнаго. Пусть сказаніе это не имѣетъ качествъ буквально-вѣрнаго историческаго свидѣтельства, тѣмъ не менѣе оно вѣрно указываетъ на первый источникъ нашего духовнаго просвѣщенія. Если св. Андрей и не проходилъ съ словомъ благовѣстія Христова по землѣ нашей, то мысленнымъ взоромъ своимъ онъ обнималъ ее, какъ свой апостольскій удѣлъ (такъ какъ ему выпалъ жребій проповѣдывать евангеліе съ юга и сѣвера Евксинскаго понта), и, насадивъ христіанство въ Тавридѣ, вошедшей чрезъ нѣсколько вѣковъ въ составъ нашего отечества, оттуда благословлялъ въ духѣ и всю страну, которой предстояло покрыться нѣкогда городами и весями народа русскаго. И апостольское благословеніе не осталось втуне: оно дѣйствительно оказалось залогомъ благодати Божіей, возсіявшей на благословленной апостоломъ землѣ въ предопредѣленное самимъ Господомъ время.

Время это наступило съ появленіемъ на историческомъ поприщѣ славяно-русскаго народа, который хотя позднѣе многихъ другихъ народовъ призванъ Богомъ къ участію въ благодати Христовой, но не менѣе другихъ ущедренъ дарованіями Божіими для возращенія въ себѣ духовной жизни; даже можно сказать, не безъ достаточнаго основанія, что ему дано восполнить собою тотъ ущербъ православной церкви, который нанесенъ былъ ей разъединеніемъ западнаго христіанскаго міра, допустившаго у себя примѣсь къ чистой вѣрѣ Христовой измышленій человѣческихъ, съ христіанскимъ востокомъ, твердо хранившимъ чистоту изначальнаго ученія и преданій христіанскихъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ какъ готовилось изъ разрозненныхъ дотолѣ славяно-русскихъ племенъ образованіе единой великой державы, приготовлялось и немедленное просвѣщеніе ея христіанствомъ.

Впервые здѣсь, на сихъ горахъ, какъ прозрѣвалъ первозванный апостолъ, возсіяла благодать Божія. Уже первые кіевскіе князья, по особому дѣйствію промышленія Божія, оставили языческое суевѣріе и, принявъ сами вѣру Христову безъ сомнѣнія, открыли ей путь и въ среду народа, надъ которымъ они княжили, хотя и не могли еще открыто водрузить знамя ея въ своемъ княжествѣ (Аскольдова могила, сдѣлавшаяся по крещеніи Руси мѣстомъ священнымъ, мѣстомъ храма и иноческой обители, могла быть могилою только христіанина). При вел. кн. Игорѣ христіанство въ Кіевѣ распространилось и утвердилось настолько, что христіане имѣли здѣсь уже храмъ, а можетъ быть – и храмы, куда могли собираться открыто и безпрепятственно для общественнаго богослуженіи. Еще болѣе, безъ сомнѣнія, оно распространилось и утвердилось у насъ при супругѣ Игоря, сдѣлавшейся послѣ смерти его правительницею княжества. Сама открыто исповѣдуя вѣру Христову, блаженная Ольга, какъ собственнымъ примѣромъ, такъ и нѣкоторыми внѣшними мѣрами, содѣйствовала водворенію христіанства не только въ Кіевѣ, но, по всей вѣроятности, и внѣ его. «О, какъ восхвалю блаженную Ольгу!» – говоритъ о ней древнѣйшій составитель похвалы Владиміру (мон. Іаковъ). «Разумѣвши Бога истиннаго, Творца небу и земли, и принявши крещеніе, она требища бѣсовская сокруши и нача жити о Христѣ Іисусѣ, возлюбивши Бога всѣмъ сердцемъ и всею душею, и поиде вслѣдъ Господа Бога, всѣми добрыми дѣлы освѣтившися, нагыя одѣвающи, жадныя напаяющи, и странныя покоивающи, нищая и вдовица и сироты – вся милующи и потребу дающи всяку, съ тихостію и любовію сердца». Если и при ней ее исполнилось еще время для общаго обращенія народа отъ язычества къ истивной вѣрѣ, то оно видимо приблизилось. Поистинѣ бл. Ольга была, какъ выражались о ней древніе церковные витіи наши, денницею, предвѣщавшею скорый восходъ у насъ духовнаго солнца. Поэтому она достойно раздѣляетъ съ великимъ внукомъ своимъ, отъ нея же получившимъ первыя впечатлѣнія и понятія христіанскаго благочестія, высшую честь въ христіанской церкви, нося имя равноапостольной.

Достойно и мы начинаемъ празднество наше съ того дня, въ который совершается память св. равноапостольной великой княгини россійской Ольги. О, если бы и самое празднованіе наше было вполнѣ достойно своего высокаго предмета! Само собою понятно, рѣчь – не о внѣшней сторонѣ праздника, а о внутреннемъ его характерѣ, о душевномъ расположеніи и настроеніи празднующихъ.

Вѣра Христова есть драгоцѣннѣйшій даръ Божій, какъ для каждаго человѣка въ частности, такъ и для цѣлыхъ народовъ. Она одна озаряетъ нашу жизнь такъ, что мы ясно можемъ понимать свое главное призваніе и назначеніе; одна показываетъ намъ вѣрный путь, ведущій къ главной цѣли нашего существованія; одна даруетъ намъ силу идти этимъ путемъ безъ колебаній, безъ смущеній, при встрѣчѣ съ разными испытаніями, и безъ утомленія отъ неизбѣжной борьбы съ затрудняющими наше теченіе препятствіями; одна полагаетъ твердыя основанія для благоустроевія и частной и общественной жизни. Вотъ что нужно сознавать вамъ ясно, живо, искренно, чтобы воспоминаемое событіе внушало намъ такія мысли и чувства, какія способны обратить его въ истинно-христіанскій праздникъ. Переносясь мыслію въ то время, когда вѣра Христова проникала въ нашъ народъ какъ животворящій духъ въ новообразуемый организмъ, мы первѣе всего должны душею и сердцемъ благодарить Бога за Его благое и мудрое промышленіе о нашемъ отечествѣ, которое съ самаго начала своего получало залогъ крѣпкой жизни, способной къ постоянному развитію въ прямомъ направленіи къ высшей цѣли существованія человѣческихъ обществъ. А цѣня такъ дорого и справедливо дарованное намъ благо, мы обязаны и пользоваться имъ сообразно съ его высокимъ достоинствомъ и, всматриваясь въ свое прошедшее, брать изъ него спасительные уроки для настоящаго и будущаго, относя и въ себѣ заповѣдь Господа одной изь первоначальныхъ церквей христіанскихъ: держи, еже иташи, да никтоже восхититъ вѣнца твоего (Апок. 3, 11).

Все прошедшее нашего отечества есть непрерывный рядъ свидѣтельствъ о могущественномъ и благотворномъ дѣйствіи святой православной вѣры на его жизнь и судьбу. Изначала русское государство такъ тѣсно соединилось съ русскою православною церковію, что одно безъ другой сдѣлались, можно сказать, немыслимы. Пользы государства не отдѣлялись у насъ отъ пользъ церкви; опасности для его благосостоянія всегда чувствовались, какъ опасности для цѣлости и чистоты вѣры православной. Церковь благословляла всякія добрыя начинанія для улучшенія и возвышенія государственнаго и общественнаго быта нашего; она же призывала и воодушевляла народъ къ отраженію всякаго покушенія на нашу самобытность и саморазвитіе по началамъ христіанскаго просвѣщенія. Въ многовѣковомъ существованіи своемъ Россія пережила не мало тяжкихъ испытаній, изъ которыхъ иногда не представлялось даже и выхода для нея; однако она выносила все и скоро собиралась съ силами не только для возстановленія своей самостоятельности, но и для лучшаго устройства своего, для расширенія своихъ предѣловъ и для возвышенія своего значенія между другими государствами. Въ чемъ же заключалась такая жизнеснособностъ ея? Главнымъ и существеннымъ образомъ въ вѣрѣ православной.

Было, напримѣръ, время, когда цѣлый край Россіи, и тотъ самый край, гдѣ она возникла, какъ христіанская держава, гдѣ колыбель ея бытія – и гражданскаго, и духовнаго, былъ отторгнутъ отъ нея и цѣлые вѣка находился какъ бы въ плѣну у другихъ государствъ. Но и вѣка не могли разрушать его союза съ роднымъ государствомъ, и онъ снова вошелъ въ составъ его, какъ отторгнутый члеиъ семейства въ свою семью родную. Нынѣ вспоминаемъ мы и начало этого возсоединенія, готовясь освятить памятникъ главному дѣятелю вспоминаемаго событія. И какъ благовременно совокупленіе такого торжества съ главнымъ нынѣшнимъ празднествомъ нашимъ! Что ностоянно и, можно сказать, неразрушимо связывало малую Русь съ великою? Но одно родство ихъ по крови, но еще болѣе родство ихъ по вѣрѣ православной. Исторія наша такъ ясно говоритъ объ этомъ, что развѣ крайнее предъубѣжденіе, плодъ намѣреннаго или ненамѣреннаго извращенія исторической истины, можетъ внушать кому-нибудь другаго рода мысли и сужденія по настоящему предмету,

Что предстоитъ нашему отечеству въ будущемъ, это вполнѣ извѣстно, конечно, только Богу; но не нужно особаго дара предвѣдѣнія, чтобы быть увѣреннымъ въ неизмѣнности отношенія между вѣрою народа и его крѣпостью. Что составляло нашу силу прежде, тѣмъ же только мы можемъ быть сильны и во всякое время. Быть можетъ, отечество наше и въ будущемъ не избѣжитъ разныхъ испытаній, по причинѣ самыхъ особенностей своего духа и строя. Сколько уже и теперь нужно ему бодрости, стойкости, убѣжденій въ вѣрности началъ своей дѣятельности, чтобы противостоять напору на него совнѣ враждебныхъ силъ, не только матеріальныхъ, но и невещественныхъ, каковы, напримѣръ, разныя, чуждыя ученію православной вѣры, воззрѣнія на задачи просвѣщенія, на основы нравственности, на условія благосостоянія людей, на законы общественнаго устройства и т. п. Тѣмъ болѣе мы должны твердо помнить и крѣпко хранить завѣтъ отцовъ нашихъ, передавшихъ намъ въ наслѣдіе вѣру православную, какъ истинную силу, могущественнѣе которой нѣтъ ничего въ человѣческомъ мірѣ.

Таковъ долженъ быть духъ и характеръ нашего празднованія. Какъ торжество духовное, праздникъ нашъ исключаетъ всѣ виды мірской расчетливости и всѣ помыслы, не чуждые такой или другой страсти. Далеко отъ насъ да будетъ стремленіе придать ему какое-либо другое значеніе, кромѣ значенія духовно-нравственнаго, чтобы не праздновать намъ, по выраженію апостола, въ квасѣ злобы и лукавства, но въ безквасіяхъ чистоты и истины (1 Кор. 5, 8). Далеко отъ насъ да будетъ всякое самомнѣніе и всякая самонядѣянность: не хваляй бо сей сей искусенъ, но егоже Богъ восхваляетъ (2 Кор. 10, 18). Много великаго и славнаго сотворилъ въ насъ Богъ, но Ему и слава, Ему хвала и благодареніе; намъ же аще хвалится подобаетъ, похвалимся, съ апостоломъ, о немощѣхъ нашихъ: ибо егда немоществовахомъ, тогда бѣхомъ сильны, не своею убо, а Божіею силою (2 Кор. 11, 30; 12, 10). Далеко отъ насъ да будетъ и такое самоуниженіе, по которому все чужое цѣнится выше своего: такъ унижать себя значило бы уничижать дарованія намъ Божіи и, пренебрегая Божіею милостью, искать милостей человѣческихъ. Если когда, то нынѣ, сосредоточивая свои мысли на событіи, несравнимомъ ни съ какимъ другимъ событіемъ въ нашей исторіи по всестороннему и благотворному вліянію его на жизнь и судьбу нашего отечества, будемъ единѣми усты и единѣмъ сердцемъ благодарить Господа за безцѣнный даръ Его милости къ намъ и молиться, да не оскудѣваетъ въ насъ вѣра православная, да не угасаетъ въ насъ духъ христіанской простоты, терпѣнія и любви и да не ослабѣваетъ упованіе на Бога во всякихъ обстояніяхъ и испытаніяхъ. Если присоединимъ къ этому и внѣшнія дѣла, могущія способствовать укрѣпленію и возвышенію у насъ подлинно-христіанскаго образа мыслей и дѣятельности, то еще яснѣе покажемъ, что мы празднуемъ такъ, какъ подобаетъ намъ праздновать праздникъ Божій, а не человѣческій.

 

При началѣ празднованія 900-лѣтія крещенія Руси, 1888 г. іюля 11-го дня.

 

Протоіерей Н. Ѳаворовъ.

 

«Труды Кіевской Духовной Авадеміи». 1888. Т. 3. № 9-10. С. 64-72.

 

***

Тропарь, гл. 1: Крилами богоразумія вперивши твой умъ,/ возлетѣла еси превыше видимыя твари,/ взыскавши Бога и Творца всяческихъ,/ и, Того обрѣтши, паки рожденіе крещеніемъ пріяла еси,/ древа животнаго наслаждающися, нетлѣнна во вѣки пребываеши, // Ольго приснославная.

Кондакъ, гл. 4: Воспоемъ днесь Благодѣтеля всѣхъ Бога,/ прославльшаго въ Руси[1] Ольгу богомудрую,/ да молитвами ея/ подастъ душамъ нашимъ // грѣховъ оставленіе.

[1] Согласно службе по старейшему списку. Минея праздничная на май-август (Трефолой). Рукопись. Кон. XV-нач. XVI в. л. 240-247. См. О. В. Светлова. Служба на память княгини Ольги по старейшему списку. // Труды Института русского языка им. ВВ Виноградова. Том 5 (2015). С. 352, 358.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: