Въ чемъ состоитъ истинный постъ? (Из 8-й бесѣды на кн. Бытія св. Іоанна Златоуста).

Все наше попеченіе да будетъ о спасеніи души, и о томъ, какъ бы намъ, обуздавъ тѣлесныя похоти, совершить истинный постъ, то-есть, воздержаніе отъ зла, ибо въ этомъ и состоитъ постъ. И воздержаніе отъ пищи принято для того, чтобы ослабить силу плоти, и коня этого сдѣлать намъ покорнымъ. Постящемуся болѣе всего нужно обуздывать гнѣвъ, пріучаться къ кротости и снисходительности, имѣть сокрушенное сердце, отражать нечистые помыслы и вожделѣнія, представленіемъ того неугасающаго огня и нелицепріятнаго суда, быть выше любостяжанія, въ милостынѣ показывать великую щедрость, изгонять изъ души всякую злобу на ближняго. Вотъ это истинный постъ, какъ и Исаія говоритъ отъ лица Божія: не сицеваго поста Азъ избралъ, глаголетъ Господъ, ниже аще слячеши, яко серпъ, выю твою, и вретище и пепелъ постелеши, ниже тако наречется постъ пріятный (Ис. 58, 5). Какой же, скажи, пріятный? Разрушай, говоритъ, обдолженія насильныхъ писаній, раздробляй алчущему твой; нищаго безкровнаго введи въ домъ твой. И когда это сдѣлаешь, тогда разверзется рано свѣтъ твой, и исцѣленія твоя скоро возсіяютъ (ст. 6-8).

Видишь, возлюбленный, въ чемъ состоитъ истинный постъ. Такой-то постъ будемъ совершать, а не станемъ безразсудно, какъ толпа ограничивать своего поста тѣмъ, чтобы только пробыть безъ пищи до вечера. Не это главное, но то, чтобы съ воздержаніемъ отъ брашенъ соединили мы и воздержаніе отъ вреднаго для души, и показали великое усердіе о духовныхъ дѣлахъ. Постящемуся надлежитъ быть сокрушеннымъ, смиреннымъ, кроткимъ, тихимъ, презирающимъ славу настоящей жизни. Какъ презрѣлъ онъ удовольствія жизни, такъ долженъ презрѣть и суетную славу, и взирать только на Того, Кто испытуетъ сердца и утробы, съ великимъ усердіемъ творить молитвы и исповѣданія предъ Богомъ, и, сколько возможно, помогать себѣ милостынею. Эта, эта особенно добродѣтель можетъ изгладить наши грѣхи и исхитить насъ отъ геенскаго огня, только бы мы подавали милостыню щедро и не напоказъ людямъ. И что говорю: не напоказъ? Если разсудить хорошо, то намъ надлежало бы творить милостыню уже по тому одному, что она – дѣло доброе, и изъ состраданія къ нашимъ братіямъ, а не ради обѣщанной Владыкою награды. Но такъ какъ мы не въ состояніи мыслить возвышенно, то будемъ творить милостыню, хотя изъ-за награды, отнюдь впрочемъ, не ища славы отъ людей, чтобы намъ, сверхъ растраты денегъ, не лишиться и награды.

Будемъ же соблюдать это не только въ милостынѣ, но и во всякомъ духовномъ дѣлѣ; ничего не станемъ дѣлать изъ-за людской славы, потому что не будетъ намъ никакой пользы ни отъ поста, ни отъ молитвы, ни отъ милостыни, ни отъ другихъ дѣлъ, если мы станемъ дѣлать ихъ не ради Того Единаго, Который знаетъ и тайное и скрытое во глубинѣ души нашей. Ибо, если отъ Него ожидаешь ты воздаянія, то для чего хочешь, чтобы хвалилъ тебя подобный тебѣ человѣкъ? И что говорю – хвалилъ? Часто онъ не только не хвалить, но еще порицаетъ тебя. Ибо многіе такъ злонравны, что и добрыя дѣла наши толкуютъ превратно. Итакъ для чего, скажи мнѣ, высоко цѣнишь невѣрный судъ этихъ людей? Но отъ неусыпающаго того Ока никакое дѣйствіе наше не сокрыто. Помышляя объ этомъ, мы должны устроять свою жизнь съ такою осторожностію, какая прилична тѣмъ, кому скоро предстоитъ дать отчетъ и въ словахъ, и въ дѣлахъ, и въ самыхъ помышленіяхъ своихъ.

Итакъ не станемъ пренебрегать своимъ спасеніемъ: нѣтъ ничего равнаго добродѣтели, возлюбленный! Она и въ будущемъ вѣкѣ исхититъ насъ изъ геенны и удостоитъ наслажденія царствіемъ небеснымъ, и въ настоящей жизни ставитъ насъ выше всѣхъ, злоумышляющихъ намъ, дѣлаетъ сильнѣе не только людей, но и самыхъ демоновъ и врага нашего спасенія, то-есть діавола. Итакъ, что можетъ сравниться съ нею, когда она творящихъ ее дѣлаетъ выше не только злокозненныхъ людей, но и демоновъ. А добродѣтель состоитъ въ томъ, чтобы презирать все людское, ежечасно помышлять о будущемъ, не прилѣпляться ни къ чему настоящему, но знать, что все человѣческое есть тѣнь и сонъ, и хуже даже этого. Добродѣтель состоитъ въ томъ, чтобы по отношенію къ вещамъ этой жизни быть какъ бы мертвымъ, даже и по отношенію къ вредному для спасенія души быть бездѣйственнымъ, какъ мертвый, но жить и дѣйствовать только для духовнаго, какъ и Павелъ сказалъ: живу не ктому азъ, но живетъ во мнѣ Христосъ (Гал. 9, 20).

Посему и мы, возлюбленные, станемъ дѣлать все такъ, какъ прилично облекшимся во Христа, и не будемъ оскорблять Духа Святаго. Когда возмутитъ насъ страсть, или нечистая похоть, или гнѣвъ, или ярость, или зависть: тогда подумаемъ, кто живетъ въ насъ, и прогонимъ далеко всякій такой помыслъ. Устыдимся преизобильной благодати, данной намъ отъ Бога, и обуздаемъ всѣ плотскія страсти, чтобы, послѣ законныхъ подвиговъ въ короткой и скоротечной сей жизни, удостоиться намъ великихъ вѣнцовъ и въ тотъ грядущій день, страшный для грѣшниковъ и вожделѣнный для облекшихся добродѣтелію, и получить неизреченныя тѣ блага, по благодати и человѣколюбію Господа нашего Іисуса Христа, съ Которымъ Отцу, вмѣстѣ со Святымъ Духомъ, слава, держава, честь, нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

 

Собраніе поученій, избранныхъ изъ твореній св. отца нашего Іоанна Златоуста Стефаномъ Асрабинымъ. М. 1887. 131-133.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: