Завѣщаніе св. Ефрема Сирина.

Кто удержитъ изъ того, что положилъ подарить: да умретъ смертію Ананіи, который хотѣлъ обмануть апостоловъ, но, поверженный у ногъ ихъ, оказался воромъ.

Кто зажжетъ предо мною свѣчи: да не будетъ при немъ огня. Къ чему огонь тому, у кого свои собственный уже сгорѣлъ? Какъ скоро зажженъ будетъ видимый огонь: то тѣмъ погасится внутренній огнь (теплое покаяніе). Довольно для меня внутренней болѣзни. Не усугубляйте ея внѣшнею. Лучше, братія, пролейте слезы о мнѣ и грѣшникахъ, подобныхъ мнѣ: ибо провелъ я дни мои въ грѣхахъ и безполезной суетѣ. Совсѣмъ неожиданно приблизился и напалъ на меня тать, совсѣмъ незамѣтно подошелъ и напалъ на меня хищникъ, чтобы низвесть меня въ неизвѣстное мѣсто. Умоляю тебя, о ты, который пришелъ ко мнѣ, не мучь, не утѣсняй меня! Если будешь инстязывать меня, какъ заслуживаютъ вины мои: то несчастный и бѣдный я!

Увы! какъ это случилось! Если только вспомню о дѣлахъ моихъ: трепещутъ колѣна и стучатъ зубы мои. Если только вспомню о поступкахъ моихъ: ужасъ обнимаетъ меня: поелику ни одного добраго дѣла не сдѣлалъ я; съ самаго рожденія моего ничего не дѣлалъ я добраго!

Не покрывайте меня ароматами: отъ этой почести никакой мнѣ нѣтъ пользы, – ни травами, ни благоуханіями: они не освободятъ меня отъ суда. Благовонія возжгите во святилищѣ, а мнѣ помогите молитвами. Ароматы посвятите Богу въ жертву, а меня погребите съ псалмами. Вмѣсто того, чтобы отягчать меня благовоніями и пахучими растеніями, вспомните обо мнѣ въ молитвахъ. Къ чему пріятное благоуханіе мертвецу, который не можетъ чувствовать его? лучше идите и благоухайте во святилицѣ, чтобы посѣщеніе его было пріятно.

Не покрывайте смердящаго трупа дорогими одеждами: это безполезно для него. Бросьте его между трупами: онъ не чувствуетъ почести.

Богатому прилично пышное погребеніе, а для бѣдняка – довольно его трупа. Царскому роду слѣдуетъ царская почесть, для странника – смиренная доля. Не кладите меня въ ваши гроба; ибо ваши украшенія ни къ чему мнѣ не послужатъ. Я обѣщалъ Богу быть погребеннымъ между странными. Я странникъ, какъ и они, итакъ положите меня, братія, у нихъ. Каждая птица любитъ свой родъ: такъ и человѣкъ себѣ равнаго. Погребите меня на мѣстѣ погребенія утѣсненныхъ, чтобы Сынъ Божій въ свое пришествіе возбудилъ меня изъ среды ихъ!

Воззри Господи! какъ умоляю я тебя. Умилосердись надо мною. Молю Тебя, Сыне Милостиваго, не воздай мнѣ по грѣхамъ моимъ. Если на беззаконія будешь взирать: кто устоитъ предъ Тобою (Пс. 129, 3)? Если потребуешь строгій отчетъ на судѣ: никто не останется безъ вины. Всѣ уста должны онѣмѣть, какъ написано (Рим, 3, 19), и весь свѣтъ достоинъ будетъ осужденія. Однакожъ я не теряю отъ того надежды: но привожу только слова писанія, чтобы доказать, какъ необходимо для человѣка милосердіе Божіе. Что пользы Тебѣ отъ того, Сыне Многомилостиваго, если низверженъ буду въ геенну? Яви на мнѣ милосердіе Твое, какъ обыкъ Ты. Тогда познана будетъ благость Твоя. Если же строго судить будешь: то, какъ сказала правда Твоя (Рим. 3, 10), между тысящами нѣтъ праведника и между десятью тысячей нѣтъ безвиннаго.

«Но ужели можно, Ефремъ, чтобы не судилъ я людей? чтобы сравнялъ праведныхъ съ неправедными, оправданныхъ и благихъ съ злыми.? Нѣтъ! никогда у свѣта не можетъ быть общенія со тьмою. Какъ Авель и его убійца могутъ раздѣлить одинаковую участь? Или какъ возможно, чтобы между мучениками обитали и гонители ихъ, когда тѣ вопіютъ противъ нихъ?»[1].

Не того желаю я; не о томъ, чтобы равно награждалъ Ты добрыхъ и злыхъ, молю я Тебя, Сыне Милостиваго. Плачу только о милости ко мнѣ и къ подобнымъ мнѣ. Посему повторяю прежній гласъ мой и не отступаю отъ увѣренія моего: если не по милости будешь поступать Ты, то никто не узритъ небеснаго царствія. Ибо только Единъ безъ грѣха между всѣми Ты, Который принялъ на Себя человѣческую природу. Я привожу это не потому только, что я грѣшникъ, но потому, что такова истина въ св. писаніи, какъ я привелъ, братія мои!

«Молчи съ твоими умными изрѣченіями, Ефремъ, говоритъ мнѣ ангелъ смерти. Всѣ увертки твои ни къ чему не послужатъ и приставы твои не смотрятъ на тебя». Онъ въ сильномъ негодованіи на меня и говоритъ: «молчи, не всѣ погибли, какъ ты». То есть – грѣшникъ воображаетъ, что каждый похожъ на него и слѣпецъ мечтаетъ, будто всѣ таковы же, какъ онъ.

Придите, братія мои, положите меня распростертымъ на одрѣ. Кончено; долѣе не остаюсь здѣсь. Удостойте меня на путь молитвою, псалмами и жертвою. Когда пройдетъ тридцать дней послѣ моей смерти: то принесите за меня жертву литургіи; мертвымъ помогаетъ жертва, когда приносятъ ее живые[2].

Не смотрѣли ли вы на вино въ чанѣ и на зрѣющія ягоды въ виноградникѣ? Когда, то-есть, созрѣваетъ вино въ виноградникѣ: и мертвое вино бродитъ въ чанѣ. И если лукъ чувствуетъ запахъ, любезные мои (когда на полѣ зрѣетъ тотъ, то и въ домѣ показываются ростки): не болѣе ли мертвые должны чувствовать, когда за нихъ приносится жертва? Ты возразишь мнѣ ученый: это сравненіе взято изъ природы; а природа не убѣждаетъ меня, пока ты не приведешь свидѣтельства. Будь терпѣливъ. Я представлю тебѣ и свидѣтельство изъ писанія, если хочешь. Моисей желалъ благословенія Рувиму до третьяго рода (Втор. 33, 6). Если же мертвому нельзя помогать: для чего благословилъ его сынъ Амры? Если ты вѣришь, что мертвые не могутъ чувствовать: то послушай только, что говоритъ апостолъ: если мертвые не возстаютъ: для чего и креститься за нихъ (1 Кор. 15, 29)? И если Маккавеи, прообразовательно праздновавшіе праздники и воспоминательныя празднованія, очищали, какъ вы читали (2 Мак. 12, 40-46), жертвою вины падшихъ на брани, но осквернившихся язычески: какъ далеко болѣе могутъ священники Сына Божія очищать грѣхи умершихъ священною жертвою и молитвами?

Когда вы соберетесь творить поминовеніе о мнѣ: то смотри – никто не твори беззаконія или грѣха, совершайте чисто, цѣломудренно и свято, братія мои! Говорю это не потому, что будто грѣхъ нецѣломудрія превосходитъ всѣ другіе; много грѣховъ болѣе тяжкихъ, чѣмъ блудъ: но потому, чтобы не отдать мнѣ за васъ отчета. Господь нашъ скажетъ мнѣ: «ты Ефремъ собралъ этихъ нарушителей брачнаго союза и развратныхъ людей. Но написано: Богъ будетъ судить ихъ (Евр. 13, 4), т. е. на послѣднемъ судѣ».

Что долженъ сказать я на это? Возлюбленные мои! весьма страшусь я. Но я повторяю прежнія слова мои: кого судитъ Богъ, тотъ найдетъ помилованіе на судѣ. Плотская похоть тоже, что закваска въ тѣстѣ; она раждается изъ человѣка, какъ огонь изъ кремня, и если однажды внутри оказалась, то жжетъ и губитъ его.

Приближтесь ученики мои! Примите благословеніе силою благословеннаго пастыря! Я не Ной: но вы должны быть тѣмъ же, чѣмъ Симъ и Іафетъ! не то я, что Мельхиседекъ: но вы можете быть благословлены, какъ Авраамъ! Не равенъ я Исааку: но придите – примите благословеніе, какъ Іаковъ! Не то я, что Моисей: но вы можете быть тѣмъ же, чѣмъ Іисусъ, сынъ Нуна[3]! Не равенъ я Иліи: но вы примите духъ мой какъ Елисей.

Авва! Ты чуденъ! Христосъ да прославитъ твою память! Да сіяешь ты подобно ангеламъ! Да блистаешь ты, какъ Моисей! Всѣ, какъ посмотрятъ на тебя, должны узнать, что ты служитель Божій!

Авраамъ, ты, который пришелъ и послѣдовалъ за мною! Да услышитъ тебя Богъ Авраама! Какъ скоро откроешь ты уста, да исполнитъ ихъ Господь ученіемъ мудрости! На тебѣ исполняется то, что, какъ слышу, говоритъ пророкъ: разшири уста, твои и я наполню ихъ (Пс. 80, 11).

Симеонъ! да услышатъ тебя Богъ, когда ты молясь призовешъ Его! когда придешъ ты въ городъ: то наполнишь церковь его какъ чашу. Видѣть тебя придутъ невѣсты; придутъ уединенныя дѣвы. Тогда получатъ они спасительное наставленіе; примутъ средства къ добродѣтели. Они научатся отъ тебя спасенію и мудрое ученіе примутъ на пользу духа. Да будешь ты славенъ въ мірѣ, какъ умный врачъ въ лагерѣ.

Мара аггельскій![4] невинная, простая, чистая душа! Ты невиненъ не по природному только расположенію къ добродѣтели, но простъ по свободной рѣшимости! Тотъ, на воздаяніе Котораго ты уповая раздѣляешь страданія мои какъ вѣрный послѣдователь, да воздастъ тебѣ награду съ благочестивыми, которую получаютъ праведники!

Зиновіи месопотамскій! Ты воинъ и сильный герой! Твои слова – огонь и онѣ жгутъ тернія идоловъ! Какъ пожаръ въ лѣсу твои наставленія пожираютъ ученіе еретиковъ! Облекись какъ Давидъ и побѣди вмѣсто Голіаѳа сыновъ заблужденія! Облекись въ вооруженіе пророковъ и въ броню апостоловъ! Твой спутникъ – Богъ твой, никогда непобѣдимый помощникъ[5].

Павлона! Да проклята будетъ матерь твоя! Горе чреву, которое родило тебя! Ибо ты принимаешь участіе во всѣхъ ересяхъ и служишъ во всѣхъ спорныхъ вопросахъ. Потому ты теряешь награду за всѣ труды твои, какъ Іуда сребренники свои. Столпъ, который, ты оставилъ, стоитъ на твоемъ тѣлѣ – примѣръ чуднаго наказанія; ты положась на слабую трость оставилъ трость креста[6].

Арваѳъ! преступникъ, развратникъ! Да изгладится память твоя изъ среды живыхъ! Ты отвергаешь кровь Христову и пьешъ мерзости грѣха! Сынъ, Котораго поносили уста твои, да отмститъ на Тебѣ поношенія! Да осуждены будутъ аріане, манихеи, каѳары, офиты[7], маркіониты, евноміане, вардесаниты, кукиты[8], павліанисты[9], валентиніане. саббатики[10] и ворворіанами[11] вмѣстѣ со со всѣми другими ересями и ложными ученіями.

Благословенъ живущій въ святой церкви! Она есть агница, которой не пожираетъ волкъ, непорочная голубица, которой не могъ захватить въ когти преслѣдующій ястребъ. Но горе ересямъ и ихъ послѣдователямъ! Чаша въ рукѣ Господа – полна пѣнящагося вина. Невѣрующіе пили, опьянѣли, отдѣлились отъ церкви, возстали на Іисуса; какъ бѣшенный песъ угрызаетъ даже господина своего, хотя и знаетъ его, такъ еретики изрыгаютъ поношенія на Господа своего. Но благословенъ Онъ, Который превыше ихъ и Коего высоты они не достигнутъ. Если бы возможно было злымъ возвыситься на небо: они и тамъ начали бы спорить, въ мирныхъ обителяхъ небожителей. Разъ ихъ братья сдѣлали преступное покушеніе взойти на небо: но правда судила ихъ, преступники посрамлены и остались въ стыдѣ (Быт. 11). Если жe тѣхъ, которые домогались взойти въ жилища Ангеловъ, постигло такое наказаніе и воздаяніе: какъ строго, братія, будутъ судимы тѣ, которые домогаются положить раздѣленіе между Отцемъ, Сыномъ и св. Духомъ и представить ихъ различными по природѣ и сущности, каковы аріане и др?

Итакъ стойте твердо въ ученіи моемъ, ученики мои, и не уклоняйтесь отъ моей вѣры. Если кто распространяетъ сомнѣніе о Богѣ: да бродитъ онъ по землѣ какъ Каинъ! Кто настаиваетъ, что Сынъ менѣе Отца: да поглотитъ его живаго земля! Кто сомнѣвается о св. Духѣ: да не получитъ примиренія! Кто возмущается противъ церкви: да будетъ прокаженъ, какъ Гіезій. Кто уклоняется отъ моей вѣры: да удавитъ его петля Іудова. Тяжекъ грѣхъ поношеніе на Бога! Бѣгите его, братія мои! Хульникъ и поноситель согрѣшаетъ противъ живаго Бога!

Ахъ! довольно у насъ и плотскихъ грѣховъ. Не увеличимъ ихъ беззаконіемъ (поношеніемъ на Бога и ересью)!

Единственная надежда и утѣшеніе для меня предъ Богомъ, что никогда не злословилъ я Господа, и поношенія на него не изрыгалъ я. Ненавидѣлъ я, Господи, враговъ Твоихъ и не любилъ противниковъ Твоихъ (Пс. 138, 21, 22).

Напишите слова мои на сердцахъ вашихъ и вспоминайте о нихъ! По смерти моей придутъ къ вамъ злые люди, одѣтые овечьею одеждою, но внутри хищные волки. Сладко звучатъ слова устъ ихъ: но горечь – помышленіе сердца ихъ. Они кажутся добрыми: но отъ сатаны они[12]. Бѣжите ихъ и ученія ихъ. Вы хорошо знаете: кого поймаютъ тамъ, гдѣ поносятъ Царя, потащатъ къ суду и огласятъ преступникомъ[13]. Пусть онъ не виновенъ въ ругательствахъ: но его накажутъ за то, что не ревновалъ онъ противъ нихъ. Не имѣй общенія съ учителями заблужденія, не ходи вмѣстѣ съ невѣрующими. Лучше жить съ діаволомъ, чѣмъ съ невѣрующимъ. Ибо того заклянешь и онъ бѣжитъ, потому что не можетъ устоять предъ Іисусомъ. Но этого десять тысячъ разъ заклинай, и онъ не покидаетъ злобы своей, не оставляетъ безумія своего.

Трудъ не безъ плода – учить демоновъ, но не обращать еретиковъ. Тѣ исповѣдывали: «Ты – Сынъ Божій, Господи» (Мар. 3, 11, 12). А невѣрующіе упорно настаиваютъ: Онъ – не Сынъ Божій. Сатана, живущій въ нихъ, исповѣдуетъ: а они упорствуютъ въ противорѣчіи. Когда платанъ выростъ на утесѣ: и отпадшій сдѣлается христіаниномъ. Если можетъ быть, что гора унизится, какъ написано (Ис. 40, 4. Еккл. 1, 15), даже до равнины и если можетъ быть, что платанъ появится росткомъ на утесѣ въ пополненіе пророческаго слова: то можетъ случиться, что и отпадшій будетъ Христовымъ ученикомъ. Если воронъ можетъ быть бѣлъ: то и такое нечестіе можетъ исправиться.

Зимою снѣгъ падая попадаетъ на ворона, такъ что на первый разъ отъ снѣга на крыльяхъ онъ кажется бѣлымъ: такъ худые люди, слушая о судѣ, устрашаются мукъ, сожалѣютъ о беззаконіяхъ своихъ, оставляютъ видъ свой, обращаются отъ дѣлъ своихъ къ правдѣ. Но обращеніе ихъ рѣдко бываетъ продолжительнымъ.

Слушайте, ученики мои, наставленія мои, помните слова мои. Не отступайте отъ моей вѣры, не уклоняйтесь отъ ученія моего. Будьте увѣрены, что безпокойство и замѣшательство возстанутъ въ городѣ: но вы тщательно оставайтесь при вашей истинѣ и твердо держите вѣру! Все, что написано, случится, все, что предсказано, исполнится. Небо и земля мимо идутъ: но ни одна іота изъ словъ Божіихъ не останется безъ исполненія, какъ увѣрилъ Господь нашъ съ клятвою (Мат. 5, 18. Лук. 16, 17). И вы знаете, что Онъ не лжетъ.

Теперь Ангелъ, который долженъ вести меня, близко. Итакъ умолкни, Ефремъ, съ твоимъ ученіемъ! Заклинаю Тебя, Господи Іисусе, искренностію любви не поставь меня ошуюю, когда явишься Ты.

Еще нѣчто имѣю сказать вамъ. Вы живы, – это не ложно. Когда былъ я еще дитею и находился еще на колѣнахъ матери: она видѣла во снѣ видѣніе, которое оправдалось. На языкѣ моемъ отпрыснула виноградная лоза; она росла выше и выше, пока наконецъ выросла до неба. На ней было плодовъ безъ конца и листьевъ безъ числа. Она ширилась непрестанно болѣе и болѣе, распространилась кругомъ и къ ней собрался весь міръ, чтобы вкушать плоды, но плоды не пропадали; напротивъ чѣмъ болѣе окружающіе рвали, тѣмъ болѣе росло число кистей: кисти означали бесѣды; листья составляли образъ гимновъ. Раздаятоль – Богъ. Да будетъ препрославлена благость Его! Ибо Онъ по Своему благоволенію даровалъ мнѣ дары сіи изъ своей сокровищницы.

Живите счастливо, друзья мои! Молитесь за меня, возлюбленные мои! Видите – время работнику возвратиться на родину. Но ахъ, горе мнѣ! Добро мое, всѣ сокровища мои расточены. О смерти добрыхъ людей никто не плачетъ; они ложатся въ гробъ для жизни. Но о мнѣ и подобныхъ мнѣ грѣшникахъ пролейте слезы, братія мои! Дни мои, жизнь моя протекла въ суетѣ.

Будь счастлива земля! Да счастливитъ тебя радость дѣтей твоихъ! Да господствуетъ миръ въ церкви! Да окончатся гоненія нечестивцевъ! Да исправятся нечестивые, да покаятся грѣшники!

Ну – милости просимъ, о Ангелъ, отдѣляющій душу отъ тѣла, каждую часть отводящій въ свое особое мѣсто, пока они не соединятся въ воскресеніи!

 

«Черниговскія Епархіальныя Извѣстія». Прибавленія. 1862. № 11. С. 179-189.

 

[1] Вводятся слова Господа; за тѣмъ слѣдуютъ слова Ефрема.

[2] Мѣсто весьма замѣчательное для ученія о поминовеніи за усопшихъ; св. Ефремъ далѣе даже доказываетъ пользу молитвъ за умершихъ то изъ природы, то изъ писанія. Протестанты за эти мысли огласили было самое завѣщаніе неподлиннымъ. Но о завѣщаніи преп. Ефрема говоритъ уже св. Григорій Нисскій и подлинность его вполнѣ доказала ученымъ Ассемани.

[3] Въ оргин. Іисусъ названъ «бинъ-Нунъ» – «сынъ Нуна», въ Септуагинтѣ – Νουμ «Нумъ», откуда произошла цсл. форма «Навинъ», перешедшая затѣмъ въ синод. переводъ. Форма «Навинъ» можетъ восходить къ слову «нави́» – «пророкъ», съ которымъ ошибочно ассоциировали греч. форму Ναυν ‹Нау́нъ›. Но въ др.-евр. имя «Нунъ» не имѣетъ никакого сходства съ «нави», т. к. корень «нунъ» имѣетъ значеніе «распространяться». – ред.

[4] Аггелъ – городъ месопотамскій; въ греч. перев. «Газиреянинъ» – не вѣрно.

[5] Зиновій, діаконъ одесской церкви ученикъ св. Ефрема, до нынѣ извѣстенъ по многимъ сочиненіямъ своимъ противъ еретиковъ, напр, противъ маркіонитовъ и другими. Assemani Orient, bibl. s. 37, 341.

[6] Павлона и Арваѳъ отличались краснорѣчіемъ, но отпали отъ истины; уклоненіе ихъ въ ересь святый зритъ въ пророчественномъ духѣ какъ событіе настоящее для него. «Столпъ, который ты оставилъ» – подъ этими словами греческій переводчикъ разумѣетъ Бога. Но, мысль у провидца другая: «церковь – столпъ истины (1 Тим. 5, 16), произнесетъ на тебя осужденіе и ты будешь наказанъ чудеснымъ образомъ». Осужденіе церкви имѣло обнаружиться въ видимой чудесной казни надъ отступникомъ, какъ это было надъ Аріемъ, какъ это было надъ коринѳскимъ грѣшникомъ (Кор. 5, 5).

[7] Каѳары – чистые, такъ называли себя Новатіане; они отдѣлились отъ церкви за то, что она принимала покаяніе грѣшниковъ, не считала брака нечистотою. Нынѣшніе раскольники – близкое подобіе Новатіанамъ. Офиты назывались такъ потому, что чтили премудрость – Сына въ видѣ змія; это отрасль Валентина гностика. (Avgustin de haeres.).

[8] Объ этой, по другимъ памятникамъ неизвѣстной, ереси св. Ефремъ разъ упоминаетъ въ своихъ гимнахъ противъ ересей, и видно, что въ Сиріи она была въ силѣ; ея основатель Кукусъ слѣдовалъ ученію Валентина, но отдѣлясь отъ него простеръ мечты воображенія еще далѣе, чѣмъ Валентинъ.

[9] Послѣдователи Павла Самосатскаго, бывшаго епископомъ въ Антіохіи.

[10] По Тертулліану родъ гностиковъ, по словамъ св. Ефрема послѣдователи Маркіона, но отличавшіеся тѣмъ, что постились въ субботу.

[11] Самая безстыдная секта между гностиками, по справедливости получившая названіе отъ слова греческаго – грязь «потому что они осквернялись», какъ говоритъ св. Ефремъ въ 22 гимнѣ противъ ересей.

[12] Въ пятомъ вѣкѣ явилось въ Сиріи несторіанство и въ Эдессѣ основалось училище несторіанское – разсадникъ заблужденія: но не долго существовала эта школа, ее закрыли при имп. Зенонѣ. Монофизиты также были сильны въ Эдессѣ и ея окрестностяхъ.

[13] Въ греч. переводѣ вовсе не вѣрно выражена мысль подлинника, очевидная и по связи.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: