Бѣгство св. Семейства въ Египетъ и избіеніе Виѳлеемскихъ младенцевъ. Евангеліе въ недѣлю по Рождествѣ Христовѣ (Матѳ. 2,13-23. Зач. 4).

Въ нынѣшнемъ Евангеліи повѣствуется о событіяхъ, совершившихся вслѣдъ за поклоненіемъ волхвовъ родившемуся Христу, о бѣгствѣ св. Семейства въ Египетъ и избіеніи Иродомъ. Виѳлеемскихъ младенцевъ.

Поклонившись Божественному Младенцу, благочестивые волхвы намѣрены были предпринять обратный путь въ свою страну чрезъ Іерусалимъ, какъ и пришли, чтобы, между прочимъ, сообщить тамъ о своемъ радостномъ открытіи царю-Ироду. Онъ такъ просилъ ихъ – развѣдать все о Младенцѣ и на обратномъ пути непремѣнно извѣстить его обо всемъ: «и я схожу поклониться Ему», лицемѣрно говорилъ этотъ царь-злодѣй. На самомъ дѣлѣ кровожадный Иродъ хотѣлъ чрезъ волхвовъ только вѣрнѣе вывѣдать, гдѣ находится родившійся Христосъ, чтобы убить Его. «Волхвы назвали этого Младенца царемъ іудейскимъ», думалъ Иродъ; «и первосвященники іудейскіе говорятъ, что онъ долженъ родиться именно въ Виѳлеемѣ. Кто знаетъ? Можетъ, царь этотъ въ самомъ дѣлѣ и родился? Лучше убить Его теперь же, чѣмъ постоянно тревожиться опасеніемъ, какъ бы Онъ не отнялъ у меня царство». Господь, предъ Которымъ нѣтъ ничего тайнаго и сокровеннаго (Евр. 4, 13), не допустилъ этого, открывъ волхвамъ во снѣ чрезъ ангела о намѣреніяхъ Ирода и повелѣвъ не возвращаться къ нему; потому они «тайно», никѣмъ не замѣченные, вѣроятно, ночью, «инымъ путемъ отошли въ страну свою».

Отшедшимъ же имъ, вѣроятно въ первую же ночь послѣ ихъ отшествія, се, ангелъ Господень явися Іосифу, земному попечителю Пресв. Дѣвы и воспитателю Божественнаго Младенца, глаголя: воставъ пойми Отроча и Матерь Его и бѣжи во Египетъ, и буди тамо, дондеже реку ти – до новаго моего откровенія; вамъ теперь угрожаетъ страшная опасность: хощетъ бо Иродъ искати Отрочате, да погубитъ Е (13) – чтобы погубить Его. Не ожидалъ этой вѣсти праведный старецъ! Не съ такими печальными мыслями отходилъ онъ ко сну. Доселѣ онъ только радовался, только утѣшался величіемъ и славою Богомладепца, чудясь всему, что видѣлъ и слышалъ: о рожденіи Его предвозвѣщалъ Дѣвѣ и ему св. ангелъ, рождество Христово воспѣвали цѣлые сонмы ангеловъ, явилась необыкновенная звѣзда на небѣ, пришли пастыри для благоговѣйнаго поклоненія Младенцу, со славою и хвалами встрѣтили Его въ храмѣ праведный Симеонъ и пророчица Анна (Лк. 2, 10-38), по указанію звѣзды явились на поклоненіе съ царственными дарами восточные мудрецы, да и самъ царь Иродъ, по ихъ словамъ, выражалъ намѣреніе придти для поклоненія Богомладенцу, – и вдругъ оказывается, что Младенцу Іисусу угрожаетъ великая опасность отъ Ирода и что для спасенія Его жизни нужно, ни мало не медля, бѣжать въ далекую, невѣдомую страну, бѣжать по дорогѣ, весьма не безъопасной отъ разбойниковъ и звѣрей... Однако же Іосифъ безъ всякаго разсужденія, колебанія или ропота принимаетъ вѣсть отъ ангела; упованіе на Бога, покорность Его святой волѣ, твердая вѣра въ великое предназначеніе Младенца, Который, какъ онъ видѣлъ, былъ такъ дорогъ въ очахъ Божіихъ, одержали побѣду надъ всѣми – возможными въ его положеніи – страхами и опасеніями. Іосифъ немедленно поднимается съ своего бѣднаго ложа и съ жалостью сердечной пробуждаетъ отъ сна Божественную Матерь, «смиренно объявляетъ и о необходимости сейчасъ же, ночью, пока никто не видитъ, пока прохлада ночная не смѣнилась палящимъ зноемъ, оставить не только домъ, но и отечество, и отправиться въ Египетъ» (Иннокентій, арх. Херсон.). Пречистая Матерь встрѣчаетъ эту страшную ангельскую вѣсть съ свойственнымъ ей смиреніемъ и глубокою покорностью и преданностію волѣ Божіей. Въ этой вѣсти она увидѣла первое доказательство пророческихъ словъ старца Симеона, только что слышанныхъ среди радостныхъ событій въ храмѣ, что Младенецъ ея будетъ предметомъ пререканій и что ей самой «душу пройдетъ оружіе» (Лк. 2, 34-35), т. е. придется испытать за Него великія горести, которыя пронзятъ сердце ея подобно мечу. И вотъ праведные Іосифъ и Марія спѣшатъ приготовленіями къ путешествію. Надобно было спѣшить: всего какихъ нибудь 8-10 верстъ отдѣляютъ ихъ отъ убійственной руки Ирода. Іосифъ приготовляетъ въ дорогу осла, на которомъ они прибыли изъ Назарета, а Божія Матерь укладываетъ небольшое число необходимыхъ вещей; при этомъ берутся и дары, принесенные волхвами. Какъ благовременны были эти дары и какую важную помощь могли оказать они въ предстоящемъ путешествіи для такихъ бѣдняковъ, какъ Іосифъ и Марія, которые для жертвы очищенія въ 40-й день по рождествѣ Христовѣ, по бѣдности своей, вмѣсто однолѣтняго агнца принесли въ жертву двухъ только горлицъ или молодыхъ голубей! Онъ же (Іосифъ) воставъ поятъ – благоговѣйно взялъ Отроча и Матерь Его нощію, чтобы никто не замѣтилъ, и отъиде во Египетъ (14). Конечно, Богъ могъ сохранить св. Семейство и безъ этого труднаго путешествія. Для этого, если бы только было нужно, готовы были бы легіоны ангеловъ (сн. Мѳ. 26, 53), но это, очевидно, не согласовалось съ планами Божіими: «тогда», говоритъ Златоустъ, «могли бы усомниться въ томъ, что Христосъ принялъ нашу плоть» (и дѣйствительно впослѣдствіи были такіе еретики!), – на Христа нужно было бы въ такомъ случаѣ смотрѣть только какъ на Бога, а не какъ вмѣстѣ съ тѣмъ на истиннаго человѣка. Но Христосъ, Сынъ Божій, благоволившій за непослушаніе и гордость нашихъ прародителей уничижить, смирить Себя до воспріятія немощного человѣческаго естества, и теперь спасается отъ опасности, какъ обыкновенный человѣкъ, бѣгствомъ въ чужую страну. Повелѣио было бѣжать, именно, въ Египетъ, какъ ближайшую чужую страну, отстоявшую отъ Іудеи не болѣе 100 вер. (или около 40 часовъ пути), притомъ подвластную царю, не имѣвшему связей съ Иродомъ, – страну издавна знакомую іудеямъ, которыхъ тамъ было всегда не мало и для которыхъ эта страна всегда была убѣжищемъ въ случаѣ какихъ-либо опасностей (3 Цар. 11, 40; 4 Цар. 25, 26; Іер. 41, 17-18; 43, 7 и др.). Когда Пресв. Дѣва съ Богомладеицемъ вступила въ Египетъ и приближалась къ языческимъ капищамъ, то, какъ говоритъ преданіе, идолы въ храмахъ египетскихъ падали, подобно тому какъ въ древности у филистимлянъ упалъ идолъ Дагонъ, когда они поставили въ его храмѣ плѣненный ими ковчегъ Завѣта. И исполнилось слово прор. Исаіи, сказанное объ Египтѣ: се Господь сѣдитъ на облацѣ легцѣ, т. е. на рукахъ пречистой безгрѣшной Дѣвы-Матери, и пріидетъ въ Египетъ и потрясутся рукотворенная Египетская (т. е. идолы) отъ лица Его (Ис. 19, 1). Св. Семейство жило въ Египтѣ до смерти Ирода: и бѣ ташо до умертвія Иродова, который умеръ два года спустя послѣ рожденія Iисуса Христа (т. е. въ 750 г. отъ основ. Рима). Промыслу Божію было угодно, чтобы Iисусъ Христосъ какъ принесенъ былъ въ Египетъ, такъ и унесенъ оттуда въ младенческомъ возрастѣ: чтобы никто впослѣдствіи не могъ сказать, будто Онъ научился тамъ всей египетской мудрости и при помощи ея совершалъ чудеса. При этомъ св. евангелистъ замѣчаетъ, что это временное пребываніе Христа въ Египтѣ не было случайнымъ, но совершилось во исполненіе древняго пророчества: да сбудется реченное отъ Господа пророкомъ Осіею (11, 1), глаголющимъ: отъ Египта воззвахъ Сына Моего (15). Нѣкогда Богъ вызвалъ изъ Египта чрезъ Моисея весь народъ еврейскій, – этого сына Своего «первенца» по избранію, котораго Самъ же поселилъ тамъ, спасая отъ голода; теперь чрезъ ангела вызываетъ изъ Египта же Сына Своего единороднаго по существу, Котораго послалъ туда, спасая отъ руки Иродовой.

Но въ то время, какъ Богомладенецъ Іисусъ былъ уже въ Египтѣ – въ безопасномъ мѣстѣ, въ Виѳлеемѣ и его окрестностяхъ совершается ужасное по своей звѣрской жестокости злодѣйство – избіеніе множества (14 тысячъ) невинныхъ младенцевъ, по повелѣнію Ирода. Онъ напрасно прождалъ нѣсколько дней волхвовъ, которые должны были точно указать ему, гдѣ пребываетъ родившійся Царь іудейскій, Младенецъ Іисусъ, и подумалъ, что волхвы поругались ему, насмѣялись надъ пимъ. Тогда Иродъ видѣвъ, яко поруганъ бысть отъ волхвовъ, разгнѣвался зѣло, отъ злости и стыда пришелъ въ безумное бѣшенство и готовъ былъ бы растерзать (сн. Дѣян. 7, 54) ослушниковъ своей воли, – знай онъ, гдѣ они находятся. Со стыдомъ, быть можетъ, въ первый разъ въ жизни, онъ долженъ былъ сознаться, что столь искусно, втайнѣ задумаппая имъ хитрость не удалась. Но все равно, онъ планъ свой приведетъ въ исполненіе: не дастъ вырости этому Младеицу Іисусу, Царю Іудейскому. Только будетъ больше хлопотъ и огласки: придется вмѣсто одного Младенца Іисуса убить всѣхъ младенцевъ Виѳлеемскихъ Его возраста; придется на всякій случай, для большей безопасности, убить и младенцевъ двухлѣтнихъ. И этотъ планъ ослѣпленному гнѣвомъ Ироду не казался чудовищнымъ. «Нечего щадить лишней сотни дѣтей», думалъ онъ, «когда дѣло идетъ о моей безопасности» (Иннокентій). И пославъ жестокій царь своихъ жестокихъ воиновъ избити вся дѣти сущыя въ Виѳлеемѣ и во всѣхъ предѣлѣхъ его, отъ двою лѣту и нижайше, по времени, еже извѣстно испыта отъ волхвовъ (16), т. е, сообразуясь съ тѣмъ, что онъ вывѣдалъ отъ волхвовъ о времени рожденія Іисуса по появленію звѣзды на востокѣ. Какъ говоритъ преданіе, Иродъ прежде распорядился составить списокъ всѣхъ младенцевъ въ Виѳлеемѣ, которыхъ было весьма много по случаю происходившей тогда народной переписи, и изъ своего сіонскаго дворца далъ сигналъ къ безпощадной рѣзнѣ. Такъ безжалостно избито было 14 тысячъ младенцевъ!

И вотъ Виѳлеемскія поля, на которыхъ еще такъ недавно слышалось небесное пѣніе ангеловъ, прославлявшихъ воплощеніе Сына Божія и возвѣщавшихъ радость и «миръ» на всей землѣ, огласились страшными воплями и стонами невинныхъ страдальцевъ, отчаянными, раздирающими душу криками несчастныхъ матерей, предъ глазами которыхъ кололи и разсѣкали мечами лелѣянныхъ ими дѣтей. И это жестокое дѣло, однако, совершилось по допущенію Божію и предъуказнно еще задолго въ исторіи еврейскаго народа. Тогда сбытся ременное Іереміемъ пророкомъ, глаголющимъ (17): гласъ въ Рамѣ слышанъ бысть, плачъ, и рыданіе, и вопль многъ: Рахиль плачущися чадъ своихъ, и не хотяше утѣшитися, яко не суть (18). Пророкъ Іеремія изображаетъ плачъ, рыданіе и великій вопль матерей, горько плакавшихъ въ то время, когда плѣненные іудеи, предъ отправленіемъ въ Вавилонъ, были собраны въ городъ Раму (Іер. 40, 1; 31. 15), въ трехъ часахъ пути отъ Виѳлеема, гдѣ была погребена любимая жена патр. Іакова – Рахиль. Скорбь этихъ матерей была, по изображенію пророка, такъ велика, что какъ бы разбудила мертвую Рахиль, и она вмѣстѣ съ ними неутѣшно плакала о несчастныхъ потомкахъ своихъ, отводимыхъ въ плѣнъ и какъ бы уже не существующихъ для этихъ матерей. Теперь въ Виѳлеемѣ, чрезъ шестьсотъ лѣтъ, Рахиль какъ бы снова поднимается изъ гроба, чтобы плакать вмѣстѣ съ Виѳлеемскими матерями о ихъ и ея чадахъ, совершенно невинно и звѣрски избитыхъ Иродомъ.

Пути промысла Божія для насъ непостижимы. Но допустивъ истребленіе этихъ невинныхъ дѣтей въ такомъ раннемъ возрастѣ, не лучше ли Господь поступилъ съ ними, сдѣлавъ ихъ мучениками за Христа, чѣмъ если бы они, оставшись живыми, со временемъ явились бы участниками въ распятіи и страданіяхъ Христовыхъ. Что же касается Ирода, то вся жизнь его была залита кровію, его 34-лѣтнее правленіе было ознаменовано рядомъ злодѣйствъ, – ни цвѣтущая юность, ни почтенная старость, ни дружба, ни родство – не спасали никого отъ тирана: онъ убилъ свою единственно любимую имъ жену Маріамну, не пощадилъ вслѣдствіе своей подозрительности и властолюбія троихъ сыновей своихъ (Александра, Аристовула и Антипатра), первосв. Аристовула и пр. и пр. Что же удивительнаго, если онъ приказалъ избить нѣсколько тысячъ младенцевъ, чтобы погубить между ними и опаснаго соперника своего?! Даже предъ своею смертью Иродъ готовился совершить не менѣе страшное, чѣмъ Виѳлеемское, кровопролитіе – избіеніе въ Іерихонѣ всѣхъ знатнѣйшихъ іудеевъ, дабы его смерть, съ радостью ожидаемая всѣми, не осталась не оплаканной. – Но «смерть грѣшниковъ люта» (Пс. 33, 22), и Господь ясно показалъ современникамъ грозный судъ свой надъ дѣтоубійцею. Иродъ, по свидѣтельству іудейскаго историка, подвергся неизлѣчимой, омерзительной и въ высшей степени мучительной болѣзни: все тѣло его было покрыто зловонными струпьями, «медленный жаръ, который никакъ не могъ выйти наружу, мучилъ и пожиралъ его внутри, его внутренность была полна язвъ; многія наружныя части его были изъѣдены червями; онъ едва могъ дышать, и его дыханіе было такъ зловонно, что нельзя было приблизиться къ нему, и – вдобавокъ ко всему этому – страшный неутолимый голодъ мучилъ его» (I. Флавій), и наконецъ, заживо съѣдаемый червями, Иродъ въ страшныхъ мукахъ умеръ не задолго до Пасхи 750 года. Умершу же Ироду, Се ангелъ Господень, согласно своему обѣщанію (ст. 13), во снѣ явися Іосифу во Египтѣ, глаголя: воставъ, поими Отроча и Матерь Его, и иди въ землю Израилеву: изомроша бо ищущіи души Отрочате (19-20), – т, е. умерли Иродъ и нѣкоторые приверженцы его, въ томъ числѣ сынъ Ирода Антипатръ, умерщвленный отцомъ за нѣсколько дней до своей смерти. Теперь ангелъ уже не говоритъ: «бѣжи», но «иди», потому что не для чего было бѣжать: страха уже не было, и можно было идти не спѣша, дѣлая на пути необходимыя – болѣе или менѣе продолжительныя – остановки для отдыха. Праведный старецъ, уже не первый разъ получающій откровеніе свыше, немедленно и безпрекословно повинуется велѣнію ангела. Онъ же воставъ, поятъ Отроча и Матерь Его, и пріиде въ землю Израилеву (21), намѣреваясь поселиться въ Іудеѣ – вѣроятно, въ Виѳлеемѣ, гдѣ, по устроенію Божію, и родился Христосъ. Но, вступивъ въ землю Израильскую и слышавъ же, яко Архелай царствуетъ во Іудеѣ вмѣсто Ирода отца Своего, по характеру вполнѣ похожій на Ирода и уже успѣвшій кровію запятнать начало своего царствованія (въ праздникъ Пасхи приказавъ избить въ храмѣ три тысячи не расположенныхъ къ нему согражданъ), Іосифъ убояся тамо идти. Узнаютъ, что онъ съ Богоматерью и Богомладенцемъ прибылъ изъ Египта, разнесется молва объ этомъ, дойдетъ до сына Иродова, и онъ станетъ опять искать Іисуса, чтобы убить Его. Тревога и страхъ праведнаго старца усиливались неопредѣленностію повелѣнія ангела: почему ангелъ не сказалъ съ перваго раза, куда именно нужно идти? Но многи скорби праведнымъ (Пс. 33, 20), говоритъ псалмопѣвецъ; и праведные Іосифъ и пречистая Дѣва шли ко спасенію тѣмъ же путемъ, дабы скорбями все болѣе и болѣе очищались для царства небеснаго. Находясь въ затрудненіи, Іосифъ обращается мыслью къ Богу и получаетъ откровеніе, что нужно идти въ Галилею: вѣсть же пріемъ во снѣ, отъиде въ предѣлы галилейскія (22), гдѣ правителемъ былъ другой, сравнительно лучшій сынъ Ирода – Иродъ Антипа, – человѣкъ, правда, хитрый (Лк. 13, 32), но слабый и безпечный, заботившійся только объ однихъ удовольствіяхъ и чувственныхъ наслажденіяхъ (Мѳ. 14, 6) и совершенно равнодушный ко всему остальному. При такомъ правителѣ Галилея могла служить безопаснымъ убѣжищемъ для св. Семейства. Въ этой полуязыческой, невѣжественной и въ глазахъ іудеевъ презрѣнной странѣ (сн. 3 Цар. 9, 11-13), изъ которой ни одинъ іудей не ожидалъ ничего добраго (Іоан. 7, 52), Младенецъ Христосъ возрасталъ въ полной тиши и безвѣстности до дня явленія Своего міру, чтобы, когда Онъ выйдетъ на проповѣдь, всѣ знали, что Его «премудрость и силы» не человѣческія, а Божественныя (Іоан. 7, 15-17; Мѳ. 13, 54), Все это такъ и было впослѣдствіи. И пришедъ (Христосъ) вселися во градѣ нарицаемѣмъ Назаретъ, гдѣ у Іосифа – плотника по ремеслу былъ свой домъ, и пребывалъ тамъ до тридцатилѣтняго возраста, яко да сбудется реченное пророки – чрезъ пророковъ, яко Назорей наречется (23). И здѣсь св. Матѳей, по своему обычаю, объясняетъ, почему именно Назаретъ, а не другой какой-либо городъ избранъ былъ для обитанія Христа, именно, – чтобы сбылись пророчества, что Онъ Назореемъ назовется; такъ какъ пророки, напр,, Давидъ, Исаія, Даніилъ, предвозвѣщая о Христѣ, часто представляли Его страждущимъ и униженнымъ (Пс. 21, 39; 68, 21-22; Ис. 53; Дан. 9, 26), а эти названія были равносильными у іудеевъ названію «назорей». И дѣйствительно, Христа часто съ презрѣніемъ называли «назаряниномъ» (Іоан. 18, 5; Дѣян, 6, 14 и др.), даже предали на смерть какъ злодѣя, написавъ на дщицѣ: «Іисусъ Назарянинъ. Царь Іудейскій» (Іоан. 19, 19); и Онъ, по Своему смиренію, усвоилъ Себѣ это наименованіе: «Я Іисусъ Назорей, Котораго ты гонишь», сказалъ Онъ говителю Савлу (Дѣян. 22, 8). Такимъ образомъ на Iисусѣ Христѣ, добровольно умалившемъ и смирившемъ Себя ради спасенія людей, родившемся въ крайнемъ убожествѣ – въ ясляхъ, поселившемся въ презрѣнномъ Назаретѣ, ненавидимомъ многими, и преданномъ самой позорной крестной смерти, – въ точности исполнилось все предсказанное объ этомъ униженіи у древнихъ пророковъ. Но слово назорей имѣло еще два значенія, одинаково приложимыя къ Iисусу Христу. Отъ еврейскаго слова нецеръ, что значитъ: вѣтвь, отрасль, Iисусъ Христосъ называется Назореемъ въ смыслѣ вѣтви, отрасли отъ корня Іессея, отца Давидова, какъ Онъ называется и у пророковъ (напр.: у Захаріи 6, 12; Исаіи 11, 1; сн. Іереи. 25, 5). «Назорей» Iисусъ Христосъ и по другому значенію этого слова, въ смыслѣ посвященнаго Богу, святаго Господу (Числ 6, 1-8 и др.); такъ какъ Онъ всецѣло посвятилъ себя Богу, принесши Себя въ умилостивительную жертву Ему за грѣхи людей.

***

Евангеліе его съ ясностью показываетъ, что предъ всемогущею и всеблагою волею Всевышняго безсильны и тщетны злые умыслы даже самыхъ сильныхъ людей, подобно тому какъ Иродъ тщетно замышлялъ убійство Христа. Потому мы должны и во всемъ твердо уповать на всеблагую и премудрую волю Божію.

 

«Костромскія Епархіальныя Вѣдомости». 1898. № 2. Ч. Неофф. С. 30-36.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: