Архіепископъ Іоаннъ (Максимовичъ) какъ охранитель церковнаго имущества въ Шанхаѣ.

Свт. Iоаннъ вмѣстѣ съ о. Давидомъ Шевченко и прихожанами служитъ молебенъ передъ запертымъ дверьми храма Св. Софіи въ Циндао.

Въ 1945 г. архіепископъ Викторъ Пекинскій оставилъ лоно Русской Зарубежной Церкви и перешелъ въ Московскую Патріархію. Въ городахъ Пекинѣ и Тяньцзинѣ никакихъ осложненій съ передачей церковнаго имущества совѣтскимъ властямъ не послѣдовало. Въ этихъ городахъ большинство эмигрантовъ приняли совѣтское подданство, а тѣ, кто отказался отъ него, перебрались въ Циндао и, главнымъ образомъ, въ Шанхай. Въ Маньчжуріи, съ появленіемъ въ ней совѣтскихъ войскъ, вопросъ о церковномъ имуществѣ отпалъ самъ по себѣ въ связи съ массовымъ переходомъ духовенства въ Московскую Патріархію. Такимъ образомъ борьба за церковное имущество эмигрантовъ сосредоточилась въ Шанхаѣ и до нѣкоторой степени въ Циндао.

Въ концѣ мая 1946 года въ Шанхай спѣшно на аэропланѣ изъ Пекина прилѣтелъ архіепископъ Викторъ. За два дня до этого на пароходѣ «Смольномъ» изъ Владивостока въ Шанхай прибыль одинъ изъ ближайшихъ сотрудниковъ Лозовскаго, замѣстителя министра иностранныхъ дѣлъ Молотова, – Ф. П. Халинъ. Между этими двумя пріѣздами была согласованная связь: начало борьбы за овладѣніе церковнымъ имуществомъ, созданнымъ русской колоніей Шанхая. Первымъ объектомъ этой борьбы оказался величественный каѳедральный соборъ Пресвятыя Богородицы – «Споручницы грѣшныхъ» на Рю Лафайетъ. Это величественное зданіе, вмѣщавшее въ себя около двухъ съ половиной тысячъ молящихся было построено на средства крупныхъ жертвователей и даянія дальневосточной эмиграціи.

Послѣ перехода архіепископа Виктора въ лоно Московской Патріархіи, Шанхай по распоряженію митрополита Анастасія былъ выдѣленъ въ отдѣльную епархію подъ омофоромъ архіепископа Іоанна Шанхайскаго.

Въ день пріѣзда архіеп. Виктора въ Шанхай у каѳедральнаго собора собрались двѣ группы, эмигранты и новоявленные совѣтскіе граждане. Первые, прихожане собора, не собирались безъ борьбы уступить соборъ.

Послѣ совѣщанія съ совѣтскими властями въ генеральномъ консульствѣ архіепископъ Викторъ выѣхалъ въ Нанкинъ для переговоровъ съ правительствомъ націоналистическаго Китая о переводѣ россійскаго церковнаго имущества подъ юрисдикцію Московской Патріархіи. Его сопровождалъ совѣтскій вице-консулъ Н. С. Ананьевъ и юрисконсультъ совѣтскаго генеральнаго консульства Пенткоза-Пентковскій. Одновременно въ Нанкинъ выѣхалъ настоятель каѳедральнаго собора, китайскій гражданинъ о. Илья Вень, какъ представитель архіепископа Іоанна Шанхайскаго. Въ Шанхаѣ прихожане собора подали мэру города петицію объ охранѣ каѳедральнаго собора отъ возможныхъ насильственныхъ вторженій совѣтскихъ гражданъ, какъ это произошло до этого, когда, пользуясь пріѣздомъ архіеп. Виктора въ Шанхай, они взломали замокъ и самовольно проникли внутрь.

Въ серединѣ іюня въ совѣтской прессѣ Шанхая появилось сообщеніе архіеп. Виктора о запретѣ архіепископу Іоанну служить въ церквахъ, вслѣдствіе его неподчиненія ему и отказа покинуть занимаемый имъ церковный домъ. На его мѣсто архіеп. Викторъ назначилъ Харбинскаго епископа Ювеналія.

Оповѣщеніе это должно было создать впечатлѣніе, что оно было согласовано съ китайскимъ правительствомъ и ихъ рѣшеніемъ признать Московскую Патріархію единой главой всѣхъ православныхъ общинъ въ Китаѣ.

Одновременно съ оповѣщеніемъ архіеп. Виктора появилось извѣщеніе мэра Шанхая, въ которомъ подтверждались законныя права главы Шанхайской епархіи РПЦЗ на церковное имущество. По распоряженію мэра около собора были поставлены китайскіе полицейскіе для охраны его отъ дальнѣйшихъ поползновеній со стороны совѣтскихъ властей черезъ архіеп. Виктора.

Совѣтскія газеты подняли яростную кампанію по очерненію сторонниковъ архіепископа Іоанна, обвиняя ихъ въ приверженности къ фашизму и нацизму и коллабораціи съ японскими властями. Особо они выдѣляли священника Матѳея Медвѣдева, настоятеля Николаевской церкви. Онъ нѣсколько лѣтъ до этого бѣжалъ изъ совѣтскаго концентраціоннаго лагеря и теперь, въ разгаръ борьбы за церковное имущество, явился однимъ изъ самыхъ рьяныхъ обличителей совѣтской власти.

Сторонники владыки Іоанна не остались пассивными въ этой борьбѣ. Во время службъ во всѣхъ церквахъ распространялись листовки съ еще недавними проповѣдями и рѣчами архіеп. Виктора, въ которыхъ онъ воспѣвалъ славу японскому оружію, преклоняясь предъ японскими военными властями и возносилъ до небесъ дѣятельность Антикоммунистическаго комитета съ его «священной борьбы противъ коммунизма».

Совѣтскія власти должны были признать свою неудачу и перейти къ другому методу захвата церковнаго имущества. Въ августѣ того же года вице-консулъ Н. С. Ананьевъ посѣтилъ архіеп. Іоанна Шанхайскаго и попытался убѣдить его перейти въ лоно Московской Патріархіи.

Ананьевъ впервые встрѣтился съ архіеп. Іоанномъ за шесть мѣсяцевъ до этого, когда онъ пригласилъ его, архіеп. Виктора и рядъ церковныхъ и общественныхъ дѣятелей посмотрѣть совѣтскій фильмъ «Святѣйшій Синодъ и избраніе патріарха Алексія». Передъ показомъ фильма былъ исполненъ гимнъ СССР. Владыка Іоаннъ и иѣкоторые изъ гостей встали, чтобы покинуть залъ, но Ананьевъ уговорилъ ихъ остаться.

Во время этого послѣдняго визита Ананьевъ прямо предложилъ архіеп. Іоанну перейти въ лоно Московской Патріархіи, на что Владыка отвѣтилъ, что онъ находится подъ юрисдикцией Заграничной Церкви, возглавляемой митрополитомъ Анастасіемъ. Ананьевъ на это возразилъ, что СССР не признаетъ Заграничную Церковь и, что между Китаемъ и СССР существуетъ соглашеніе относительно православнаго церковнаго имущества и, что китайское правительство въ связи съ этимъ готовитъ распоряженіе, которое онъ, Ананьевъ, получитъ лично по прибытіи въ Нанкинъ, послѣ чего онъ заберетъ каѳедральный соборъ и архіерейскій домъ въ Шанхаѣ.

Архіеп. Іоаннъ отвѣтилъ, что Русская Православная Миссія существуетъ въ Китаѣ свыше двухсотъ лѣтъ и что въ 1924 г. Верховный китайскій судъ призналъ за нею право на церковное имущество, созданное императорской Россіей и затѣмъ увеличенное дальневосточной бѣлой эмиграціей. Архіеп. Іоаннъ напомнилъ Ананьеву, что еще въ то время, когда въ Пекинѣ находился посолъ Караханъ, совѣтское правительство безуспѣшно пыталось отторгнуть церковное имущество.

Отвѣты архіеп. Іоанна не могли не вывести изъ себя Ананьева. Поскольку въ началѣ онъ старался быть любезнымъ и пріятнымъ, постольку съ развитіемъ разговора онъ становился нетерпѣливымъ, зайдя такъ далеко, что потребовалъ отвѣта, почему были отстранены отъ службы священники Рогожинъ и Филимоновъ безъ его, Ананьева, вѣдома, т. к. всѣ перемѣны въ церковномъ составѣ должны рѣшаться совѣтскимъ посольствомъ и Пекинской миссіей. Архіепископъ Іоаннъ отвѣтилъ, что Китай не Совѣтскій Союзъ, что совѣтская власть не имѣеть никакого отношенія къ церковнымъ дѣламъ и что всѣ измѣненія въ составѣ и назначенія дѣлаются имъ, архіепископомъ Іоанномъ, какъ главой Шанхайской епархіи.

Въ октябрѣ 1946 г. шанхайская полиція по распоряженію главнаго прокурора арестовала архіеп. Виктора. Онъ обвинялся въ коллабораціи съ японскими властями, жандармскими капитаноми Таки, служащими японскихъ миссій и жандармскихъ отдѣленій, а также въ сдачѣ въ аренду православнаго имущества японскимъ военным властямъ для устройства въ немъ концентраціоннаго лагеря для китайскихъ военноплѣнныхъ.

«Журналъ Московской Патріархіи» №10 за 1950 г. такъ освѣщалъ всѣ эти событія (сохранено написаніе оригинала): «Указомъ Его Святѣйшества отъ 27 декабря 1945 г. было возстановлено молитвенно-каноническое общеніе Россійской Духовной Миссіи въ Китаѣ съ Матерью-Церковью, временно прерванное въ результатѣ раскольнической дѣятельности такъ называемаго Карловацкаго Синода. Но благопріятная для развитія дѣятельности Миссіи перспектива была нѣсколько омрачена возникшимъ въ 1946 г. расколомъ викарнаго епископа Іоанна (Максимовича), выступившаго во главѣ церковной оппозиціи противъ Патріарха и своего правящаго епископа. Происками этихъ враждебныхъ Православію круговъ 19 октября 1947 г., архіепископъ Викторъ былъ по ложному обвиненію арестованъ шанхайскими военными властями и лишь послѣ энергичнаго вмѣшательства консульскихъ представителей СССР получилъ освобожденіе».

Подъ арестомъ архіеп. Викторъ пробылъ только недѣлю благодаря ходатайству совѣтскаго посла. Послѣ освобожденія архіеп. Виктора изъ тюрьмы совѣтская кампанія за отторженіе церковнаго имущества на время потеряла свою остроту и напористось. Все же систематическій нажимъ на эмигрантовъ и продолжавшееся увеличеніе совѣтской колоніи Шанхая за счетъ эмиграціи привели къ тому, что нѣкоторыя отдѣльныя церкви перешли подъ юрисдикцію Московской Патріархіи. Такимъ оказался Св. Николаевскій соборъ. Въ переходѣ его на совѣтскую сторону рѣшающую роль сыгралъ новый совѣтскій посолъ генералъ Рощинъ.

Въ отношеніи архіеп. Іоанна былъ принятъ новый пріемъ, подсказанный вице-консуломъ Сергіевымъ: устно и черезъ совѣтскую печать усиленно говорилось о его особо дружескихъ чувствахъ къ католической церкви, особенно въ отношении архіепископа Юнъ Пына въ Нанкинѣ, въ которомъ «онъ не только ищетъ защиту, но и готовъ передать ему православное имущество, чтобы только не допустить перехода его въ лоно Патріаршей Церкви».

Въ началѣ осени 1948 года центръ борьбы временно передвинулся изъ Шанхая въ Циндао. Совѣтскія власти оказались озабочены поѣздкой туда архіеп. Іоанна Шанхайскаго. Вопросъ шелъ относительно находившейся тамъ единственной православной церкви, обслуживавшей небольшую русскую колонію.

Церковь въ Циндао была построена въ 1937 году на землѣ, пожертвованной китайскимъ правительствомъ, и на средства, собранныя среди дальневосточной эмиграціи. По пріѣздѣ въ Циндао, архіепископъ Іоаннъ распустилъ Св.-Софійское братство, созданное архіеп. Викторомъ, и предложилъ первоначальному «Русскому православному обществу» взять церковь въ свои руки и, признавъ юрисдикцію Русской Зарубежной Церкви предотвратить ея переходъ въ руки архіеп. Виктора. На выборахъ было утвержденно возстановленніе Общества, которое немедленно возбудило ходатайство передъ китайскимъ правительствомъ о формальной передачи ему церкви. Въ ходатайствѣ было указано, на чьей землѣ и на чьи средства была построена церковь и что поэтому она не имѣла никакого отношенія къ архіеп. Виктору и Московской Патріархіи.

Новоиспеченные совѣтскіе граждане русской колоніи Циндао по распоряженію совѣтскихъ властей изъ Нанкина и Шанхая старались сдѣлать все, чтобы помѣшать возстановленному Обществу сохранить свое церковное имущество. Они пытались держать церковь подъ замкомъ и не допускать въ ней веденіе службъ. Обществу пришлось обратиться къ китайскимъ властямъ, у церкви была поставлена китайская полиція, чтобы держать ее открытой въ часы богослуженій.

Вопросъ о церковномъ имуществѣ продолжалъ тревожить дальневосточную эмиграцію. На сторонѣ совѣтскихъ властей находились сила, вліяніе, средства. Китайскія власти хотя и продолжали оказывать нѣкоторую защиту дальневосточной эмиграціи и признавать за нею права на церковное имущество, но политическая игра оставалась политической игрой, и эмигранты явно были въ проигрыши, время работало на враговъ Русской Зарубежной Церкви. Событія надвигались, и осенью 1948 г. уже полностью опредѣлился ихъ грозный характеръ. А въ началѣ 1949 г. началась массовая эмиграція русскихъ изъ Шанхая.

Почти четыре года длилась эта борьба за церковное имущество въ Шанхаѣ. Можно съ увѣренностію сказать, что только благодаря свят. Іоанну, архіепископу Шанхайскому, русскіе эмигранты смогли отстоять свои храмы и духовную свободу.

 

Составилъ монахъ Веніаминъ по книгѣ Петра Балакишна «Финалъ въ Китаѣ», т. II, Мюнхенъ, 1959 г., и другимъ источникамъ. Св.-Троицкій монастырь, Джорданвиллъ, 1999 г.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: