Епископъ Павелъ (Вильчинскій) – О послѣдней пасхальной вечери Иисуса Христа съ учениками.

Какъ извѣстно, о послѣдней Пасхальной вечери Іисуса Христа ученые критики отрицательнаго направленія разногласятъ и съ евангельскими сказаніями и съ церковнымъ преданіемъ. Хотя разногласіе это, при всей остроумной софистикѣ западныхъ ученыхъ, достаточно опровергнуто въ нашей богословской наукѣ, но и теперь требуются нѣкоторыя дополнительныя разъясненія поданному вопросу, что и составляетъ предметъ настоящей статьи.

Подлежатъ уясненію собственно два вопроса: 1) – какую вечерю совершилъ Господь съ учениками предъ своими страданіями и смертію, пасхальную или обыкновенную. 2) Въ одно ли время съ іудеями, вкушавшими пасхальнаго агнца, совершена была Господомъ эта вечеря, или днемъ раньше.

I.

Евангелисты, повѣствуя о вечери Господа съ учениками предъ страданіями, постоянно называютъ ее пасхою. Они повѣствуютъ, что ученики Господа, приступивъ къ нему, спрашивали Его: гдѣ хощеши уготоваемъ ти ясти пасху (Мѳ. 26, 17; Марк. 14, 12; Лук. 22. 1, 7), что апостолъ Петръ и Іоаннъ, посланные Спасителемъ во градъ Іерусалимъ, уготовляютъ тамъ Пасху: и уготоваша пасху (Мѳ. 26, 19), что самъ Господь, посылая учениковъ къ хозяину дома, гдѣ имѣла быть совершена вечеря, поручаетъ сказать тамъ хозяину: время мое близь есть, у тебе сотворю пасху со ученики моими (Мѳ. 26, 18).

Съ словомъ пасха соединялось у евреевъ три значенія.

Во первыхъ они называли пасхою Агнца пасхальнаго (Исх. 12, 5-6; Числ. 9, 10-12; 2 Пар. 30, 15-19. 35).

Во вторыхъ Пасхою называли евреи и всѣ жертвы закалаемыя въ 14 день I -го мѣсяца еврейскаго года, какъ пасхальнаго агнца, такъ и животныхъ приносимыхъ въ зтотъ день въ качествѣ жертвъ мира и всесожженія.

Наконецъ, Пасхою называли евреи и самый день праздника (Лев. 23, 2-5, Марк. 14, I Іезек. 45, 21), а иногда и весь семидневный праздникъ опрѣсноковъ, начинающійся днемъ Пасхи (Лук. 22, 1; 2 Пар. 30, 16. 17; Исх. 34, 25; Іоан. 18, 39; Мѳ. 27, 15; Марк. 15. 16).

Называя послѣднюю вечерю Господа съ учениками пасхою, евангелисты очевидно употребляютъ это слово въ первомъ его значеніи, то есть обозначаютъ этимъ вкушеніе пасхальнаго агнца, причемъ иногда прямо употребляютъ выраженіе, что Господь и апостолы собрались ѣсть пасху (Мр. 14, 12-14; Лук. 22, 7. 11). Итакъ наименованіе въ Евангеліяхъ вечери Господней Пасхой даетъ право утверждать, что Господь и апостолы на послѣдней вечери предъ страданіями вкушали агнца пасхальнаго. Это была не обычная трапеза, а пасха.

– Тотъ же выводъ можно сдѣлать изъ повѣствованія евангелистовъ о мѣстѣ, гдѣ совершена была эта вечеря. Мѣсто для празднованія пасхальной вечери, по сказаніямъ евангелистовъ, назначается въ Іерусалимѣ. Господь говоритъ посылаемымъ апостоламъ: идите во градъ, и тамъ повелѣваетъ имъ уготовать горницу велію постлану (Лук. 22, 12). Но для чего нужны были бы такія необыкновенныя приготовленія къ совершенію вечери обыкновенной. Несомнѣнно Господь очень часто совершалъ трапезу совмѣстно съ учениками своими, но нигдѣ въ евангеліяхъ не упоминается о какихъ либо особенныхъ приготовленіяхъ мѣста для подобныхъ трапезъ.

Обыкновенная трапеза, или даже пасха воспоминательная, какъ называетъ тайную вечерю Гроцій (Grotius, ad Math. 26, 18), могли быть совершаемы во всякомъ мѣстѣ. Законъ Ветхозавѣтный о празднованіи пасхи къ нимъ не имѣлъ никакого отношенія. Онъ – только относительно вкушенія пасхальнаго агнца опредѣлялъ, что вкушеніе его непремѣнно должно быть на мѣстѣ, еже изберетъ Господъ Богъ, то есть въ Іерусалимѣ (Второз. 16, 5-6). И если Спаситель, по сказанію евангелистовъ, восходитъ для совершенія вечери во Іерусалимъ, на указанное Богомъ мѣсто; то съ полною справедливостію можно сказать, что въ то время была совершена Господомъ именно Пасхальная вечеря.

Къ тому же убѣжденію, что Господь совершилъ Пасхальную вечерю, приводятъ свидѣтельства евангелистовъ, что тайная вечеря окончилась пѣніемъ: «и воспѣвше, изыдоша въ гору Елеонску» (Мѳ. 26, 30; Мр. 14, 26). Достовѣрно извѣстно, что іудеи пѣли во время ночи только при совершеніи вечери Пасхальной. «Ты не долженъ пѣть ночью, говоритъ іудейское преданіе, кромѣ той ночи, въ которую снѣдается агнецъ пасхальный». А въ сію ночь евреи обязаны были пѣть непремѣнно, такъ какъ пѣніе было необходимою принадлежностію празднованія Пасхи и отличіемъ сей ночи отъ другихъ.

И такъ не подлежитъ никакому сомнѣнію, что Спасителемъ предъ Его страданіемъ и смертію была совершена Пасхальная вечеря.

II.

Но когда именно была совершена Спасителемъ послѣдняя Пасхальная вечеря: въ одно ли время съ іудеями, или ранѣе?

Изъ Евангельскихъ сказаній о совершеніи Спасителемъ Пасхи извѣстно, что въ первый день опрѣсноковъ ученики обратитись къ Господу съ вопросамъ, гдѣ онъ желаетъ вкушать пасху (Мѳ. 26, 18; Мр. 14, 13; Лук. 22, 10); и два изъ нихъ были посланы имъ въ Іерусалимъ, чтобы тамъ уготовать Пасху (Мѳ. 28, 29-49; Мр. 14, 25-42; Лук. 22, 29-46); и что вечеромъ въ тотъ же день опрѣсноковъ, въ онъ же подобаше жрети пасху (Мѳ. 26, 26-29; Мр. 14, 22-25; Лук. 22, 7), Господь совершилъ ее вмѣстѣ съ учениками своими (Іоан. 18, 1; Лук. 22, 39; Марк. 14, 26), и установилъ Новозавѣтную вечерю.

По окончаніи Тайной вечери Спаситель съ учениками своими съ пѣніемъ удаляется на другую сторону потока Кедрскаго, на гору Масличную. Здѣсь Онъ взятъ былъ воинами (Мѳ. 26, 57; Мр. 14, 46; Лук. 22, 54; Іоан 18, 12), которые приводятъ его къ Первосвященнику Аннѣ (Іоан. 18, 13), а потомъ къ Каіафѣ (Мѳ. 26, 57; Іоан. 18, 24). Утромъ отъ Каіафы ведутъ Спасителя въ Преторъ къ Понтію Пилату (Мѳ. 27, 1-2; Мр. 15, 1; Лук. 23, 1; Іоан. 18, 28).

Пилатъ выводитъ Іисуса Христа къ архіереямъ и старцамъ, которые привели Его, такъ какъ они не хотѣли войти въ Преторъ, да не осквернятся, но да ядятъ пасху (Іоан. 18, 28). Пилатъ предлагаетъ іудеямъ отпустить Спасителя по случаю наступающаго праздника (Мѳ. 27, 15-23; Мр. 16, 6-14; Лук. 24, 16-22), но, послѣ отказа ихъ въ этомъ и требованія казни, осуждаетъ Господа на распятіе въ навечеріи Пасхи (ἦν δὲ παρασκευὴ τοῦ πάσχα).

Изъ снесенія приведенныхъ выше евангельскихъ повѣствованій ясно, что Спаситель совершилъ Пасхальную вечерю не въ одно время съ іудеями, но днемъ ранѣе общаго іудейскаго празднованія, и въ тотъ день, когда вечеромъ начиналось вкушеніе іудеями пасхальнаго агнца, былъ распятъ на крестѣ. Но въ виду различныхъ недоумѣній, возникающихъ при чтеніи этихъ повѣствованій, мы остановимся на этомъ вопросѣ поподробнѣе.

День въ который Господь нашъ Iисусъ Xристосъ былъ распятъ въ евангеліи св. Іоанна называется παρασκευὴ τοῦ πάσχα (Іоан. 19, 14), то есть такимъ днемъ, въ который Іудеи приготовлялись къ празднованію Пасхи, такъ какъ выраженіе παρασκευὴ τοῦ πάσχα означаетъ и означало у іудеевъ день ближайшій или приготовительный къ празднику Пасхи. Отсюда очевидно, что іудеи въ день страданій Господа не праздновали пасхи, а только приготовлялись къ празднованію ея вечеромъ и сказаніе евангелиста Іоанна о совершеніи Спасителемъ Пасхальной вечери прежде іудейской пасхи безспорно и вполнѣ вѣрно (Іоан. 13, 1).

По сказанію евангелиста Матѳея Господь посылаетъ своихъ учениковъ, Петра и Іоанна, въ Іерусалимъ для приготовленія Пасхи, и повелѣваетъ имъ сказать тому, у кого будетъ совершена Пасха: время мое близь есть (Мѳ. 26, 18). Прямой и вѣрный смыслъ этихъ словъ тотъ, что хотя время празднованія Пасхи по закону Моисея уже приблизилось, но пасхальная вечеря Господа была совершена имъ прежде пасхи іудейской.

Изъ евангельскихъ сказаній извѣстно также, что Господь въ ночь послѣ Тайной вечери былъ преданъ іудеями и былъ судимъ первосвященниками Анной и Каіафой, а на другой день былъ представленъ на судъ къ Пилату, который, признавая Его невиннымъ, предлагалъ іудеямъ отпустить Его, но, по требованію іудеевъ, отпустилъ Варраву (Іоан. 18, 29-40). Очевидно, что іудеи тогда еще не праздновали Пасхи, такъ какъ въ праздникъ они не могли и не должны были дѣлать ничего подобнаго – ни приводить кого либо на судъ, ни выслушивать свидѣтелей, ни начинать судопроизводство (Mischna, c. VIII, lib. VI; Maimonides ad Iom. tob. c. 1). Все это было невозможно въ день празднованія Пасхи.

Всѣ евангелисты свидѣтельствуютъ, что архіереи и книжники, сдѣлавъ совѣщеніе умертвить Іисуса Христа, всячески опасались учинить это злодѣяніе въ праздникъ, чтобы не произвести возмущеніе въ народѣ (Мѳ. 26, 3-5; Мр. 14, 1-2; Лук. 22, 2; Іоан. 11, 47-57). И опасенія ихъ были не напрасны. Имъ дѣйствительно въ такомъ случаѣ угрожала опасность и со стороны Римскаго правительства и со стороны іудейскаго народа. Въ народѣ весьма легко могло возникнуть негодованіе и даже возмущеніе противъ архіереевъ и членовъ Синедріона за нарушеніе праздничнаго покоя и омраченіе святости дня убійствомъ; а за симъ могло возникнуть возмущеніе народа и противъ допустившей это гражданской власти. Тогда архіереи и книжники неизбѣжно подверглись бы разнаго рода обидамъ отъ раздраженной черни, а тѣмъ болѣе не избѣжали бы гнѣва и мести отъ Римскихъ правителей, которымъ всегда стоило много труда поддерживать спокойствіе въ народѣ, къ возмущеніямъ склонномъ.

Въ евангельскихъ повѣствованіяхъ тотъ день въ который Спаситель находился въ гробѣ, называется великимъ днемъ субботы μεγὰλη ἤμερα τοῦ σαββάτου (Іоан. 19, 31. 42)[1]. Такое наименованіе зависитъ отъ стеченія въ тотъ день двухъ праздниковъ. Извѣстно, что у іудеевъ не только седьмой день недѣли, но и всякій годовой праздникъ назывался субботою – покоемъ; когда же первый день годового праздника падалъ на субботу недѣли, тогда его называли субботою субботъ или великою субботою. Но великою субботою никогда не называли, второго и дальнѣйшихъ дней Пасхи въ случаѣ стеченія ихъ съ субботою, а только первый пасхальный день въ случаѣ стеченія его съ субботою. По этому съ полнымъ правомъ можно сказать, что у іудеевъ въ день крестныхъ страданій Іисуса Христа не было еще праздника пасхи, а первымъ днемъ праздника была у нихъ суббота, и что пасхальная вечеря Іисуса Христа совершена была Имъ, какъ свидѣтельствуетъ евангелистъ Іоаннъ, прежде пасхи іудейской.

На основаніи всего вышесказаннаго можно сдѣлать слѣдующіе выводы:

1) Въ годъ страданій Спасителя и совершенія имъ Тайной вечери первымъ днемъ іудейской пасхи была суббота, а навечеріемъ пасхи былъ пятокъ.

2) Во время страданій и смерти Господа іудеи еще не праздновали своей пасхи и присутствовали при совершеніи казни. Только въ виду близости наступленія праздника они, во время суда у Пилата, не вошли въ преторъ, да не осквернятся, но да ядятъ пасху.

3) Празднованіе іудеями пасхи въ субботу не соотвѣтствовало постановленіямъ закона Моисея. Архіереи и книжники, по мнѣнію св. Iоанна Златоуста перенесли пасху на субботу, чтобы имѣть время предать Іисуса Христа на страданія и смерть до своего праздника.

4) Хотя по словамъ евангелиста Луки пасхальная вечеря совершена была Господомъ именно въ тотъ день, въ онь же подобаше жрети пасху, а по словамъ евангелиста Іоанна прежде праздника пасхи іудейской; но видимое разногласіе въ сказаніяхъ евангелистовъ о времени совершенія Господомъ пасхи само собою примиряется тѣмъ, что первые три евангелиста говорятъ о томъ, когда въ тотъ годъ должна была по закону совершаться пасха, а евангелистъ Іоаннъ имѣетъ въ виду то, когда на самомъ дѣлѣ въ тотъ годъ іудеи совершали праздникъ пасхи.

5) Очевидно также, что пасхальная вечеря совершена Господомъ не въ одно время съ іудеями, но раньше общаго празднованія іудеями пасхи. Именно Господь совершилъ пасху 13 нисана вечеромъ, а іудеи совершили вечеромъ 14-го нисана, въ тотъ день, когда Господь пострадалъ на крестѣ. Такое мнѣніе о времени совершенія пасхи Господомъ (13 нисана) и о днѣ Его страданій (14 нисана) было общимъ еще въ первенствующей церкви; впослѣдствіи оно сдѣлалось господствующимъ, а во времена св. Iоанна Златоуста было уже общецерковнымъ[2].

6) На Тайной вечери, по окончаніи пасхальной трапезы, Господь установилъ вечерю Новозавѣтную или Евхаристію.

III.

Нѣкоторые ученые отрицательнаго направленія утверждаютъ, что Господь не праздновалъ пасхи въ собственномъ смыслѣ, то есть не вкушалъ пасхальнаго агнца. Такое мнѣніе свое они стараются подтвердить слѣдующими соображеніями.

– Необходимую принадлежность совершенія пасхи, говорятъ они, составляло изъясненіе пасхальнаго обряда, и именно бесѣда о томъ, что обрядъ этотъ служитъ воспоминаніемъ изшествія израильтянъ изъ земли египетской. О такомъ изъясненіи евангелисты упомянули бы при описаніи тайной вечери, еслибы тогда совершена была пасха.

Противъ такого мнѣнія можно сказать, что св. евангелисты могли и не упоминать объ этой подробности, какъ о дѣлѣ обыкновенномъ и всѣмъ извѣстномъ. Спаситель, конечно, не первый разъ совершалъ съ учениками пасху и при этомъ изъяснялось, по закону, значеніе обряда; но евангельская исторія не упоминаетъ объ этомъ. А св. евангелистъ Іоаннъ прямо и выразительно говоритъ, что многое не записано въ книгахъ евангельскихъ, и что если бы писать о всемъ подробно, то и весь міръ не вмѣстилъ бы пишемыхъ книгъ.

– Другіе ученые указываютъ на законъ Моисеевъ, предписывавшій іудеямъ вкушать пасхальнаго агнца стоя, опоясавшись и съ жезлами въ рукахъ. Между тѣмъ Господь, по сказаніямъ евангельскимъ, возлежалъ съ своими учениками на вечери (Лук. 22, 14; Мѳ. 26, 20; Мр. 14, 8). А потому, по мнѣнію означенныхъ ученыхъ, совершенная Господомъ вечеря не была пасхальною.

Въ опроверженіе этого мнѣнія нужно сказать, что обрядъ Пасхи только въ первый разъ, въ Египтѣ, былъ празднуемъ указаннымъ въ законѣ образомъ по особеннымъ обстоятельствамъ того времени, частію для выраженія готовности къ скорому исшествію изъ Египта, а частію какъ символъ того, что іудеи находились въ Египтѣ въ рабскомъ состояніи, были рабами Фараона[3].

Но находясь въ Палестинѣ и будучи уже свободными іудеи, по единогласному свидѣтельству раввиновъ, имѣли обычай возлежатъ на вечери, чтобы тѣмъ показать свою свободу. Такъ раввинъ Левій, въ трактатѣ о пасхѣ, говоритъ: «рабамъ свойственно вкушать стоя; потому нынѣ іудеи снѣдаютъ пасхальнаго агнца возлежа, чтобы различить состояніе свободы отъ рабства» (Pesachim, fol. 37. 2). Тоже подтверждаетъ и раввинъ Маймонидъ, говоря, что при снѣданіи агнца «мы обязаны возлежать по подобію царей и вельможъ, – а сіе показываетъ свободу» (Maimonides ad Iom. tob. с. 1). Понятно отсюда, что возлежаніе Спасителя на вечери не даетъ никакого основанія думать, будто бы совершенная имъ вечеря была простая, обыкновенная, а не пасхальная.

– Защищая мнѣніе, что послѣдняя вечеря Іисуса Христа съ учениками не была пасхальною, указываютъ еще на то постановленіе Моисеева закона, по которому іудеи, послѣ вкушенія пасхальнаго агнца, не могли выходить изъ домовъ своихъ въ продолженіе всей ночи (Исх. 12, 22; Второз. 16, 7). Между тѣмъ Господь, по совершеніи Пасхальной вечери, какъ извѣстно, вмѣстѣ съ учениками своими пошелъ на другую сторону потока Кедрскаго – на гору Елеонскую (Мѳ. 26, 30; Мр. 14, 26; Лук. 22, 39; Іоан. 18, 1).

Но указанное постановленіе Моисеева закона опять относилось только къ первоначальному празднованію Пасхи въ Египтѣ. Моисей запретилъ тогда евреямъ выходить изъ своихъ домовъ въ пасхальную ночь потому, что въ эту ночь имѣлъ пройти по Египту Ангелъ Истребитель первенцевъ; а также потому, что въ эту ночь евреямъ надлежало быть готовыми къ предстоящему пути.

Впослѣдствіи отнюдь не требовалось отъ іудеевъ всю пасхальную ночь оставаться непремѣнно тамъ, гдѣ они вкушали пасхальнаго агнца.

– Мнѣніе, что Господь не совершилъ ветхозавѣтной пасхи доказываютъ еще ссылкою на повѣствованіе о тайной вечери св. Апостола Павла въ 11 главѣ его перваго посланія къ Коринѳяномъ. Здѣсь апостолъ, описывая Тайную вечерю, говоритъ только объ учрежденіи Господомъ таинства Евхаристіи, при чемъ, какъ здѣсь, такъ и въ 10 главѣ того же посланія, гдѣ касается того же предмета, упоминаетъ только о трапезѣ Господней (I Кор. 10, 21), о вечери (I Кор. 11, 25), о преломленіи хлѣба (I Кор. 10, 16), но ничего не говоритъ о совершеніи Господомъ Іисусомъ Христомъ Пасхи.

Соглашаясь, что св. Апостолъ, желая указать время установленія новозавѣтной вечери или таинства Евхаристіи, не называетъ его днемъ Пасхи, а говоритъ только, что вечеря была въ ночь, въ нюже преданъ бываше (Господь) (I Кор. 11, 23), мы думаемъ, что св. Апостолъ упоминаетъ только объ одномъ преданіи Спасителя на судъ и смерть, умалчивая о многомъ другомъ, въ виду того, что преданіе Господа на судъ и страданія Его для христіанъ стояло въ тѣснѣйшей связи съ повѣствованіемъ объ учрежденіи таинства Евхаристіи. Умолчаніе же Апостола при повѣствованіи о Тайной вечери о совершеніи Господомъ Пасхи не даетъ никакого права утверждать, что Спаситель и не совершалъ Пасхальной вечери. Св. Апостолъ въ своихъ посланіяхъ къ Коринѳянамъ нигдѣ не упоминаетъ о Пасхѣ или Пасхальной вечери очевидно потому, что не имѣлъ нужды упоминать о томъ, желая только указать коринѳскимъ христіанамъ великое значеніе трапезы Господней Новозавѣтной: – чаши благословенія – и преломленія хлѣба. Не было нужды св. апостолу говорить о законѣ обрядовомъ, когда онъ, какъ сѣнь грядущцихъ благъ (Евр. 10, 1), утратилъ своею обязательную силу для свободныхъ чадъ Христовыхъ (Дѣян. 2, 46; 15, 10; Іоан. 6, 54-56).

– Наконецъ нѣкоторые изъ ученыхъ проводятъ еще ту мысль, что Господь совершилъ пасху только воспоминательную μνημονευτικὸν то есть совершаемую безъ вкушенія пасхальнаго агнца, а состоянью только изъ однихъ опрѣсноковъ и полевыхъ растеній[4]. Но такое мнѣніе не имѣетъ значенія уже потому что нѣтъ никакихъ свидѣтельствъ, что у евревъ во времена Iисуса Христа иногда допускалось совершать пасху воспоминательную. Евангелисты прямо и рѣшительно говорятъ, что Господь и Апостолы приготовились жрети пасху и ясти Пасху (Марк. 14, 12-14; Лук. 22, 8), а эти выраженія нельзя понять иначе какъ въ смыслѣ вкушенія пасхальнаго агнца. Іудейскіе писатели того времени не упоминаютъ о воспоминательной пасхѣ. И можно сказать, что употребленіе Пасхи не изъ пасхальнаго агнца, а изъ опрѣсноковъ и полевыхъ растеній, вошло во обычай уже только послѣ разрушенія Іерусалима при Титѣ, когда для совершенія предписаннаго закономъ пасхальнаго обряда уже не имѣли храма, гдѣ повелѣно было приносить въ жертву пасхальнаго агнца.

Итакъ всѣ вышеуказанныя мнѣнія ученыхъ относятся очевидно къ области произвольныхъ предположеній и вытекаютъ изъ ни на чемъ не основаннаго недовѣрія къ евангельскимъ сказаніямъ. Между тѣмъ достовѣрность евангельскихъ сказаній о тайной вечери не подлежитъ сомнѣнію, такъ какъ это сказанія богодухновенныхъ писателей; нѣкоторые изъ нихъ были къ тому же очевидцами и участниками Пасхальной вечери.

 

Епископъ П-лъ.

 

«Православный Собесѣдникъ». 1908. 1-е полугодіе. Июнь. С. 703-713.

 

[1] Тоже видно изъ кн. Pesichtha. Ugol. Thes. Ant. T. ΧVΙ, pag. 212, гдѣ говорится о великой субботѣ, какъ о первомъ днѣ опрѣсноковъ.

[2] Прибавленія къ изданію твореній св. отцевъ въ русскомъ переводѣ 1853 г. стр. 446-491. (Даже по іудейскому преданію въ талмудѣ Iисусъ Христосъ былъ распятъ 14 нисана по полудни, а вкусилъ пасху 13 го вечеромъ. Mischna Tractate Sanhedrin, fol. 13, 1).

[3] Скалигеръ справедливо замѣчаетъ, что хотя предписано было совершать пасху стоя и пр.; но іудеи совершали такъ одну только пасху въ Египтѣ, и опоясаніе означало нужду въ поспѣшности и опасность медленія (Scaliger de Emende Temporum, p. 570).

[4] Grotius in Comm, ad Matth 28, Homil – Clericus ad Marc, 14 12.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: