Протоіерей Василій Демидовъ – Іисусъ изъ Назарета.

«Се лежитъ Сей на паденіе и на возстаніе многихъ въ Израилѣ и въ предметъ пререканій» (Лк. 2 -39).

Великій философъ позитивизма – Джонъ Стюартъ-Милль однажды сказалъ: «Человѣчеству слѣдуетъ какъ можно чаще напоминать, что нѣкогда былъ человѣкъ по имени Сократъ». Въ этомъ онъ нравъ; но еще важнѣе напоминать постоянно человѣчеству о томъ, что нѣкогда въ его средѣ находился Человѣкъ, по имени Іисусъ Христосъ.

Только одинъ разъ человѣчество дало идеальнаго Человѣка – Сына Человѣческаго – Іисуса Христа. Онъ возвышается надъ другими людьми и ихъ вождями, какъ Гиммалайскія горы возвышаются надъ малыми песчинками. Образъ Сына Человѣческаго – центральная фигура міровой исторіи. Съ Его рождества милліоны христіанъ ведутъ свое лѣтосчисленіе. Поэты и ученые всѣхъ странъ, всѣхъ временъ и всѣхъ народовъ истощили все свое краснорѣчіе, воспѣвая Христа. Ученые пишутъ о Немъ изслѣдованія, поэты прославляютъ Его въ стихахъ, художники всѣ свои силы напрягаютъ, желая на полотнѣ запечатлѣть Его образъ, архитекторы воздвигаютъ въ честь Его чудные памятники – храмы, мученики проливаютъ за Его имя кровь свою, проповѣдники массами умираютъ среди бурныхъ урагановъ дикаго сѣвера и подъ палящими лучами тропическаго солнца, неся благовѣстіе о Немъ и милліоны вѣрующихъ отъ востока солнца и до запада отдаются Ему въ горячихъ и трепетныхъ молитвахъ.

Наряду съ прославіемъ Христа мы слышимъ громкій голосъ отрицательной критики: – «Онъ льстецъ, обманщикъ, силою Веельзевула – князя бѣсовскаго изгоняетъ бѣсовъ. Онъ – ядца и пійца. Онъ самозванецъ!»

Такъ говорили фарисеи – гордые сознаніемъ своего превосходства надъ простой, невѣжественной толпой.

На страстность фарисейскаго отрицанія съ тихихъ береговъ Іордана раздается отвѣтъ страстной вѣры и убѣжденія. То Іоаннъ, житель пустыни, указывая на идущаго Христа, громко говоритъ: – «Вотъ Агнецъ Божій, который беретъ на Себя грѣхъ міра».

Исполнилось слово старца Симеона: Христосъ – «предметъ пререканій». И на протяженіи всей двухтысячелѣтней исторіи мы видимъ съ какой поразительной ясностью исполнялось и исполняется это пророчество старца Симеона: «Се лежитъ Сей на паденіе и на возстаніе многихъ въ Израилѣ и въ предметъ пререканій».

Первымъ палъ чрезъ Христа кровожадный Иродъ, ища смерти Богомладенца, – пролившій кровь четырнадцати тысячъ Виѳлеемскихъ младенцевъ. Для гордыхъ учителей еврейскаго народа – Христосъ «лежитъ на паденіе»: отвергнувъ Его, какъ Мессію, еврейство пало. Но для «многихъ во Израилѣ» – Онъ «лежитъ и на возстаніе». Принявъ Его, какъ Сына Божія, апостолы «возстали», совоскресли съ Нимъ по вѣрѣ.

Чрезъ Него Іуда палъ, прельстившись «золотымъ тельцомъ» и въ отчаяніи погибъ, «шедъ удавися». Черезъ Него апостолъ Петръ палъ, отрекшись съ клятвою во дворѣ архіерея, но чрезъ Него же и «возсталъ», раскаявшись, «плакась горько» о своемъ паденіи. Чрезъ Него воскресли для новой жизни галилейскіе рыбаки, чрезъ Него «возстала» грѣшница Марія, увѣровавъ одною изъ первыхъ въ Воскресшаго.

Христосъ – дивный камень – послужилъ камнемъ паденія и соблазна для тѣхъ апостоловъ, которые «отошли отъ Него», говоря, что «никто не можетъ вмѣстить» Его ученія. Палъ Симонъ Волхвъ, пали Ананія и Сапфпра, но возстали, увѣровавъ въ Него, тысячи язычниковъ.

Палъ чрезъ Христа Савлъ, гоня Церковь Божію, но озаренный необычайнымъ свѣтомъ, возсталъ избранный сосудъ – Павелъ – апостолъ язычниковъ.

Сынъ Человѣческій явился камнемъ пререканій, соблазна и паденія для невѣрующихъ атеистовъ Ренана, Штрауса, графа Л. Н. Толстого, но чрезъ Него возстало пятьдесятъ тысячъ японцевъ, приведенныхъ ко Христу апостоломъ Японіи, – архіепископомъ Николаемъ.

И въ настоящее время жестокій споръ идетъ о Христѣ: кто Онъ? Богъ или простой человѣкъ?

Людей, отрицающихъ божественный характеръ Христа, мы хотѣли-бы спросить: о комъ изъ простыхъ людей предсказывали пророки? О рожденіи кого изъ смертныхъ было извѣстно за сотни и тысячи лѣтъ? Кого изъ простыхъ людей когда-либо ожидало все человѣчество?

Никакихъ предсказаній о простыхъ людяхъ нѣтъ и не было, а о пришествіи Христа за сотни лѣтъ предвозвѣстили пророки и въ своихъ книгахъ такъ подробно описали будущую жизнь Христа, что кажется будто они были свидѣтелями Его земного служенія.

Но если и пророкамъ не повѣрятъ, то истина христіанства имѣетъ и такихъ свидѣтелей, коимъ не могутъ не вѣрить и атеисты. Могутъ-ли невѣрующіе отрицать подлинность книгъ, написанныхъ древними языческими писателями и философами, жившими до Рождества Христова? А если они признаютъ подлинность этихъ книгъ, то христіане и изъ нихъ докажутъ, что о рожденіи Іисуса предсказали, помимо пророковъ, и языческіе философы и поэты.

Вотъ чудное пророчество о Христѣ греческаго поэта язычника Виргилія.

«Новыхъ великихъ вѣковъ чреда зарождается нынѣ.

Вотъ уже и Дѣва грядетъ, грядетъ и Сатурново царство.

Новое племя уже съ небесъ ниспускается горнихъ.

Ты же къ Младенцу Тому, съ Кѣмъ желѣзный вѣкъ прекратится,

Съ Кѣмъ для міра всего настанутъ времена золотыя,

Чистая, ласкова буди Люцина, твой Фебъ уже правитъ».

Откуда-же знали языческіе поэты о томъ, что будетъ чрезъ «столѣтія?

Какъ они могли предсказать о явленіи «Дѣвы» и о рожденіи «Младенца», съ воцареніемъ котораго «прекратится желѣзный вѣкъ» и «наступятъ для всего міра времена золотыя».

Могли они это знать или по вдохновенію Небесной Силы, или же эти пророчества они заимствовали изъ еврейскихъ книгъ.

А кровавая исторія Христіанства – не доказываетъ-ли она, что «дѣло» Христа – не земного происхожденія? Отъ дней апостольскихъ христіане увѣровали во Христа, какъ Бога и эту вѣру не могли уничтожить ни Иродъ, ни Неронъ, ни ихъ мечи. Нѣтъ у людей такой силы, которая была бы въ состояніи погубить «дѣло Христово» – одолѣть Его церковь. Погибла память враговъ христіанства, никто имъ гимновъ не слагаетъ, никто имъ не возсылаетъ своихъ молитвъ, а пройдетъ еще нѣсколько лѣтъ и имя Толстыхъ и Ренановъ изгладится изъ памяти народовъ, а христіанство живетъ и сіяетъ среди міра и какъ соль предохраняетъ его отъ гніенія и окончательнаго разложенія.

Такъ можно-ли думать, что основателемъ христіанства былъ простой Человѣкъ?

Если Христосъ былъ только человѣкъ, – мы никакъ не можемъ объяснить Его характера. Если же признать, что Онъ – Сынъ Божій, – что Ручей имѣлъ своимъ началомъ Сердце Бога, тогда мы можемъ понять высоту. Ручья, протекшаго черезъ тысячелѣтія.

Чтобы объяснить Христа, мы представимъ, что мы присутствуемъ на судѣ.

Подсудимый – Христосъ. Намъ придется вызвать нѣсколько свидѣтелей, чтобы они удостовѣрили характеръ Христа.

Прежде всего вызываемъ великаго западнаго поэта Гете и просимъ его удостовѣрить характеръ Христа. Мы спрашиваемъ: – господинъ Гете, – что вы думаете о Христѣ?

– «Онъ былъ совершеннымъ идеаломъ человѣка», – отвѣчаетъ Гете.

Еще что можете къ этому добавить?

Гете отвѣчаетъ: «Пусть духовная культура все болѣе и болѣе прогрессируетъ; пусть человѣческій умъ, какъ угодно развивается, онъ никогда не превзойдетъ высоту и нравственную культуру христіанства, какъ оно сіяетъ и свѣтится въ Евангеліи».

Мы вызываемъ англійскаго путешественника Стюартъ Макъ-Артура и онъ говоритъ:

«Я ѣду въ Индію. Я выѣзжаю въ вагонѣ желѣзной дороги изъ Бенареса только съ однимъ попутчикомъ – это браминъ, котораго легко узнать по характерной для этого класса людей желтой ниткѣ. Мы обсуждали многіе вопросы. Наконецъ, я спрашиваю: – Кто, по вашему ученію – идеальный человѣкъ? Вы были въ училищѣ, вы познали всѣ тайны браминовъ. Кто же это? Былъ-ли то Будда, Конфуцій или Магометъ – я предлагаю этотъ вопросъ вамъ, какъ ученому брамину.

Его голосъ сталъ мягкимъ, его губы тряслись отъ волненія, на глазахъ его выступили слезы, когда онъ очень искренно отвѣтилъ:

– Исторія знаетъ только одного идеальнаго человѣка: это Іисусъ Христосъ!»

Мое сердце затрепетало, моя душа была восхищена.

Мы спрашиваемъ Наполеона, который дымомъ сраженій затмилъ свѣтъ солнца. Онъ свидѣтельствуетъ:

«Я увѣренъ, что Христосъ болѣе чѣмъ человѣкъ. Юлія Цезарь, Александръ Македонскій и я, – мы завоевали свои имперіи при помощи оружія. Іисусъ Христосъ завоевалъ Свое царство любовью. Я говорю вамъ, что теперь есть милліоны людей, которые съ радостью умерли-бы за Христа».

Въ качествѣ достовѣрнаго свидѣтеля предъ нами русскій философъ Николай Бердяевъ. Вотъ его показаніе:

– «Что Христосъ перевернулъ всю исторію міра – это фактъ, который вынужденъ признать весь міръ, и долженъ это признать міръ не только христіанскій по своему сознанію, но и чуждый Христу, и враждебный Ему. Христосъ зачаровалъ міръ, загипнотизировалъ; отъ Него пошло безуміе, непонятное для язычниковъ и до сихъ поръ. Человѣчество какъ бы сошло съ ума, съ языческаго, естественнаго ума, плѣнилось таинственной личностью Христа... Въ исторіи міра произошелъ космическій переворотъ, началось подлинно новое лѣтосчисленіе, и не могутъ объяснить этой чудесной роли Іисуса тѣ, которые видятъ въ Немъ только человѣка, хотя бы и самаго необыкновеннаго. И весь крещеный христіанскій міръ, даже потерявъ высшее религіозное сознаніе того, кто былъ Іисусъ, въ мистической своей стихіи чувствуетъ, что въ Немъ скрыта великая тайна, что съ Нимъ свявана величайшая проблема міровой исторіи. Пусть умственно сравниваютъ Христа съ Буддой, Сократомъ, или Магометомъ, – все же въ глубинѣ чувствуютъ, что это не то, что съ пришествіемъ Христа измѣнился космическій составъ міра, что пошла въ міръ сила не отъ міра сего... Самые позитивные историки знаютъ, что послѣ Христа ось міровой исторіи измѣнила свое направленіе; Христосъ сталъ темой міровой исторіи. Вся ткань человѣческаго существа стала непохожей на ветхую языческую ткань... Послѣ Христа исторія міра пошла не по пути наименьшаго сопротивленія, какъ хотятъ думать позитивные историки, а по пути наибольшаго сопротивленія, по пути сопротивленія всему грѣховному порядку природы» («Философія свободы» стр. 174-175).

Наконецъ – мы мысленно переносимся въ мрачную Сибирскую каторжную тюрьму и здѣсь слышимъ о Христѣ дивное свидѣтельство дагестанца мусульманина Аллея, который, прочитавъ нагорную проповѣдь, восклицаетъ:

– «Иса – святой пророкъ, Иса Божьи слова говорилъ! Какъ хорошо!

– Что же тебѣ больше всего нравится?

– А гдѣ Онъ говоритъ: «Прощай, люби, не обижай и враговъ люби». Ахъ, какъ хорошо Онъ говоритъ! Иса – Божій пророкъ! Онъ дѣлалъ великія чудеса!» (Ѳ. М. Достоевскій «Записки изъ мертваго дома»).

Теперь мы воспользуемся свидѣтелями изъ Новаго Завѣта.

Прежде всего вызываемъ Іуду Искаріотскаго. Посмотрите – какое сожалѣніе написано на его челѣ, какая скорбь гнететъ его душу, обратите вниманіе на его возбужденіе, когда онъ, бросая деньги, за которыя предалъ Спасителя, говоритъ:

– «Согрѣшилъ я, предавъ Кровъ неповинную!»

Это – свидѣтельство предателя!

Второй свидѣтель – римскій прокураторъ Понтій Пилатъ, оффиціально распявшій Христа. Мы спрашиваемъ:

– Римскій прокураторъ, что вы думаете о Христѣ?

Онъ проситъ воды и пытается умыть свои руки!

О, Пилатъ! – ты не можешь смыть неповинную кровь съ своихъ рукъ.

Что же онъ говоритъ?

«Я не нахожу никакой вины въ этомъ Человѣкѣ».

И еще есть свидѣтели. Во-первыхъ – Петръ – сначала отрекшійся, а потомъ признавшій Христа. Что онъ думаетъ о Христѣ?

Петръ говоритъ: «Ты – Христосъ – Сынъ Бога Живаго!»

Вызываемъ свидѣтелями цѣлую группу служителей фарисейскихъ и спрашиваемъ ихъ о Христѣ.

– «Никогда человѣкъ не говорилъ такъ, какъ этотъ Человѣкъ», – засвидѣтельствовали они.

Предъ нами предсталъ въ качествѣ достовѣрнаго свидѣтеля одинъ изъ фарисеевъ, нѣкто Никодимъ, и на нашъ вопросъ о лицѣ Христа онъ намъ сказалъ:

– «Мы знаемъ, что Христосъ – это Учитель, пришедшій отъ Бога»!

Мы спрашиваемъ Іоанна, любимаго апостола. Онъ клалъ свою голову на грудь Христа, ощущалъ біеніе Его сердца, онъ держалъ Его руку, – смотрѣлъ въ Его глаза и слышалъ дивную мелодію Его голоса.

И Іоаннъ – сынъ Громовъ – гремитъ:

«Въ началѣ было Слово и Слово было у Бога, и Слово было Богъ!»

Мы вызываемъ Павла, прежде гнавшаго Іисуса, и слушаемъ какъ онъ исповѣдуетъ Христа.

– «Въ послѣдніе дни сіи (Богъ) говорилъ намъ въ Сынѣ, Котораго поставилъ наслѣдникомъ всего, чрезъ Котораго и вѣки сотворилъ».

Мы слушаемъ, какъ Ѳома, падая на колѣни, восклицаетъ: – «Господь мой и Богъ мой!»

Мы спрашиваемъ Самого Христа.

– Господи – что Ты думаешь о Себѣ? – и Онъ отвѣчаетъ: «Прежде нежели былъ Авраамъ, – Я есмь».

Мы слышимъ, какъ Онъ добавляетъ:

– «Я и Отецъ – одно».

У насъ есть еще одинъ Свидѣтель; мы рѣшаемся вызвать Бога Всемогущаго.

– «Боже! Что Ты скажешь о Своемъ Сынѣ?»

Чтобы получить отвѣтъ мы должны перенестись къ тихимъ берегамъ Іордана, къ моменту крещенія Іисуса въ рѣкѣ, и здѣсь мы слышимъ голосъ Самого Бога:

– «Сей есть Сынъ Мой возлюбленный, въ Которомъ Мое благоволеніе».

Теперь мы обращаемся ко всѣмъ исповѣдывающимъ Христа – мужчинамъ и женщинамъ:

– Что вы думаете о Христѣ?

И слышимъ мы голосъ многомилліоннаго народа, какъ-бы шумъ водъ многихъ, какъ бы голосъ громовъ сильныхъ, исповѣдывающій Агнца:

– Христосъ – наша сила, Богъ и Господь, Которому слава, держава, честь и поклоненіе всегда и въ безконечные вѣки. Аминь.

 

Священникъ Василій Демидовъ.

 

«Пермскія Епархіальныя Вѣдомости». 1919. № 2. С. 25-31.

 

Об авторе. Протоиерей Василий Демидов (1886-1952). Знаток канонов и правил Православной Церкви. Во время Гражданской войны военный священник в Белой армии на Волге и в Сибири. Эмигрировал в Харбин. Во второй половине 1920-х гг. переехал в США. Проповедник-миссионер, настоятель многих приходов в США в юрисдикции Русской Православной Церкви Заграницей. Профессор богословских дисциплин в Свято-Троицкой духовной семинарии в г. Джорданвилль. Писал также под псевдонимом С. Раевский. Скончался 29 июня 1952 г. Похоронен на монастырском кладбище в Джорданвилле.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: