Святый Максимъ Исповѣдникъ, игуменъ Хрисопольскій.

Щелкнув на картинку увеличите размер изображения.

Ради отданія праздника Преображенія Господня, Церковь совершаетъ память преп. Максима Исповѣдника не въ 13 день авг., когда онъ преставился (662 г.), но переносится на предыдущій день. Кромѣ того память его отмѣчается: 21 января – день исповѣдническаго повдига (отсѣченіе языка и десныя руки); четвертокъ Свѣтлой седмицы – перенесеніе мощей въ мон-рь св. Арсенія въ Западной Грузіи (мѣстн., груз.). Ред.

Святитель Димитрій Ростовскій говоритъ, что св. Максимъ Исповѣдникъ великъ не по имени только (maximus – величайшій), но и по жизни.

Ересь моноѳизитовъ и моноѳелитовъ, распространившаяся особенно въ началѣ VII вѣка, составляла главный предметъ, на который устремлены были всѣ его мысли и многотрудные подвиги; единственнымъ его желаніемъ было ниспровергнуть и совершенно уничтожить эти ереси и доставить торжество православію. И его святая ревность къ истинѣ увѣнчалась желаннымъ успѣхомъ, даровала мученическій подвихъ и наименованіе «Исповѣдника вѣры». Для первой половины VII вѣка преподобный Максимъ значилъ тоже, что для первой половины IV вѣка сз. Аѳанасій Великій. Св. Аѳанасій вынесъ на своихъ раменахъ православіе изъ борьбы съ аріанствомъ: Максимъ Исповѣдникъ освободилъ его изъ борьбы съ моноѳелитизмомъ.

Мѣстомъ рожденія св. Максима былъ Константинополь, столичный городъ восточной Римской Имперіи, онъ родился въ 580 году. Родители его по происхожденію принадлежали къ кругу знатныхь гражданъ Византіи. Хотя они и уступали многимъ въ мірскомъ блескѣ и величіи, за то превосходили другихъ благочестивою христіанскою жизнію Въ дѣлѣ воспитанія сына первою и главною ихъ заботою было внушать ему чувство христіанскаго благочестія, предохранить отъ праздности и разсѣянности и пріучить къ жизни строгой. Такой образъ воспитанія вполнѣ согласовался съ духомъ св. Максима; рожденный съ глубокою, сосредоточенною и энергическою душою онъ охотно подчинялся во всемъ волѣ своихъ родителей и еще съ юныхъ лѣтъ обнаружилъ въ себѣ такія наклонности, которыя ясно указывали въ немъ будущаго великаго подвижники христіанства. Съ успѣхомъ потомъ онъ проходилъ школьное образованіе: былъ неутомимъ въ прилѣжаніи и имѣлъ необыкновенную любознательность, въ короткое время изучилъ всѣ науки, которыя преподавались въ первоначальныхъ школахъ; когда же онъ былъ довольно развитъ, то приступилъ къ изученію философіи, гдѣ особенно занимили его вопросы о Богѣ, о мірѣ и человѣкѣ. Эти вопросы зараждались въ его душѣ по мѣрѣ того, какъ онъ погружался въ созерцаніе видимой природы и углублялся въ изслѣдованіе ея тайнъ. Вотъ какъ онъ говоритъ объ этомъ: «Какъ неудивляться, созерцая неизмѣримую и превыше изумленія сущую пучину благодати? или какъ неужасаться, помышляя, какъ и откуда произошли словесное и умное существо и четыре стихіи, изъ которыхъ составились тѣла? Какая сила, подвигшись къ дѣйствію, привела ихъ въ бытіе? Откуда произошли мы? что значимъ? Для какой цѣли существуемъ и куда несемся въ потокѣ видимыхъ вещей?...» Изученіе философіи пробудило и усилило въ св. Максимѣ врожденную склонность къ познаніямъ, обогатило его умъ многими свѣдѣніями и познакомило съ діалектическими пріемами, которыми впослѣдствіи онъ отлично воспользовался въ борьбѣ съ ересями. Въ философіи св. Максимъ сочувствовалъ преимущественно платоническимъ стремленіямъ и діалектикѣ Аристотеля, питалъ особенное уваженіе къ школѣ неоплатопиковъ и, благодаря этому уваженію, онъ знакомъ былъ съ древними языческими философами. Наряду съ философіей св. Максимъ тщательно занимался изученіемъ св. писанія и твореній св. отцовъ, и питалъ сильную любовь къ твореніямъ Діонисія Ареопагита.

Смиренномудріе и скромность была характеристическою чертою всей жизни и дѣятельности преподобнаго Максима; почему ни знатность происхожденія, ни отлнчиое образованіе, ни высокія добродѣтели не могли возбудить въ немъ высокаго мнѣнія о себѣ. Онъ почиталъ скромность единственнымъ украшеніемъ жизни и цѣнилъ ее выше всякой человѣческой славы. При такомъ внутреннимъ расположеніи онъ всегда старался избѣгать шумнаго общества; однако Промыслу благоугодно было поставить его въ самую среду этой бурной и суетной жизни, дабы онъ могъ познать настоящую ея цѣну. Византійскій Императоръ Ираклій, узнавшій и полюбившій Максима за его отличный умъ и выскокія нравственный качества, приблизилъ его къ себѣ и противъ воли Максима сдѣлалъ его первымъ своимъ секретаремъ. Это было въ 610 году на 30 году жизни св. Максима. Ревностно и съ полнымъ успѣхомъ преподобный Максимъ исполнялъ возложенную на него должность: неутомимою дѣятельностію и благоразумными совѣтами онъ во многомъ помогалъ Императору и нерѣдко услаждалъ своею бесѣдою какъ его, такъ и его приближенныхъ. Впрочемъ жизнь его при дворѣ Императора продолжалась не долго: онъ отъ природы склоненъ былъ къ уединенію и любилъ тихую и спокойную жизнь, здѣсь же отъ шума придворной жизни онъ не находилъ себѣ спокойствія; онъ видѣлъ здѣсь многіе соблазны и считалъ такую жизнь не совсѣмъ безопасною для своей нравственности. Онъ оставилъ пышность и великолѣпіе двора и удалился въ хризопольскій монастырь, который лежалъ на противоположномъ берегу Константинопольскаго пролива и славился благочестіемъ и строгою жизнію иноковъ, и здѣсь принялъ постриженіе иночества.

Иноческая жизнь преподобнаго Максима направлена была болѣе на внутреннюю сторону ея, т. е. на образованіе характера, чѣмъ на внѣшнюю дѣятельность. Къ этому времени относятся нѣкоторыя изъ его нравственно-подвижническихъ твореній. Вотъ какъ, напримѣръ, онъ изображаетъ внутреннюю жизнь инока: «Жизнь инока совершенно противоположна жизни мірянина. Успѣваніе мірскихъ людей есть паденіе въ монахахъ, а успѣваніе монаховъ есть паденіе въ мірскихъ людяхъ. Успѣхи мірянъ состоятъ въ богатствѣ, славѣ, могуществѣ, роскоши, утучненіи тѣла, многодѣтствѣ и т. п. благахъ, къ которымъ обращаясь монахъ погибаетъ. Успѣваніе монаха есть нестажаніе, уничиженіе, воздержаніе, изнуреніе плоти и тому подобномъ. Монахъ есть тоть, кто умъ свой отлучилъ отъ чувственныхъ предметовъ и воздержаніемъ, любовію, псалиопѣніемъ и молитвою непрестанно предстоитъ Богу. Онъ совершенно отрекся отъ всякой собственности, и на землѣ не имѣетъ ни чего, кромѣ тѣла». – «Что бы быть монахомъ, потребно не только отречься жены, имѣнія и прочихъ благъ міра сего, но прежде всего нужно отрѣшиться отъ страстныхъ помысловъ, которые возмущаютъ душевныя силы, отчего умъ не имѣетъ яснаго зрѣнія при духовномъ созерцаніи и молитвенномъ возношеніи».

Между самыми важными обязанностями инока преподобный Максимъ поставляетъ постоянную молитву, силу которой онъ доказываетъ слѣдющими словами: «Всѣ добродѣтели споспѣшествуютъ уму въ возношеніи къ Богу, но всѣхъ болѣе чистая молитва. Умъ, воскриляемый молитвою къ Богу, бываетъ внѣ плоти и міра, внѣ вещества и образовъ. Озаряемый божественнымъ и безмѣрнымъ свѣтомъ, онъ бываетъ безчувственъ ко всему сотворенному, подобно какъ и чувственное око невидитъ звѣздъ при возсіяніи солнца. – Въ молитвенномъ состояніи подвизаемый къ изслѣдованіямъ о Богѣ онъ получаетъ чистыя и ясныя о Немъ свѣдѣнія. Ибо Господь даруетъ мудрость и открываетъ божественныя тайны тѣмъ только, кои отвратили очи свои отъ всего сотвореннаго, очистили умъ свой отъ праха страстей и содѣлали его чистымъ и свѣтлымъ на подобіе зеркала. И такъ путь къ вѣдѣнію есть безстрастіе къ міру и любовь къ Богу: безъ нихъ ни кто не узритъ Господа».

Скончался настоятель Хризопольскаго монастыря, и иноки, оставшіеся безъ пастыря, по единодушному согласію избрали св. Максима своимъ игуменомъ. По чувству смиренія онъ много разъ отказывался, наконецъ, послѣ многихъ неотступныхъ просьбъ согласился исполнить ихъ желаніе. Въ санѣ игумена преподобный Максимъ ревностно заботился о спасеніи душъ, ввѣренныхъ его водительству, какъ объ общемъ благѣ всѣхъ и каждаго. Онъ хотѣлъ быть во всемъ примѣромъ для другихъ, почему ревность его къ подвигамъ простиралась нерѣдко до совершеннаго изнеможенія тѣлесныхъ силъ. По словамъ біографа, – «упражняясь постоянно въ псалмопѣніи и молитвѣ, онъ какъ бы отрѣшался отъ всего земнаго, и еще неразрѣшившись отъ узъ плоти, жилъ, какъ бы не имѣя плоти».

Не смотря на санъ игумена, преподобный Максимь ни когда не принималъ сана священства и жилъ простымъ монахомъ: тѣмъ неменѣе онъ пользовался величайшимъ уваженіемъ: слава его учености быстро распространилась повсюду; къ нему сходилось множество иноковъ другихъ монастырей; люди всѣхъ званій и состояній, начиная съ простаго народа до знатныхъ вельможъ, стекались къ нему во множествѣ, получали отъ него совѣты и утѣшенія въ несчастій и разумныя правила для жизни.

Появившаяся въ то время ересь моноѳизитовъ дала обильную пищу ученой дѣятельности св. Максима. Заботясь о благѣ Церкви, онъ часто оставлялъ свою обитель и посѣщалъ окрестныя страны: былъ въ Александріи и Кипрѣ, гдѣ имѣлъ преніе съ епископами севировой секты – отрасли моноѳизитской ереси; писалъ догматическія посланія къ разнымъ лицамъ, въ которыхъ основательно опровергалъ заблужденія моноѳизитовъ и вмѣстѣ убѣждалъ хранить православное исповѣданіе вѣры во всей его силѣ. Но особенно свою неутомимую ревность къ истинѣ преподобпый Максимъ показалъ въ борьбѣ съ моноѳелитами. До VII вѣка догматъ о лицѣ Іисуса Христа, именно о Его божеской и человѣческой волѣ, еще не былъ опредѣлителыю изложенъ ни въ постановленіяхъ вселенскихъ соборовъ, ни въ писаніяхъ отцовъ Церкви; въ началѣ VII вѣка этотъ догматъ возбудилъ весь христіанскій міръ и породилъ многія богословскія пренія. Явились люди, которые утверждали, что въ Іисусѣ Христѣ при единствѣ божеской ипостаси должиа быть и одна воля (отчего и названы моноѳелитами). Ихъ ученіе находило себѣ сочувствіе и между многими православными епископами. Таковъ былъ Сергій, патріархъ Копстантинопольскій, еще съ дѣтства напоенный ядомъ ученія моноѳизитовъ. Самъ Императоръ Ираклій былъ на сторонѣ еретиковъ: при содѣйствіи Сергія въ 620 году ему удалось увлечь въ ересь Кира, епископа фазидскаго, за что Ираклій и возвелъ его въ санъ патріарха Александрійской церкви. Число еретиковъ съ теченіемъ времени умножилось болѣе и болѣе: въ Египтѣ ихъ было отъ пяти до шести милліоновъ, тогда какъ православныхъ тамъ считалось не болѣе 300,000. Дѣла Церкви запутывались; ереси видимо торжествовали и угнетали православіе, почему для сохраненія его Промыслъ даровалъ Церкви сильныхъ защитниковъ въ лицѣ Софронія, впослѣдствіи патріарха Іерусалимскаго, и въ лицѣ преподобнаго Максима Исповѣдника. Софроній и Максимъ отправились вмѣстѣ въ Александрію, дабы узнать, въ какомъ положеніи находятся дѣла еретиковъ. Здѣсь Киръ предложилъ имъ на разсмотрѣніе свое исповѣданіе вѣры, составленное съ цѣлію примирить еретиковъ съ Церковію. Прочитавъ его, Софроній прослезился и съ громкимъ плачемъ упалъ къ ногамъ Кира, просилъ, умолилъ не обнародывать своего исповѣданія, которое заключало въ себѣ ученіе нечестиваго Аполлинарія; но его просьбы не тронули Кира и Киръ остался глухъ кь его моленіямъ. Когда Софроній къ 634 году вступилъ на патріаршій престолъ Іерусалимской церкви, онъ немедленно написалъ окружное посланіе ко всѣмъ епископамъ восточной и западной церкви и между прочимъ къ папѣ Гонорію, гдѣ основательно изложилъ догматъ о двухъ естествахъ и двухъ воляхъ въ лицѣ Іисуса Христа. Это посланіе распространялось повсюду и усиливало возмущеніе. Патріархъ Сергій убѣдилъ наконецъ Императора Ираклія дли прекращенія всеобщаго волненія издать эдиктъ, по которому всякій обязанъ былъ признавать въ Іисусѣ Христѣ одну волю. Императоръ исполнилъ это. Но его эдиктъ встрѣтиль сильное противодйствіе со стороны Софронія. Къ несчастію завоеваніе Іерусалима турками поставило этого ревностнаго защитника православія въ невозможность продолжать съ прежнею силою борьбу съ еретиками. Такое положеніе дѣлъ вызвало преподобнаго Максима къ самой усиленной борьбѣ съ ересями. До 640 года онъ былъ лицомъ второстепеннымъ; но съ этого времени является главнымъ дѣйствующимъ лицомъ въ борьбѣ съ моноѳелитами: онъ показалъ тогда всю пламенную ревность къ вѣрѣ и всю неутомимую дѣятельность ко благу Церкви.

Какъ человѣкъ, неимѣющій столько силы и авторитета, чтобы одному противостать всѣмъ епископамъ, и въ тоже время ревностно желая поддержать православіе, преподобный Максинъ, посчитай себя совершенно безопаснымъ на востокѣ и, очасаясь какого-нибудь насилія, тѣмъ болѣе, что другъ его св. Софроній вь это время уже скончался, – рѣшился отправиться на западъ. Путь его лежалъ чрезъ сѣверную Африку, гдѣ моноѳелитская ересь успѣла увлечь многихъ епископовъ. Здѣсь онъ пробылъ довольно долго, утверждая православіе. Всѣмъ извѣстная его ученость и истинно-христіанская жизнь возбудили къ нему довѣріе африканскихъ епископовъ, и моноѳелитская ересь въ Африкѣ потерпѣла совершенное пораженіе: епископы составили нѣсколько частныхъ соборовъ и на нихъ торжественно прокляли ее. Въ то время написано было св. Максимомъ много догматическихъ посланій, направленныхъ противъ ереси; онѣ всюду распространялись и съ жадностію читаны были всѣми. Послѣднимъ дѣломъ св. Максима въ Африкѣ было публичное преніе о вѣрѣ съ патріархомъ Пирромъ – еретикомъ, который бѣжалъ изъ Константинополя по неблагопріятнымъ для него обстоятельствамъ. Это преніе происходило въ іюлѣ 645 года при многочисленномъ собраніи народа и было записано скорописцами со словъ. Св. Максимъ доказалъ Пирру, что «воля есть принадлежность естества, а не лица, и потому Іисусъ Христосъ, какъ Богъ по естеству и какъ человѣкъ по естеству, имѣлъ и божескую и человѣческую волю, – что безъ человѣческой воли Онъ не былъ бы совершеннымъ по естеству человѣкомъ....». Пирръ торжественно сознался въ своемъ заблужденіи и просилъ св. Максима, чтобы ему позволено было видѣть лицо Римскаго папы и въ его присутствіи подписать актъ отреченія отъ ереси. Проживъ около 5 лѣтъ въ сѣверной Африкѣ, преподобный Максимъ вмѣстѣ съ Пирролъ отправился въ Римъ.

Въ Римѣ послѣ Гонорія, покровителя моноѳелитской ереси, папы Северинъ, Іоаннъ IV и Ѳеодоръ дѣйствовали въ духѣ православія, не смотра на неудовольствія восточныхъ императоровъ. Св. Максимъ и Пирръ прибыли въ Римъ, когда на первосвященнпческомъ престолѣ былъ папа Ѳеодоръ. Пирръ въ присутствіи клира и народа прочиталъ актъ отреченія отъ ереси и торжественно былъ принять самимъ папою въ общеніе съ Церковію. Въ Римѣ преподобный Максимъ прожилъ около 10 лѣтъ (645-655) и во все это время не переставалъ ревностно занинматься учеными трудами. Здѣсь онъ написалъ свои догматическіе трактаты и большую часть нравственныхъ, подвижническихъ и толковательныхъ твореній. Всѣ его сочиненія немедленно распространялись по всему христіанскому міру и производили благодѣтельное вліяніе на умы православныхъ, потрясенныхъ ересью, и даже на умы самихъ еретиковъ. Въ Римѣ преподобный Максимъ занимался и устными бесѣдами съ христіанами, которые каждый день стекались къ нему во множествѣ. Но и здѣсь злые люди не оставили его въ покоѣ: завидуя славѣ великаго исповѣдника, они распустили молву будто онъ признаетъ въ Іисусѣ Христѣ три воли: божескую, человѣческую и богочеловѣческую, и ставили ему въ вину дружеское его отношеніе къ Пирру, когда тотъ былъ еще еретикомъ. Преподобный Максимъ вынужденъ бызъ написать особое посланіе, гдѣ раскрылъ всю нелѣпость ученія о трехъ воляхъ. По дѣлу сношенія съ Пирромъ онъ говорилъ, что поступалъ съ нимъ въ духѣ апостола Павла.

Папа Ѳеодоръ, получивъ жалобы отъ палестинскихъ и греческихъ епископовъ на притѣсненія отъ еретиковъ, чрезъ своихъ легатовъ ходатайствовалъ о православныхъ предъ Константинопольскимъ патріархомъ Павломъ. Но этотъ послѣдній не внималъ голосу запада. Онъ даже убѣдилъ Императора Константна, по примѣру Сергія, неписать новый догматическій эдиктъ подъ названіемъ: «образецъ вѣры», которымъ повелѣвалось относительно спорныхъ вопросовъ хранить совершенное молчаніе, не говорить ни объ одной, ни о двухъ воляхъ во Христѣ, но во всемъ согласоваться съ постановленіями пяти вселенскихъ соборовъ. За нарушеніе эдикта духовные лишаются сана, монахи изгоняются въ ссылку, чиновники и военные лишаются правъ и должностей, лица изъ благородныхъ сословій наказываются отнятіемъ имущества, простолюдины подвергаются тѣлеснымъ наказаніямъ. Узнавъ объ этихъ новостяхъ, св. Максимъ убѣдилъ римскаго первосвященника отвергнуть новый эдиктъ, а преемника папы Ѳеодора папу св. Мартина убѣдилъ составить соборъ. Св. папа составилъ знаменитый соборъ, извѣстный подъ именемъ Латеранскаго, на которомъ присутствовало 105 епископовъ. Душою всего собора былъ преподобный Максимъ. На этомъ соборѣ моноѳелитская ересь предана была анаѳемѣ. Его опредѣленія немедленно разосланы были во всѣ страны христіанскаго міра, а также и въ Константинополь къ самому Императору. Получивъ свѣдѣнія о дѣйствіяхъ Латеранскаго собора, Императоръ пришелъ въ страшное негодованіе. Партіи еретиковъ постарались усилить это негодованіе: они представили Императору, что Мартинъ и Максимъ имѣли политическіе виды и были въ заговорѣ съ бунтовщиками имперіи областными правителями; сверхъ того говорили, будто Максимъ былъ въ тайныхъ сношеніяхъ съ сарацинами. Императоръ далъ повелѣніе схватить ихъ обоихъ и привести въ Копстантинополь. Св. Максимъ былъ арестованъ вмѣстѣ съ папою Мартиномъ и двумя своими учениками. Его страданія начались тотчасъ по прибытіи въ Константинополь: лишь только корабль, на которомъ св. Максимъ прибылъ изъ Рима, вошелъ въ пристань, явился отрядъ вооруженныхъ солдатъ и, съ грубостію взявъ всѣхъ трехъ узниковъ, повлекли ихъ, босыхъ и полунагихъ, по улицамъ города и потомъ бросили въ мрачную темницу, какъ будто какихъ-нибудь отъявленныхъ злодѣевъ. Спустя нѣсколько дней начался судъ надъ св. старцами въ полномъ присутствіи членовъ сената при многочисленныхъ зрителяхъ изъ всѣхъ сословій города. Когда св. Максимъ введенъ былъ въ сенатъ, взоры всѣхъ устремились на него: въ нихъ выражалась страшная злоба и яростъ. Предсѣдателемъ суда отъ самага Императора былъ уполномоченъ Сакелларій, придворный казначей, человѣкъ жестокій, дерзкій и въ высшей степени безстыдный: ни почтенная старость св. исповѣдника (ему было 75 лѣтъ), ни благодать, сіявшая въ его взорахъ, ни степенный и кроткій видъ – не могли внушить ему уваженія съ св. старцу. Первый вопросъ его былъ такой: христіанинъ ли ты? – «по благодати Христа, Бога всяческихъ, я былъ и пребываю христіаниномъ» – отвѣчалъ св. старецъ. – Но если ты христіанинъ, какъ же ты ненавидишь царя и царство? – возразилъ предсѣдатель; изъ дѣлъ твоихъ всѣмъ стало извѣстно, что ты врагъ царя и царства. Ибо ты одинъ предалъ сарацинамъ Египетъ и Африку. Максимъ сталъ оправдываться въ несправедливомъ обвиненіи и потребовалъ свидѣтелей. Явились трое лжесвидѣтеля, но ихъ ложъ была слишкомъ очевидна и они удалились со стыдомъ. Послѣ многихъ допросовъ и толковъ члены сената, отпустивъ св. Максима обратио вь темницу, ясно увидѣли, что ни обвиненіями, ни угрозами, ни суровымъ обращеніемъ нельзя поколебать твердость св. исповѣдника и заставить его отказаться отъ православія; потому рѣшились употребить кроткія мѣры: на тотъ же день вечеромъ пришли къ преподобному Максиму въ темницу Троилъ – патрицій и Сергій Евкратъ – начальникъ царскаго стола; ласковыми обращеніемъ и кроткимъ убѣжденіемъ они старались расположить его къ принятію новаго эдикта; но Максимъ показалъ имъ, какъ онъ былъ твердъ въ своихъ убѣжденіяхъ. Когда эти кроткія мѣры не подѣйствовали на св. Максима, члены сената убѣдили Императора послать его въ заточеніе въ Лабизію, небольшую крѣпость, находящуюся во Ѳракіи, что и было исполнено. Цѣль, какую имѣло въ виду правительство при заключеніи Максима была та, чтобы тяжелою жизнію сокрушить его твердость и заставать принять предложеніе сената. Но св. Максимъ около года мужественно переносилъ тягость изгнанія, не думая просить милости у своихъ враговъ. Переходя потомъ изъ одного мѣста заключенія въ другое, св. Максимъ по указу Императора былъ возвращенъ изъ ссылки и привезенъ въ Константинополь. Здѣсь вторично составленъ былъ правительственный совѣтъ, чтобы покончить дѣло съ св. исповѣдникомъ и его учениками (св. Мартинъ, папа Римскій, въ это время уже скончался). Вотъ приговоръ совѣта: «по произнесеніи надъ вами каноническаго осужденія, васъ слѣдовало бы предать всей строгости законовъ за ваше нечестіе, хотя по истинѣ нѣтъ наказанія, соотвѣтствующаго вашимъ преступленіямъ. Но предоставляя праведному Судіи достойно накалять васъ, мы, ослабляя строгость законовъ, даруемъ вамъ жизнь. Опредѣляемъ только, чтобы префектъ сего города тотчасъ взялъ васъ въ свою преторію, наказалъ васъ воловьими жилами, каждому отрѣзалъ до корня языкъ, орудіе вашего богохульства, и правую руку которою вы писали ваши богохульныя сочиненія. Изувѣченные такимъ образомъ, вы будете проведены по всѣмъ 12 кварталамъ сего города, потомъ отосланы въ пожизненное заточеніе, чтобы тамъ въ остаткѣ дней вашихъ вы могли оплакивать грѣхи свои». Опредѣленіе было исполнено во всей строгости.

Мѣстомъ послѣдняго заточенія св. Максима была крѣпость Шемари близъ страны Алановъ. Въ послѣднія минуты жизни онъ былъ утѣшенъ небеснымъ видѣніемъ, въ которомъ открыто было ему, что, 13 іюня 662 года, Господь возметъ душу его въ блаженный покой свой. Св. старецъ объявилъ о семъ бывшимъ при немъ, и въ предсказанное время душа его оставила земную жизпь. Три чудесныя лампады горѣли по ночамъ надъ святою могилою великаго исповѣдника. Ихъ видѣли всѣ жители того мѣста.

⸭    ⸭    ⸭

Творенія св Максима Исповѣдника, дошедшія до нашего времени, раздѣляются на духовно-прявственныя, подвижническія, литургическія, догматическія, толковательныя и философскія. Изъ нравственныхъ твореній отъ него осталось 400 главъ о любви къ Богу и ближнему; изъ подвижническихъ жизнь пустынниковъ въ вопросахъ и отвѣтахъ, писано къ пресвитеру Элпидію, о добродѣтели и порокѣ 500 главъ, о гордости посланіе къ Епарху Георгію. Сочиненія литургическія – тайноводство или изъясненіе литургіи; догматическія – противъ моноѳелитовъ: два тома догматовъ – посланіе къ пресвитеру Марину въ Кипрѣ, о двухъ воляхъ во Христѣ – посланіе къ нему же; противъ моноѳизитовъ: о двухъ естествахъ во Христѣ; къ догматическимъ твореніямъ относится также сочиненіе о происхожденіи Св. Духа, – письмо къ Марину. Толковательныя – отвѣты на сомнительныя мѣста писанія, объясненіе 59 псалма, изьясненіе молитвы Господней: Отче нашъ, и объясненіе на книгу пѣснь пѣсней. Философскія – о душѣ, о качествѣ, собственномъ и разности; особенно достойны вниманія его выписки философскихъ мнѣній изъ разныхъ христіанскихъ и языческихъ мыслителей.

Существенный характеръ всѣхъ вообще твореній преподобнаго Максима составляютъ мистицизмъ и теософское направленіе; въ нихъ онъ является главнымъ представителемъ направленія діалектически-созерцательнаго съ глубиною и проницательностью мысли.

 

«Прибавленія къ Рязанскимъ Епархіальнымъ Вѣдомостямъ». 1866. № 2. С. 38-46.

 

⸭    ⸭    ⸭

Тропаръ, гласъ 8-й:

Православіе уяснилъ еси вѣрно,/ отъ языка же и отъ руки текyщею ти кровію мученически назнaменалъ еси,/ руку твою отсѣчeну къ Вышнему воздѣжи,/ урѣзаный же твой языкъ богословный на мольбy воздвигни, Максиме, нынѣ,// и Бога милостива нaмъ сотвори еже спастися душамъ нашимъ.

Кондакъ, гласъ 8-й:

Троицы рачителя и великаго Максима,/ научающа ясно вѣрѣ божественнѣй,/ еже славити Христа во дву естествахъ, вуляхъ же и дѣйствахъ суща,/ въ пѣснѣхъ достойныхъ, вѣрніи, почтимъ взывающе:// радуйся, проповѣдниче вѣры.

Инъ кондакъ, гласъ 6-й:

Свѣтъ трисіянный, всельшійся въ душу твою,/ сосудъ избранъ показа тя, всеблаженне,/ являюща божественная концемъ,/ неудобопостижныхъ разумѣній ты сказуяй, блаженне,/ и Троицу всѣмъ, Максиме, воспроповѣдуяй ясно,// Пресущную Безначальну.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: