Сказаніе объ обрѣтеніи честнаго Креста и гвоздей.

Видѣніе великаго царя Константина, которое онъ видѣлъ на рѣкѣ Дунавіѣ.

Въ седьмое лѣто царствованія Константина, великаго царя, въ мѣсяцѣ январѣ, 7-го, множество варваровъ собралось у рѣки, называемой Дунавій, желая переправиться чрезъ нее и опустошить всю ту страну до востока. Узнавъ объ этомъ сборищѣ, царь Константинъ, собравъ все свое воинство, явился на противоположномъ берегу рѣки Дунавія и, утвердивъ свою ставку на берегахъ рѣки, удерживалъ ихъ въ теченіи многихъ дней. Но варваровъ собралось множество и они надвигались на него. Константинъ, при видѣ этого множества варваровъ, пришелъ въ сильное волненіе и безпокойство, ибо на утро надлежало вступить съ ними въ бой, – и видитъ въ эту ночь своими глазами блистающій на небѣ крестъ, имѣющій подпись изъ звѣздъ: «Константинъ, симъ побѣждай». Итакъ онъ усердно желалъ узнать, отъ какого Бога было это знаменіе, и, вставши въ трепетѣ и въ великомъ страхѣ, призываетъ первыхъ лицъ своей палаты и приказалъ сдѣлать крестъ, подобный явившемуся ему знаменію, и носить его впереди въ бою. Когда одержана была великая побѣда, и одни изъ враговъ были убиты, а другіе подчинены, онъ возвратился съ великою славою; а спустя немного дней приказалъ призвать всѣхъ жрецовъ такъ называемыхъ боговъ и, показавъ имъ знаменіе, спрашивалъ, какому богу оно принадлежитъ. Тѣ же отвѣтили, говоря: это знаменіе – не земныхъ боговъ, которыхъ мы чтимъ, но есть сила небеснаго Бога; ибо когда сіе знаменіе прошло среди боговъ нашихъ, всѣ они пали и сокрушились[2]. Христіане же, сколько было ихъ въ войскѣ въ эти дни, которыхъ называли назореями, и эти придя говорили царю: умоляемъ твою божественность: этотъ трофей, посланный тебѣ съ неба, принадлежитъ Іисусу Христу, Сыну Бога Живаго, Который, увидѣвъ родъ человѣческій погибающимъ, не пренебрегъ, но какъ благій сошелъ на землю спасти свое созданіе, и по собственной волѣ пострадавъ чрезъ Крестъ, привелъ насъ къ Своему Отцу. Узнавъ это, царь призвалъ Сильвестра, епископа Рима, и, будучи имъ оглашенъ и увѣровавъ искренно отъ всего сердца, крестился самъ и матерь его Елена и многіе изъ палаты его.

Тогда онъ съ великою радостію и благодареніемъ отправилъ матерь свою святую Елену вмѣстѣ съ воинствомъ въ св. градъ Іерусалимъ со всѣмъ тщаніемъ отыскать честный Крестъ Христовъ и построить святый домъ достоублажаемаго и святое Воскресеніе[3].

Обрѣтеніе честнаго и животворящаго Креста.

Исканіе и обрѣтеніе Креста, на которомъ былъ повѣшенъ Владыка нашъ Іисусъ Христосъ, совершилось въ двѣсти тридцатое лѣто отъ страданія Спасителя, въ царствованіе Константина, великаго царя, сына боголюбезнѣйшей царицы Елены, которая усердно разыскивала вожделѣнное и святое древо Креста Спасителя, на которомъ Богъ былъ распростертъ. Разумно усвоивши ученіе о вочеловѣченіи Господа нашего I. Христа, вознесеніи Его на крестъ и возстаніи изъ мертвыхъ и возымѣвъ великую ревность, она поспѣшила отыскать и Крестъ Христовъ и этотъ пречистый даръ явить міру[4]. Она отправилась въ Іерусалимъ во второмъ мѣсяцѣ въ двадцать восьмой день мѣсяца вмѣстѣ съ большимъ воинствомъ и, созвавъ церковь (сдѣлавши собраніе), приказала[5] собраться всѣмъ іудеямъ, обрѣтающимся въ Іерусалимѣ, и тѣмъ, которые были захвачены въ окрестныхъ городахъ и селеніяхъ во всей землѣ Іудиной, ибо Іерусалимъ былъ въ конецъ опустошенъ. Такимъ образомъ, нашлось іудеевъ числомъ около трехъ тысячъ мужей. Призвавши ихъ, царица говоритъ имъ: я знаю изъ Святыхъ Писаній, что вы – сѣмя праведное, возлюбленное Богомъ; но вы не уразумѣли и приняли свѣтъ за тьму, истину за ложь, и Бога, который хотѣлъ искупить васъ отъ клятвы, вы прокляли; Того, Кто чрезъ очищеніе велъ васъ къ свѣту, вы заплевали мерзкими оплеваніями, и воскрешавшаго мертвыхъ вы пожелали провозгласить мертвымъ. Такъ я говорю вамъ: изберите изъ среды себя тѣхъ, которыхъ считаете знающими законъ, чтобы вы убѣдили меня въ томъ, о чемъ я буду спрашивать васъ. Отойдя въ великомъ страхѣ и переговоривъ между собою, они нашли тысячу мужей, которые по ихъ мнѣнію знали законъ, и представъ предъ царицею, единодушно всѣ свидѣтельствовали, что эта тысяча мужей знаютъ законъ[6]. Она-же опять, вторично испытавъ ихъ, говоритъ: выслушайте мои слова и уразумѣйте глаголы устъ моихъ: ужели вы не слышали, какъ св. пророки возвѣщали вамъ о Спасителѣ Христѣ, о которомъ я нынѣ спрашиваю васъ? Прежде всѣхъ Моисей (?) сказалъ о Немъ, что «Отроча родися намъ, сынъ, и дадеся намъ» (Ис. 9, 6), матерь котораго не познаетъ мужа. И опять: «пророка отъ братіи твоея возставитъ тебѣ Господъ Богъ твой» (Второз. 18, 15). И опять: «возсіяетъ звѣзда отъ Іакова и возстанетъ человѣкъ отъ Израиля... и обладаетъ языки многими» (Числъ 24. 7. 17). И Исаія: «се дѣва во чревѣ зачнетъ и родитъ сына, и наречеши имя ему Еммануилъ» (7, 14)... егоже начальство бысть на рамѣ его, и нарицается имя его: велика, совѣта ангелъ. Богъ крѣпкій, властелинъ, князь мира, отецъ будущаго вѣка» (9, 5). И о крестѣ Его Іеремія отъ лица вашего говорилъ: «пріидите и вложимъ древо во хлѣбъ его, и истребимъ его отъ земли живущихъ» (11, 19). О спасительныхъ страданіяхъ, имѣющихъ быть на крестѣ, и вашемъ невѣріи Моисей предвозвѣщая говорилъ: увидишь жизнь, висящую на древѣ, и не увѣруешь. И Іеремія отъ лица Господа говорилъ о противленіи вашемъ, бывшемъ при крестѣ: «бысть мнѣ достояніе мое яко левъ въ дубравѣ, даде противу мене гласъ свой: сего ради возненавидѣхъ е» (12, 8). Относительно же воскресенія Его патріархъ Іаковъ, пророчествуя объ имѣющемъ возстать отъ Іуды Спасителѣ народовъ, говорилъ: «скименъ львовъ Іуда: отъ лѣторасли, сыне мой, возшелъ еси: возлегъ уснулъ еси яко левъ и яко скименъ; кто возбудитъ его? Не оскудѣетъ князь отъ Іуды, и вождь отъ чреслъ его, дондеже пріидутъ отложеная ему: и той чаяніе языковъ» (Быт. 49, 9-10). И другой изъ пророковъ говорилъ: Господь поразитъ и исцѣлитъ насъ, и въ третій день воскреснемъ (Ос, 6, 2-3). И опять пѣснопѣвецъ Давидъ говорилъ: «предзрѣхъ Господа предо мною выну, яко одесную мене есть, да не подвижуся» (Пс. 15, 8); и опять Исаія взывалъ, говоря о васъ: «сыны родихъ и возвысихъ, тіи же отвергошася мене; позна волъ стяжавшаго и, и оселъ ясли господина своего, Израиль же мене не позна, и людіе мои не разумѣша» (Ис. 1, 3)[7].

И вотъ вы читаете законъ и не знаете его. Итакъ я отдаю васъ подъ стражу воиновъ, а вы тѣмъ временемъ изберите изъ среды себя такихъ, которые, по вашему мнѣнію, съ точностію знаютъ законъ[8]. Удалившись, они говорили между собою: чего ради царица даетъ намъ такіе труды? Но одинъ изъ нихъ, по имени Іуда, въ отвѣтъ имъ сказалъ: я знаю, что она хочетъ отыскать то древо, на которомъ отцы наши повѣсили Мессію, называемаго Христомъ; но смотрите, чтобы кто не признался ей, потому что дѣйствительно скончались отеческія наши преданія[9]. Мой дѣдъ, Закхей, заповѣдалъ Симону, моему отцу, а отецъ мой, въ свою очередь, заповѣдалъ мнѣ, говоря: смотри, сынъ, когда будутъ отыскивать древо, къ которому мы присудили Мессію, укажи его, прежде чѣмъ тебя накажутъ; ибо невозможное дѣло, что Еврейскій народъ будетъ царствовать, и храмъ нашъ уже не будетъ воздвигнутъ, какъ говоритъ пророкъ: палъ домъ Израиля и уже не возстанетъ. И потомъ Іисусъ говорилъ: отнято будетъ отъ васъ царствіе Божіе и будетъ дано народу, творящему плоды его. Это царство будетъ принадлежать поклоняющимся Распятому, ибо Онъ есть царь во вѣкъ[10]. Тутъ сказалъ я отцу моему: отецъ! если вы видѣли, что онъ былъ Христосъ, зачѣмъ же подняли руки на Него? И говоритъ мнѣ: знаетъ Его пречистое имя, что я никогда не былъ въ союзѣ съ ними, напротивъ даже много разъ противорѣчилъ имъ[11]. Но такъ какъ Онъ обличалъ старѣйшинъ и архіереевъ народа, то за это они осудили Его на распятіе, ожидая, что умертвятъ Его, и снявши съ древа похоронили Его; но Онъ въ третій день воскресъ и явился ученикамъ Своимъ. Почему братъ моего дѣда, Стефанъ, увѣровавъ, началъ распространять въ народѣ ученіе о Немъ; а тѣ, составивъ совѣтъ вмѣстѣ съ саддукеями и фарисеями, осудили его на побитіе камнями. Видя смерть его, отецъ его не могъ ничего сдѣлать въ пользу его: онъ далее и не печалился, потому что видѣлъ его страждущимъ за Бога[12]; а сей предъ тѣмъ какъ испустить духъ, воздѣвши руки свои, громкимъ голосомъ воскликнулъ: «Господи не постави имъ грѣха сего». Послушай же, чадо, и прими мое слово о Христѣ и благоутробіи Его; вѣдь и Павелъ, дѣлатель ремней, сидѣлъ у храма (въ то время), и онъ былъ гонителемъ надѣющихся на Христа, – онъ возбудилъ народъ противъ Стефана, – однако Христосъ, сжалившись надъ нимъ, сдѣлалъ его однимъ изъ славныхъ[13]. Итакъ, и ты, чадо, не хули Его и не преслѣдуй тѣхъ, которые надѣются на Него, и имѣешь животъ вѣчный. Такъ заповѣдалъ мнѣ Симонъ, мой отецъ, и вотъ вы все слышали; что же вамъ думается, если она спроситъ насъ о Крестѣ? Тѣ сказали ему: мы никогда не слыхали ничего подобнаго тому, что нынѣ отъ тебя слышимъ. Такъ, если будетъ изслѣдованіе, ты знаешь, что дѣйствительно все это было и гдѣ было[14]. Въ то время, какъ они говорили это, являются къ нимъ воины, говоря: идите, царица зоветъ васъ. Явились опять и на вопросы ея ничего истиннаго не отвѣтили. Тогда приказываетъ всѣхъ ихъ предать огню. Они же отъ страха предали Іуду, говоря: это сынъ мужа праведнаго и пророка и законъ знаетъ въ совершенствѣ; онъ покажетъ, чего ищешь ты, госпожа. И когда всѣ подтвердили это свидѣтельствомъ своимъ, она отпустила ихъ, задержавъ Іуду, и, призвавъ его, говоритъ: предъ тобою жизнь и смерть, скажи, чего хочешь, жизни или смерти? Іуда сказалъ: кто, находясь въ пустынномъ мѣстѣ, ѣстъ камни, когда предъ нимъ хлѣбы? Получивъ такой отвѣтъ, царица сказала: такъ если желаешь жизни на землѣ и на небесахъ, скажи мнѣ, гдѣ скрытъ Крестъ Христовъ? Іуда говоритъ: по записямъ прошло лѣтъ триста – болѣе, или менѣе – съ того времени, какъ отцы наши распяли Христа. Какъ же мы, молодые, можемъ знать это? Царица въ отвѣтъ сказала: вотъ сколько лѣтъ тому назадъ были войны въ подсолнечной. Какъ же помнятъ умершихъ тогда и гробы ихъ? Іуда говоритъ: молю тебя, госпожа, – конечно, изъ писаній, а мы не имѣемъ ихъ. Царица отвѣтила: ты только что признался, что записи есть. Іуда сказалъ: я гадательно сказалъ, молю тебя. Отвѣтила царица и сказала: я имѣю подлинное слово Евангелія, въ какомъ мѣстѣ Онъ былъ распятъ; ты только покажи мнѣ такъ называемое краніево мѣсто, и я собственною властію прикажу очистить землю въ томъ мѣстѣ и найду, что желаю. Іуда сказалъ: не знаю этого мѣста, ибо и не было меня тогда[15]. Въ отвѣтъ царица говоритъ ему: уморю тебя голодомъ, если не признаешься мнѣ. И сказавши это, приказала ввергнуть его въ сухой колодезь и до седми дней оставить безъ пищи[16]. Послѣ седми дней Іуда воззвалъ, говоря:[17] выньте меня, и я покажу вамъ Крестъ Христовъ. Тогда приказала царица вынять его. Іуда же выйдя изъ колодца, направился къ мѣсту тому и, не разсмотрѣвъ его въ точности, возвысилъ свой голосъ на еврейскомъ діалектѣ и сказалъ: Елои міакра аврами михах филои адонаи. Іое Лакеддое акалзал хоафееѳ авѳеу Варух хаѳѳа донаи елоиден думарух сіамуил мелмелхал мармірувва Ісраил аімуе трамусі вузимаму каѳаддад давдіиѳ Ісраил велвимон сегенге манее Іерусалим. амин[18].

Это значитъ: Боже, сотворившій небо и землю, сѣдящій на колесницѣ херувимовъ и серафимовъ, которые носятъ ее въ воздушныхъ пространствахъ, въ свѣтѣ неизмѣримомъ, куда человѣческое естество проткнуть не можетъ; потому что Ты сотворилъ ихъ для служенія Себѣ – шестъ животныхъ шестикрылыхъ, изъ которыхъ четыре, перенося и управляя и служа, непрестанно взываютъ святъ, святъ, святъ Господь Саваоѳъ, сѣдящій на херувимахъ, – а два, которыхъ Ты поставилъ въ раю охранять древо жизни, называются – одно херувимомъ, а другое серафимомъ. Ты господствуешь надъ всѣмъ, потому что мы твое созданіе[19]; Ты и непокорившихся ангеловъ предалъ огню тартара, и они остаются подъ затворами бездны, мучимые драконами, и повелѣнію Твоему противорещи не могутъ. И нынѣ, Господи, если твоя есть воля, чтобы царствовалъ сынъ Маріи, посланный Тобою,[20] ибо если бы Онъ не былъ отъ Тебя, не сотворилъ бы столькихъ силъ; если бы Онъ не былъ Твой сынъ, Ты не воздвигъ бы Его изъ мертвыхъ, – Сотвори, Господи, и для насъ сіе знаменіе; и какъ послушалъ раба Твоего Моисея и показалъ намъ кости брата нашего Іосифа, такъ и нынѣ покажи намъ сокрытое сокровище, и сдѣлай, чтобы изъ мѣста того изшелъ дымъ благовонія, дабы и я увѣровалъ въ распятаго Христа, что Онъ есть царь во вѣки. Аминь. И какъ только Іуда окончилъ свою молитву, тотчасъ потряслось то мѣсто и поднялось изъ него облако благовоннаго дыма, такъ что Іуда былъ пораженъ и, всплеснувъ руками, сказалъ: воистину, Христе, ты еси Спаситель міра. Благодарю тебя, Христе, что не сдѣлалъ меня недостойнымъ твоей благодати; молю Тебя, Господи, прости мнѣ, рабу твоему, грѣхи мои и сопричисли меня вмѣстѣ съ рабомъ Твоимъ Стефаномъ.

Сказавъ это и опоясавшись, какъ благородный Авраамъ, взялся за лопату и сталъ дѣлать ровъ; а когда вырылъ саженъ 20[21], нашелъ засыпанные три креста. Извлекши ихъ, принесъ въ городъ и представилъ царидѣ Еленѣ; а боголюбезнѣйшая царица говоритъ ему: который Крестъ Христовъ? Мы вѣдь знаемъ, что два принадлежатъ разбойникамъ. Тогда полагаетъ ихъ среди города, и – были въ ожиданіи славы Божіей. И вотъ около девяти часовъ дня выносятъ на ложѣ умершаго юношу, и Іуда, сильно обрадовавшись, говоритъ: нынѣ госпожа узнаетъ желанное древо и силу его. Тогда Іуда остановилъ ложе и возлагаетъ отдѣльно кресты на умершаго, и когда дошелъ до третьяго и положилъ его на трупъ, тотчасъ юноша всталъ[22].

Тогда вознегодовалъ діаволъ и воскликнулъ: кто это не дозволяетъ мнѣ забирать души моихъ? О, Іисусъ Назорей, ты всѣхъ привлекъ къ Себѣ и вотъ еще и древо Твое объявилось противъ меня! О, Іуда, зачѣмъ ты сдѣлалъ это? Чрезъ Іуду я прежде заставилъ народъ согрѣшить, и вотъ чрезъ Іуду же теперь изгоняюсь отсюда. Но и я знаю, что сдѣлать: я возстановлю противъ тебя другого царя, который оставитъ Распятаго и мою волю будетъ творить; я предамъ тебя жестокимъ казнямъ, и ты среди мученій отречешься отъ Распятаго. А Іуда, возмутившись духомъ, сказалъ: Христосъ, воздвигшій мертвыхъ, да предастъ тебя гееннѣ огненной. Блаженная Елена, услышавъ это, была поражена силою Креста и вѣрою Іуды и съ великимъ тщаніемъ обложила Крестъ золотомъ и драгоцѣнными камнями и, устроивъ серебрянный ковчегъ, положила его въ немъ. Засимъ, составивъ церковь и опредѣливъ (быть храму) на такъ называемомъ краніевомъ мѣстѣ, призвала Евсевія, римскаго епископа, дала Іудѣ печать во Христѣ, переименовавъ его въ Киріака, и поставила его епископомъ Іерусалимской церкви[23]. Тогда царица воздвигла гоненіе на іудеевъ, которые остались невѣрующими, и изгнала ихъ изъ Галилеи; а Іудѣ, онъ же и Киріакъ, была дарована такая благодать, что онъ и демоновъ изгонялъ, и болѣзни врачевалъ. Итакъ, блаженная Елена, предоставивъ святѣйшему Киріаку большія деньги вь пользу бѣдныхъ, въ мирѣ проводила жизнь, заповѣдавъ всѣмъ чтущимъ Христа, и мужамъ и женамъ, совершать память честнаго и животворящаго Креста въ десятый[24] день мѣсяца мая, когда совершилось открытіе его при Константинѣ, великомъ царѣ, благодатію Господа нашего Іисуса Христа.

Обрѣтеніе святыхъ гвоздей.

И опять блаженная Елена, исполненная вѣры въ Бога, глубоко вникнувшая въ Св. Писаніе и изучившая какъ Новый, такъ и Ветхій завѣтъ и исполненная Духа Святаго, любомудренно пожелала найти и тѣ гвозди, которыми богоборные іудеи пригвоздили ко кресту тѣло Спасителя Христа[25]. И призвавъ епископа Киріака, каковымъ именемъ назывался Іуда, говоритъ ему: относительно Креста мое желаніе исполнилось, а теперь я не буду покойна до тѣхъ поръ, пока Господь не исполнитъ и это мое желаніе. Итакъ, приложи свое усердіе и помолись Господу и о гвоздяхъ. А епископъ Киріакъ, придя на краніево мѣсто вмѣстѣ съ множествомъ братій, увѣровавшихъ въ Господа нашего Іисуса Христа по случаю обрѣтенія Креста и знаменія, бывшаго на мертвецѣ, возведя очи свои къ небу и руками бія грудь свою, усердно сталъ взывать къ Господу, исповѣдуясь въ прежнемъ своемъ невѣдѣніи и ублажая всѣхъ увѣровавшихъ во Христа и нынѣ еще вѣрующихъ[26]. Долго молился онъ и взывалъ, чтобы и на мѣстѣ нахожденія гвоздей явилось какое-либо знаменіе, какъ на мѣстѣ Креста, и при окончаніи его молитвы, – въ то время, какъ онъ сказалъ «аминь», – является такое знаменіе, которое всѣ бывшіе тутъ увидѣли: величайшее сіяніе озарило то мѣсто, гдѣ обрѣтенъ былъ Крестъ Христовъ, такъ что всѣ вѣрующіе безъ колебанія говорили: нынѣ познали мы силу Того, въ Кого вѣруруемъ. И сейчасъ же показались гвозди, которыми пронзено было тѣло Владыки, блистая на землѣ на подобіе солнца[27]. Съ благоговѣніемъ принялъ гвозди Киріакъ и преподнесъ Христолюбивой царицѣ, которая, преклонивъ, какъ подобало, колѣна и склонивъ долу свою голову, поклонилась Господу. Исполненная мудрости и богобоязненная, она размышляла, что бы ей сдѣлать изъ нихъ? Она изслѣдовала пути правды и благодать Св. Духа, и Господь Богъ положилъ ей на мысль сдѣлать такой памятникъ для грядущихъ поколѣній, о которомъ предвозвѣстилъ пророкъ Захарія. Итакъ, призвавъ вѣрнаго и знающаго свое дѣло мужа, о которомъ получила свидѣтельство отъ многихъ, говоритъ ему: соблюди заповѣдь Божію и тайну царя; прими отъ меня сіи гвозди и сдѣлай удило для царской узды, и будетъ оно для насъ необоримымъ оружіемъ противъ всѣхъ противниковъ, побѣдою для царя и миромъ для города, чтобы исполнились слова пророка: «въ день онъ будетъ елее во уздѣ коня, свято Господу Вседержителю» (Зах. 14, 20)[28]. Блаженная Елена, утвердивши вѣру въ Господа нашего въ Іерусалимѣ, выслала оттуда всѣхъ іудеевъ, которые не покорились Христу, и они были разсѣяны по всѣмъ народамъ, согласно слову пророка: «не убивай ихъ, чтобы не забыли имени твоего, разсѣй ихъ въ области твоей».

Святѣйшему Киріаку такая дарована была благодать, что онъ во всемъ поступалъ согласно заповѣдямъ Божіимъ: онъ и демоновъ изгонялъ и болѣзни врачевалъ[29]; а благочестивый царь Константинъ и обрѣтательница благъ, царица Елена, послѣ многолѣтняго мирнаго царствованія почили, славя Отца и Сына и Св. Духа, святую и единосущную и животворящую Троицу, нынѣ и присно и во всѣ послѣдующіе вѣки вѣковъ. Аминь.

 

И. Никольскій.

 

«Ярославскія Епархіальныя Вѣдомости». 1901. Ч. Неофф. № 33. С. 517-523; № 34. С. 533-540; № 35. С. 561-563.

 

[1] Настоящее сказаніе, изданное въ прошломъ [1900] году А. Лавріотомъ въ «Церк. Истинѣ» (№№ 45 и 46) съ рукописи XI вѣка, сохраняющейся въ библіотекѣ Великой Лавры на Аѳонѣ, извѣстно было въ древней Русской церкви въ переводахъ на русскій языкъ и вошло въ составъ Макаріевскихъ миней. Такъ мы находимъ въ нихъ (См. изданіе Макар. миней Археографическою Коммиссіею, сентябрь, дни 14-24) подъ числомъ 14 сентября статью: въ той же день явленіе Константину царю и обрѣтеніе Креста, на немъ же повѣшенъ бысть Господь нашъ Iисусъ Христосъ въ лѣто 203 (столбцы 724-730) и еще: въ той же день Слово на Воздвиженіе честнаго и животворящаго Креста (столбцы 749-756). Это Слово есть тоже сказаніе о видѣніи Константиномъ знаменія креста на небѣ и обрѣтеніи креста и гвоздей Еленою. Судя по содержанію и общему ходу рѣчи въ этихъ сказаніяхъ, можно думать, что они представляютъ мѣстами точный, мѣстами близкій, а иногда искаженный переводъ съ одной и того же, если не съ нашего, то съ весьма близкаго къ нему текста. Между собою они различаются главнымъ образомъ тѣмъ, что въ первомъ опущена первая часть нашего сказанія – о явленіи Константину креста на небѣ – и удержанъ еврейскій текстъ молитвы Іуды, а «Слово» отличается отъ перваго сказанія тѣмъ, что въ немъ всѣ три части нашего сказанія слиты въ единое цѣлое, причемъ для связи рѣчи передѣланы окончанія и начала нашихъ частей, выброшены еврейскія слова молитвы Іуды, сочинена молитва того же Іуды при открытіи гвоздей и значительно расширена заключительная часть всего сказанія, взятая какъ и въ первомъ сказаніи, изъ второй части – объ обрѣтеніи собственно креста. – Трудно сказать, почему въ первомъ сказаніи опущена первая часть – о явленіи Константину знаменія креста на небѣ, – когда притомъ и самая статья въ минеяхъ озаглавливается: «Явленіе Константину царю»... Едва ли переводчикъ могъ сдѣлать это преднамѣренно, сомнѣваясь, напрнмѣръ, въ историчности разсказываемаго туть факта – явленія Константину креста на Дунаѣ. Онъ имѣлъ дѣло со сказаніемъ, а сказанія приписываютъ Константину даже троекратное видѣніе знаменія креста: первое въ Римѣ, егда Максентія потопи, второе – въ Византіи, егда Византію взя, и третіе, егда мостъ созда на дунайстей рѣцѣ, егда скиѳы покори (Прологъ, 14 сентября). Скорѣе можно предположить, что русскій переводчикъ имѣлъ предъ собою другое таковое же, т. е., безъ сказанія о видѣніи, греческое сказаніе. А. Лавріотъ въ примѣчаніи къ изданному имъ сказанію говоритъ, что въ Лаврскомъ скитѣ св. Анны есть сказаніе съ такимъ написаніемъ: Ἀναζἤτησις καὶ ἔυρεσις τῦ τιμὶου Σταυροῦ ἐπὶ Κ-τίνου καὶ Ελἑνης. Къ сожалѣнію, Лавріотъ ничего болѣе не говорить объ этой рукописи, но, какъ видно изъ надписанія, въ ней не должно быть рѣчи о видѣніи Константина. Посему нѣтъ ничего невѣроятнаго, что именно подобный списокъ и послужилъ оригиналомъ для русскаго переводчика; слова надписанія – ἀναζήτησις καὶ εὔρεσις – суть первыя слова въ русскомъ переводѣ: «взысканіе и пытаніе» и почти первыя же во второй части Лавріотова текста – ζήτησις καὶ ἀνεὺςεσις. Къ тому же предположенію, т. е. что у русскаго переводчика перваго сказанія былъ другой списокъ, отличный отъ списка Лавріота, ведетъ и разность еврейскаго въ нихъ текста молитвы Іуды предъ открытіемъ креста. Въ цѣломъ молитва Іуды довольно длинная и въ первоначальномъ сказаніи она, можетъ быть, приводилась въ полномъ видѣ для знакомыхъ съ евр. языкомъ; но потомъ разные списатели сказанія для греч. читателей могли, конечно, братъ изъ еврейскаго текста ея только разные отрывки, или даже безъ ущерба для дѣла и совсѣмъ опускать ее. – Что касается текста сказанія, изданнаго Лавріотомъ, и оригинала для полнаго минейнаго сказанія или «Слова» то и для нихъ, кажется, есть двойникъ въ Московской Сѵнодальной библіотекѣ, гдѣ въ сборникѣ подъ № 395-мъ (по описанію греч. рукописей арх. Владиміра, 1894 г.) на 17-мъ листѣ читается: Εὔρεσις τοῦ τιμίου καὶ ζωοποιοῦ Σταυροῦ καὶ πῦς ἐφανερώθη К-τίνω βασιλεῖ. Эта рукопись начинается словами: Επὶ ἔτει ἑβοδόμω τῇς βασιλείας Κ-τίνου, то есть дѣля же, какими начинаются, сказанія у Лавріота и въ минеяхъ. Отъ нашего сказанія, которое мы излагаемъ съ возможною точностію по тексту, изданному Лавріотомъ, оба минейныя сказанія отличаются, во-первыхъ, значительными опущеніями; такъ въ нихъ выпущена большая часть текстовъ Св. Писанія, а также заключеніе нашей третіей части; во-вторыхъ, нѣкоторыми вставками: такъ вставлены слова объ избраніи іудеями 500 мужей, знающихъ законъ (если это не есть опущеніе въ нашемъ оригиналѣ), и молитва Іуды предъ открытіемъ гвоздей и, въ третьихъ, значительными измѣненіями въ текстѣ оказанія, изъ коихъ нѣкоторыя обусловливались, можетъ быть, неудовлетворительнымъ пониманіемъ греч. текста переводчиками или искаженіемъ его переписчиками, а другія сдѣланы, кажется, прямо преднамѣренно. Такъ измѣнено время празднованія обрѣтенія креста, назначенное Еленою; также преднамѣренно измѣненъ текстъ въ томъ мѣстѣ сказанія, гдѣ говорится о поставленіи Іуды-Киріака въ епископа Іерусалимской церкви. Къ этому должно добавить, что сказанія, имѣющіяся въ Макаріевсклхъ минеяхъ, принадлежатъ разнымъ переводчикамъ, что видно изъ употребленія въ нихъ разныхъ выраженій, частей и частицъ рѣчи; но при этомъ, такъ какъ оба сказанія во всѣхъ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ представляютъ отклоненіе отъ нашего сказанія, не говоря объ опущеніяхъ, общихъ въ томъ и другомъ сказаніи, удивительно сходятся между собою въ выраженіяхъ, иногда до буквальности, то мы думаемъ, что переводъ перваго переводчика былъ подъ руками у второго переводчика и составителя Слова на Воздвиженіе креста. Всѣ болѣе значительныя уклоненія русскихъ сказаній мы будемъ приводить въ видѣ примѣчаній въ соотвѣтствующихъ мѣстахъ нашего перевода сказанія, обозначая первое литерою α, а второе – литерою б.

[2] б И глагола имъ: знаменіемъ симъ, рцыте ми, коей Богь является? Они же отвѣщаша ему: знаменіе се нѣсть отъ богъ, ихже чтемъ, но сила небеснаго Бога есть. Вземъ же царь знаменіе креста, вниде въ церковь и абие истуканніи бози вся падша, поклонишася ему.

[3] б Тогда съ радостію и веселіемъ посла матерь свою съ воеводою, именемъ Аполосъ, на встокъ взыскати крестъ Господень, иже скрыта іудеи, и создати церкви многы. Въ лѣто же двосотное и третіе...

Въ первомъ α сказаніи, которое отсюда начинается, – также въ самомъ надписаніи, а не въ текстѣ, – указывается 203 лѣто. – Подъ домомъ достоублажаемаго и Воскресенія разумѣются храмъ во имя Константина, построенный Еленою на мѣстѣ обрѣтенія креста, и храмъ Воскресенія.

[4] α Взысканіе и пытаніе бысть о крестѣ нашемъ, на немже повѣшенъ бысть Христосъ, Владыка нашъ, царствующу въ то время Константину великому и боголюбивому мужу, его же роди боголюбивая Елена. (б... въ лѣто двосотое и третіе отъ страсти Спаса нашего Бога, взысканіе и испытаніе бысть о крестѣ, на немже повѣшенъ бѣ Христосъ, Владыка нашъ, царствующу въ то время Константину, правовѣрному и боголюбивому мужу, егоже роди блаженная Елена), α и б яже добрѣ взыскавши любимаго древа (б любимое древо) иже на крестѣ возвышеніе, і еже і изъ мертвыхъ воскресеніе (б и еже изъ мертвыхъ въскресеніе) и (б – нѣтъ) не претерпѣ умолкнути, но со многимъ потщаніемъ (б тщаніемъ) и мыслію потщася пречистый даръ показати всему міру. Сицѣмъ же образомъ взыска его (б – послѣднихъ словъ нѣтъ).

[5] б ...миру, иде убо въ Іерусалимъ въ вторым мѣсяцъ, въ двадесятый день втораго мѣсяца, купно съ вои (α купнѣ съ воины); и съборъ сотворивши, повелѣ...

[6] б Сиже шедше со страхомъ многимъ и искушеніемъ изобрѣтоша мнящаася свѣдѣти добрѣ законъ.

[7] α Нѣсте ли слышали о святемъ пророцѣ (б о святыхъ пророцѣхъ), како проповѣда о Спасѣ (б проповѣдаша), о немже васъ (б азъ) днесь вопрошаю, яко дѣтищъ родися намъ (б днесь) и мати его мужа не позна? И паки пѣснонѣвецъ (б пѣснотворецъ) Давидъ глаголя (б глаголетъ): преже видѣхъ Господа предо мною присно, да ся не подвижу. И пакы (б паки) Исаіа преже пиша, глаголетъ о васъ (б Исаіа пиша, преже глаголетъ о васъ): сыны родихъ (б вы) и взвысихъ, тии (б ти) же ся мене отвергошася. И пакы глаголетъ: увѣдѣ волъ приобрѣтшаго и (б позна волъ стяжавшаго и) и оселъ ясли господина своего, Ізраиль же мене не увѣди (б не позна) и людіе мои не разумѣша. Такимъ образомъ, изъ всѣхъ предсказаній оставлены только первое и послѣднія два.

[8] Слѣдующія строки представляютъ вставку, или, что можетъ быть вѣрнѣе, опущеніе въ нашемъ текстѣ: α. Сія же шедше о себѣ и сотворше соборъ (б сотворнша соборъ), обрѣтоша мужей 500 вѣдущая и изобиль обитнѣ законъ (б 500 мужъ свѣдуща безъопытнѣ законъ) и пріидоша къ царици. Она же глагола: кто суть сіи глаголющей? (б кто суть сіи? глаголаша ей). Они же рѣша: сіи суть, иже законъ добрѣ вѣдать. И паки пріимьши истинно слово, учаше я, глаголюще: вы бо, сынове Іизраилеви, не доволѣ ли вы осдѣпленіи сердецъ вашихъ, глаголюще Ісусу не быти Сыну Божію (б вы убо сынове Ізраилеви, недоволѣ вы о ослѣпленіи сердецъ вашихъ, Іисусу не быти Сыну Божію), имуще пророки у себе (б пророки въ себѣ) и почитающе не вѣете? Они же рѣша: мы и почитаемъ и вѣмы; о комъ иже (б же) намъ сицевая (б таковая) глаголешни, явѣ рцы намъ; да и мы увѣдѣвше отвѣщаемъ о глаголемыхъ. Си же паки отвѣщавши, глагола имъ: шедша о себѣ (б шедше паки о себѣ) паки изберете мнимыя видѣти законъ (б изберите ми имуща законъ вѣдѣти).

[9] α по блюдѣте, егда кто исповѣсть (б блюдите, егда кто повѣсть ей): аще ли то, поистинѣ разорена будутъ отечьская преданія. – Здѣсь, очевидно, рѣчь правильнѣе, чѣмъ въ нашемъ текстѣ: «если такъ, то дѣйствительно скончаются...».

[10] α повѣдай, обави преже даже не мучатъ (б обави нреже да тебе не осудятъ); ктому убо жидовескъ законъ не имать царствовати, но Распятаго царство будетъ кланяющихся (б Распятаго царствіе будетъ и вѣрующихъ ему); тъй же бо царствовати имать въ вѣкы вѣкомъ и тъй есть Христосъ Сынъ Бога жнваго (б той бо царствуетъ въ вѣкы вѣкамъ Сынъ Бога живаго). – Такимъ образомъ, и здѣсь выпущены ссылки на Писаніе.

[11] Если въ формѣ глагола συνεδρίασα допустить типографскую ошибку, т. е. опущеніе конечнаго ν, то переводъ минейныхъ сказаній будетъ болѣе соотвѣтствовать дѣлу; α и б: не приложишася отцы наши о погубленіи его, ни собрашася съ распеншими Христа, но многажды противъ глаголаху имъ.

[12] Слова объ отцѣ Стефана опущены.

[13] α И тъй гоня иже о Христѣ вѣроваху (б и отгоняйте еже вѣроваху въ Христа), иже и въcтави народы на славныя ученикы его, за неже и отцы наши вѣроваша, яко по истинѣ есть Сынъ Божій.

[14] α Іуда! мы николиже слышахомъ таковыхъ (б о таковыхъ); аще убо взысканіе будетъ о томъ, блюдися (б о сихъ, тѣмъ блюдися), не покажи мѣста: слышавъ бо то (б слыша бо то), и мѣсто свѣси, Іудо!

[15] α азъ имамъ самообличенъ гласъ евангельскій, на коемъ мѣстѣ распятъ бысть; (б азъ имамъ сама обличити тя евангельски, на коемъ...) точію покажи ми мѣсто, глаголемое главное мѣсто (б мѣсто главное) и азъ своею властію повелю всѣмъ (б областію повелю вамъ всѣмъ), и потреблю землю мѣста того (б истреблю мѣста того), и ты обращеніи ми желаніе (б желаемое). Іуда глагола: ни мѣста вѣдѣ, ни о немъ иже намъ глаголеши (б ни мѣста видѣ, ни о немже глаголеши ми).

[16] б повелѣвши до седми дній стрещи его.

[17] α По шести же дній възопи Іуда: (б воспи же Іуда).

[18] α I егда же изыде ис кладязя, дойде мѣста, глаголемаго Голгофа; и недовѣдый добрѣ, гдѣ лежитъ крестъ, вздвигь гласъ свои жидовский, рече: аикрая кравіа мими власьфимн адолавир алои гаметот фелватію ворокав адонаи алой икааро анурукша фиваль марукис іаму молаукас ахомми виорва Ізраиль еянмус транву амумокафа ададам Ізраиль меаман весен гиміано Ізраиль. Аминь. Иже есть сказасмо: (б воздвигъ гласъ свой жидовский, реле: Боже, сотворивый,.. т. е. еврейскій слова выпущены).

[19] α Богъ (б Боже, сотворивый небо и землю, сѣдяй на оружіи херувимьстѣ, и си суть плавающая (б плавающе) по вздушнымъ теченіемъ въ свѣтѣ бесчисленнѣмъ, идѣже (б и на еже) человѣческое естьство пріити не можетъ, яко ты сътворм а на службу (б сотворі а въ службу) шесть животенъ шестькрилатъ, иже четыре (б четыри) животи подъемлющи престолъ твои и лица рѣющо на землю служатъ (б служаще) тебѣ, непремолчномъ гласомъ (б немолчномъ гласомъ) глаголюще: святъ, святъ, святъ, херувимъ наричются; два же постави (б поставилъ) рай стрещи древо жизненое (б животное), яже (б яко) серафимъ наричутся. Ты бо владѣеши всѣми, яко твои есмы и твоя тварь есмы (б яко твой есмь и твоя тварь есмь).

[20] α и б И нынѣ, Господи, воля твоа есть царемъ показати сына Маріина, добрыя голубица, спущеннаго тобою.

[21] α и б саженъ дванадесять.

[22] б на немжо лежаше мертва дфвица... и абие вста мертвая дѣвица.

[23] α И сему сице бывающу боголюбивая Елена со многомъ (б со многимъ) доброчестіемъ утверди (б утвори) крестъ (б Христовъ) златомъ и драгымъ каменіемъ, сотворивше (б сотворьше) раку сребрену, въ ней положи и; и церковь сотворивши (б сотвори) на лобномъ (б лобнѣмъ) мѣстѣ (б и) въ той положи и крестъ. Іудѣ же крестившуся поручи епископу, иже въ то время бѣ въ томъ мѣстѣ. Еще же блаженіи (б нѣй) Еленѣ пребывающи (б – ющу) въ Іерусалимѣ, бысть почити епископу о Господѣ. Преподобная же призвавши Евсевія, епископа града Римьска, постави св. Іюду епископа (б епископомъ) строити святая вся, всяческую церковь (б строити церковь всячески); премѣнн же имя ему Киріакомъ прозвавши. – Этими словами заканчивается первое α сказаніе объ обрѣтеніи креста и далѣе въ немъ слѣдуетъ отдѣльная часть съ надписаніемъ: о обрѣтеніи гвоздія. Въ «Словѣ» сказаніе о гвоздяхъ непосредственно примыкаетъ къ вышеприведеннымъ словамъ о поставленіи Киріака епископомъ Іерусалимской церкви, начинаясь такъ: пакы желаніе бысть царици и хотяше, дабы обрѣла гвозди... Здѣсь переводчики минейныхъ сказаній, по нашему мнѣнію, внесли въ текстъ измѣненіе преднамѣренно. Въ нашемъ сказаніи дѣло такъ представляется, что какъ будто Елена, прибывъ въ Іерусалимъ, не нашла здѣсь епископа, ни даже церкви (общества вѣрующихъ). Она только послѣ обрѣтенія креста, при содѣйствіи іудея Іуды, составила церковь (συγκροτήσασα ἐκκλησίαν) и чрезъ призваннаго ею епископа Евсевія крестила Іуду и поставила его епископомъ Іерусалимской церкви. Но переводчики, безъ сомнѣнія, были знакомы съ исторіею, знали о существованіи Іерусалимской церкви и до и послѣ, обрѣтенія креста и даже о томъ, что въ зто время въ Іерусалимѣ былъ епископомъ Макарій (въ прологѣ говорится, что Іуда-Киріакъ былъ епископомъ по Макаріѣ; см. 28 окт. и 14 сент.) и измѣнили текстъ сказанія согласно съ своимъ представленіемъ дѣла. Но и помимо всякихъ историческихъ данныхъ, на основаніи самаго только сказанія, можно, кажется, положительно утверждать, что Іуда, о которомъ говорится въ сказаніи, не могъ быть епископомъ послѣ обрѣтенія креста. Нашъ Іуда самъ ставитъ себя только въ третьемъ по колѣнія людей со времени страданій Христа: онъ – сынъ Симона, внукъ Закхея, брата первомученика Стефана, – могь-ли быть въ живыхъ въ 326-мъ году? Впрочемъ Іуда- Киріакъ, епископъ Іерусалимскій, – и не миѳъ. Исторія знаетъ съ такимъ именемъ епископа Іерусалимскаго, жившаго и пострадавшаго при Адріанѣ въ 135-мъ году. Вотъ этотъ Іуда- Киріакъ могъ быть внукомъ Закхея, члена первоначальной апостольской церкви, и онъ-то, можетъ быть, какъ очевидецъ страданій Іерусалимской церкви при Адріанѣ, водворенія капища Венеры и идоловъ на мѣстѣ святѣ, а съ другой стороны какъ глубоко вѣровавшій, что настанетъ же день полнаго торжества христіанства надъ язычествомъ, когда и цари и народы пожелаютъ узрѣть самое орудіе страданій Христа – крестъ Его, оставилъ своимъ преемникамъ завѣтъ, и, быть можетъ, даже въ письмени, относительно мѣста, гдѣ въ его время онъ сокрытъ былъ. Такимъ образомъ, св. Елена прибывъ въ Іерусалимъ, встрѣтила здѣсь твердое преданіе о томъ, гдѣ нужно было искать вожделѣнное древо, преданіе, соединенное съ именемъ Іуды-Киріака. Святый крестъ былъ найденъ, построенъ и храмъ во имя креста, извѣстный подъ именемъ храма св. Константина, и собравшіеся со всѣхъ концевъ земля для освященія сего храма въ 335-мъ году епископы разнесли по всему міру вѣсть объ обрѣтеніи креста Еленою, согласно указанію, оставленному въ мѣстномъ преданіи Іудою-Киріакомъ, котораго потомъ образовавшіяся сказанія обратили въ непосредственнаго дѣятеля при самомъ открытіи креста. (См. Арх. Сергія. Полный мѣсяцесловъ Востока. 2-й томъ 1896 года. 1-й части, 286 стр.; 2-й ч. стр. 143-4, 287-90, 342-3; 3-й ч. 270 стр.).

[24] По свидѣтельству древнихъ, обрѣтеніе Креста совершилось 3 мая и по словамъ Ассемана въ этотъ день издревле празднуетъ открытіе его Римская церковь. Но уже по смерти Елены, скончавшейся въ возрастѣ 80 лѣтъ въ 327 или 8-мъ году, въ 335 году когда совершилось освященіе храма Воскресенія Христова 13 сентября, положено было, соборомъ епископовъ, созванныхъ для сего торжества изъ всѣхъ странъ имперіи, праздновать Воздвиженіе Креста на другой день – 14 сентября.

[25] Эти слова, составляющія какъ бы введеніе къ сказанію объ обрѣтеніи гвоздей, опущены въ «Словѣ».

[26] Здѣсь въ нашемъ греческомъ текстѣ слѣдовало бы ожидать формы буд. причастія – πιστεύσοντας, чтобы можно было перевести такъ: «ублажая всѣхъ вѣрующихъ во Христа и тѣхъ, которые нынѣ еще увѣруютъ». Въ сказаніяхъ минейныхъ – «вѣровавьшая и вѣрующая» въ первомъ, а во второмъ «вѣровавшимъ».

[27] Между тѣмъ какъ сказаніе α представляетъ почти дословный переводъ нашего сказанія, въ сказаніи б есть большое прибавленіе и сочиненіе: «и много помолився, жидовьскымъ языкомъ рече: Господи Іисусе Христе, Сыне Бога живаго! услыши мя недостойнаго, и якоже показа намъ древо животворящаго Креста твоего, покажи намъ и святыя своя гвозди, ими же бѣ пригвожденъ на пречистую си руку и ногу, яко да тѣхъ поклонившеся целовавше, прославимъ пречистое и великое имя твое, яко ты еси творяй чюдеса неизреченна всесильнымъ велѣніемъ твоимъ, м твоя есть слава и держава во вѣкы. Аминь. Многу же часу мимошедшу, и еще много помолившуся епископу Киріаку, и вси людіе вопіаху: Господи помилуй! и внезапу бысть предивно чюдо, и еже стояще видѣша: якоже бо млнія свѣтъ восія мѣсто оно, в немже лежаху гвоздии. Копавше яко саженъ десяти, обрѣтоша святыя гвозди лежаща въ ковчежцѣ мраморянѣ и абие въсіаша яко луча солнечныя, и абие въспиша вси людіе: нынѣ разумѣхомъ, въ коего вѣровахомъ. Вземъ же епископъ Киріакъ...».

[28] Оба сказанія заканчиваются почти такъ же, какъ въ нашемъ сказаніи заканчивается 2-я часть его, съ измѣненіемъ только дня празднованія обрѣтенія Креста и присовокупленіемъ нѣкоторыхъ благопожеланій въ концѣ: б Блаженная же Елена царица вѣрующи въ Господа нашего I. Христа, взнесши и проповѣдавши въ Іерусалимъ и вся хотѣнія своя скончавши, тогда повелѣ быти взысканіе, и елико не вѣроваху въ Господа нашего I. Христа і изгоняхуся отъ Іерусалима. И толика благодать дасться епископу Киріаку, яко и недуга исцеляти и духы нечистыя изгоняти. Блаженная же царица Елена, имѣнія многа давши еп. Киріаку и много злата давши въ раздаяніе убогымъ, всѣмъ радоватмся рекши, отъиде отъ Іерусалима, повелѣвши всѣмъ людемъ праздновати память честнаго и животворящаго Креста мѣсяца сентеврія 14 день, его-же нынѣ въ грядущая лѣта чтемъ и покланяемся и взносимъ, очищающеся душою и плотію, ему же молимся, да силою его улучимъ сподобимся видѣти благая вышняго Іерусалима о Христѣ Іисусѣ Господѣ нашемъ, ему же слава и держава, нынѣ и присно и во вѣкы вѣкомъ. – Въ первомъ сказаніи эта заключительная часть короче и ближе къ нашему тексту.

[29] Синаксарь Никодима: въ тотъ же день (28 сент.) св. священномученикъ Киріакъ, открывши честный Крестъ при св. Еленѣ, пораженный копьемъ, скончался. «Сей святый съ того времени, какъ открылъ честный Крвстъ и увѣровалъ во Христа и крестился, былъ и епископомъ Іерусалимскимъ; пострадалъ при Юліанѣ Отступникѣ въ 361 г.». Примѣч. Лавріота.

Все это содержится буквально и въ славянскомъ печатномъ прологѣ. Точно также составитель статьи пролога на Воздвиженіе креста (14 сент.) несомнѣнно имѣлъ подъ руками наше сказаніе, изъ котораго и заимствуетъ многія выраженія буквально. Если примемъ еще во вниманіе, что оно было, по-видимому, извѣстно Григорію Турскому, умершему въ 595 г., который пишетъ, что «во время его (Константина) честное древо Креста Господня обрѣтено тщаніемъ Елены матери, при содѣйствіи Іуды еврея, который послѣ крещенія названъ Киріакомъ» (2-й ч. Мѣсяцеслова, стр. 343), а равно и свидѣтельства о немъ же мартирологовъ Рабана и Узуарда (9-го вѣка), то должны будемъ признать, что сказаніе, изданное А. Лавріотомъ на греческомъ языкѣ въ прошломъ году, а русскимъ извѣстное въ печати уже болѣе трехъ вѣковъ, по своему происхожденію относится къ отдаленнѣйшимъ вѣкамъ христіанской церкви.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: