Епископъ Ириней (Орда) – Почему женщинамъ не позволяется стоять въ церкви съ непокрытою головою?

Этотъ вопросъ нерѣдко предлагаютъ священникамъ люди, у которыхъ возбужденная любопытствомъ къ изслѣдованію мысль хочетъ сознательно относиться къ окружающимъ явленіямъ. Мы думаемъ, что священники въ своихъ отвѣтахъ на этотъ вопросъ всегда основывались на извѣстныхъ словахъ ап. Павла въ первомъ его посланіи къ Коринѳянамъ, гл. 11, ст. 2-16.

Коринѳскія женщины, должно быть, имѣли притязаніе на полное равенство своего пола съ мужескимъ поломъ. Быть можетъ, къ этому подало поводъ ученіе о христіанской свободѣ, особенно то ученіе, что во Христѣ нѣсть мужескій полъ ни женскій (Гал. 3, 28), т. е. что мужчина и женщина, какъ христіане, имѣютъ полное равенство. Дѣйствительно христіанство высвободило женщинъ изъ долгаго рабства, въ какомъ онѣ въ слѣдствіе перваго грѣха находились подъ суровымъ владычествомъ мужчинъ (особенно на востокѣ и у грековъ; гораздо сноснѣе это рабство было у римлянъ и особенно у славянъ и древнихъ германцевъ). Ибо когда, по исполненіи временъ, женщинѣ досталось въ удѣлъ безконечно высокое призваніе – быть посредницею въ вочеловѣченіи Бога Слова, тогда вдругъ измѣнилось и все положеніе женщины. Стыдъ и проклятіе, постигшіе женскій полъ вслѣдствіе грѣха первой женщины, сняты были съ нее въ пресвятой Дѣвѣ Маріи, и вмѣстѣ съ тѣмъ женщина возведена была къ своему первоначальному достоинству изъ той пропасти, въ какую низвергъ ее грѣхъ. Ангельское привѣтствіе пресвятой Дѣвѣ: Господь съ тобою! Благословенна Ты въ женахъ! сдѣлалось поворотнымъ пунктомъ въ исторіи женскаго пола и имѣетъ поэтому всемірно-историческое значеніе. Но какъ легко могло статься, что это новое ученіе, принесенное въ міръ христіанствомъ, первоначально будетъ понято слишкомъ внѣшнимъ, а потому и неправильнымъ образомъ! Такъ, кажется, и было въ Коринѳѣ; потому что, какъ мы видимъ изъ содержанія посланія къ Коринѳянамъ, женщины переступали тамъ назначенныя имъ природою и обычаями границы особенно тѣмъ, что молились въ церковныхъ собраніяхъ съ непокрытыми головами и рѣшались учить всенародно. Апостолъ съ неудовольствіемъ смотрѣлъ на то и на другое и не оставилъ безъ обличенія своего и наставленія.

Апостолъ сначала (ст. 2) хвалитъ Коринѳянъ, что они хорошо помнятъ его наставленія и распоряженія, и это онъ дѣлаетъ съ цѣлію, чтобъ слѣдующія его наставленія встрѣтили лучшій пріемъ. Хвалю же вы, братiе, яко вся моя помните, и якоже предахъ вамъ, преданiя держите. Частица же служитъ здѣсь связью съ предшествующими словами апостола: подражатели мнѣ бывайте, якоже и азъ Христу, вообще же, продолжаетъ апостолъ, я долженъ васъ похвалить, что вы соблюдаете мои наставленія. Вся – во всѣхъ отношеніяхъ. Подъ преданіями здѣсь, какъ и Гал. 1, 14; 2 Сол. 2, 15; 3, 6, нужно разумѣть то ученіе и наставленія, которыя апостолъ преподалъ имъ устно, и которыя, какъ мы видимъ здѣсь, касались общественнаго богослуженія. Послѣ этаго краткаго введенія, апостолъ переходитъ къ разсмотрѣнію самаго предмета. Но какъ онъ при рѣшеніи большей части вопросовъ выходитъ изъ самыхъ глубокихъ основаній, такъ и здѣсь онъ начинаетъ изложеніемъ отношенія между мужчиною и женщиною.

Въ 3-мъ стихѣ частица же служитъ снова переходомъ къ слѣдующимъ словамъ. Апостолъ какъ бы такъ говоритъ: хотя вообще я долженъ васъ похвалить; но я желаю, чтобъ вы знали и приняли къ сердцу слѣдующее. Хощу же васъ вѣдѣти, яко всякому мужу глава Христосъ есть: глава же женѣ, мужъ: глава же Христу, Богъ. Слѣдовательно отношеніе мужа къ женѣ имѣетъ аналогію съ отношеніемъ мужа ко Христу, а послѣднее отношеніе опять служитъ отобразомъ отношенія Богочеловѣка Христа къ самому Богу. Слово глава – κεφαλὴ означаетъ какъ то, въ чемъ находятъ свое назначеніе, достоинство, цѣну, такъ и то, чему подчиняются. Богъ прославилъ человѣка Христа и посадилъ одесную Себя, т. е. сдѣлалъ его участникомъ въ своей славѣ и управленіи міромъ. Слѣдовательно Богъ есть глава вочеловѣчившагося Христа. Христосъ же, по человѣчеству, сдѣлался вторымъ Адамомъ, праотцемъ и слѣдовательно также главою возрожденнаго чрезъ Него и изъ Него человѣчества, въ которомъ, какъ говоритъ апостолъ (Гал. 3, 28) нѣсть мужескій полъ ни женскій, но нова тварь. Наконецъ мужъ есть представитель всего рода, потому что онъ, непосредственно созданный Богомъ, заключалъ въ себѣ жену; жена же потомъ взята изъ мужа. И такъ жена подчиняется мужу, мужъ – Христу, Христосъ – Богу, – это установленный Богомъ порядокъ, котораго человѣкъ не смѣетъ нарушить. Такимъ образомъ апостолъ установилъ главное основаніе, изъ котораго теперь выводитъ слѣдствія.

Ст. 4 и д. Всякъ мужъ, молитву дѣя или пророчествуяй покрытою главою, срамляетъ главу свою. Въ этихъ словахъ не содержится собственно порицанія коринѳскимъ мужчинамъ, что они будто въ церковныхъ собраніяхъ стояли съ покрытыми головами, но апостолъ хочетъ только приготовить къ слѣдующимъ обличеніямъ женщинъ. Молитву дѣя здѣсь нужно понимать какъ молитву при общественномъ богослуженіи. Пророчествовать, по гречески – προφητεύειν значитъ не только «предсказывать, предвозвѣщать будущее», но вообще «говорить по вдохновенію Божію». Въ выраженіи: срамляетъ главу свою не совсѣмъ ясно, какую главу разумѣетъ апостолъ, голову ли въ собственномъ смыслѣ, или Христа, котораго онъ выше назвалъ главою мужа. Если онъ имѣлъ въ виду собственно голову, какъ полагаютъ многіе толковники, то легко понять, въ чемъ тутъ заключается посрамленіе, стыдъ: покрытая голова въ древности служила знакомъ рабства: свободно-рожденный ходилъ съ открытою головою. Поэтому, кто открывалъ свою голову, тотъ отрицалъ свою свободу, свое положеніе въ домѣ какъ господина. Но при этомъ объясненіи представляется непонятнымъ, за чѣмъ апостолъ съ такою выразительностію высказалъ мысль, что Христосъ есть глава мужа; можетъ показаться даже, что это сказано совершенно безъ всякаго значенія. Поэтому мы лучше съ греческими толновниками подъ главою разумѣемъ Христа. Но при этомъ спрашивается: почему же мужчина срамляетъ Христа покрытою головою? На это конечно не легко отвѣтить. Можетъ быть, намъ удастся понять смыслъ словъ апостола по тѣмъ замѣчаніямъ, какія онъ самъ даетъ въ ст. 7 и д., если мы представимъ дѣло такимъ образомъ: человѣкъ – мужчина по своей идеѣ есть властитель этой земли, представитель Бога; онъ здѣсь никого не имѣетъ выше себя. Но въ этомъ качествѣ онъ есть видимый представитель Богочеловѣка Христа, который уже во славѣ сидитъ одесную Отца, какъ владыка вѣрующихъ въ Него и которому Отецъ нѣкогда положитъ подъ ноги все, т. е. подчинитъ Ему все. Поэтому если мужчина покрываетъ свою голову, т, е. носитъ знакъ подчиненія, зависимости, то этимъ онъ не только посрамляетъ себя, какъ мужчину, но и Того, кого онъ представляетъ, т. е. Христа, показывая этимъ, что и Онъ будто имѣетъ земнаго властителя именно тамъ, гдѣ Онъ есть владыка по преимуществу. Совершенно противоложное говоритъ апостолъ о женщинахъ: и всяка жена, молитву дѣющая или пророчествующая откровенною главою, срамляетъ главу свою. Женщина главою своею имѣетъ мужа; слѣдовательно, если она является публично безъ знака подчиненности, безъ головнаго покрова, то этимъ она безчеститъ, посрамляетъ мужа, не признаетъ его власти, а представляетъ себя самовластною, независимою отъ власти мужа. Поэтому апостолъ прибавляетъ: едино бо есть еже быти остриженнѣй. Въ древности публичнымъ женщинамъ обыкновенно остригали волосы въ знакъ того, что онѣ не принадлежатъ ни одному опредѣленному господину. Подобною этимъ блудницамъ становится и та женщина, которая публично является безъ головнаго покрывала; этимъ она показываетъ, что будто не имѣетъ надъ собою властителя. Апостолъ здѣсь прежде всего имѣетъ въ виду замужнихъ женщинъ; но сказанное о замужнихъ женщинахъ еще большее должно имѣть примѣненіе въ отношеніи къ дѣвицамъ. – Неиспорченное естественное чувство вполнѣ согласно съ тѣмъ, что апостолъ выводитъ здѣсь изъ освовной идеи отношенія мужчины и женщины. Непокрытая голова съ открытымъ челомъ, на которомъ обнаруживаются разумъ и сила и чистота сердца, служитъ украшеніемъ человѣку; непокрытая же голова женщины и открытый лобъ выражаютъ наглость и безстыдство. Женщинѣ какъ нельзя лучше приличествуетъ скромность, стыдливость, сдержанность, и эти добродѣтели самое лучшее свое выраженіе находятъ въ покровѣ своей головы. Сказаное въ 5-мъ стихѣ апостолъ обосновываетъ въ 6-мъ: аще во не покрывается жена, да стрижется, т. е. если у женщины на столько достаетъ безстыдства, что она является публично съ непокрытою головою, такъ пусть совсѣмъ уничтожитъ и естественное свое покрывало, волосы, для сходства съ блудницею. Быть непокровенною и стриженною, по 5-му стиху, одно и тоже; кто слѣдовательно не считаетъ стыдомъ перваго, тотъ не долженъ стыдиться и послѣдняго. Апостолъ говоритъ это въ формѣ приказанія; но собственно это не приказаніе, а нѣчто въ родѣ наставленія. Онъ имѣетъ здѣсь въ виду слабую сторону женщинъ; такъ какъ онъ съ увѣренностію могъ расчитывать на то, что женщины, изъ пустой суетности не покрывавшія своихъ головъ, никогда не рѣшатся остричь свои волосы. Поэтому онъ продолжаетъ: аще ли же (какъ всѣми призвано) срамъ женѣ стрищися или бритися, да покрывается.

Въ 7-мъ стихѣ и д. ап. Павелъ представляетъ еще болѣе глубокое основаніе сказанному имъ выше и заимствуетъ это основаніе изъ отношенія мужчины и женщины къ Богу и взаимно другъ къ другу; мужъ убо не долженъ есть покрывати главу, образъ и слава Божія сый; жена же слава мужа есть. Мужчина есть первообразъ идеи человѣка преимущественно образъ и подобіе Божіе (ср. Быт. 1, 26 и д.), такъ какъ онъ познаніе и силу получилъ въ свою собственность и есть представитель Бога на земли. И потому-то, что здѣсь никого нѣтъ выше его, онъ долженъ стоять предъ Богомъ безъ знаковъ подчиненія, слѣдовательно съ открытою головою. Но женщина есть только отобразъ, сіяніе, слава мужа; всѣми своими естественными дарованіями, между которыми не такъ значительны у нея даръ познанія и сила, она опредѣлена въ зависимое и подчиненное положеніе къ мужчинѣ. Поэтому, когда она является съ молитвою къ Богу, то должна носить символъ своего подчиненія, покрывало. Это подчиненное положеніе женщины мужчинѣ, продолжаетъ далѣе апостолъ, ст. 8, ясно уже указано въ исторій творенія: нѣсть бо мужъ отъ жены, но жена отъ мужа. Мужъ былъ созданъ сначала Богомъ, какъ Его подобіе и какъ прототипъ человѣчества; жена же взята отъ мужа. Ср. Быт. 2, 22 и д.: «и созда Господь Богъ ребро, еже взя отъ Адама, въ жену, и приведе ю ко Адаму. И рече Адамъ: се нынѣ кость отъ костей моихъ и плоть отъ плоти моея. Сія наречется жена, яко отъ мужа своего взята бысть сія» (ср. 1 Тим. 2, 13). Ст. 9: ибо не созданъ бысть мужъ жены ради, но жена мужа ради. Намекъ на Быт. 2, 18 и д.: «и рече Господь Богъ: не добро быти человѣку единому: сотворимъ ему помощника» и т. д. Слѣдовательно и происхожденіе и цѣль созданія женщины одинаково указываютъ на ея подчиненіе мужу.

Ст. 10. Здѣсь заключается выводъ изъ прежде сказаннаго: сего ради должна есть жена власть имѣти на главѣ ангелъ ради. Тутъ первѣе всего затруднительно объясненіе слова: власть – ἐξουσία, которое вызвало много догадокъ и объясненій, большею частію совершенно произвольныхъ. Изъ общей связи рѣчи несомнѣнно только, что это слово означаетъ головное покрывало у женщинъ. Поэтому возможны только два объясненія: или мы должны съ нѣкоторыми толковниками признать, что извѣстный тогда головной уборъ женщинъ назывался ἐξουσία, какъ въ средніе вѣка женская прическа называлась imperium, мнѣніе, которое ничѣмъ нельзя основательно подтвердить, или мы должны понимать это слово въ метонимическомъ смыслѣ, какъ – символъ власти. Въ такомъ случаѣ выйдетъ смыслъ: женщина должна имѣть на головѣ знакъ власти мужа надъ нею. Такъ объясняютъ это мѣсто бл. Ѳеодоритъ и Ѳеофилактъ. Далѣе, толковниковъ весьма затрудняетъ другое выраженіе этаго стиха: ангелъ ради – διὰ τοὺς ἀγγέλους. Нѣкоторые думаютъ, что выраженіе: ради ангеловъ соотвѣтствуетъ нашему выраженію: «ради Бога! ради всѣхъ святыхъ!», употребляемому въ извѣстныхъ случаяхъ. Св. Амвросій, которому слѣдуютъ многіе, подъ ангелами здѣсь разумѣетъ представителей церкви, епископовъ, и основывается при этомъ на Апок. 1, 20, гдѣ епископы называются ангелами. Климентъ александрійскій подъ этимъ выраженіемъ разумѣетъ вообще благочестивыхъ мужей, которымъ женщины не должны причинять соблазна своимъ непокрытымъ лицомъ. Но всѣ эти объясненія слишкомъ изысканны. Безъ сомнѣнія это слово нужно, принимать въ собственномъ смыслѣ, только спрашивается при этомъ: добрыхъ или злыхъ ангеловъ нужно разумѣть здѣсь? Тертулліанъ разумѣетъ здѣсь злыхъ ангеловъ. Но противъ такого объясненія говорить то обстоятельство, что слово ангелы безъ другихъ эпитетовъ только тогда въ новомъ завѣтѣ означаетъ злыхъ ангеловъ, когда связь рѣчи несомнѣнно указываетъ на это значеніе, какъ напримѣръ въ этомъ же посланіи, 6, 3. Поэтому мы понимаемъ здѣсь добрыхъ ангеловъ; тогда смыслъ будетъ слѣдующій: женщины должны покрываться изъ уваженія къ тѣмъ добрымъ ангеламъ, которые невидимо присутствуютъ при христіанскомъ богослуженіи и любятъ цѣломудріе и стыдливость. Таково объясненіе этаго мѣста и у св. Іоанна Златоуста.

Въ сказанномъ доселѣ апостолъ поставилъ женщину далеко ниже мужчины. Но чтобъ мужескій полъ не гордился предъ женскимъ, онъ присоединяетъ ограниченіе, показывая отношеніе обоихъ половъ въ христіанскомъ смыслѣ (ст. 11 и д.). Обаче ни мужъ безъ жены, ни жена безъ мужа, о Господѣ (т. е. во Христѣ). Якоже бо жена отъ мужа, сице и мужъ женою; все же (т. е. оба пола) отъ Бога. Апостолъ хотѣлъ этимъ сказать: въ естественномъ порядкѣ вещей оба пола взаимно зависятъ другъ отъ друга и принадлежатъ другъ другу; жена первоначально взята и потомъ раждается изъ мужа, и мужъ раждается чрезъ жену, женою. Такимъ образомъ оба пола назначены другъ для друга, каждый изъ нихъ ищетъ и находитъ свое восполненіе въ другомъ; но оба пола находятся въ равной зависимости отъ Бога. Эта естественная взаимная принадлежность обоихъ половъ стоитъ въ высшемъ порядкѣ, именно во Христѣ, но высшимъ образомъ. Въ Немъ нѣтъ больше никакой преграды между обоими полами, но мужчина и женщина равны въ Немъ. Ибо у тѣхъ, которые возрождевы Имъ, нѣсть, по словамъ апостола (Гал. 3, 28) ни мужескій полъ ни женскій, но нова тварь. Чтобы еще ближе уяснить это, замѣтимъ слѣдующее: раздѣленіе человѣка на два пола не заключалось въ первоначальной идеѣ Бога о человѣкѣ; Адамъ первоначально заключалъ въ себѣ оба пола. Раздѣленіе на два пола произошло только въ слѣдствіе предвѣдѣнія будущаго паденія Адама, чтобы такимъ образомъ чрезъ развитіе рода изъ одного корня могъ произойти Искупитель. Такъ какъ Богъ предвидѣлъ, что Адамъ согрѣшитъ, то и сказалъ: не добро человѣку единому быти, сотворимъ ему помощницу. И такимъ образомъ женщина раждалась изъ мужчины, а мужчина чрезъ женщину преемственно до Того, кто хотя родился чрезъ жену, но не изъ мужа, а непосредственно отъ Бога, те. до Христа. Чрезъ Него очистился совершенно грѣхъ человѣчества, и вмѣстѣ съ тѣмъ въ идеѣ уничтожена причина раздѣленія обоихъ половъ. И слѣдовательно въ то время, когда грѣхъ фактически въ цѣломъ удаленъ будетъ изъ человѣчества, перестанетъ и это раздѣленіе, т. е. въ царствѣ Божіемъ исчезнетъ различіе половъ. Таковъ и глубокій смыслъ словъ нашего Спасителя въ евангеліи отъ Матѳ. 22, 30: въ воскресніи ни женятся, ни посягаютъ, но яко ангели Божіи на небеси суть.

Доказавши свою мысль выясненіемъ отношенія мужчины къ женщинѣ, апостолъ въ заключеніе указываетъ своимъ читателямъ на естественное чувство приличія. Онъ говоритъ (ст. 13 и д.), въ васъ самѣхъ судите, лѣпо ли есть женѣ откровеннѣй Богу молитися? Судите сами, прилично ли, не возмущается ли ваше чувство, когда вы видите женщинъ въ церкви, особенно во время причащенія, съ открытыми головами? не видится ли въ этомъ для вашего чувства нѣчто дерзское, безстыдное? потомъ прибавляетъ еще одно замѣчаніе, заимствованное имъ изъ природы (ст. 14 и д.): или и не самое естество учитъ вы, яко мужъ убо аще власы раститъ, безчестіе ему есть. Жена же аще власы раститъ, слава ей есть? зане растеніе власовъ вмѣсто одѣянія дано бысть ей. Подъ словомъ естество – ἡ φύσις нужно разумѣть естественное, законосообразное свойство организма, а не естественное отъ природы тактъ. Здѣсь мы имѣемъ прекрасный образецъ герминевтики ап. Павла на книгу природы. Почти у всѣхъ народовъ было въ обычаѣ, что мужчины остригали себѣ волосы и именно въ тѣ годы, когда оба пола начинаютъ опредѣленно обособляться, такъ какъ извѣстно, что до извѣстныхъ лѣтъ между мальчикомъ и дѣвочкою во всѣхъ свойствахъ ихъ тѣла находится болѣе опредѣленное сродство. Въ Аѳинахъ, наприм., молодые люди до 18 лѣтъ носили длинные волосы и потомъ вписываемы были въ число гражданъ, какъ совершеннолѣтніе – έφηβοι. А кто и послѣ 18 лѣтъ носилъ длинные волосы, того называли женоподобнымъ трусомъ, или похотникомъ. Были впрочемъ исключенія какъ у евреевъ (ср. 2 Цар. 14, 25 и д.), такъ и у грековъ (Гомер. Иліад. 6, 27). Но ни у одного народа не было въ обычаѣ, чтобы женщины остригали себѣ волосы; длинные волосы вездѣ считались украшеніемъ женщины. Этотъ обычай, говоритъ апостолъ, основывается не на произволѣ какомъ-нибудь или случаѣ, иначе онъ не былъ бы такъ всеобщъ, но имѣетъ основаніе въ природѣ. Сама природа и затѣмъ всеобщій обычай даютъ женщинѣ длинные волосы на головѣ, чтобъ они, когда спускаются съ головы, служили ей покровомъ; слѣдовательно ея волосы составляютъ естественное ея покрывало. Но въ этомъ заключается намекъ, что женщина должна покрывать свое лице, что слѣдовательно, гдѣ не носятъ волосъ опущенными на лице, тамъ нужно искуственное покрывало.

Всѣ основанія, какія доселѣ приводилъ св. апостолъ въ подтвержденіе своего ученія, какъ легко замѣтить, не строго убѣдительны; онѣ могли производить впечатлѣніе только на тѣхъ читателей, которые, подобно апостолу, прозрѣвали въ отношеніе мужа и жены и сохранили воспріемлемость къ указаніямъ природы. Тѣ же, у которыхъ не было ничего подобнаго, можетъ быть, могли возразить что-нибудь противъ этаго. Апостолъ чувствовалъ это, и такъ какъ онъ не могъ на этотъ разъ привесть положительнаго изреченія Господа, то въ заключеніе прибавляетъ (ст. 16): аще ли кто мнится спорливъ быти, т. е. если кто хочетъ далѣе спорить объ этомъ, тотъ пусть знаетъ, или пусть служитъ ему отвѣтомъ: мы такового обычая не имамы, ниже Церкви Божія. Какого обычая? нѣкоторые думали обычая спорить, но несправедливо: этому не соотвѣтствуетъ послѣдующее выраженіе ниже Церкви Божія. Безъ сомнѣнія, апостолъ имѣлъ здѣсь въ виду обычай ходить женщинамъ въ церковь съ открытою головою. Подъ словомъ мы апостолъ разумѣетъ себя и всѣхъ, происходившихъ изъ іудейства: мы, урожденные іудеи, не имѣемъ такого обычая, онъ не введенъ также и въ прочія христіанскія церкви. Такимъ образомъ, чтобы покончить всякій дальнѣйшій споръ, апостолъ ссылается на заимствованный изъ іудейства всеобщій обычай церкви. Согласно съ этимъ замѣчаетъ въ одномъ мѣстѣ и блаженный Августинъ: «касательно предметовъ, о которыхъ ничего нѣтъ опредѣленнаго въ св. писаніи, нужно считать закономъ обычай народа Божія или установленія предковъ».

 

X. Орда.

 

«Руководство для сельскихъ пастырей». 1886. Т.3. № 46. С. 360-371.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: