Святый Димитрій, Митрополитъ Ростовскій.

Святитель Димитрій, митрополитъ Ростовскій, былъ однимъ изъ выдающихся пастырей нашей церкви въ переходную эпоху отъ XVII къ XVIII-му вѣку; обширная и многосторонняя дѣятельность святителя дала ему всероссійскую извѣстность и благодарную память въ потомствѣ, а святая подвижническая жизнь его прославлена была Промысломъ Божіимъ нетлѣніемъ его мощей.

Свое служеніе Церкви Христовой св. Димитрій началъ на югѣ Россіи, въ предѣлахъ своей родины. – Родившись въ декабрѣ 1651-го года, въ мѣстечкѣ Макаровѣ (Кіевской губерніи), сынъ благочестивыхъ родителей, – казака Саввы Григорьевича Туптало и его супруги Маріи Михайловны, – отрокъ Даніилъ (мірское имя святителя) первоначальное воспитаніе получилъ въ этомъ добромъ семействѣ. Примѣръ матери, женщины набожной и добродѣтельной, на впечатлительную натуру отрока дѣйствовалъ гораздо сильнѣе и глубже, нежели примѣръ отца, постоянно отвлекавшагося отъ дома военными занятіями; здѣсь, въ этой семейной средѣ положено было въ сердце Даніила крѣпкое основаніе для развитія тѣхъ мягкихъ и нѣжныхъ чувствъ, той благочестивой, глубоко-религіозной настроенности, чѣмъ святитель отличался во всю послѣдующую жизнь, на всѣхъ мѣстахъ своего общественнаго служенія. Отданный потомъ въ Кіево-братское училище, отрокъ Даніилъ не могъ здѣсь окончить полнаго курса наукъ; проучившись только два года, онъ, въ 1665-мъ г., принужденъ былъ разстаться со школой вслѣдствіе политическихъ смутъ, волновавшихъ въ то время Маллороссію. Впрочемъ, это обстоятельство не пріостановило въ немъ стремленія къ образованію; напротивъ, можно сказать, въ нѣкоторомъ отношеніи это имѣло свои добрыя послѣдствія. – Царившая тогда въ школахъ Малороссіи, схоластика не успѣла въ непродолжительное пребываніе Даніила въ училищѣ произвести на него вреднаго дѣйствія, рѣчь его сохранила русскій народный характеръ, избѣгнувъ, болѣе или менѣе сильнаго, вліянія латини и полонизма. Оставивъ школу, Даніилъ Саввичъ рѣшился самъ, собственными силами, достигнуть того, чего не получилъ тамъ, и прочно съумѣлъ довершить свое образованіе подъ вліяніемъ дѣйствительной жизни, что, какъ нельзя болѣе, оказалось дла него пригоднымъ впослѣдствіи.

На семнадцатомъ году своей жизни (въ 1668 г.), Даніилъ Саввичъ принялъ монашество, съ именемъ Димитрія, въ Кіевскомъ Кирилловскомъ монастырѣ. Подвижническія добродѣтели молодаго инока, – келейная молитва, строгій постъ, бдительное посѣщеніе храма Божія, чтеніе сващ. книгъ, – скоро обратила на св. Димитрія общее вниманіе братіи и вызвали къ нему глубокую любовь со стороны игумена Мелетія Дзика. Въ 1675 году, св. Димитрій былъ рукоположенъ въ іеромонаха и былъ оставленъ въ Черниговѣ въ качествѣ оффиціальнаго проповѣдника при тамошней каѳедрѣ; такъ началась его славная проповѣдническая дѣятельность. На югѣ Россіи, въ то время проповѣдничество имѣло весьма широкое, хотя и своеобразное, развитіе: лучшіе проповѣдники были въ славѣ и пользовались глубокимъ вниманіемъ въ обществѣ: ихъ приглашали изъ города въ городъ, изъ монастыря въ монастырь. Подобно имъ и молодой іеромонахъ Димитрій своимъ задушевнымъ народнымъ проповѣдничествомъ, въ два года своего служенія въ Черниговѣ, успѣлъ сдѣлаться извѣстнымъ по всѣмъ окрестнымъ мѣстамъ: наперерывъ стали приглашать славнаго церковнаго оратора разныя знаменитыя обители Малороссійскаго края: Слуцкъ, Кіевъ и Черниговскій. Гетманъ Самойловымъ вступили въ споръ между собой изъ-за знаменитаго проповѣдника. Съ большимъ успѣхомъ проповѣдывалъ слово Божіе іеромонахъ Димитрій въ Вильнѣ и Слуцкѣ, въ званіи игумена (съ 1681 г.) въ Батуринѣ, Кіево-печерской лаврѣ, въ монастыряхъ Глуховскомъ и (въ званіи архимандрита, съ 1697 г.) Елецкомъ.

Въ 1684 году Промыслу Божію угодно было призвать св. Димитрія къ новому великому дѣлу, требовавшему обширнаго чтенія и осторожной критики, – дѣлу, которое ему стоило 20-лѣтнихъ трудовъ и здоровья, и которымъ онъ оказалъ величайшую услугу всей Россійской церкви; этотъ безсмертный трудъ составляютъ Четьи-Минеи, доставившія неистощимое чтеніе благочестію, понятное для всѣхъ классовъ народа и давшее автору такую всероссійскую извѣстность, какой не имѣлъ никто изъ церковныхъ писателей ни до, – ни послѣ него.

Въ самомъ началѣ 18-го столѣтія Малороссія должна была лишиться свѣтильника, который озарялъ ее свѣтомъ ученія и святой жизни. – Великій преобразователь, ими. Петръ 1-й, заботясь о просвѣщеніи Россіи, обратилъ вниманіе и на отдаленныя области своихъ обширныхъ владѣній, куда еще только пробивался лучъ христіанства. – Петру 1-му хотѣлось, чтобы христіанство, мирно распространяясь среди сибирскихъ инородцевъ, переходило отсюда и въ сопредѣльный Китай. По совѣщаніи съ патріархомъ, на вакантную въ 1700 году каѳедру Тобольской митрополіи, онъ рѣшился вызвать изъ болѣе образованной Малороссіи человѣка способнаго къ миссіонерской дѣятельности. Имяннымъ указомъ 1700-го г. повелѣно было Кіевскому митроп. Варлааму «поискать изъ архимандритовъ и игуменовъ, или другихъ иноковъ, добраго и ученаго и благонепорочнаго житія, которому бы въ Тобольскѣ быть митрополитомъ, и могъ бы, Божіею помощію, исподволь въ Китаѣ и въ Сибири въ слѣпотѣ идолослуженія и другихъ невѣжествіяхъ закоснѣлыхъ человѣкъ проводить въ познаніе и служеніе, и поклоненіе Истиннаго и Живаго Бога». Выборъ палъ на св. Димитрія, давно извѣстнаго святостію жизни, искусствомъ проповѣданія слова Божія и точностію въ исполненіи возлагаемыхъ на него дѣлъ.

Явившись въ Москву въ февралѣ 1701 года, св. Димитрій произнесъ предъ царемъ краснорѣчивую привѣтственную рѣчь; чрезъ полгода, на 50-мъ году жизни, св. Дититрій былъ поставленъ въ митрополита Сибирскаго; но Сибири не суждено было имѣть въ своихъ предѣлахъ такое сокровище. – Южанинъ по мѣсту рожденія, при здоровьи и безъ того разстроенномъ долговременными и разнообразными трудами, св. Димитрій не могъ бороться съ суровымъ климатомъ Сибири; притомъ же, и давно продолжавшаяся работа надъ Четьими-Минеямй могла бы остаться недоконченною по причинѣ отдаленія отъ мѣста, гдѣ удобнѣе было находить средства для ея окончанія. Мысль объ этихъ неудобствахъ до того тревожно подѣйствовала на св. Димитрія, что онъ сдѣлался боленъ. Самъ Государь посѣщалъ больнаго и, узнавъ причину такого обстоятельства, позволилъ ему оставаться въ Москвѣ до новаго назначенія. Въ январѣ, 4 дня, 1702 гсда, св. Димитрій получилъ себѣ назначеніе на свободную каѳедру Ростовской митрополіи; а въ Сибирь былъ опредѣленъ митрополитомъ Филоѳей Лещинскій, заявившій себа здѣсь обширною миссіонерскою дѣятельностію.

Первымъ словомъ святителя Ростовскаго къ паствѣ была рѣчь о мирѣ и любви; онъ говорилъ, что пришелъ къ паствѣ, какъ отецъ къ дѣтямъ, какъ братъ къ братьямъ, какъ другъ къ любезными друзьямъ; и далѣе кратко изобразилъ взаимныя обязянносш пастыря и пасомыхъ. Дальнѣйшее семилѣтнее пребываніе святителя на митрополіи вполнѣ показало въ немъ самаго старательнаго духовнаго отца своей паствы: онъ заявилъ себя непрерывными трудами о благѣ ввѣреннаго ему стада, – трудами, которыхъ польза простиралась на всю Россійскую церковь. Прежде всего, самое духовенство, на коемъ лежалъ долгъ просвѣщать темную массу, было найдено святителемъ въ самомъ жалкомъ, плаченвомъ положеніи. – Училища, гдѣ бы можно было получать образованіе людямъ, готовящимся вступать въ священное званіе, во всѣхъ великороссійскихъ епархіяхъ, за исключеніемъ Москвы, не существовало. Живой голосъ проповѣди слова Божія рѣдко гдѣ можно было слышать въ храмѣ. «Оле окаянному времени нашему!» восклицаетъ въ печали Ростовскій святитель. «Весьма оставися слово Божіе и не вѣмъ, кого первѣе окаевати требѣ: сѣятелей или землю, – іереевъ-ли или сердца человѣческія, или обое то купно?». При объѣздахъ епархіи св. Димитрій встрѣчался съ такими священниками, которыми даже не знакомъ былъ общій порядокъ библейскихъ событій; думали, напр., что св. пророкъ Илія жилъ послѣ рождества Іисуса Христа, что онъ заколола, жрецовъ Ваала тѣмъ самымъ ножомъ, которымъ св. Петра, прежде отсѣкъ ухо Малху.

Недостатокъ умственнаго образованія священниковъ могъ бы, хотя отчасти, быть вознагражденъ добрымъ ихъ нравственнымъ вліяніемъ. Святитель у многихъ и этого не встрѣчалъ. – «Іерейстіи жены и дѣти мнози никогда же причащаются, еже увѣдахомъ отсюду (въ г. Ростовѣ): іерейстіи сыны приходятъ ставитися на мѣста отцевъ своихъ, которыхъ егда спрашиваемъ, давно-ли причащалися, многій поистинѣ сказуютъ, яко не помнятъ». Такъ не высоко стоило духовенство надъ простымъ народомъ; притомъ же – въ самомъ главномъ городѣ митрополіи, въ Ростовѣ. Такое недостаточное приготовленіе къ свящ. сану влекло за собой множество безпорядковъ и злоупотребленій въ прохожденіи духовными отцами своихъ пастырскихъ обязанностей. Священники, напр., открывали грѣхи своихъ прихожанъ, высказанные на исповѣди; бѣдныхъ больныхъ оставляли умирать безъ исповѣди и св. причащенія; къ совершенію литургіи приступали безъ предварительнаго приготовленія, а самое служеніе ея отправляли безъ служебника, произнося только одни возгласы. «Я уже, говорилъ св. Димитрію одинъ изъ такихъ отцевъ, прочелъ служебныя молитвы на дому... азъ отъ старыхъ поповъ сего навыкохъ». Предметомъ нерадѣнія со стороны священниковъ была даже самая величайшая изъ святынь, – св. дары, приготовляемые для пріобщенія больныхъ на цѣлый годъ. Въ бытность свою въ г. Ярославлѣ, въ 1702 году, св. Димитрій вопросилъ одного священника: «гдѣ животворящій Христовы тайны? Попъ же той не уразумѣ словесе моего, и яко не домышляяй стояше, молча. Паки рѣхъ: гдѣ тѣло Христово? попъ же ни сего словесе познати можаше. Егда же одинъ изъ со мною бывшихъ искусныхъ іереевъ рече къ нему: гдѣ запасъ? Тогда онъ, изъемъ изъ угла сосудецъ зѣло гнусный показа въ немъ хранимую оную въ небреженіи толь велію святыню, на нюже ангели смотрятъ со страхомъ... Удивися о семъ небо и земли ужасыитеся концы!». Съ цѣлію искорененія такихъ недостатковъ въ духовенствѣ св. Димитрій писалъ окружныя посланія, вооружаясь въ нихъ всѣми зависимыми отъ него средствами убѣжденія и власти противъ упомянутыхъ золъ; а для приготовленія готовящихся быть пастырями святитель завелъ въ Ростовѣ 3-хъ-классное училище, содержавшееся на средства архіерейскаго дома; учениковъ было болѣе двухъ сотъ. Заботясь объ умственномъ ихъ образованіи, св. Димитрій часто посѣщалъ ихъ въ классахъ, слѣдилъ за успѣхами; за отсутствіемъ учителей самъ принималъ на себя ихъ должность, а когда по болѣзни не могъ, посылалъ ученикамъ приказаніе каждому прочитывать по пяти разъ молитву Господню: «Отче нашъ...». Обращеніе съ воспитанниками было чисто отеческое.

Служа образцомъ ревности къ высокому долгу пастыря, св. Димитрій во всѣ воскресные и праздничные дни служилъ литургію и рѣдко безъ проповѣданія слова Божія. «Моему сану, говорилъ онъ, надлежитъ слово Божіе проповѣдати не точію языкомъ, но и пишущею рукою: то мое дѣло, то мое званіе, то моя должность». До насъ дошли, въ трехъ томахъ изданныя, 120 проповѣдей святителя: это только часть всего, что произнесено было имъ съ церковной каѳедры и то только въ предѣлахъ Великороссіи; сказанныя въ Малороссіи, за немногимъ исключеніемъ, утрачены. Проникнутыя глубокой любовью къ Богу и ближнему, проповѣди св. Димитрія по своему содержанію весьма разнообразны: въ нихъ св. Димитрій то назидаетъ своихъ пасомыхъ, обличая ихъ уклоненіе, отъ истинъ вѣры и доброй жизни, то ведетъ борьбу съ еретиками и раскольниками, то выражаетъ похвалу святымъ; есть рѣчи надгробныя. Высокія богословскія истины раскрываются проповѣдникомъ въ самыхъ ясныхъ формахъ; при глубинѣ мыслей каждая изъ проповѣдей имѣетъ жизненное, практическое направленіе, дышетъ теплою задушевною назидательностію. Языкъ ихъ отличается удобопонятностію: особенную простоту рѣчи придаютъ сравненія и подобія, взятыя изъ житейскаго быта, а еще болѣе примѣры изъ житій святыхъ.

Не менѣе обширную дѣятельность проповѣдникъ св. Димитрій велъ и на литературномъ поприщѣ; до насъ дошла масса его письменныхъ трудовъ догматическаго, догматико-полемическаго, историческаго и духовно-нравственнаго содержащая, множество псальмъ, кантъ и молитвенныхъ размышленій. Какъ на главнѣйшіе изъ такихъ трудовъ, кромѣ Четьихъ-Миней, слѣдуетъ указать: «Келейная лѣтопись», – сводъ библейской исторіи съ гражданскою, «Лѣтописаніе царей и патріарховъ, каталогъ Россійскихъ митрополитовъ», которымъ было положено начало исторіи русской церкви. Особенную важность и практическое употребленіе имѣли полемическія произведенія святителя противъ раскольниковъ: 1) о образѣ Божіи и подобіи въ человѣцѣ; 2) розыскъ о раскольнической Брынской вѣрѣ, о ученіи ихъ и о дѣлахъ ихъ».

Появленію перваго изъ этихъ произведеній послужилъ случай. Въ г. Ярославлѣ, при выходѣ изъ церкви, св. Димитрію неожиданно предложили вопросъ: «намъ велятъ брить бороды, а мы готовы положить и головы свои за бороду; какъ повелишь намъ владыко?». Святитель далъ такой вѣрный остроумный отвѣтъ: «какъ вы думаете, отрастетъ-ли голова, если у васъ снимутъ ее? Нѣтъ. А брада? – Брада отрастетъ. Пусть же вамъ отрѣжутъ бороду, дождетесь другой». Узнавъ, что многіе изъ паствы сомнѣваются въ спасеніи души изъ-за того, что по указу царя обрили бороду, думая, что вмѣстѣ съ тѣмъ лишились образа Божія, святитель написалъ сочиненіе «о образѣ Божіи и подобіи въ человѣцѣ» и разослалъ по всей епархіи. –Сочиненіе много разъ было издаваемо для всей Россіи; въ немъ ясно и обстоятельно доказывается мысль, что «образъ Божій» заключается и состоитъ не въ тѣлесной природѣ человѣка, а – въ душѣ.

«Розыскъ» самимъ сочинителемъ раздѣленъ на три части. – Первая доказываетъ, что вѣра раскольниковъ не права, она ограничивается старинными иконами и книгами, осмиконечньшъ крестомъ, своимъ перстосложеніемъ въ крестномъ знаменіи и седмеричнымъ числомъ просфоръ на литургіи; все это еще не составляетъ вѣры. Въ противуположность такой неправой вѣрѣ святитель раскрываетъ значеніе православнаго ученія о почитаніи иконъ и поклоненіи св. Кресту, а неправомыслію раскольниковъ о числѣ просфоръ при совершеніи литургіи противупологаетъ православное ученіе, что ни въ 5, нивъ 7 просфорахъ совершается таинство, но въ единой, изъ которой вземлется агнецъ. Обличая вѣру раскольниковъ въ однѣ старыя книги, святитель говоритъ, что св. отцы не ими, но добрыми дѣлами спасались, что новопечатныя книги не перемѣнили вѣру, какъ не перемѣнили ее литургіи св. Василія Великаго и Іоанна Златоустаго, явившіяся одна за другой и послѣ литургіи ап. Іакова; что въ исторіи церковной встрѣчается не мало примѣровъ замѣны однихъ обычаевъ новыми, при неприкосновенности вѣры: въ самыхъ евангеліяхъ не всегда единогласно передаются слова и дѣянія Іисуса Христа, но эти разности не противорѣчатъ вѣрѣ въ Сына Божія. Обращаясь частнѣе къ вѣрѣ раскольниковъ, святитель, какъ на неправомысліе ея, указываетъ: на Аввакумово ученіе о трехъ существахъ во св. Троицѣ, на ученіе о воплощеніи Сына Божія не естесствомъ, но только благодатною силою, – о сошествіи Христа во адъ плотію. Вопреки древнему обычаю раскольники не воздаютъ равной части старымъ и новымъ иконамъ, четвероконечному и осмиконечному кресту, дозволяютъ у себя священнодѣйствовать лицамъ неосвященнымъ и даже женщинамъ.

Лживость ученія раскольниковъ (вторая часть Розыска) видна уже изъ того, что оно происходитъ отъ учителей самозванцевъ, невѣждъ, ведущихъ соблазнительную жизнь и проповѣдуется ими тайно, какъ дѣло тмы. Ложно учатъ они объ антихристѣ, какъ уже о явившемся въ міръ со времени исправленія книгъ, – о св. жертвѣ, будто бы она уже прекратилась, – о церкви и о клѣти (Мѳ. 6, 6), превратно разумѣютъ слова Господа о поклоненіи Богу духомъ и истиною, образъ Божій полагаютъ въ бородѣ и усахъ и др.

Добрыя, по-видимому, (третья часть Розыска) дѣла раскольниковъ испорчены самонадѣянностію, увѣряющею себя въ ихъ богоугодности, тщеславіемъ, лицемѣріемъ, осужденіемъ другихъ, совершаются внѣ св. церкви и по однимъ низшимъ побужденіямъ страха мученій и надежды наградъ. Далѣе святитель указываетъ на явно беззаконныя дѣла раскольниковъ, говоритъ о сожителяхъ, плотоугодннкахъ, называющихъ сладострастіе Христовою любовью; рѣзко выставляетъ несообразность этихъ дѣлъ съ словомъ Божіимъ, здравымъ смысломъ и нравственнымъ чувствомъ.

Отличительнымъ характеромъ полемики св. Димитрія противъ раскольниковъ служить сопоставленіе ихъ ученія съ духомъ евангельскимъ, слѣдствіемъ чего является несообразность раскола, открывается его слѣпая привязанность къ однимъ видамъ внѣшнимъ, оцѣждающая комаровъ и пожирающая вельбудовъ. Св. Димитрій оплакиваетъ такое превратное направленіе души, столь несогласное съ евангеліемъ: если въ обличеніяхъ и встрѣчаются рѣзкія выраженія, то они вызваны наглою клеветою хуленія на св. церковь и дерзостью лжеучителей. Особенность въ полемикѣ св. Димитрія та, что онъ заблуждающихъ старается навести на путь истины не прямымъ, открытымъ нападеніемъ на заблужденіе, но предварительнымъ спокойнымъ изслѣдованіемъ противуположной заблужденію истины. Силой самой истины онъ сначала возбуждаетъ пріемлемость къ истинѣ и такимъ образомъ подготовляетъ паденіе заблужденія. Напр., желаетъ святитель доказать, что вѣра раскольниковъ не старая вѣра; онъ сперва обращаетъ ихъ вниманіе на существо самой вѣры, а потомъ уже сама собой является несообразность названія раскола старою вѣрой.

Изнуренный подвигами, пророчески предвидѣвъ свою кончину, святитель Димитрій 1709 года, 29 октября, простился съ своими приближенными: преподавъ всѣмъ наставленіе молиться Богу и Пречистой Его Матери, святитель благословилъ послѣднимъ своего любимаго пѣвчаго и, провожая его изъ кельи, поклонился ему чуть не до земли, благодаря за усердіе въ перепискѣ сочиненій; затѣмъ онъ заперся въ своей кельѣ, а на слѣдующій день былъ найденъ скончавшимся на колѣнахъ, въ положеніи молящагося. Тѣло святителя, облеченное въ заранѣе приготовленныя одежды, было положено во гробъ; подъ все тѣло и голову во гробѣ, согласно волѣ святителя, были постланы его черновыя бумаги. Паства искренно оплакала своего отца.

Въ 1752 году, 21 сентября, при разбираніи опустившагося пола церкви Яковлевскаго монастыря, мощи угодника Божія обрѣтены нетлѣнными. Церковь причислила его къ лику святыхъ, величая какъ «ревнителя православія, искоренителя раскола, цѣвницу духовную, писаніями своими всѣхъ умудряющаго».

 

«Томскія Епархіальныя Вѣдомости». 1883. № 20. Отд. Неофф. С. 595-603.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: