Проф.-протоіерей Александръ Воскресенскій – О совершеніи Таинства Крещенія.

Таинство св. крещанія занимаетъ первое мѣсто между таинствами церкви Христовой, какъ средство къ возрожденію человѣка въ жизнь новую, духовную (Дѣян. 2, 28; Тит. 3, 5), какъ дверь, вводящая его въ благодатное царство Христово (Іоан. 3, 5; Марк. 16, 16). Всѣ дѣйствія, входящія въ составъ чинонослѣдованія сего таинства, выражаютъ внутреннюю силу и значеніе его, и отъ священника требуютъ полнаго вниманія къ тому, что касательно совершенія его постановлено св. церковію. Если гдѣ, то здѣсь особенно произволъ и отступленіе отъ правила не могутъ имѣть никакого извиненія.

Совершенію таинства крещенія, по чиноположенію церковному, предшествуютъ нѣкоторыя, какъ бы приготовительныя, дѣйствія церкви, относящіяся къ родившей и къ родившемуся. Въ молитвахъ по внегда родити женѣ отроча выражено все участіе св. церкви къ страждущей матери и слабому младенцу. Она молитъ Господа, чтобы Онъ самъ былъ врачемъ родившей, чтобы сохранилъ душу и тѣло ея отъ крайняго изнеможенія, и чтобы скорѣе возставилъ ее отъ одра болѣзни (мол. 1); она умоляетъ Владыку жизни, чтобы Онъ поставилъ небесныхъ стражей у болѣзненнаго одра матери, оградилъ ее святыми своими ангелами (мол. 2 ); собственнымъ младенчествомъ Господа Іисуса умоляетъ Его, чтобы Онъ соблюлъ новорожденнаго младенца отъ всего могущаго вредить его слабому составу, чтобы покрылъ его и мать кровомъ крылъ своихъ. Вмѣстѣ съ этимъ, поелику всѣ мы въ беззаконіяхъ зачинаемся и во грѣсѣхъ раждаемся (Псал. 50, 7 ), св. церковь молитъ Господа, чтобы Онъ, вѣдый немощное человѣческаго естества, простилъ болящей согрѣшенія, не лишилъ своего благословенія домъ, въ немъ же родися отроча, и всѣхъ живущихъ въ немъ и прикасающихся къ нечистой, а новорожденнаго – сподобилъ благодати крещенія (мол. 3 и 2). Съ этимъ то успокоеніемъ, съ этимъ духовнымъ врачевствомъ, съ этими мольбами христіанскій пастырь, по заповѣди церковной, долженъ поспѣшать къ страждущимъ... «Когда отъ благочестивой жены родится младенецъ», говоритъ Симеонъ Солунскій, «тогда приходитъ іерей и славословитъ Бога, благодаритъ, что родился человѣкъ въ міръ; тогда онъ знаменіемъ креста благословляетъ рожденное и проситъ Бога сохранить ему жизнь и сподобить благодати крещенія, а матери и находящимся съ нею женамъ преподаетъ благодать, освященіе, свободу дѣлать свои дѣла, не быть ни въ чемъ возбраненными отъ церкви и не почитать себя скверными по причинѣ прикосновенія къ нечистой» (глав. 58)[1].

Въ молитвахъ во еже назнаменати отроча, пріемлющее имя, св. церковь молитъ Господа Вседержителя, чтобы Онъ просвѣтилъ юное твореніе свѣтомъ своимъ, напечатлѣлъ въ сердцѣ и помышленіяхъ его крестъ единороднаго Сына своего, и чтобы дитя до конца своей жизни осталось вѣрнымъ Искупителю своему. Съ этого времени новорожденный считается состоящимъ въ ликѣ оглашенныхъ и получаетъ христіанское имя.

Нареченіе имени, по уставу церкви, полагается въ 8-й день, сообразно съ тѣмъ, что Господь нашъ нареченъ святѣйшимъ именемъ Іисуса въ 8-й день; но, ради немощи младенца и скорѣйшаго порученія его покровительству небесной церкви, не возбраняется нарекать имя новорожденному непосредственно за молитвами женѣ родильницѣ.

Не лишнимъ считаемъ остановить здѣсь вниманіе нашихъ пастырей на нѣкоторыхъ отступленіяхъ отъ общаго правила, которыя не рѣдко ими допускаются безъ всякой уважительной причины. Когда въ какомъ-либо семействѣ родится дитя, домохозяинъ вскорѣ отправляется къ своему священнику, приглашая его или только прочитать молитву болящей, или, если онъ далека живетъ отъ церкви, совершить и самое крещеніе. Священникъ немедленно исполняетъ по желанію. Но бываетъ и такъ (преимущественно въ южныхъ губерніяхъ): по рожденіи младенца, домохозяинъ не является самъ къ священнику, а приходитъ къ нему принимавшая дитя бабка, извѣщаетъ о новорожденномъ, и тутъ же беретъ молитву и имя новорожденному. Послѣдній образъ исполненія мысли св. церкви, которую она соединяетъ съ указанными выше молитвами, очевидно неправиленъ. Если молитвы женѣ родильницѣ читаются бабкѣ, а не самой родительницѣ; какъ же въ такомъ случаѣ исполниется намѣреніе церкви – преподать утѣшеніе вѣры болящей и благословеніе всему дому, которому она принадлежитъ? Равнымъ образовъ незаконно и заочное назреченіе имени дитяти. По уставу св. церкви, младенецъ долженъ быть принесенъ предъ враты храма, и священникъ, знаменуя крестомъ его чело, уста и перси, глаголетъ положенную молитву. Потомъ, взявши младенца въ руки и возвышая его крестообразно, произноситъ положенные стихи. Какъ же все это исполняется, когда молитвы воеже назнаменати отроча читаются заочно?

Въ чинѣ оглашенія, предшествующемъ тайнѣ св. крещенія, всю сущность составляютъ: заклинательныя молитвы, отреченіе оглашаемаго отъ діавола и сочетаніе его Христу. Въ заклинательныхъ молитвахъ св. церковь божественными именами, страшными для діавола, и таинствами страданія, тѣла п крови и втораго пришествія Господа, гонитъ діавола со всѣми демонами отъ новорожденнаго, повелѣваетъ ему изыти, отступить и бѣжать отъ новозапечатлѣннаго созданія Божія и ктому не возвращаться; затѣмъ молитъ Господа утвердить готовящагося къ крещенію въ вѣрѣ. Св. Кириллъ Іерусалимскій (въ оглас. поуч.) говорятъ къ оглашенному: «заклинанія принимай съ благоговѣніемъ... Они божественны, изъ божественныхъ писаній извлечены». Потому долгъ пастыря – читать заклинательныя молитвы съ силою, со всѣмъ величіемъ прещеній на діавола, а всѣ вообще молитвы – раздѣльно, благоговѣйно, со вниманіемъ и безъ поспѣшности. Это замѣчаніе потому особенно важно для священниковъ, что чтеніе молитвъ, кромѣ совершенія таинства, должно возводить умы предстоящихъ къ Богу. Слѣдовательно, весьма погрѣшаютъ тѣ священники, которые читаютъ молитвы безъ благоговѣнія; она и сами берутъ на души свои грѣхъ, какъ творящіе дѣло Божіе съ небреженіемъ, и предстоящимъ воспящаюгъ возноситься умомъ и сердцемъ горѣ, и присутствовать при таинствѣ съ должнымъ вниманіемъ къ нему.

Отрицаніе отъ сатаны, сочетаніе Христу и троекратное чтеніе символа вѣры, какъ необходимыя условія для принятія св. крещенія, выполняютъ за младенца воспріемники. Обязанности воспріемника, какъ поручителя за вѣру и сообразныя съ нею дѣла крещаемаго, очень высоки. Въ увѣщаніи воспріемнику, печатаемомъ въ нашихъ требникахъ, обязанности эти изображаются такъ: воспріемникъ долженъ до конца жизни питать отеческую любовь къ Богомъ данному ему сыну, и когда пріидетъ онъ въ разумъ, наставлять его православной вѣрѣ и непорочному житію, такъ, чтобы воспринятое имъ дитя предстало Богу такъ же облагодатствованнымъ, чистымъ, непорочнымъ и вѣрнымъ произнесенному исповѣданію, какимъ оно выходитъ изъ купели крещенія. Въ «Книгѣ о должностяхъ пресвитеровъ приходскихъ» говорится: «при крещеніи младенцевъ смотрѣть долженъ священникъ, дабы воспріемникъ былъ и правовѣренъ и знающій нужные члены вѣры къ спасенію. Понеже воспріемникъ здѣ держитъ лице крещаемаго и за него обѣты творитъ, символъ вѣры исповѣдуетъ, и потому долгъ имѣетъ воспріемнаго сына своего, когда въ возрастъ приходить начнетъ и не будетъ имѣть другаго учителя, наставить вѣрѣ и закону Божію, и стараться припомнить ему обѣты крещенія и силу его такъ, чтобы отрокъ самъ въ твердость оныя изучилъ и разумѣлъ»[2]. Блаженный Августинъ, обращаясь къ воспріемнику, говоритъ: «Васъ прежде всего такъ мужей, яко и женъ, бывшихъ воспріемниками дѣтемъ, увѣщеваю, да знаете, что споручниками есте за тѣхъ, коихъ отъ святой купели воспріяли вы, и для того всегда ихъ увѣщевайте чистоту хранить, правду любить, любви держаться, прежде же всего символъ вѣры и молитву Господню и сами знайте и воспріемныхъ отъ св. купели сыновъ вашихъ научайте» (слов. 222).

Между тѣмъ большая часть воспріемниковъ не понимаютъ своего отношенія къ духовнымъ дѣтямъ, смотрятъ на свою обязанность, какъ только на форму, необходимую при совершеніи таинства, и, что важнѣе всего, часто сами не знаютъ даже символа вѣры. Само собою очевидно, что таковые не должны быть и допускаемы къ воспріятію младенцевъ отъ купели крещенія. Если сами не знаютъ существа вѣры христіанской, могутъ ли научить ей другихъ, за которыхъ они бываютъ поручителями при крещеніи?

Послѣдованіе таинства св крещенія начинается освященіемъ воды, какъ орудія возраждаюшей благодати. Освященіе это, при сходствѣ съ освященіемъ воды святыхъ Богоявленій, имѣетъ и свои особенности. Такъ въ ектеніи есть нѣсколько прошеній, которыя особенно относятся къ предмету таинства, напр. «еже быти водѣ сей банею пакибытія, оставленія грѣховъ и одежды нетлѣнія», и которыхъ нѣтъ въ ектеніи св. Богоявленій. Въ молитвѣ послѣдняя часть собственно направлена къ тому, «чтобы въ водѣ сей не утаился демонъ темный и не сошелъ въ нее вмѣстѣ съ крещаемымъ духъ лукавый, наводящій помраченіе помысловъ, чтобы вода сія содѣлалась водою избавленія, водою освященія, оставленія прегрѣшеній, банею пакибытія, дарованіемъ сыноположенія, источникомъ жизни, и чтобы крещаемый претворился въ ней во-еже отложити ветхаго человѣка и облещися въ новаго, обновляемаго по образу Создавшаго». Всѣхъ означенныхъ прошеній нѣтъ въ молитвѣ св. Богоявленій. Кромѣ того вода крещенія дважды знаменуется крестнымъ знаменіемъ, – одинъ разъ перстами священника съ произношеніемъ словъ: «да сокрушатся подъ знаменіемъ образа креста вся сопротивныя силы», другой – освященнымъ елеемъ, съ пѣніемъ трижды аллилуіа. Общее заключеніе выходитъ такое, что вода должна быть каждый разъ освящаема при совершеніи таинства крещенія. Слѣдовательно, незаконно поступаютъ тѣ священники, которые не освящаютъ воды нарочито для крещеній, а довольствуются только тѣмъ, что, вмѣсто освященія, вливаютъ въ купель нѣсколько богоявленской воды. Правда, что и та вода святая, т, е. священная, но она имѣетъ другое назначеніе, «да вси почерпающій я причищающіеся имѣютъ ю ко очищенію душъ и тѣлесъ, ко исцѣленію страстей, ко освященію домовъ, и ко всякой пользѣ изрядну», и не имѣетъ той силы, какую, съ самыхъ древнихъ временъ, св. отцы усвояли водѣ, приготовляемой нарочито для крещенія. «Не пренебрегай божественною купелію и не почитай ее обыкновенною по употребленію воды», говоритъ св. Григорій Нисскій, «ибо то, что въ ней дѣйствуетъ, велико есть и производитъ чудныя дѣйствія»[3]. Развѣ только въ крайнемъ случаѣ, когда младенецъ близокъ къ смерти, слѣдовательно, когда нужно ускорить совершеніе крещенія, можетъ быть допущено[4] употребленіе богоявленской воды, чтобы нарочитымъ освященіемъ воды не замедлить время крещенія, которое въ подобныхъ случаяхъ исчисляется минутами.

Наконецъ, когда готовящійся къ просвѣщенію, какъ подвижникъ Христовъ, имѣющій противоборствовать брани вѣка сего (Амвросій. кн. I. о таинств.), помазанъ освященнымъ елеемъ, священникъ трижды погружаетъ его въ освященную воду, съ произношеніемъ словъ: крещается рабъ Божій... во имя Отца и Сына и святаго Духа. Троекратное погруженіе крещаемаго въ воду, какъ видимое дѣйствіе таинства, болѣе чѣмъ другой какой-либо образъ крещенія прилично таинству. Чрезъ погруженіе крестился Господь (Марк. 1, 10.), чрезъ погруженіе крестили апостолы (Дѣян. 3, 36. 39), чрезъ погруженіе крестила и древняя христіанская церковь. Въ постановленіяхъ апостольскихъ говорится: «крещеніе преподается въ смерть Іисуса, погруженіе же въ воду знаменуется Его погребеніе» (кн. 3 гл 17). Св. Златоустъ[5] погруженіемъ доказываетъ воскресеніе: «креститься», говоритъ онъ, «и погружаться, потомъ паки выходить и появляться вверху водъ, есть знаменіе сошествія во адъ и восшествія изъ ада. Посему и апостолъ Павелъ назывяеть крещеніе гробомъ, говоря: спогребохомся ему крещеніемъ въ смерть, а тѣмъ самымъ указываетъ и на будущее воскресеніе тѣлъ. Св. Кириллъ Іерусалимскій[6], св. Амвросій Медіоланскій[7], св. Григорій Нисскій[8], бл. Августинъ[9], св. Левъ, папа римскій[10] и другіе описываютъ крещеніе чрезъ погруженіе, какъ знаменіе погребенія и воскресенія Христова. «Тебя спрашивали», говоритъ Амвросій Медіоланскій, «вѣруешь ли ты въ Бога Отца Вседержителя? Ты отвѣчалъ: вѣрую, и погружался, т. е. погребался. Опять тебя спрашивали: вѣруешь ли ты въ Господа нашего Іисуса Христа? Ты отвѣчалъ: вѣрую, и погружался, а потому спогребался ты Христу; ибо спогребающійся Христу совостаетъ со Христомъ. Въ третій разъ тебя спрашивали: вѣруешь ли ты въ Духа Святаго? Ты отвѣчалъ: вѣрую, и въ третій разъ погружался»[11]. Вообще обычай крестить чрезъ погруженіе церковь соблюдала столь тщательно, что безъ крайней нужды никогда не отспукала отъ него даже при крещеніи младенцевъ[12]. Что касается до обливанія крещаемаго вмѣсто погруженія, то съ самыхъ древнихъ временъ оно допускалось церковію, какъ исключеніе, только въ двухъ случаяхъ: 1. если крещаемый былъ опасно боленъ[13] и 2. если нельзя было ня мѣстѣ крещенія имѣть столько воды, сколько нужно для погруженія[14], напр. въ темницѣ. Очевидно, эти случаи были исключительные, и церковь, допуская крещеніе чрезъ обливаніе, уступала только крайней необходимости, безъ особенной же нужды никогда не нарушала обыкновенныхъ правилъ своихъ[15].

Но что восточная церковь допускала и допускаетъ какъ исключеніе, западная церковь съ 16-го вѣка[16] приняла за постоянный обычай. Въ слѣдствіе историческихъ обстоятельствъ, по которымъ югозападныя губерніи Россіи подпадали неразъ вліянію поляковъ и католическаго духовенства, обливаніе при крещеніи младенцевъ постепенно заняло мѣсто погруженія, и до первой четверти нынѣшняго столѣтія оставалось господствующимъ, хотя самый способъ обливанія былъ нѣсколько отличенъ отъ обливанія римско-католическаго[17]. Въ нѣкоторыхъ губерніяхъ южной Россіи обливаніе, вмѣсто погруженія, остается еще и доселѣ, только какъ частный, а не какъ господствующій обычай. Русь сѣверная, никогда не принимявшая крещенія чрезъ обливаніе, слишкомъ строго смотрѣла на этогъ обычай, такъ чго сами великорусскіе іерархи вынуждены были одинъ разъ писать въ защиту дѣйствительности крещеніи чрезъ обливаніе[18]. Сообразно съ духомъ древней церкви, и въ настоящее время церковь наша допускаетъ обливательное крещеніе, но только въ крайнихъ случаяхъ; а потому въ прошедшихъ, сороковыхъ, годахъ было нѣсколько указовъ, которыми, для большаго согласія сь уставами и обычаями православной церкви восточной и для сохраненія повсюду однообразія въ совершеніи таинствъ, предписывалось священникамъ крестить младенцевъ чрезъ погруженіе.

Многіе священники, совершая таинство крещенія надъ нѣсколькими младенцами въ одно время, погружаютъ ихъ въ одной и тойже водѣ. Въ древнихъ нашихъ требникахъ положительно возбранялось погружать въ одной и той же водѣ двухъ или трехъ крещаемыхъ. Въ требникѣ іосифовскомъ (1655 г.) читаемъ: «аще случится младенца два или три крестити и множае, то глаголетъ молитвы обще всѣмъ, и все послѣдованіе св. крещенія, точію имя въ молитвахъ глаголетъ комуждо свое; а во единой купели не крестити, но измѣняти воду отъ купели, коемуждо вода своя» (лист 504). Въ требникѣ же Филаретовомъ повелѣвалось и самыя молитвы комуждо младенцу глаголати особь, аще случится младенца два или три крестити или множае. И если смотрѣть на таинственное значеніе погруженія крещаемаго въ водѣ, таковыя постановленія имѣютъ силу законности. Вода – символъ благодати св. Духа, очищающей грѣховныя нечистоты плоти и духа; поэтому если въ водѣ крещаемый, дѣйствіемъ Св. Духа, отложилъ своего ветхаго человѣка, совлекся тѣла грѣховнаго плоти (Колос. 2, 11); то она послужила уже великому дѣлу возсозданія, и для другаго крещаемаго, какъ содержащая въ себѣ омытую скверну плоти и духа, не довлѣетъ. Поэтому благоразумно поступаютъ тѣ священники, которые, имѣя необходимость крестить нѣсколькихъ младенцевъ вдругъ, освящаютъ воду въ какомъ-либо большомъ сосудѣ, и потомъ вливаютъ изъ него потребную часть въ купель каждый разъ послѣ погруженія одного изъ крещаемыхъ. Затрудненія въ этомъ случаѣ не можетъ быть никакого; доколѣ священникъ облачаетъ въ новую одежду окрещеннаго и поетъ стихъ: ризу ми подаждь свѣтлу, прежняя вода удобно можетъ быть замѣнена новою.

Въ заключеніе сдѣлаемъ нѣсколько замѣчаній о времени и мѣстѣ совершенія таинства св. крещенія.

Для крещенія младенцевъ не можетъ быть назначено и не назначалось какое-либо опредѣленное время. «Крестить младенцевъ можно и должно во всякое время, чтобы когда-нибудь не случилось какой задержки, и чтобы кто-либо не скончался непросвѣщеннымъ, т е. безъ крещенія и не произошло отъ этого величайшаго зла»[19]. Когда же сами родители отлагаютъ крещеніе на извѣстный день или на неопредѣленное время; въ такомъ случаѣ весьма прилично указывать имъ воскресные и праздничные дни, чтобы совершать крещеніе съ большею торжественностію и при большемъ числѣ присутствующихъ. Вообще же лучше назначить утреннее время, когда и самъ священникъ и присутствующіе при таинствѣ могутъ быть болѣе внимательны къ таинству и трезвенны. Между тѣмъ большая часть безпорядковъ и опушеній происходитъ именно отъ того, что священники не назначаютъ извѣстныхъ часовъ, а подчиняются произволу прихожанъ, и потому нерѣдко застигаемые ими не вовремя, среди занятія другимъ дѣломъ, совершенно постороннимъ, совершаютъ крещеніе съ крайнею торопливостію, со всевозможными сокращеніями, лишь бы только скорѣе окончить требу. Этого, конечно, никогда бы не случалось, еслибы для совершенія крещенія они назначали время удобное для себя и для прихожанъ.

Мѣсту крещенія, по 59-му правилу 6-го вселенскаго собора, подобаетъ быть въ церкви. Однакожъ въ нуждѣ, когда, напр, младенецъ слабъ, или во время большой стужи, особенно при отдаленномъ разстояніи отъ церкви, можно крестить и въ домѣхъ[20]. Итакъ въ лѣтнее время, а гдѣ прихожане живутъ близко къ церкви и церковь теплая, то и въ зимнее, по древнему обычаю и соборнымъ постановленіямъ, крещеніе должно быть совершаемо въ церкви[21], притомъ предъ литургіею, чтобы новопросвѣщенный могъ пріобщиться св. Таинъ[22]. Въ зимнее время для сбереженія здоровья дитяти, тамъ, гдѣ нѣтъ теплой церкви, безопаснѣе совершать крещеніе въ домѣ самаго-ли священника, или прихожанъ. Но въ томъ и другомъ случаѣ священникъ долженъ обращать особенное вниманіе, во первыхъ, на комнату, въ которой совершаетъ таинство, и во вторыхъ, на тотъ сосудъ, въ которомъ должна освящаться вода и креститься младенецъ. Худо поступаютъ тѣ священники, которые, совершая крещеніе у себя въ домѣ, избираютъ для сего кухню, или другую какую не совсѣвъ чистую комнату. Большею частію бываетъ это не отъ недостатка въ домѣ лучшаго помѣщенія, а изъ предосудительной на этотъ разъ заботливости о чистотѣ своихъ комнатъ, или просто отъ привычки видѣть у себя въ домѣ своихъ прихожанъ не далѣе, какъ въ передней или кухнѣ. Отъ чего бы, впрочемъ, это ни происходило, избраніе подобныхъ мѣстъ для совершенія великаго и пренебеснаго таинства показываетъ ячное неуваженіе къ нему, свидѣтельствуетъ о совершителяхъ его, что они, творя великое дѣло Божіе, совсѣмъ не думаютъ о томъ, что совершаютъ. Нѣтъ, какъ самъ священникъ долженъ помнить, такъ внушать и прихожанамъ, что при крещеніи каждаго вѣрующаго присутствуетъ своею благодатію самъ Господь и божественные ангелы, радующіеся о божественномъ во Св. Духѣ рожденіи и спасеніи крещаемаго и записывающіе его на небесахъ[23], и что младенецъ послѣ крещены своего есть небесный гость, приносящій съ собою благословеніе всему дому. Нужно только вспомнить, съ какимъ уваженіемъ въ первенствующія времена св. церковь смотрѣла на новопросвѣщепныхъ, съ какою торжественностію, по уставу, должно совершаться крещеніе, и мы поймемъ, до какой степени оскорбляется величіе таинства, когда для совершенія онаго назначается нечистая и неубранная комната. Потому-то, можетъ быть, между прочимъ, св. церковь и предписывала строго совершать крещеніе, кромѣ нужды, единственно въ церкви.

По правиламъ церкви, всѣ вещи и сосуды, употребляемые при томъ или другомъ священнодѣйствіи, подъ строгою отвѣтственностію, должны быть хранимы въ чистотѣ и ни для какой другой потребы не должны быть употребляемы. Касательно же сосуда, употребляемаго для крещенія, въ требникѣ Петра Могилы говорится такъ: «каждый приходскій священникъ долженъ имѣть въ своей церкви каменную, или металлическую, или деревянную крестильницу, которая бы могла содержать въ себѣ воду; она должна быть всегда покрыта и чиста, и употребляема къ освященію въ ней воды и совершенію тайны св. крещенія; для другой же потребы никакоже, николиже употреблена да будетъ, подъ смертнымъ грѣхомъ и подъ правильною отъ епископа казнію»[24]. Сообразно съ симъ требованіемъ, священники какъ у себя въ домѣ, если нѣтъ купели, должны содержать особый сосудъ, который бы имѣлъ назначеніе собственно для крещенія, такъ должны заботиться о томъ, чтобы и въ домахъ прихожанъ были употребляемы для сей цѣли особые сосуды. Чтобы имѣть таковые сосуды, исключительно для сей цѣли назначенные, не составляетъ большаго затрудненія. Для жителей каждой деревни изъ 5-ти, 10-ти даже домовъ состоящей, не много значитъ – сдѣлать на общій счетъ, если не изъ бѣлаго желѣза, то деревянную приличную купель, – тѣмъ болѣе возможно это въ большой деревнѣ. Приготовленная такимъ образамъ купель можетъ храниться, по указанію самаго священника, у того или другаго изъ домохозяевъ, отличающагося благочестіемъ, и отъ него заимствоваться другими, когда окажется въ ней нужда, съ тѣмъ, чтобы потомъ была опять возвращаема на свое мѣсто. Подобною мѣрою выполнится требованіе св. церкви по отношенію къ вещамъ, употребляемымь при священныхъ требахъ. Относигелкпо воды, послужившей уже тайнѣ крещенія, церковное правило заповѣдуетъ, что бы она, по совершеніи крещенія, была выливаема въ особомъ приличномъ мѣстѣ, дабы, будучи вылита гдѣ и какъ случится, не была попираема ногами[25].

 

А. Воскресенскій.

 

«Руководство для сельскихъ пастырей». 1860. № 21. С. 72-86.

 

[1] Въ требникѣ митр. Петра Могилы: «по рожденіи, іерей егда молитву творитъ надъ родшею и родшимся».... стр. 19.

[2] Книга о должностяхъ пресвитеровъ приходскихъ. гл. III. Стр. 114. § 80. «Малыя дѣти по этой причинѣ, яко невѣжи еще въ вѣрѣ, въ воспріемники не годятся». Тамъ же.

[3] О крещ. Христ. т. 3. стр. 369, 370. Собраніе другихъ свидѣтельствъ можно видѣть въ «Памятникахъ древней христіанской церкви» Вѣтринскаго. т. II. ч. IV. гл. 10.

[4] Впрочемъ и для такихъ крайнихъ случаевъ находится въ требникахъ особенная сокращенная молитва для освященія воды, напр, въ требникѣ изд. въ Почаевѣ 1786 года.

[5] Бесѣда 40 на 1 Кор. стр. 689.

[6] Поученія огласительныя и тайноводственныя. ч. 4.

[7] О таинствахъ. кн. 2, гл. 7.

[8] О крещ. Христ. т. 3. стр. 372.

[9] Бесѣда 3 у Граціан. объ освящ. отд. 4. гл. 78.

[10] Письмо 4 къ епископамъ Сициліи. гл. 3.

[11] Подр. свидѣтельства о крещеніи въ древней христ. церкви чрезъ погруженіе см. въ «Памятникахъ древней христіанской церкви», т. II, ч. IV. гл. II.-я

[12] См. чиноположеніе св. крещенія и книга о таинствахъ св. Григорія Великаго.

[13] Кипріанъ – письмо 76 къ Магну; 12 прав. Неокесарійскаго собора; 47 прав. Лаодикійскаго собора.

[14] Дѣянія св. муч. Лаврентія и др.

[15] У Вѣтринскаго. кн. II, гл. IV. ч. II.

[16] Послѣ Тридентинскаго собора.

[17] Въ требникѣ митр. Петра Могилы пишется такъ: «аще младенецъ есть крещаемый, посаждяетъ того (священникъ) въ крестильницѣ, водѣ сущей по выи, придержа лѣвою рукою, десною же пріемъ теплую воду изливаетъ на главу его, ибо блюсти подобаетъ, еже не залитися младенцу, и глаголетъ: во имя Отца и проч. Аще ли есть смысленъ крещаемый, погружаетъ его въ три погруженія»... стр. 61. Тоже и въ стрят. требн. лист. 36. Впрочемъ самъ Петръ Могила признаетъ тотъ и другой образъ крещенія равно дѣйствительными. «Каяждо церковь или первый (погруж.) или вторый (облив.) крещенія образъ, якоже отъ древнихъ временъ держати обыче, да содержитъ». стр. 8.

[18] См. напечатанный по благословенію Св. Синода трактатъ Ѳеофана Прокоповича: «истинное оправданіе правовѣрныхъ христіанъ крещеніемъ поливательнымъ во Христа крещаемыхъ: неправедно же и злобно, акибы таковое ихъ крещеніе не важно было невѣждами порицаемыхъ: многими доводами отъ свящ. писаній, древнихъ учителей и исторій церковныхъ.... показанное». Спб. 1794 г. Въ тоже время этотъ трактатъ самимъ авторомъ переведенъ на латинскій языкъ.

[19] Архіеп. Веніаминъ (Краснопевковъ). Новая скрижаль. Спб. 1857. ч. IV. гл. 6. стр. 28.

[20] Книга о должностяхъ пресвитеровъ приходскихъ. гл. III. стр. 117. § 83.

[21] Юстиніана новелла. 58.

[22] Требникъ митр. Петра Могилы. стр. 69. Номоканонъ, печатаемый при требникахъ, стат. 208.

[23] Блаж. Симеонъ Солунскій, гл. 62.

[24] Чинопослѣдованіе св. крещенія. стр. 15.

[25] Блаж. Симеонъ Солунскій, гл. 70. Номоканонъ, печатаемый при требникахъ, прав. 199. «Аще вода крещенія неблаголѣпно изліяна на неподобнѣмъ мѣстѣ и ногами попирана будетъ, якоже уничижитель вещи святыя іерей смертно согрѣшитъ». Требникъ митр. Петра Могилы. стр. 16.

 

О елеѣ, употребляемомъ для крещенія.

Елей, употребляемый для таинства крещенія, всегда долженъ быть чистый, свѣжій и не смѣшанный ни съ какою другою жидкостью. Нельзя для этого употреблять какое-либо масло, напр. льняное, подсолнечное и даже лампадное и т. п. Всего лучше въ этомъ случаѣ пріобрѣтать масло прованское или оливу, которое, сообразно своему назначенію, освящается особою молитвою, нарочито для этого полагаемою въ чпнопослѣдованіи крещенія, впрочемъ, разъ освященный такимъ образомъ елей уже болѣе не освящается, пока не окажется надобности употреблять другой, новый свѣжій елей. Употреблять въ таинствѣ крещенія безъ крайней надобности елей, освященный на всенощномь бдѣніи, а тѣмъ болѣе елей, употребляемый въ таинствѣ елеосвященія, или при освященіи домовъ и т. п., отнюдь не дозволяется. (Треб. Петра Могилы, о св. мѵрѣ, елеѣ и проч.).


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: