Замѣтка: О русскихъ поминаніяхъ.

Наши русскія поминанья – это завѣщанія, полученныя нами отъ нашихъ православныхъ предковъ, – завѣщанія ихъ намь помнить своихъ отшедшихъ отцовъ и братій, поминать ихъ въ молитвахъ своихъ и молиться объ упокоеніи душъ ихъ. И свято исполняетъ это завѣщаніе своихъ предковъ православный русскій народъ, находя въ этомъ исполненіи духовное для себя утѣшеніе и нравственное ободреніе. Съ какимь благоговѣйнымъ чувствомъ напр., какая-нибудь деревенская старица несетъ поминанье въ храмъ, покупаетъ тамъ небольшую просфору, кладетъ на нее поминанье и трудовую лепту и отсылаетъ все это въ алтарь, чтобы священникъ вынулъ изъ просфоры частицы о здравіи живыхъ, а главнымъ образомъ о упокоеніи умершихъ, а сама она становится на колѣна и творитъ тихо и умильно свою поминальную молитву. Особенно усердно совершаются поминовенія умершихъ въ извѣстные сроки послѣ ихъ кончины – третій, девятый, сороковой и годичный день и въ дни общественныхъ поминовеній – Димитріевскую, Мясопустную субботы и т. под. Дома поминанья хранятся въ святомъ углу на иконахъ или въ божницѣ. Пастыри Церкви должны всѣми средствами поддерживать въ народѣ святой обычай имѣть поминанья и поминать по нимъ въ храмѣ и въ домахъ своихъ присныхъ и знаемыхъ.

Извѣстно, что исчезновеніе того иля другаго обычая въ народѣ всегда сопровождается ослабленіемъ самыхъ вѣрованій и воззрѣній, вызвавшихъ этотъ обычай, и, наоборотъ, сохраненіе древнихъ обычаевъ поддерживаетъ въ силѣ и свѣжести самыя вѣрованія. Небольшая книжка-поминанье напоминаетъ живымъ объ умершихъ и зоветъ ихъ помянуть въ молитвахъ присныхъ своихъ, а вмѣстѣ съ этимъ она, естественно, переноситъ мысль человѣка къ загробной жизни, ожидающей его тамъ участи и возбуждаетъ благочестивое настроеніе духа и даетъ доброе направленіе чувствамъ. Исчезни изъ употребленія поминанья, – и кто знаетъ, не ослабѣетъ ли у народа, со всѣми своими послѣдствіями, самая мысль о загробной жизни и о нашей духовкой связи съ умершими.

Во исполненіе заповѣди Спасителя о молитвѣ вообще и на основаніи ученія апостоловъ о молитвѣ другъ за друга, вѣрующіе съ самыхъ первыхъ временъ христіанства считали своею обязанностію молиться не только за живыхъ, но и за отгаедшихъ изъ міра собратій, помня слова Апостола: аще живемъ, аще умираемъ, Господни есмы (Римл. 14, 8). Съ развитіемъ общественнаго Богослуженія, поминовеніе умершихъ, равно какъ и молитвы за живыхъ, входятъ, какъ составная часть, въ самое богослуженіе. Самымъ важнымъ въ семъ отношеніи памятникомъ служатъ относящіеся въ глубокой древности разные чины литургій, въ которыхъ полагались моленія и за усопшихъ. Такъ, напр., въ содержащемся въ Постановленіяхъ Апостольскихъ чинѣ литургіи, послѣ освященія Даровъ, положено поминать въ молитвѣ не только живыхъ, но и всѣхъ въ вѣрѣ скончавшихся. Св. Кириллъ Іерусалимскій въ своемъ чайноводственномъ поученіи приводитъ выдержку изъ чина литургіи св. Іакова брата Господня, гдѣ содержится указаніе и на то, что по освященіи Даровъ должно слѣдовать поминовеніе патріарховъ, пророковъ, апостоловъ и мучениковъ, а также всѣхъ прежде усопшихъ.

Формою, въ которой выражались молитвы Церкви какъ за живыхъ, такъ и за умершихъ членовъ и собратій но вѣрѣ, было чтеніе диптиховъ за литургіей. Такимъ образомъ, являясь первою формою для поминовенія живыхъ и умершихъ, диптихи служатъ прототипомъ нашихъ поминаній. Диптихъ – двѣ деревянныя, костяныя или металлическія, продолговатыя дощечки, соединенныя одна съ другою помощью шнурка, тесьмы или шарнира и складывавшіеся вмѣстѣ, на подобіе книжнаго переплета; диптихи играли у древнихъ римлянъ и грековъ роль записныхъ и памятныхъ книжекъ. Христіанская Церковь воспользовалась ими для записи въ нихъ именъ живыхъ и умершихъ для поминовенія ихъ за богослуженіемъ, – и диптихи такимъ образомъ получили богослужебное употребленіе. Съ теченіемъ времени внѣшній форматъ диптиховъ измѣнился: они стали представлять изъ себя не двѣ дощечки, а цѣлыя тетради, съ тремя, четырьмя, пятью и многими листами и называться триптихи, пандиптихи и полидиптихи. Но какъ бы ни дробились диптихи по составу поминаемыхъ именъ и какъ бы ни увеличился ихъ объемъ, все же они, съ увеличеніемъ числа вѣрующихъ, не могли вмѣщать въ себя имена всѣхъ, принадлежащихъ къ той или другой церковной общинѣ; поэтому стали вносить въ диптихи имена не всѣхъ вѣрующихъ, принадлежащихъ къ той или другой церковной общинѣ, а только тѣхъ, которые пользовались особымъ почетомъ и которые дѣлали приношенія для евхаристіи. Но такъ какъ, съ теченіемъ времени, и такихъ именъ оказывалось въ диптихахъ много, то должно было измѣниться положеніе диптиховъ въ церкви. Сначала диптихи имѣли значеніе богослужебной книги и имена записанныхъ тамъ лицъ прочитывались за литургіей вслухъ, а потомъ прекращается чтеніе диптиховъ вслухъ за литургіей, и диптихи дѣлаются въ богослуженіи побочными книгами.

Въ чинахъ литургій Василія Великаго и Іоанна Златоустаго поминовеніе святыхъ введено въ самый чинъ и изложено въ Служебникѣ и совершается оно по классамъ, а не поименно, а чтеніе диптиховъ о живыхъ и умершихъ предоставляется желанію служащихъ священнослужителей и совершается оно тайно, не вслухъ: при пѣніи «Достойно есть» діаконъ поминаетъ диптихи, сирѣчь помянникъ усопшихъ а при чтеніи священникомъ возглашенія: «Въ первыхъ помяни, Господи».... діаконъ поминаетъ помянникъ живыхъ (Чинъ лит. Св. Іоанна Злат.). Но и въ такомъ церковномъ употребленія диптихи существовали на востокѣ и западѣ только приблизительно до восьмаго вѣка; съ этого времени чтеніе диптиховъ за литургіей уже совсѣмъ прекращается, и диптихи выходятъ изъ церковнаго употребленія. Въ настоящее время у грековъ диптихами называются поминанья, сохраняемыя въ домахъ, а не въ церкви.

Изъ диптиховъ развилась на востокѣ новая форма, въ которой выражались молитвы Церкви какъ за живыхъ, такъ особенно за умершихъ, извѣстная подъ названіемъ синодиковъ. Названіе синодиковъ взято съ синодика недѣли православія, и у насъ въ Россіи оно народомъ превращено было въ сенаникъ и даже въ нѣкоторыхъ мѣстахъ ценавникъ. Мы не имѣемъ свѣдѣній о синодикахъ греческихъ, но у насъ въ Россіи они были очень распространены и среди книжной письменности занимали одно изъ первыхъ мѣстъ. И это понятно, если обратимъ вниманіе на составъ и содержаніе синодиковъ. Въ синодикахъ запись поминаемыхъ именъ предварялась цѣлымъ рядомъ сказаній о мытарствахъ и будущей загробной жизни, а это такія сказанія, которыя въ древней Руси пользовались особенною любовію и были особенно распространены въ народѣ. Нравоучительныя повѣствованія, входившія въ составъ синодиковъ, брались изъ патериковъ, прологовъ и различныхъ апокрифическихъ сказаній и сопровождались украшающими ихъ миніатюрами. Иногда въ древнихъ синодикахъ нравоучительный отдѣлъ бываетъ весьма богатъ и разнообразенъ: статьи, вошедшія въ нихъ, взяты изъ твореній отцевъ Церкви, Василія Великаго, Іоанна Златоустаго.... изъ житійныхъ и легендарныхъ сказаній о святыхъ; къ числу этихъ послѣднихъ относятся сказанія о разлученіи души отъ тѣла человѣка грѣшнаго, бесѣда преп. Макарія съ черепомъ идольскаго жреца и др. Въ бесѣдѣ преп. Макарія съ черепомъ жреца разсказывается о томъ, какъ преп. Макарій, ходя по пустынѣ, обрѣлъ сухой черепъ человѣка. «И вопроси преподобный черепъ, глаголя: кто еси? И отвѣща ему черепъ, глаголя: азъ есмь жрецъ идольскій, долго быхъ на семъ свѣтѣ съ погаными цари и князи». Преподобный спросилъ черепъ, гдѣ онъ теперь находится, на что черепъ сказалъ, что теперь онъ очень глубоко заключенъ во тьмѣ вѣчной съ погаными еретиками. Но когда святые отцы и добрые христіане творятъ молитву въ пятокъ вечеромъ и въ субботу за усопшія души, тогда тьма разгоняется, и они видятъ лица другъ друга. Тогда преподобный Макарій взялъ черепъ и закопалъ его въ землю, прославляя Бога, открывшаго ему такое преувѣдѣніе о состояніи умершихъ. Изъ этого сказанія дѣлается наставленіе, что слѣдуетъ совершать молитвы за усопшихъ, и не только за своихъ родныхъ и знакомыхъ, но и за всѣхъ людей.

Послѣ назидательныхъ статей въ синодикахъ слѣдуетъ перечень именъ для поминовенія. Имена подлежащія поминовенію, располагаются по тѣмъ самымъ рубрикамъ и въ томъ же порядкѣ, какъ и въ древнихъ диптихахъ. Сперва помѣщаются восточные патріархи, митрополиты русскіе, епископы своей епархіи, удѣльныя князья, княгини, цари, царицы, государи, государыни, настоятели монастырей, и т. д. Объемъ синодиковъ, осложненныхъ помѣщеніемъ въ нихъ многихъ назидательныхъ повѣстей, дѣлалъ то, что синодики не могли, подобно древнимъ диптихамъ, прочитываться за литургіею; а трудность переписки объемистыхъ синодиковъ послужила причиною того, что синодики преимущественно были въ употребленіи въ монастыряхъ, соборахъ и въ нѣкоторыхъ приходскихъ церквахъ, но почти не встрѣчались у частныхъ лицъ. А между тѣмъ вѣрующее сердце православнаго христіанина желало совершить молитвы объ умершихъ и желало имѣть для этого посредника между собою и священнослужителями, приносящими Господу моленія. Такимъ посредникомъ и является наше поминанье. Наше поминанье представляетъ изъ себя послѣднюю ступень въ развитіи поминальныхъ записей. По внѣшней формѣ поминанья болѣе подходятъ къ древнему диптиху, представляя изъ себя маленькія книжечки, въ которыхъ такъ же, какъ и въ диптихахъ, существуетъ двѣ рубрики: одна для записи именъ «за здравіе», а другая для записи именъ «за упокой».

 

«Рижскія Епархіальныя Вѣдомости». 1900. №№ 15-16. Отд. Неофф. С.564-568.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: