Новосвмуч. пресвитеръ Іоаннъ Восторговъ – СОЛНЦЕ ПРАВДЫ (Поученіе на 5-й ирмосъ Пасхальнаго канона).

Утреннюемъ утреннюю глубоку, и вмѣсто мѵра пѣснь принесемъ Владыцѣ, и Христа узримъ, Правды Солнце, всѣмъ жизнь возсіяюща.

Христа, Правды Солнце, всѣмъ жизнь возсіяюща воспѣваетъ пѣснь церковная...

Ничего такъ напряженно не ищетъ человѣкъ, какъ жизни, ничѣмъ такъ не дорожитъ, какъ жизнью, ничего такъ не защищаетъ и не отстаиваетъ, какъ жизнь. Когда чувство и жажда жизни въ немъ подавлена, мы заключаемъ, что человѣкъ непормаленъ и нездоровъ; когда онъ покушается на самоубійство, мы сомнѣваемся въ правильности его умственныхъ способностей и душевнаго склада, и прежде всего думаемъ, что онъ сдѣлалъ это въ припадкѣ душевнаго разстройства.

И животное, и все живое также ищетъ жизни и дорожитъ ею. Но человѣкъ не такъ ищетъ жизни, какъ животное, и не въ томъ ее полагаетъ. Человѣкъ тѣмъ и отличается отъ другихъ твореній, что онъ обусловливаетъ свою жизнь не физическимъ только питаніемъ и удовлетвореніемъ тѣлесныхъ потребностей, нѣтъ, онъ ищетъ высшей духовной пищи, нуждается въ удовлетвореніи духовныхъ запросовъ и потребностей. «Не о хлѣбѣ единомъ живъ будетъ человѣкъ». Человѣкъ всегда искалъ и ищетъ истины, правды, и безъ нея не можетъ представить себѣ достойной жизни. Если человѣкъ обладаетъ истиною, ему остается тогда осуществить ее въ жизни, и жизнь эта расцвѣтаетъ, бьетъ ключомъ, полна плодовъ, человѣкъ и народъ чувствуютъ себя удовлетворенными. «Правда возвышаетъ народъ». «Праведниками міръ стоитъ». Такъ учитъ и Слово Божіе. Если этого нѣтъ, человѣкъ, общество, государство теряютъ подъ собою почву, переживаютъ тяжкія времена напряженныхъ исканій, жизнь постепенно разваливается и приходитъ къ смерти.

Присмотритесь къ жизни животныхъ самыхъ умныхъ и одаренныхъ, и вы не подмѣтите въ нихъ ничего подобнаго.

Вотъ ученый сидитъ годы и десятилѣтія надъ книгами, старится и сѣдѣетъ въ занятіяхъ, отправляется въ дальнія экспедиціи, теряетъ здоровье, лишается зрѣнія, рукъ, ногъ, преждевременно умираетъ... Что ему нужно? Зачѣмъ онъ губитъ свое тѣло? Онъ ищетъ истины. Она дороже ему жизни и здоровья. Онъ счастливъ, если найдетъ крупинку истины и отдастъ ее въ общую сокровищницу человѣческую. Вотъ подвижникъ, молитвенникъ, благотворитель, церковный или общественный работникъ не знаетъ покоя, трудится, теряетъ имущество, сгораетъ въ безпокойствахъ, волненіяхъ. Зачѣмъ онъ уходитъ отъ покоя? Зачѣмъ онъ страдаетъ? И онъ ищетъ истины, правды, истинѣ служитъ; истина для него дороже всего на свѣтѣ.

Вотъ простой человѣкъ заслушивается того или другого проповѣдника, все равно что бы онъ ни проповѣдывалъ, зачитывается книгой, забываетъ о ѣдѣ и питьѣ, оставляетъ веселье, ищетъ разговора съ разумнымъ и знающимъ человѣкомъ, любить поразсуждать, обогатиться познаніями. Что его влечетъ къ этому? Зачѣмъ онъ забываетъ часы отдыха? Онъ хочетъ знать истину. Но вотъ человѣкъ увидѣлъ, что онъ обманутъ; то, что ему казалось правдою, оказалось ложью; что представлялось свѣтомъ, оказалось тьмою! Какое переживаетъ онъ горькое разочарованіе! Онъ начинаетъ сомнѣваться въ самомъ существованіи истины, – но помимовольно все-таки къ ней стремится. Онъ хочетъ отказаться отъ самаго стремленія къ истинѣ – и чувствуетъ, что онъ этого сдѣлать не можетъ, не въ силахъ. Онъ не можетъ жить безъ правды и онъ не можетъ допустить, чтобы ея не было: гдѣ-то она есть, она должна быть! Онъ пойдетъ искать ее за море и въ отдаленнѣйшія земли – на край свѣта.

Въ безплодныхъ, безконечныхъ поискахъ, послѣ разочарованій, заблужденій, паденій, онъ начинаетъ сознавать, что какъ самъ человѣкъ не отъ себя самого произошелъ, а Кѣмъ то сотворенъ, такъ и истина не человѣческими силами обрѣтается, не человѣкомъ созидается: она открывается ему Тѣмъ же, Кто создалъ человѣка, – Богомъ.

Поэтому человѣкъ всегда искалъ истины въ Богѣ, т. е. искалъ Истиннаго Живого Бога, искалъ истины религіозной. Но и здѣсь онъ увидѣлъ въ себѣ грѣхъ, слабость, невозможность прійти къ Богу своими силами. Сколько было основателей религіи – въ Китаѣ, Индіи, Египтѣ и Аравіи! Всѣ они были замѣчательные, выдающіеся люди, отличавшіеся особою напряженностью религіозныхъ исканій. Сколько было у нихъ послѣдователей! Но никто изъ нихъ не освободилъ человѣка отъ грѣха и грѣховности и не думалъ этого сдѣлать. Сколько курилось на землѣ жертвъ, во исполненіе вѣропокаянныхъ чувствъ человѣка, въ жаждѣ и потребности искупленія! Служители созданныхъ человѣкомъ религій говорили объ истинѣ, о правдѣ, а человѣческое сердце чувствовало неудовлетворенность. На самой высотѣ доступнаго человѣку естественнаго развитія религіи, – при великомъ множествѣ боговъ, человѣкъ ставилъ жертвенникъ съ надписью: «Невѣдомому Богу», и тѣмъ показывалъ, что онъ ищетъ Его, хотя и не знаетъ Его. А главное: печать смерти лежала на всѣхъ религіяхъ. Самая поздняя изъ міровыхъ, созданныхъ человѣкомъ религій, мусульманство не сказало ни слова объ избавленіи отъ грѣха и объ освобожденіи отъ смерти. Самая глубокая изъ древнихъ религій, буддизмъ, говорила о смерти, какъ о блаженствѣ, а о жизни, – какъ страданіи, и въ сущности была невѣріемъ и безбожіемъ, не религіей, а философіей. Самая прекрасная, по внѣшности, религія греко-римская, жизнерадостная и поэтическая, съ ужасомъ сторонилась смерти и увѣряла, что лучше жить на землѣ послѣднимъ свинопасомъ, чѣмъ быть царемъ въ царствѣ мертвыхъ, – и все-таки ничего не открывала о смерти и не указывала путей избавленія отъ нея.

И все это потому, что въ человѣческихъ религіяхъ не отобразилась и не сказалась въ полнотѣ – истина.

Нужно имѣть путь къ истинѣ и чрезъ истину – къ жизни. И вотъ Сама Истина, Самъ Богъ воплотился и жилъ среди людей, и что же мы слышимъ отъ воплощеннаго Сына Божія?

«Я есмь Путь и Истина и Жизнь», говоритъ Онъ о Себѣ, – говоритъ то, чего не посмѣлъ никогда сказать ни одинъ изъ основателей или служителей какой бы то ни было религіи.

«Я на то родился и на то пришелъ въ міръ, чтобы свидѣтельствовать объ истинѣ, и всякій, кто оть истины, послушаетъ голоса Моего», говоритъ Онъ предъ Пилатомъ.

«Что есть истина?» горько спрашиваетъ Его при этомъ Пилатъ и даже не ждетъ отвѣта. «Истины нѣтъ, мы ея не найдемъ», – вотъ, что хочетъ онъ сказать Іисусу Христу. Но это равносильно попыткѣ духа человѣческаго на самоубійство. Вы можете, вы въ силахъ, вопреки голосу и всѣмъ голосамъ природы и жизни убить свое тѣло и привести его къ смерти, но духа и его запросовъ вы не убьете. Онъ перешагнетъ за гробъ и за могилу; его сознаніе не уничтожится: какъ тѣнь за тѣломъ, неизбѣжно и неустранимо оно пойдетъ за тобой. «Кто отъ истины, послушаетъ слова Моего», – а кто же не отъ истины? Всѣ мы ея ищемъ, жаждемъ, стремимся, любимъ, всѣ мы желаемъ обладать ею.

И Церковь громогласно проповѣдуетъ, что Богъ сталъ вѣдомъ человѣку во Христѣ, что въ Христѣ – сокрыты сокровища премудрости, вѣдѣнія и правды – истины. Празднуемъ ли мы Христово рожденіе, Церковь приглашаетъ насъ Ему «кланятнся, Солнцу Правды» (троп. Рожд. Хр.); привѣтствуемъ ли мы Его, сорокадневнаго Младенца, въ храмѣ, принесеннаго Матерію, во исполненіе правды закона, мы опять воспѣваемъ и Дѣву Марію потому, что изъ Нея «возсіяло Солнце Правды Христосъ Богъ нашъ» (троп. Срѣтенія). Когда же мы торжествуемъ воскресеніе Спасителя, побѣду Его надъ смертію, то мы съ особою радостью, съ особо усиленнымъ чувствомъ вѣры и любви видимъ «Христа Правды Солнце, всѣмъ жизнь возсіюща», какъ и гласитъ намъ пѣснь пасхальная, поставленная нами въ началѣ нынѣшняго нашего поученія.

Ищи, христіанинъ, правды! Ищи не въ томъ смыслѣ, что она тебѣ невѣдома, а въ смыслѣ ея осуществленія въ жизни. Ищи, христіанинъ, правды – и обрѣтай ее только во Христѣ. Не поддавайся соблазну сатаны въ Эдемѣ, не ищи источника правды въ себѣ самомъ, въ своихъ хотѣніяхъ и выгодахъ. Не поддавайся соблазну гордыни, не замѣняй и не провѣряй истины Божіей твоей собственной самоизмышленною истиною: тебѣ не вычерпать моря и не вмѣстить его въ малый сосудъ.

Что же есть истина? Истина есть правое ученіе о Богѣ, правая вѣра въ Него, – правое богопознаніе, богопочтеніе. Все это открылъ намъ Христосъ Спаситель, и все это такъ ясно намъ, какъ ясно солнце. На солнце естественное смотрѣть мы не можемъ природнымъ глазомъ, такъ оно полно свѣта, такъ оно ослѣпительно, – хотя, конечно, глазъ для того и предназначенъ и устроенъ, чтобы воспринимать свѣтъ: такъ мы воспринимаемъ и истину Божію только вѣрою, хотя, конечно, нашъ разумъ созданъ именно для истины. Итакъ, вѣруй въ радости сердца и въ довѣріи къ Богу. Все доступное знанію познать, и во все, Богомъ открытое и недоступное разуму смиренно вѣрить – вотъ истинное счастье человѣка, по выраженію одного поэта и ученаго (Гете).

Истина и правда есть, далѣе, праведность, то есть соотвѣтствіе съ закономъ. Но законъ только тогда спасителенъ, когда онъ вырастаетъ изъ правды, Богомъ от крытой. И такъ, стремись къ тому, чтобы законъ человѣческій соотвѣтствовалъ закону Божію, чтобы исполняя законъ человѣческой правды, ты не отходилъ отъ Правды Христовой.

Правая вѣра есть правая жизнь, и наоборотъ, неправая вѣра есть вмѣстѣ и неизбѣжно неправая и жизнь. Тому неотразимое доказательство видимъ въ религіяхъ язычества и мусульманства. Отсюда, правда, истина – есть нравственный законъ, просвѣщеніе совѣсти, исполненіе заповѣди не за страхъ, а за любовь и совѣсть. И такъ, не ищи основъ нравственности внѣ религіи богооткровенной. Не найдешь истины религіозной нигдѣ, какъ только въ Богѣ и отъ Самого Бога; подобно сему, не найдешь и нравственности внѣ религіи; точно также и закона, въ полнотѣ и совершенствѣ удовлетворяющаго и устрояющаго жизнь, тоже нигдѣ не найдешь, какъ только въ Богѣ и отъ Бога. Изъ Того, и Тѣмъ и къ Тому всяческая!

Правда возвышаетъ народъ, а умаляютъ его грѣхи. Неправдою гибнутъ грады, гибнутъ народы (ср. Притч. X, 2 и д.).

Отсюда ясно, что даетъ Христосъ намъ не только въ загробномъ мірѣ, но и въ этомъ мірѣ земномъ: всѣмъ жизнь Онъ возсіялъ. Не умеръ Онъ, а воскресъ. Не умерло Его дѣло, не умерла и не умретъ Его Церковь. Умрутъ всѣ человѣческія ученія, умрутъ всѣ человѣческія религіи, упразднится знаніе, умолкнетъ человѣческій геній; безъ религіи онъ увянетъ и замретъ, но Христово дѣло вѣчно, всегда юно, всегда истинно. И всякій, кто отъ истины, будетъ жить въ ней истинною жизнью, и всякій кто не отойдетъ отъ Христа, не умретъ. «Не сказалъ ли Я тебѣ, говоритъ Христосъ сестрамъ умершаго Лазаря, что вѣрующій въ Меня, если и умретъ, то живъ будетъ?».

Въ нравственномъ возрастаніи христіанина нѣтъ старости и нѣтъ смерти: оно безконечно.

И такъ, утренюемъ утреннюю глубоку, встанемъ рано-рано, – т. е. будемъ бодрствовать духовно, пойдемъ навстрѣчу Христу Воскресшему, и вмѣсто мѵра, приличнаго только мертвецамъ, а не Воскресшему и вѣчно Живому Христу, мы радостную нашу пѣспь принесемъ Владыкѣ Богу. И увидимъ Христа, Солнце Правды, льющее всѣмъ лучи жизни.

О, свѣти намъ, незаходнмое Солнце Правды, нашъ Христосъ, нашъ Богъ, нашъ Спаситель! Въ свѣтѣ Твоемъ мы узримъ свѣтъ; мы будемъ ходить подъ благотворными лучами Твоей благодати въ Церкви, гдѣ свѣтишь Ты, какъ Солнце, – и будемъ творить Твою волю, и будемъ исполнять Твои заповѣди, всѣ вмѣстѣ, всецерковно, какъ любодружное и благое церковное единство, – и будемъ жить, жить во вѣки!.. Аминь.

 

Протоіерей І. Восторговъ.

 

«Прибавленія къ Церковнымъ Вѣдомостямъ». 1914. № 17. С. 785-788.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: