СВЯТЫЙ ВЕЛИКОМУЧЕНИКЪ ГЕОРГІЙ ПОБѢДОНОСЕЦЪ.

 

Положеніе христіанства въ Римской имперіи къ концу 3 в. по Р. X., когда жилъ св. Георгій.

Христіанство, какъ ученіе вѣчно живаго и премудраго Господа Бога, распространенное на землѣ св. Апостолами, быстро стало проникать въ умы и сердца людей, обращая ихъ ко Христу: мракъ язычества быстро сталъ разсѣиваться предъ яркими лучами свѣта Христова. Но руководители язычества – жрецы и волхвы, видя въ христіанской религіи, ученіе совсѣмъ не согласное съ ихъ личными взглядами, прямо противоположное всему строю языческой жизни и въ то же время сознавая свое безсиліе для открытой и явной борьбы съ проповѣдниками христіанства, рѣшили бороться съ новою религіею хитростью и обманомъ. Они распускали въ народной массѣ самые нелѣпые, завѣдомо лживые разсказы о христіанахъ, изображали ихъ безбожниками, безнравственными и преступниками, возбуждая такимъ образомъ простой и довѣрчивый народъ къ преслѣдованію христіанъ. Правителямъ и царямъ они же внушали ненависть къ христіанамъ увѣреніями, что благо и счастье государства зависитъ отъ языческой религіи, служенія богамъ, а христіане, проповѣдуя ниспроверженіе язычества, уничтоженіе идоловъ, тѣмъ самымъ будто бы вредятъ государству.

Подъ вліяніемъ настойчивыхъ убѣжденій и хитрыхъ рѣчей жрецовъ, язычники враждебно отнеслись къ христіанской религіи и, пользуясь кротостью и смиреніемъ христіанъ, жестоко ихъ преслѣдовали, будучи въ то же время совершенно незнакомы ни съ сущностью христіанскаго ученія, ни съ строемъ и порядкомъ христіанской жизни. Гоненія на христіанъ особенно усилились и приняли необыкновенно жестокій характеръ къ концу 3-го христіанскаго столѣтія, когда ученіе Христа стало проникать и освѣщать души людей всѣхъ сословій и положеній языческаго общества, когда послѣдователи Христа явились уже не только среди простаго и бѣднаго люда, но и среди высшихъ классовъ общества, даже въ семействахъ царей и правителей римскаго – въ то время всемірнаго – государства.

Всѣмъ стало ясно, что христіанство явилось на землѣ, чтобы замѣнить собою язычество, что вмѣстѣ эти религіи существовать въ одномъ государствѣ не могутъ, какъ взаимно противоположныя. Но жрецы не хотѣли добровольно уступить; они убѣдили правительство, что съ гибелью язычества погибнетъ и власть государственная, и вотъ начинается преслѣдованіе христіанства, какъ религіи враждебной государству, гоненіе систематическое, строго обдуманное, не пренебрегающее никакими средствами для достиженія своей цѣли – истребленія христіанъ: въ это именно время особенно много тысячъ христіанскихъ мучениковъ и мученицъ пролили неповинную свою кровь, земля обагрилась обильными ручьями христіанской крови. Въ это именно ужасное время и жилъ св. Георгій.

 

Происхожденіе, первоначальное воспитаніе Георгія, его служебные успѣхи.

Св. великомученикъ Георгій родился въ Малоазійской области, Каппадокіи, отъ знатныхъ, благочестивыхъ и богатыхъ родителей-христіанъ, въ царствованіе самаго ужаснаго гонителя христіанъ, императора Діоклитіана. Отъ рожденія своего Георгій одаренъ былъ отъ Бога высокими умственными дарованіями, телѣсною красотою и здоровьемъ. Въ домѣ своихъ родителей онъ получилъ прекрасное христіанское воспитаніе и съ дѣтства былъ глубоко благочестивымъ, добрымъ и любящимъ мальчикомъ. Онъ былъ еще ребенкомъ, когда отецъ его, по распоряженію правительства, былъ замученъ за вѣру во Христа. Мученическая кончина нѣжно любимаго отца произвела на дѣтскую душу Георгія весьма сильное впечатлѣніе и осталась навсегда въ его памяти. Мать св. Георгія, опасаясь дольше оставаться здѣсь въ это тяжелое для христіанъ время, вскорѣ послѣ кончины мужа переселилась на свою родину въ Палестину, гдѣ у нея, по наслѣдству отъ родителей, были богатыя имѣнія, въ одномъ изъ коихъ она и поселилась съ сыномъ. Мальчикъ возрасталъ, преуспѣвалъ въ наукахъ, развивался въ добродѣтеляхъ и былъ истиннымъ утѣшеніемъ и отрадою для овдовѣвшей матери. Какъ юноша даровитый и особенно отличавшійся физическою крѣпостью, дородностью и тѣлесною красотою, Георгій былъ отданъ въ военную службу. Вскорѣ послѣ этого умерла и мать его. Проходя военную службу съ примѣрнымъ усердіемъ, высокою христіанскою честностью и исполнительностію, Георгій вскорѣ обратилъ на себя вниманіе и заслужилъ расположеніе своего начальства, такъ что будучи 20 лѣтъ отъ роду, онъ былъ назначенъ военачальникомъ и почтенъ былъ высокими наградами отъ самаго императора Діоклитіана. Занимая высокую должность комита въ царскомъ войскѣ, Георгій сдѣлался однимъ изъ приближенныхъ къ царю людей, членомъ царской свиты. Діоклитіанъ не зналъ, какую вѣру исповѣдуетъ Георгій. Между тѣмъ настало ужасное время для всѣхъ, исповѣдующихъ имя Христа.

 

Мученическіе подвиги и кончина Св. Георгія.

Діоклитіанъ, поддавшись вліянію враговъ христіанства, рѣшилъ истребить христіанство силою меча и ужасами казней. Повелѣно было повсюду разыскивать христіанъ и заставлять ихъ отрекаться отъ Христа и принимать язычество, а нессоглашающихся на это подвергать самымъ страшнымъ истязаніямъ, пыткамъ и казнямъ. Отъ пытокъ и мученій ничто не могло спасти исповѣдниковъ Христа: имъ подвергались даже члены царской семьи. Началось по всему римскому царству страшное, безчеловѣчное преслѣдованіе христіанъ, полилась христіанская кровь обильными потоками. Возбужденная языческая толпа въ одинъ большой праздникъ съ шумомъ и яростью набросилась на великолѣпный христіанскій храмъ въ самой столицѣ (г. Никомидіи), наполненный богомольцами, и, окруживъ его, подожгла со всѣхъ сторонъ; подъ пепломъ этого великолѣпнаго храма погибли цѣлыя тысячи христіанъ.

Для того, чтобы преслѣдованію христіанъ придать особый порядокъ, систему, сдѣлать его особенно сильнымъ и дѣйствительнымъ, Діоклитіанъ образовалъ у себя во дворцѣ особый совѣтъ, изъ лицъ наиболѣе къ себѣ близкихъ: этотъ совѣтъ издавалъ особыя распоряженія, руководилъ этимъ дѣломъ во всей имперіи. Георгій, какъ лицо весьма близкое къ императору, также долженъ былъ участвовать въ этомъ совѣтѣ. Лишь только начались гоненія на христіанъ, Георгій сталъ готовиться къ смерти: отпустилъ на свободу своихъ рабовъ, имущество раздалъ бѣднымъ. Считая для себя неприличнымъ пользоваться покоемъ и наслаждаться земными благами въ то время, когда его собратья по вѣрѣ страдаютъ, и особенно оставаться въ такое тяжкое время тайнымъ христіаниномъ, Георгій рѣшилъ торжественно исповѣдать имя Христа и принять мученія за Него. Одинъ разъ, когда самъ императоръ въ совѣтѣ своихъ близкихъ сановниковъ обсуждалъ дѣла и изыскивалъ мѣры къ истребленію христіанъ, Георгій съ молитвеннымъ восторгомъ и полною рѣшимостью обратился къ императору и всему собранію съ такими словами: «доколѣ тебѣ, о царь, и вамъ, князья и совѣтники, поставленные для законнаго управленія народомъ, чтобы судить по правдѣ, воздвигать гоненіе на христіанъ?! Вы достигли крайней степени неистовства, издавая беззакония опредѣленія и безчеловѣчные законы противъ невинныхъ, никого не обидѣвшихъ, добродѣтельныхъ христіанъ. Вы хотите мученіями и преслѣдованіями заставить согласиться съ вашимъ безуміемъ тѣхъ людей, которые просвѣщены познаніемъ истиннаго Бога и научились быть благочестивыми. Не обольщайтесь ложью и обманомъ! Идолы ваши – не боги, нѣтъ – говорю вамъ – не боги. Іисусъ Христосъ есть единый, истинный Богъ, Единъ Онъ Господь во славѣ Бога Отца. Имъ все сотворено, и Духомъ Его Святымъ все содержится. Итакъ, или сами вы познайте истину и научитесь благочестію, или же, по крайней мѣрѣ не смущайте своимъ безуміемъ познавшихъ истиннаго Бога и въ правотѣ служащихъ истинному Богу». Все собраніе, какъ громомъ, было поражено этою неожиданною, смѣлою и восторженною рѣчью св. Георгія: всѣ устремили свои изумленные взоры на императора, ожидая, что онъ скажетъ. Пораженный и крайне смущенный Діоклитіанъ нѣкоторое время молчалъ, какъ бы не зная, что сказать, затѣмъ знакомъ руки подозвалъ къ себѣ своего друга Магнеція и приказалъ ему возразить на рѣчь Георгія. «Кто побудилъ тебя на такой дерзкій поступокъ?» – спросилъ Георгія Магнецій. «Истина», спокойно и съ достоинствомъ отвѣтилъ Георгій. «Какая истина?» – продолжалъ Магнецій. «Истина сія есть Христосъ, вами гонимый», отвѣтилъ святой. «Такъ ты и самъ христіанинъ?!» – удивленно спросилъ Магненцій. «Да, я рабъ Христа, Бога моего и, на Него уповая, добровольно предсталъ предъ вами, чтобы засвидѣтельствовать истину: я – христіанинъ, и желаніе свидѣтельствовать о Христѣ – Единой истинѣ, – побудило меня сдѣлать это», закончилъ Георгій. Діоклитіанъ былъ страшно раздраженъ словами Георгія, но, не подавая вида, съ притворною ласкою, сталъ говорить Георгію: «доселѣ я съ радостью удивлялся твоимъ отмѣннымъ качествамъ; еще въ юномъ возрастѣ ты отличнымъ знаніемъ воинскаго дѣла и личною храбростью своею сдѣлался достойнымъ большихъ наградъ – и я, не обращая вниманія на твой возрастъ, наградилъ тебя почетнымъ званіемъ и далъ тебѣ высокій санъ въ моемъ воинствѣ. Даже и теперь, когда ты и не на пользу себѣ говоришь такъ дерзко, я люблю тебя за твой умъ, за твое мужество. Какъ отецъ совѣтую тебѣ, для твоей же пользы, и увѣщеваю тебя: не лишай себя воинской славы, не предавай, своею безразсудною непокорностью, цвѣтущаго своего возраста на мученіе; принеси жертву нашимъ богамъ и за то получитъ отъ насъ еще большія почести». Но не смутили и нисколько не соблазнили св. Георгія эти слова и обѣщанія царя. «О если бы ты самъ, государь, позналъ чрезъ меня истиннаго Бога», кротко замѣтилъ императору св. Георгій, онъ удостоилъ бы тебя лучщаго царства, безсмертнаго, такъ какъ то, которымъ ты теперь владѣешь и наслаждаешься, есть царство непостоянное, скоро погибающее и суетное и все, что въ нѣмъ, всѣ его блага и утѣшенія слишкомъ кратковрѣменны и не могутъ принести человѣку никакой истинной пользы. Поэтому, никакія обѣщанія земной славы не въ силахъ уменьшить моей любви къ Богу истинному и вѣчному, и никакія муки не устрашатъ меня и не поколеблютъ моей вѣры». При этихъ словахъ Діоклитіанъ не въ силахъ былъ сдерживать свой гнѣвъ долѣе и съ раздраженіемъ приказалъ тутъ же находившимся воинамъ изгнать Георгія изъ собранія и заключить въ темницу. Приказаніе было немедленно исполнено, но при этомъ на глазахъ язычниковъ совершилось нѣчьто поразительное: какъ только одинъ изъ воиновъ, исполняя повелѣніе царя, копьемъ коснулся тѣла св. Георгія желѣзное копье тутъ же согнулось, какъ мягкій прутъ, а мученикъ громко славословилъ Господа Бога.

Въ темницѣ отнеслись къ Георгію съ величайшею жестокостью: положили его на землю, на его ноги надѣли тѣсныя и тяжелыя колодки, а на грудь навалили тяжелый камень и въ такомъ положеніи св. мученикъ долженъ былъ провести всю ночь. Терпя эти ужасныя мученія, св. Георгій не высказалъ ни одного слова жалобы или сѣтованія, а безпрестанно благодарилъ и прославлялъ Бога. На другой день императоръ снова велѣлъ привести къ себѣ Георгія и опять сталъ уговаривать его и склонять къ покорности. «Ну, что же?», спросилъ императоръ мученика, угнетеннаго тяжестью камня и изнуреннаго продолжительными страданіями, «раскаялся ли ты теперь, Георгій, или все еще остаешься въ своемъ упрямствѣ и непокорности?». На это св. Георгій, съ трудомъ произнося отъ тѣлеснаго изнеможенія слова, отвѣчалъ: «неужели ты думаешь, что я отъ такого незначительнаго мученія отрекусь отъ своей вѣры. Ты, государь, скорѣе изнеможешь мучить меня, чѣмъ я переносить мученія». Тогда Діоклитіанъ велѣлъ принести огромное колесо, подъ которымъ были доски съ укрѣпленными въ нихъ острыми ножами и воткнутыми большими желѣзными гвоздями. Раздѣтаго до нага св. мученика привязали къ колесу, которое стали вращать по этимъ доскамъ. Желѣзныя острыя орудія впивались въ тѣло св. Георгія и рвали его на части. Не смотря на ужасныя боли и страданія, св. мученикъ не издалъ на одного крика, ни одного стона, а только молился и славословилъ Бога, а по прошествіи нѣкотораго времени совсѣмъ успокоился и какъ бы уснулъ. Діоклитіанъ, видя все это, подумалъ, что Георгій умеръ и съ какимъ то злорадствомъ и раздраженіемъ сталъ порицать истиннаго Бога, Которому служилъ Георгій, и восхвалять своихъ боговъ: «гдѣ твой Богъ, Георгій?! зачѣмъ Онъ не избавилъ тебя отъ такой муки», и при этомъ повелѣлъ принести жертву Аполлону, какъ вдругъ слышитъ ясный голосъ съ неба: «не бойся, Георгій. Я съ тобою». Затѣмъ, при необычайномъ сіяніи явился съ неба ангелъ въ образѣ прекраснаго юноши, который, ставъ около мученика, съ словами «радуйся» возложилъ на него руку и послѣ этого сталъ невидимъ. Когда ангелъ Божій сталъ невидимъ, всѣ бывшіе тутъ увидѣли св. Георгія, стоящимъ около колеса, съ котораго онъ былъ снятъ, и при этомъ чудесно исцѣленъ ангеломъ, Божіимъ и прославляющимъ Господа Бога. Видя это Діоклитіанъ не хотѣлъ вѣрить, что предъ нимъ стоитъ Георгій, а думалъ, что это кто-нибудь только похожій на этого человѣка. Но самъ Георгій громко при этомъ говорилъ: «я – Георгій». Ужасъ объялъ всѣхъ присутствующихъ, и многіе изъ нихъ тутъ же обратились ко Христу, а двое изъ царскихъ приближенныхъ – Анатолій и Протолеонъ – при видѣ всего этого, громко воскликнули: «Единъ Богъ великій и истинный – Богъ христіанскій», за что Діоклитіанъ тутъ же приказалъ ихъ схватить и безъ всякаго суда, выведя за городъ, казнить. Супруга Діоклитіана, Александра, пораженная всѣмъ видѣннымъ, также увѣровала во Христа, и хотѣла торжественно, предъ всѣми, исповѣдать свою вѣру, но градоначальникъ Никомидійскій, зная, что ожидаетъ царицу за такое ея поведеніе отъ царя, скрылъ ее въ царскихъ палатахъ. Одинъ только Діоклитіанъ остался непреклоннымъ въ своемъ заблужденіи и, не смотря на явное чудо, не увѣровалъ и не измѣнилъ своего отношенія къ св. Георгію, Онъ приказалъ отвести св. мученика и закопать въ ровъ съ негашенной известью. Отправляясь на это новое мученіе, св. Георгій молитвенно взывалъ къ Богу: «Господи Боже мой, Спасе скорбящихъ, прибѣжище гонимыхъ, надеждо, нанадеждныхъ, услыши молитву раба Твоего и призри на мя, помилуй и избави отъ коварства сопротивнаго, дай мнѣ силы до конца сохранить исповѣданіе имени Твоего святаго. Не остави меня, Владыко, грѣхъ моихъ ради, да не скажутъ враги мои: гдѣ Богъ его? Покажи силу Твою и прославь имя Твое во мнѣ, непотребномъ рабѣ Твоемъ. Пошли недостоинству моему Ангела Твоего хранителя, Господи, превратившій въ росу пещь Вавилонскую и сохранившій невредимыми святыхъ отроковъ, яко благословенъ еси во вѣки, Аминь». Послѣ молитвы Георгій перекрестился и легъ въ ровъ, а царскіе слуги засыпали его негашенною известью. Черезъ три дня Діоклитіанъ, вполнѣ убѣжденный въ гибели Георгія, велѣлъ откопать его кости. Но каково было удивленіе посланныхъ царя, когда они, раскопавъ известь, нашли въ ней цѣлымъ и невредимымъ св. Георгія. Видя это непостижимое чудо и слыша славословіе и молитвы Георгія, посланные сами увѣровали во Христа и прославили Господа, сохраняющаго Своихъ избранниковъ. Извѣщенный обо всемъ этомъ, Діоклитіанъ также удивился и немедленно потребовалъ къ себѣ Георгія. Когда предъ нимъ предсталъ цѣлымъ, невредимымъ и благодушнымъ св. мученикъ, то суевѣрный царь, привыкшій все для него непонятное объяснять волшебствомъ и чарами, сталъ требовать отъ Георгія, чтобы тотъ открылъ ему, какою силою и какимъ волшебствомъ онъ остался въ живыхъ. Въ отвѣтъ на это св. Георгій еще разъ торжественно предъ царемъ и народомъ исповѣдалъ величіе и всемогущество Единаго истиннаго Бога. «Удивляюсь слѣпотѣ вашей», сказалъ мученикъ, «и не понимаю, какъ до сихъ поръ вы не можете повѣрить, что спасъ меня Единый истинный Богъ, Который никогда не оставляетъ вѣрующихъ въ Него». Возмущенный такимъ смѣлымъ и твердымъ исповѣданіемъ, Діоклитіанъ осудилъ Георгія на новое мученіе. Онъ приказалъ на ноги его надѣть раскаленные желѣзныя сапоги съ острыми гвоздями, вбитыми въ подошвы, и гнать его въ этой обуви въ темницу. Когда св. мученикъ терпѣливо переносилъ и эти ужасныя муки, Діоклитіанъ, ослѣпленный гнѣвомъ, позволялъ себѣ издѣваться надъ страданіями мученика, говоря: «какой быстрый скороходъ у насъ Георгій». Израненнаго и из мученнаго Георгія посадили въ темницу. Въ теченіи ночи Господь, милостиво принявъ молитвы и славословіе мученика, исцѣлилъ его раны, и на другой день Георгій, предсталъ предъ царемъ совершенно здоровымъ и невредимымъ. Діоклитіанъ съ насмѣшкой спросилъ, доволенъ ли онъ своими сапогами и, получивъ кроткій утвердительный отвѣтъ, снова сталъ уговаривать и просить Георгія принести жертву богамъ, утверждая, что и это исцѣленіе совершено имъ силою волшебства. Но св. Георгій, съ воодушевленіемъ воскликнулъ: «какъ вы безумны! Силу Божію вы называете волшебствомъ и прельщаетесь бѣсовскими навожденіями». Раздраженный смѣлыми и вдохновенными рѣчами св. мученика, свирѣпый мучитель приказалъ тутъ же всѣмъ присутствующимъ бить св. Георгія по устамъ за оскорбленіе царскаго величества, а потомъ распорядился бить его воловьими жилами, пока кровь его не смѣшается съ землею. Терпѣливо и спокойно, съ молитвою на устахъ, переносилъ св. Георгій всѣ эти безчеловѣчныя муки и издѣвательства.

Одинъ изъ приближенныхъ царя, по имени Магнецій, посовѣтовалъ царю пригласить извѣстнаго, славнаго своими чарами, нѣкоего волшебника Аѳанасія, чтобы тотъ одолѣлъ чары Георгія. Такова слѣпота людей незнающихъ Единаго истиннаго Бога и погибающихъ въ своемъ грубомъ суевѣріи!! Призванный волшебникъ объявилъ, что онъ исполнитъ волю царя и сдѣлаетъ Георгія послушнымъ царю на слѣдующій день. Въ назначенный часъ, когда въ собраніе царское приведенъ былъ изъ темницы св Георгій, волхвъ принесъ два сосуда, наполненные какою-то жидкостью и, указывая на одинъ изъ сосудовъ, сказалъ царю: «прикажи этому безумцу выпить изъ этого сосуда, если хочешь, чтобы онъ былъ покоренъ тебѣ; если же желаешь, чтобы онъ умеръ, пусть выпьетъ изъ того», и при этомъ отдалъ царю оба сосуда. Св. Георгій выпилъ поданное ему питье изъ перваго сосуда, но оно не произвело на него никакого дѣйствія. Тогда разгнѣванный царь приказалъ ему выпить и изъ другого сосуда, наполненнаго смертоноснымъ ядомъ Св. Георгій тутъ же выпилъ и изъ этого сосуда, но остался, силою и волею Божіею, цѣлъ и невредимъ. Необычайно былъ удивленъ этимъ какъ волхвъ Аѳанасій, такъ и всѣ присутствующіе. Діоклитіанъ, все еще по прежнему видѣвшій въ дивныхъ событіяхъ изъ жизни св. Георгія волшебною силу, опять сталъ увѣщевать и просить его открыть, что это за сила, благодаря коей ни мученія и пытки, ни смертоносное питье не вредять ему. Въ отвѣтъ на эту просьбу, св. Георгій указалъ всѣмъ присутствующимъ на ту всесильную божественную помощь, которую Господь подаетъ Своимъ послѣдователямъ. «Не думай, царь», оказалъ св. мученикъ, «что мы спасаемся отъ мученій чарами, нѣть, я здравъ и невредимъ исключительно благодаря силѣ Христа, уповая на Котораго мы, Его ученики, не боимся никакихъ мученій Онъ научилъ насъ не бояться убивающихъ тѣло, души же не могущихъ убить. Онъ Самъ сказалъ, что и волосъ съ головы вашей не погибнетъ и, если что смертное испіете, не повредитъ вамъ. Слушай же, царь, какое Онъ намъ далъ обѣщаніе: "вѣрующій въ Меня сотворитъ и дѣла, которыя Я творю", а дѣла эти: слѣпымъ давать зрѣніе, глухимъ – слухъ, прокаженныхъ очищать, хромыхъ исцѣлять, мертвыхъ воскрешать, нечистыхъ духовъ изгонять и подобныя этимъ дѣла совершать». Діоклетіанъ, желая посрамить св. Георгія и уловить его на словахъ, такъ какъ въ рѣчи св. мученика онъ видѣлъ лишь хвастовство и судилъ о немъ по себѣ, приказалъ Георгію воскресить недавно похороненнаго невдалекѣ мертвеца, думая, что тутъ-то святой будетъ посрамленъ. Но истинный Богъ поругаемъ не бываетъ! И св. Георгій, молитвенно пребывая съ Богомъ и въ Богѣ, зналъ, что Господь истинныхъ Своихъ почитателей всегда послушаетъ и, поэтому не уклонился Отъ предложеннаго ему испытанія; дабы еще нагляднѣе явить предъ народомъ величіе и всемогущество христіанскаго Бога, дѣйствующаго чрезъ Своихъ истинныхъ почитателей, Георгій сталъ молитвенно просить Господа совершить эго чудо. Когда гробъ съ трупомъ былъ принесенъ, св. Георгій, упавъ на колѣни, молитвенно воскликнулъ: «Господи Боже, дай сему лукавому роду просимое знаменіе и воскреси мертвеца, въ посрамленіе отвергающихъ Тебя; покажи предстоящимъ, что Ты – одинъ истинный Богъ во вселенной и что Твоему повелѣнію все повинуется, и Твоя есть слава во вѣки, аминь». При послѣднемъ словѣ св. мученика «аминь» всѣ присутствующіе увидѣли нѣчто поразительное: поднялся великій шумъ, земля затряслась, гробъ раскрылся и предъ всѣми, помертвѣвшими отъ страха и ужаса, воскресъ мертвецъ и сталъ живымъ человѣкомъ. Многіе изъ очевидцевъ этого поразительнаго чуда тутъ же увѣровали во Христа, даже волхвъ Аѳанасій такъ былъ пораженъ видѣннымъ, что тутъ же упалъ къ ногамъ св. Георгія, исповѣдуя Христа и умоляя св. Георгія простить ему причиненное имъ оскорбленіе и помолиться за него Богу. Одинъ только царь остался непреклоннымъ въ своемъ невѣріи и безуміи; злоба ослѣпила его очи, ожесточила его сердце, такъ что видѣннаго онъ не понималъ и происходящаго предъ нимъ какъ бы не видѣлъ! Избави Богъ и насъ отъ такого ослѣпленія!

Видя смятеніе народа и волненіе присутствующихъ раздраженный Діоклитіанъ, приказавъ собранію умолкнуть, съ дерзостью ослѣпленнаго гордеца сталъ по прежнему утверждать, что Георгій дѣйствуетъ здѣсь обманомъ и чарами и что Аѳанасій также обманомъ помогаетъ ему, давъ выпить, подъ видомъ яда, волшебное снадобье, только увеличивающее его силы и что они по предварительному уговору вмѣсто мертвеца принесли усыпленнаго ими же человѣка. Въ порывѣ гнѣва и раздраженія царь приказалъ тутъ же, безъ всякаго суда, отсѣчь головы Аѳанасію и воскрешенному человѣку, а Георгія опять заключить въ темницу и держать тамъ, пока онъ не придумаетъ, что сдѣлать съ нимъ. Исполненный высокой небесной радости и благодарности Господу Богу, прославившему чрезъ него свое имя святое Георгій возвратился въ темницу и здѣсь излилъ свою душу въ такой умилительной молитвѣ: «слава Тебѣ, Владыко мой, что Ты не посрамляешь уповающихъ на тебя, благодарю Тебя, что Ты помогаешь мнѣ на всякомъ мѣстѣ и во всякое время. Ты непрестанно являешь мнѣ Свои великія благодѣянія и мое недостоинство украшаешь Своею благодатію. Сподоби меня, Господи, посрамить до конца силу діавола и скорѣе узрѣть Твою предвѣчную славу».

Между тѣмъ увѣровавшіе во Христа, узнавъ о пребываніи св. Георгія въ темницѣ, спѣшили увидѣть его и, не смотря на запрещеніе властей, чрезъ подкупы стражи, день и ночь толпы христіанъ проникали въ темницу одни – чтобы послушать его богодухновенное ученіе, другіе – чтобы получить совѣтъ, наставленіе и утѣшеніе въ скорби, приносили къ св. мученику много больныхъ, увѣчныхъ, и онъ исцѣлялъ ихъ. Однажды пришелъ къ нему одинъ бѣдный земледѣлецъ – язычникъ, по имени Гликерій и съ великимъ огорченіемъ разсказалъ ему, что единственный его волъ – единственное его имущество и вмѣстѣ рабочая сила, послѣднее средство для прокормленія его съ семьею, – разбился на смерть, упавши съ горы. Глубоко сочувствуя горю бѣдняка, св. Георгій утѣшалъ несчастнаго надеждою на Бога, потомъ, ласково смотря въ глаза бѣдняку, сказалъ: «ступай братъ мой, съ миромъ и радостью домой, Христосъ Богъ мой оживилъ твоего вола». Успокоенный добрымъ словомъ и ласковымъ пріемомъ, Гликерій вернулся домой и дѣйствительно нашелъ своего вола живымъ. Ставши очевидцемъ такого поразительнаго чуда, Гликерій немедленно возвратился въ темницу къ св. Георгію, отъ всей души благодаря его за помощь и, убѣдившись, что Богъ христіанскій есть дѣйствительно истинный Богъ, принялъ христіанство, за что, по приказанію Діоклитіана, былъ немедленно приговоренъ къ казни. Съ радостью шелъ Гликерій на казнь, моля Бога, чтобы смертная казнь за Христа, замѣнила ему таинство крещенія, котораго онъ не успѣлъ принять.

Между тѣмъ, друзья и совѣтники Діоклитіана стали распускать слухъ о томъ, что Георгій, находясь нъ темницѣ, возмущаетъ народъ и многихъ совращаетъ въ христіанство и потому настаивали на томъ, чтобы заставить Георгія перейти въ язычество, или казнить. Царь назначилъ послѣдній торжественный при народѣ судъ надъ Георгіемъ при храмѣ Аполлона. Въ ночь, наканунѣ суда, Георгій удостоился чуднаго небеснаго видѣнія во снѣ: Самъ Господь явился въ темницу, поднявъ Божественною десницею его съ одра и, возложивъ на голову его вѣнецъ, сказалъ: «не бойся, будъ мужествененъ и сподобишься царствовать со Мною; не изнемогай, вскорѣ Я призову тебя къ Себѣ и ты получитъ уготованное тебѣ». Изъ этого видѣнія св. Георгій убѣдился, что скоро настанетъ его кончина и благодарилъ Бога, что Онъ не оставляетъ его своею помощью; затѣмъ сталъ просить темничнаго стража исполнить его единственную просьбу: допустить къ нему его слугу, который, все время его пребыванія въ темницѣ, находился неотлучно возлѣ темницы и записывалъ дѣянія и слова своего господина. Допущенный къ своему любимому господину, слуга упалъ къ ногамъ и горько заплакалъ. Георгій поднялъ его, разсказалъ ему свое видѣніе и сказалъ: «чадо! скоро Господь меня призоветъ къ Себѣ. Ты же послѣ моей кончины возьми тѣло мое отсюда и похорони въ Палестинѣ, а также исполни и завѣщаніе мое относительно моего тамъ, въ Палестинѣ, имущества; имѣй твердую вѣру въ Бога». Простившись съ слугою, Георгій сталъ ждать суда и готовиться къ смерти. На другой день его привели на судъ. Діоклитіанъ опять началъ уговаривать Георгія отречься отъ Христа и принести жертву богамъ, прельщая его обѣщаніями разнообразныхъ земныхъ благъ и обѣщая поставить его вторымъ послѣ себя. На это Георгій отвѣчалъ: «Государь! тебѣ давно слѣдовало обѣщать мнѣ такія милости, а не мучить меня такъ жестоко». Царь обрадовался этимъ словамъ Георгія, видя какъ-бы въ нихъ уступчивость его и нѣкое раскаяніе и еще усѣрднѣе сталъ расточать свои обѣщанія вознаградить его за всѣ лишенія. Георгій сказалъ: «царь! войдемъ внутрь храма, чтобы увидѣть боговъ, которыхъ вы почитаете». Еще болѣе обрадовался царь послѣ этихъ словъ св. Георгія и съ почетомъ повелъ его въ храмъ въ сопровожденіи своихъ совѣтниковъ и народа, думая, что мученикъ склонился на его слова и хочетъ въ храмѣ принести жертву богамъ. Въ храмѣ въ ожиданіи этой жертвы взоры всѣхъ устремились на святаго. Св. Георгій, обратясь къ идолу Аполлона, спросилъ: «ты ли хочешь, какъ богъ, принять отъ меня жертву?!», и вдругъ въ отвѣтъ на это послышался голосъ какъ-бы извнутри идола: «нѣтъ, я не богъ, и никто изъ подобныхъ мнѣ, одинъ только истинный Богъ Тотъ, Котораго проповѣдуешъ ты; мы же только ангелы, сдѣлавшіеся отступниками отъ Него и изъ зависти прельщающіе людей». На это святой снова сказалъ: «какъ же вы смѣете пребывать здѣсь, когда я, служитель истиннаго Бога, пришелъ сюда?!». Лишъ только Георгій произнесъ эти слова, какъ послышался нѣкій шумъ и стгонъ, какъ бы исходящій изъ идоловъ, и вдругъ всѣ они упали на землю и разбились. Жрецы и многіе изъ присутствующихъ здѣсь язычниковъ при видѣ этого съ яростью и озлобленіемъ бросились на Георгія и начали бить его, взывая къ царю: «погуби волхва сего, царь, погуби, пока онъ не погубилъ насъ». Молва о случившемся быстро распространилась по городу и достигла царскаго дворца. Жена Діоклитіана, Александра, уже ранѣе вѣровавшая во Христа и до времени остававшаяся тайною ученицею Его, нынѣ, подъ вліяніемъ всего происшедшаго, рѣшила открыто объявить себя христіанкою. Между тѣмъ Діоклитіанъ, пораженный видѣннымъ, съ гнѣвомъ сталъ упрекать св. Георгія: «такову-то ты благодарность воздалъ мнѣ за мое къ тебѣ милосердіе», сказалъ царь; «такъ то ты приносишь жертву богамъ?!». «Такъ!», отвѣчалъ св. Георгій, «такъ привыкъ я почитать твоихъ боговъ, безумный царь; постыдись приписывать силу богамъ, которые не могутъ ни помочь себѣ, ни перенести присутствія слугъ Христовыхъ». Пока такъ говорилъ св. Георгій, въ храмъ явилась царица Александра, открыто исповѣдуя Христа и, припавъ къ ногамъ мученика, начала порицать безуміе и жестокость мучителя и поноситъ боговъ и поклоняющихся имъ. Царь глядя на жену, съ изумленіемъ слушалъ ея смѣлую и восторженную рѣчь и съ гнѣвнымъ недоумѣніемъ сказалъ: «что сдѣлалось съ тобою, Александра, что ты, повѣривъ этому волхву и чародѣю, столь безстыдно отрекаешься отъ боговъ?!». Царица отвернулась отъ своего мужа и ни слова не сказала ему въ отвѣть, зная его ослѣпленіе и непреклонную его злую волю. Разгнѣванный царь приказалъ немедленно отрубить головы Георгію и царицѣ Александрѣ. Воины тутъ же схватили святыхъ угодниковъ Божіихъ и повели на казнь. Дорогой царица изнемогла тѣломъ и, съ дозволенія воиновъ, присѣла на дорогѣ у стѣны отдохнуть, но тутъ же и предала свой духъ Господу. Такъ милосердый Господь пощадилъ слабыя физическія силы царицы и не далъ грубымъ воинамъ терзать чистое тѣло св. мученицы! Св. Георгій, славословя Господа за Его милосердіе къ слабой женщинѣ, радостно продолжалъ путь. Пришедши на мѣсто казни, св. Георгій возблагодарилъ Господа, давшаго ему силы доселѣ терпѣть всѣ муки и страданія и не допустившаго врагамъ торжествовать. «Услыша же меня и нынѣ, Господи», громко закончилъ молитву свою мученикъ, «предстани мнѣ, рабу Твоему, въ конечный сей часъ и избави душу мою оть козней діавола. Не поставь въ грѣхъ мучителямъ моимъ, дѣйствующимъ по невѣдѣнію, но даруй имъ прощеніе и любовь Твою, чтобы и они, познавши Тебя, получили часть въ Твоемъ царствіи съ избранными Твоими. Пріими и мою душу съ благоугодившими Тебѣ, презрѣвъ всѣ мои вольные и невольные грѣхи. Помяни всѣхъ, поминающихъ имя Твое, яко благословенъ еси во вѣки вѣковъ. Аминь». Окончивъ молитву, св. Георгій спокойно положилъ свою голову на плаху и былъ обезглавленъ 23 апрѣля 303 года.

Такъ доблестный воинъ царя земнаго, сталъ побѣдоноснымъ воиномъ Даря небеснаго и радостно положилъ душу свою за вѣрность служенія Ему, за что и получилъ славный вѣнецъ великомученика.

Мощи его, согласно завѣщанію, положены въ Палестинѣ въ г. Лиддѣ.

 

Чудеса св. великомученика Георгія послѣ его мученической кончины.

За свою пламенную любовь къ Богу, за свое благочестіе и высоко добродѣтельную жизнь Георгій еще на землѣ былъ награжденъ отъ Бога великимъ даромъ чудотворенія. послѣ же славной своей кончины онъ, ближе ставъ къ Богу, войдя въ духовное общеніе съ Богомъ, сталъ еще обильнѣе источать свою чудодѣйственную силу на всѣхъ, съ вѣрою къ нему обращающихся, и св. церковь и нынѣ чтитъ и молитвенно славословитъ Георгія, «яко плѣнныхь свободителя, нищихъ защитителя, немотствующихъ врача и царей поборника». Съ особенною любовью и нѣжнымъ участіемъ св. Георгій относился во время своей земной жизни къ несчастнымъ людямъ, страдавшимъ отъ нищеты, лишеній, болѣзней и людской несправедливости. Такой же характеръ любви и милосердія преимущественно носятъ чудеса его, совершаемыя имъ по смерти. Изъ безчисленнаго множества этихъ чудесъ, совершавшихся и нынѣ совершающихся св. Георгіемъ, разскажемъ о некоторыхъ наиболѣе извѣстныхъ.

Въ Сиріи, не далеко отъ родины св. Георгія, въ г. Рамлѣ строился храмъ во имя этого св. великомученика. Для построенія и особенно для украшенія этого храма по его плану, необходимо было много каменныхъ плитъ и столбовъ. Но такъ какъ въ этой мѣстности совсѣмъ нѣтъ камней, то ихъ приходилось пріобрѣтать и доставлять изъ другихъ странъ, по морю. Многочисленные почитатели св. Георгія отправились въ сосѣднія страны за камнями. Въ числѣ ихъ о тправилась одна бѣдная, благочестивая вдова. На собранныя для этой святой цѣли средства она купила большой каменный столбъ, но на доставку его у нея не было средствъ. Ходя по берегу моря, она встрѣтила градоначальника города Рамеля, грузившаго на корабль пріобрѣтенные имъ для храма камни и столбы, и стала усердно просить его перевезти вмѣстѣ и ея столбъ, но не смотря на ея просьбы и даже слезы, градоначальникъ отказалъ въ просьбѣ и, по окончаніи погрузки камней, на другой день отплылъ. Опечаленная отказомъ и не зная, какъ поступить въ своемъ затруднительномъ положеніи, бѣдная женщина горько плакала, жалуясь на свою бѣдность и безпомощность, и молитвенно призывала на помощь св. великомученика. Утомленная продолжительною ходьбою, печалью и слезами, бѣдная женщина, усѣвшись на берегу моря, заснула. Но снѣ ей явился св. Георгій на конѣ, въ образѣ воеводы, и спросилъ ее: «о чемъ ты плачешь»? Она разсказала свое горе. Тогда святой сошелъ съ коня и спросилъ ее: «гдѣ ты хотѣла бы поставить свой столбъ въ новоустрояемомъ храмѣ»? «на правой сторонѣ храма», отвѣчала женщина. Тогда св. Георгій подошелъ къ столбу этой женщины и написалъ на немъ: «сей столбъ, принадлѣжащий вдовѣ, поставить его на правой сторонѣ церкви вторымъ столбомъ». Написавши это, св. Георгій сказалъ вдовѣ: «помоги мнѣ», и съ ея помощью столкнулъ каменный столбъ въ море. Проснувшись, вдова увидѣла, что камня на прежнемъ мѣстѣ нѣтъ и, возложивъ всю свою надежду на св. великомученика, она отправилась домой. Прибывъ въ родной городъ, она къ величайшей своей радости увидѣла пріобрѣтенный ею столбъ съ такою именно надписью, какую она видѣла во снѣ и надпись эта была высѣчена на камнѣ. Тутъ она узнала, что камень ея на другой же день послѣ видѣнія былъ въ пристани города. Вскорѣ прибылъ и градоначальникъ. Увидѣвъ столбъ вдовы и надписъ на немъ, онъ уразумѣлъ чудо и, сознавъ свою вину, искренно разкаивался и просилъ у нея прощенія и особенно молился св. Георгію о прощеніи, которое и получилъ отъ святаго великомученика, явившагося ему во снѣ. Столбъ вдовы поставленъ былъ въ храмѣ на томъ самомъ мѣстѣ, какое указано было въ надписи, и остался на всегда памятникомъ усердія вдовы и свидѣтелемъ поразительнаго чуда, совершеннаго св. великомученикомъ Георгіемъ, во славу источника чудесъ – Христа Бога нашего.

***

Много лѣтъ спустя, когда Сирія была завоевана турками, одинъ разъ, въ этомъ храмѣ пресвитеръ молился предъ иконою св. великомученика Георгія. Въ это время вошелъ знатный турокъ со свитою и сталъ насмѣхатъея надъ священникомъ, называя его безумнымъ и говоря, что онъ поклоняется доскѣ, а потомъ взялъ лукъ и пустилъ стрѣлу въ икону. Но стрѣла, волею Божіею, полетѣла не прямо, въ икону, какъ была направлена, а вверхъ и, упавши сверху, попала въ руку пустившаго ее. Рука страшно разболѣлась и распухла. Не зная что дѣлать, турокъ обратился за совѣтомъ къ своей служанкѣ-христіанкѣ, а та посовѣтовала обратиться къ священнику. Призванный священникъ разъяснилъ невѣрному, что онъ молился не доскѣ, а тому святому, который изображенъ на той доскѣ. Затѣмъ, подробно разсказалъ о св. Георгіѣ, его жизни, чудесахъ и мученической кончинѣ и въ заключеніе сказалъ, что «мы почитаемъ иконы святыхъ не какъ боговъ, а какъ изображенія истинныхъ служи телей Божіихъ, которые иногда чрезъ иконъ совершаютъ чудеса, какъ и тебѣ, осмѣлившемуся стрѣлять въ икону, пришлось узнать силу изображеннаго на ней святаго». Послѣ продолжительной бесѣды съ невѣрнымъ, священникъ посовѣтовалъ ему съ молитвою объ исцѣленіи обратиться къ св. Георгію, изображенному на этой иконѣ. Невѣрный исполнилъ совѣтъ священника, съ радостью приняла, къ себѣ въ домъ икону св. Георгія, зажегъ на всю ночь предъ нею лампаду, а, на утро помазалъ больную руку масломъ изъ лампады. Совершилось неописанное чудо. Рука вдругъ выздоровѣла. Пораженный и вмѣстѣ обрадованный такимъ чудомъ, магометанинъ спросилъ священника, нѣтъ ли чего въ книгахъ написаннаго о св. Георгіѣ. Священникъ поспѣшилъ принести житіе св. великомученика и прочиталъ его вслухъ. Исцѣленный, держа икону великомученика въ рукахъ, внимательно слушалъ и по прочтеніи воскликнулъ: «о св. Георгій, ты юнъ былъ и разуменъ, а я старъ, но безуменъ! ты въ молодыхъ годахъ угождалъ Богу, а я состарился и лишенъ Бога! Моли же о мнѣ Бога твоего, да и я буду рабомъ Его». Затѣмъ упалъ въ ноги священнику и просилъ, чтобы онъ совершилъ надъ нимъ св. крещеніе. Священникъ сначала отказывался, зная вражду и ненависть магометанъ къ христіанамъ и опасаясь преслѣдованія со стороны его единовѣрцевъ, но видя его искренную вѣру и слыша неотступныя просьбы, тайно, ночью, крестилъ его. На другой день рано утромъ новокрещенный вышелъ изъ дому и на городской площади, среди собравшагося народа, торжественно объявилъ себя христіаниномъ и проклиналъ магометанство; тольпы единоплеменниковъ-магометанъ, какъ дикіе звѣри напали на него и тутъ же изрубили его на части.

***

На одномъ изъ острововъ Малоазійскихъ (Милетѣ) былъ великолѣпный храмъ во имя св. великомученика Георгія, и жители острова имѣли обыкновеніе каждый годъ торжественно праздновать память этого святаго. Въ одинъ изъ такихъ праздниковъ неожиданно напали на христіанъ дикіе арабы-магометане и взяли въ плѣнъ всѣхъ, тамъ находившихся, и въ томъ числѣ одного юношу, единственнаго сына благочестивыхъ родителей, которые издавна имѣли обыкновеніе въ праздникъ св. Георгія устроять трапезу для приходившихъ въ храмъ богомольцевъ. Плѣнныхъ отвели арабы на островъ Критъ и обратили въ рабовъ, юноша этотъ сталъ рабомъ у одного арабскаго князя. Родители горько плакали и неутѣшно горевали о потерѣ любимаго сына и свою сердечную скорбь изливали въ ежедневныхъ молитвахъ св. Георгію. Прошелъ годъ. Благочестивые родители этого юноши, не смотря на тяжкое горе и великую скорбъ, по обыкновенію, въ день св. великомученика Георгія устроили трапезу для богомольцевъ, послѣ пламенной молитвы св. Георгію о помощи. Вдругъ, во время обѣда, когда отецъ смиренно прислуживалъ богомольцамъ и радушно ихъ угощалъ, среди обѣдающихъ предсталъ самъ плѣненный юноша съ чашею вина въ рукахъ. Изумленные и пораженные чудомъ, всѣ стали разспрашивать его, какъ и откуда онъ пришелъ. Юноша разсказалъ, что въ то самое время какъ онъ налилъ въ чашу вина, чтобы подать своимъ господамъ, явился ему нѣкій «пресвѣтлый юноша» на конѣ и, взявъ его къ себѣ, доставилъ сюда. Выслушавъ этотъ разсказъ, всѣ поняли, что это св. великомученикъ Георгій своею чудодѣйственною силою совершилъ это чтобы порадовать и утѣшить въ праздникъ благочестивыхъ родителей, и торжественно возблагодарили Бога и Его угодника, св. Георгія.

***

Подобное же чудо совершилось по молитвамъ св. великомученику Георгію и съ другимъ юношею, сыномъ священника тоже Георгіевской церкви на о. Кипрѣ, записанное монахомъ Косьмою со словъ самого юноши и его отца.

Юноша этотъ также былъ взятъ въ плѣнъ арабами и проданъ въ рабство въ Палестину одному изъ богатыхъ магометанъ. Въ рабствѣ онъ пробылъ три года. Все это время и онъ самъ и особенно его родители денно и нощно взывали молитвенно къ Богу и св. Георгію о помощи. Однажды господинъ его отправился въ баню, а ему повелѣлъ принести туда все для него необходимое. Въ банѣ господинъ спросилъ у него питья, и когда узналъ, что юноша, по забывчивости, не принесъ питья, хотѣлъ бить его. Юноша побѣжалъ изъ бани домой за питьемъ и, взявши, спѣшилъ обратно въ баню. По дорогѣ, проходя мимо православной церкви, гдѣ совершалась въ это время Божественная литургія, онъ услышалъ пѣніе церковной пѣсни св. великомученику Георгію. Слезы полились изъ глазъ юноши, такъ какъ и его отецъ также служилъ въ храмѣ св. Георгія и также воспѣваетъ ему пѣснопѣнія, и слѣзная молитва св. Георгію о помощи наполнила душу юноши. Пришедши въ баню, юноша налилъ напитокъ въ стаканъ, чтобы подать господину, но въ это самое врѣмя онъ пересталъ видѣть своего господина и почувствовалъ, что какая-то невѣдомая сила подналя его надъ землею и вдругъ онъ услышалъ церковное пѣніе: «Единъ Святъ, Единъ Господъ Іисусъ Христосъ въ Славу Бога Отца», и онъ очутился въ алтарѣ св. храма на родинѣ, и увидѣлъ отца своего, совершающаго Божественную литургію и собирающагося взять горячую воду у пономаря, чтобы влить въ чашу: юноша, держа сосудъ съ кипяткомъ предложилъ отцу, который сразу не узналъ сына, бывшаго въ арабскомъ одѣяніи, но потомъ узнавъ съ неописанною радостью и принявъ его въ домъ, возбла годарилъ Господа и св. Георгія за такое чудо.

***

Въ малоазійскомъ г. Амастридѣ былъ св. храмъ во имя св. великомученика Георгія. Храмъ этотъ пользовался особенною любовью горожанъ и ихъ особенною заботливостью украшался съ особеннымъ великолѣпіемъ. Въ числѣ особенно усердныхъ почитателей его были благочестивые Леонтій и его супруга Ѳеофанія, кои помимо частыхъ пожертвованій на храмъ, ежегодно въ день св. великомученика Георгія уетрояли братскую трапезу для неимущихъ. Когда у нихъ родился сынъ, они назвали его Георгіемъ и молитвенно посвятили его заступничеству и покровительству св. великомученика. Когда этотъ единственный ихъ сынъ вырось, возникла война у грековъ съ болгарами (это было въ началѣ X стол.). Леонтій, какъ воинъ, обязанъ былъ итти въ походъ, но будучи уже глубокимъ старикомъ, онъ вмѣсто себя послалъ сына, напутствовавъ его усердною молитвою св. великомученику и благословеніемъ. Послѣ одного неудачнаго для грековъ сраженія, юноша попалъ въ плѣнъ. Родители, не получая вѣстей отъ сына, горько плакали о немъ, считая его погибшимъ въ сраженіи. По прошествіи нѣсколькихъ лѣтъ, 23 апрѣля, когда родители по заведенному обычаю въ день св. Георгія уетрояли трапезу для бѣдныхъ и когда во время трапезы съ сожаленіемъ шла рѣчь о молодомъ юношѣ, Георгіѣ, вдругъ среди бесѣдующихъ явился самъ юноша съ сосудомъ для кушанья. Когда всѣ недоумѣвали и глазамъ своимъ не вѣрили, юноша разсказалъ, что онъ готвилъ кушанье для своихъ господъ и когда, наливъ кушанье въ сосудъ, несъ его господамъ, вдругъ невидимою силою былъ перенесенъ въ родительскій домъ. Присутствующіе стали пробовать пищу изъ сосуда, который былъ въ рукахъ юноши, и хотя кушанье было приготовлено только для одного человѣка, его достаточно было для всѣхъ присутствовавшихъ. Родители и всѣ присутствующіе пламенно возблагодарила Господа и св. великомученика Георгія, какъ «освободителя плѣненныхъ».

***

Въ Финикіи, около города Берита, по сосѣдству съ Палестиною, среди Ливанскихъ горъ находилось большое озеро, на берегахъ котораго обиталъ страшно-ядовитый огромныхъ размѣровъ, змѣй, наводившій ужасъ на окрестныхъ жителей. Убивая ядовитыми укусами и пожирая людей, онъ распространялъ своимъ ядомъ заразительныя болѣзни. Не зная, какъ избавиться отъ такой страшной бѣды, суевѣрные жители – темные язычники – по совѣту жрецовъ, рѣшили давать этому чудовищу каждый день по одному человѣку, сына или дочь, по жребію. И каждый день на берегъ озера приводилась новая человѣческая жертва. Вотъ къ какому несчастью приводитъ людей суеверіе и незнаніе Истиннаго Бога! Очередь дошла и до единственной дочери царя. Сo слезами отецъ призвалъ къ себѣ дочь, велѣлъ одѣть ее въ богатое платье и украсить драгоцѣнными нарядами и съ великою скорбію въ душѣ отпустилъ на вѣрную смерть. Печальная, съ трепетомъ ожидая своей смерти, стояла она на берегу озера, какъ вдругъ около нея появился св. Георгій на конѣ и съ копьемъ въ рукѣ. «Зачѣмъ ты здѣсь стоишь и о чемъ ты такъ плачетъ?», спросилъ онъ несчастную дѣвицу. «О, прекрасный юноша, поспѣшно отвѣтила та, бѣги скоре отсюда съ конемъ, чтобы не погибнуть тебѣ вмѣстѣ со мною». Но св. Георгій продолжалъ спокойно разспрашивать дѣвицу, пока она но разсказала ему всего про свое несчастье. И затѣмъ успокаивая дѣвицу, онъ сказалъ: ,«не бойся! во имя Господа моего, Бога истиннаго, я избавлю тебя отъ змія». Въ это самое время изъ воды показалось чудовище и направилось къ разговаривающимъ. Св. Георгій, осѣнивъ себя крестнымъ знаменіемъ, сидя на конѣ, бросился на змія и, вонзивъ ему въ раскрытую пасть копье, пригвоздилъ его къ землѣ, а конь ногами топталъ его. Послѣ этого св. Георгій приказалъ дѣвицѣ поясомъ своимъ связать чудовище и вести въ городъ. Увидя это, испуганные жители побѣжали, но св. Георгій остановилъ бѣжавшихъ и сказалъ: «не бойтесь, только надѣйтесь на Господа Іисуса Христа и вѣруйте въ Него: Онъ послалъ меня избавить васъ отъ змія». Сказавъ это, св. Георгій умертвилъ змія и самъ сталъ невидимъ; жители вытащили трупъ чудовища за городъ и тамъ сожгли его на кострѣ. Пораженные дивнымъ явленіемъ великомученика Георгія и славнымъ избавленіемъ отъ чудовища, царь и народъ, числомъ около 25 тысячъ, увѣровали во Христа. Когда это чудо сдѣлалось общеизвѣстнымъ среди христіанъ, святаго великомученика Георгія стали изображать на иконахъ сидящимъ на конѣ и съ копьемъ, поражающимъ змія-чудовище. На мѣстѣ совершенія чуда благодарные жители построили великолѣпный храмъ во имя Пресвятыя Богородицы и въ честь св. Великомученика Георгія, каковой храмъ при освященіи былъ возвеличенъ отъ Бога особымъ чудомъ: подъ алтаремъ храма истекъ потокъ воды, отъ которой совершались многочисленныя исцѣленія отъ разнообразныхъ болѣзней.

***

Много и другихъ чудесъ совершилось и нынѣ совершается молитвами св. Георгія; особенно часто онъ является правовѣрующимъ христіанамъ въ помощь на полѣ брани за вѣру, царя и отечество и поэтому св. церковь издревле чтитъ его «побѣдоносцемъ» для православнаго воинства, сильнымъ помощникомъ и поборникомъ православныхъ царей и царствъ.

 

Почитаніе и прославленіе св. великомученика Георгія русскою православною церковью и русскимъ народомъ.

Въ русской церкви, принявшей отъ грековъ не только вѣру православную, но и богослуженіе, праздники и церковныя книги, – имя св. великомученика Георгія – одно изъ наиболѣе чтимыхъ святыхъ именъ. Имя это сдѣлалось однимъ изъ наиболѣе употребительныхъ христіанскихъ именъ въ княжеской семьѣ. Великій князь Ярославъ, названный во св. крещеніи Георгіемъ, гордился, что носитъ имя ІІобѣденосца небеснаго. Множество св. храмовъ, какъ въ Кіевѣ, Новгородѣ, такъ и въ селахъ строилось съ посвященіемъ ихъ имени св. Георгія. Послѣ побѣды надъ печенѣгами въ 1036 г. великій кн. Ярославъ построилъ вь Кіевѣ церковь и монастырь во имя св. Георгія, предъ воротами Софійскаго храма и, по освященіи ихъ св. митрополитомъ Илларіономъ 26 ноября, установленъ былъ въ этотъ день праздникъ по всей Руси навсегда. Тѣмъ же княземъ основанъ въ 1032 г. городъ, названый въ честь великомученика «Юрьевъ». По примѣру Ярослава и его потомки почитали св. Георгія покровителемъ княжескаго дома, русскихъ воиновъ и русской земли. Изображеніе св. Георгія находилось на великокняжеской печати и на древне-русскихъ монетахъ со временъ великаго княза Ярослава; воинскіе знамена также очень рано начали носить на себѣ св. икону великомученика Георгія; за особыя воинскія отличія воиновъ награждали монетами съ изображеніемъ св. Георгія, при Іоаннѣ III образъ св. Георгія внесенъ быль въ русскій государственный гербъ, гдѣ и остается до нынѣ. Въ тѣхъ же видахъ особеннаго почитанія св. Георгія, съ 1769 г. 26 ноября установленъ на Руси особый орденъ св великомученика, знаки коего возлагаются на груди исключительно воиновъ, выразившихъ особенныя ратныя заслуги предъ государствомъ.

Православно русскій народъ, по примѣру православныхъ грековъ, съ особенною любовью чтитъ св. Георгія и молитвенно призываетъ его въ различныхъ нуждахъ, считаетъ его особенно близкимъ, какъ бы своимъ молитвенникомъ и заступникомъ предъ Богомъ. Почитая Георгія покровителемъ своего воинства, помощникомъ своихъ царей, русскій народъ любитъ называть святаго особымъ даже именемъ: «Егорій храбрый». За чѣмъ, русскій народъ благоговѣйно чтитъ св. Георгія, какъ небеснаго покровителя домашняго скота и пастуховъ и поэтому день св. Георгія, 23 апрѣля, чтится народомъ нашимъ особенно торжественно. Многіе изъ русскихъ хозяевъ въ этотъ день совершаютъ молебны въ домахъ, на нивахъ, испрашивая у св. великомученика помощи и благословенія для своего хозяйства. Въ этотъ же день обыкновенно совершаются молебны св. Георгію надъ стадами домашняго скота, молитвенно испрашивая у св. великомученика охраны и защиты для скота, при чемъ стада окропляются освященною водою и послѣ этого, въ сѣверной Руси, обыкновенно, первый разъ послѣ зимы выпускаются на пастбище. Всѣ эти вѣрованія народа основываются на исторіи чудесъ св. Георгія, описанныхъ выше, и выражаютъ живую вѣру и твердую надежду на чудодѣйственную помощь и небесное заступничество предъ Богомъ св. великомученика.

 

Составлено на основаніи существующихъ въ печати житій св. Георгія Побѣдоносца.

 

Святый Великомученикъ Георгій Побѣдоносецъ. Варна, Типографія Д. Ѳеодорова и С-іе. 1908.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: