Слово на Воздвиженіе честнаго и животворящаго креста, Панталеона, діакона Великой Церкви.

Вновь возносится крестъ, – вновь тварь радуется. Вновь возносится крестъ, – вновь празднуютъ народы. Но лучше возвращусь со словомъ своимъ къ началу. И такъ, вновь возносится крестъ, – вновь тварь обновляется. Вновь возносится крестъ, – вновь Адамъ возсозидается. Вновь возносится крестъ, – вновь изъ ребра мать всѣхъ живущихъ создается. И эта мать является теперь поистинѣ помощницею, а не злоумышленницею по примѣру прежняго. Вмѣсто плода съ древа познанія, она срываетъ плодъ съ древа жизни; вмѣсто преслушанія оказываетъ повиновеніе, вмѣсто проклятія воспринимаетъ благословеніе, вмѣсто «въ печали родишь», пріобрѣтаетъ дѣторожденіе въ радости; вмѣсто тлѣнія, облекается въ безсмертіе. Но кто – эта мать всѣхъ живущихъ? Какая иная мать срываетъ плодъ съ древа жизни, какъ не Церковь Божія, и чѣмъ инымъ можетъ быть это древо, какъ не крестомъ Бога, прекраснаго Жениха Церкви?

Это древо нынѣ возносится, – и діаволъ унижается. Это древо нынѣ показуется, – и посрамляется начальникъ зла, терпятъ безчестіе демоны, трепещутъ духовные полки злобы, расхищается смерть, связуется адъ, и совѣтникъ грѣха уже не приближается съ наученіями къ матери всѣхъ насъ. На чревѣ ползетъ онъ, пяту стережетъ, а въ голову поражается, ѣстъ землю, осужденную приносить терніи и волчецъ, и въ то же время видитъ, что нѣкогда имъ обманутая питается плодами древа жизни, а самъ онъ, оставаясь въ прежнемъ осужденіи и, не имѣя власти ударить пятою, получаетъ удары по всей своей головѣ. Видитъ, что прежде осужденная предстоитъ одесную, какъ царица, и нѣкогда прикрывшая наготу свою листьями смоковницы облечена и пріукрашена одеждою златотканною (Ср. Пс. 44, 10), – и оплакиваетъ свое безславіе. Видитъ, что она укрѣплена царскимъ скипетромъ и вознесена до самаго неба, – и скорбитъ о своемъ паденіи. Видитъ, какъ «созываетъ» она чадъ своихъ «съ высокимъ проповѣданіемъ» (Ср. Притч. 9, 3) для поклоненія кресту, – и ужасается ихъ послушанію, удивляется усердію, страшится множества. И въ самомъ дѣлѣ, вотъ какъ написано въ Дѣяніяхъ, Парѳяне и Мидяне, Еламиты, жители Месопотоміи, Іудеи, Каппадокіи, Понта и Асіи, Фригіи и Памфиліи, Египта и областей Ливіи, лежащихъ близъ Киринеи,... Критяне и Арабы (Дѣян. 2, 9-11), Индяне и всѣ остальные народы какихъ только ни видало солнце, оставивъ свое заблужденіе, вмѣстѣ съ пророкомъ къ Распятому взываютъ: «Спаси люди Твоя и благослови достояніе Твое» (Пс. 27, 9).

Предвидя сіе, и Исаія велегласно провозглашаетъ: «воздвигнетъ знаменіе на языки и соберетъ погибшія Исраилевы и расточенныя Іудины соберетъ отъ четырехъ крилъ земли» (Ис. 11, 12); «и пастися будутъ вкупѣ волкъ со агнецемъ и рысь почіетъ съ козлищемъ» (ст. 8). Телецъ, левъ и волъ будутъ пастись вмѣстѣ на многоцвѣтномъ лугу церковномъ, въ этомъ поистинѣ духовномъ и умномъ раю, гдѣ нѣтъ ни змія, шипящаго и жалящаго, ни Евы, уговаривающей мужа вкусить отъ плода древа познанія послѣ того, какъ сама она уже послѣдовала наученію начальника зла – змія, ни меча огненнаго, преграждающаго путь желающимъ пройти внутрь. Здѣсь цвѣтетъ лишь одно дерево жизни. Здѣсь Дѣва пребываетъ съ Женихомъ своимъ и приводитъ къ Нему всѣхъ, ввѣренныхъ ея управленію. Есть здѣсь и раздѣляющійся на четыре потока источникъ, который увлажняетъ всякую нашу сухость. И поистинѣ сухой, безвлажной и лишенной какой бы то ни было тучности стала вслѣдствіе грѣха наша природа. И конечно, навсегда осталась бы она въ аду и тлѣніи, если бы не произрасло древо жизни, если бы не былъ для насъ открытъ рай, если бы не произсякъ источникъ Евангелій и въ водахъ крещенія не былъ потопленъ змій.

Но пріидите, поклонимся кресту. Пріидите, будемъ питаться плодами съ древа жизни, стоящаго у истоковъ изъ ребра излившихся (Ср. Іоан. 19, 34) водъ, которое «дастъ плодъ свой во время свое» (Ср. Пс. 1, 3). И дѣйствительно, крестъ есть древо безсмертія, произрастеніе нетлѣнія, корень праведности, ростокъ цѣломудрія, цвѣтъ дѣвства. Крестъ – щитъ мужества, опора воздержанія, основаніе вѣры. Крестъ – благочестія утвержденіе, богопознанія просвѣщеніе, клятвы упраздненіе, осужденія разрѣшеніе, изгнанниковъ возвращеніе, плѣнныхъ освобожденіе, блуждающихъ обращеніе, падающихъ возстаніе, спасаемыхъ сила, праведныхъ успѣяніе, преподобныхъ дерзновеніе, пророковъ радованіе, проповѣданіе и побѣдное знамя апостоловъ. Крестъ – вѣнецъ міра земного и небеснаго и, что еще важнѣе, звено, соединившее небо и землю. Крестъ – твари освященіе, празднующихъ торжество, залогъ усыновленія, царства небеснаго наслѣдіе и, что въ особенности чудесно – величайшій знакъ любви Божіей къ намъ, какъ равно откровеніе послушанія до смерти, явленнаго Сыномъ Божіимъ, и мудрости, исходящей отъ Духа. «Ибо такъ» – говоритъ евангелистъ – «возлюбилъ Богъ міръ, что отдалъ Сына Своего Единороднаго, дабы всякій вѣрующій въ Него не погибъ, но имѣлъ жизнь вѣчную» (Іоан. 3, 16). Сынъ же, «бывъ послушнымъ даже до смерти, смерти же крестной» (Фил. 2, 8), даровалъ намъ знамя побѣды надъ смертью, чтобы съ нимъ при посредствѣ мудрости Духа побѣдивъ начала и властей (Ср. Кол. 2, 15), мы одолѣли врага, связали сильнаго и сняли съ него доспѣхи (Ср. Лук. 11, 22), а затѣмъ стали бы воздѣлывать рай Божій и, собравъ сокровище съ поля, купили бы многоцѣнную жемчужину (Ср. Матѳ. 14, 44, 45), которая имѣетъ быть отмѣчена знаменіемъ креста въ день судный.

И въ самомъ дѣлѣ, «явится тогда знаменіе креста на небѣ» (Ср. Матѳ. 14, 30). Тогда... Когда же? Когда силы небесныя поколеблются (ст. 29), когда вмѣстѣ съ ангелами Своими Единородный Сынъ Отца придетъ судить живыхъ и мертвыхъ (ст. 30). Тогда всѣ, отмѣченные знаменіемъ царскимъ, въ себѣ пріобрѣтшіе многоцѣнную жемчужину, соблюдшіе жизнь по образу и по подобію, будутъ восхищены на облакахъ на небо (ср. Ѳес. IV, 17). «Господь пошлеть ангеловъ Своихъ съ трубою громогласною и соберутъ избранныхъ Его отъ четырехъ вѣтровъ, отъ края и до края неба» (Матѳ. 24, 31). Такъ говоритъ объ имѣющемъ быть второмъ пришествіи Сына человѣческаго и о грядущемъ судѣ евангелистъ Матѳій. Нынѣ же совершаемое есть ясный образъ грядущаго.

Вотъ возносится крестъ на землѣ, – и всякія отечества народовъ, всякій родъ людской, всякій возрастъ, осѣняя себя крестнымъ знаменіемъ, прославляютъ мѣсто, на которомъ стояли ноги Господа. Аминь.

 

Переводъ съ греческаго Migne Pg. t. 98, Coll. 1265-1270, H. Б.

 

«Приходское Чтеніе». 1913. № 43. С. 1264-1266.

 

[*] Панталеонъ, сначала діаконъ и хартофилаксъ Великой Церкви (τῆς μεγάλης Ἐκκληςίας – св. Софіи Константинопольской), впослѣдствіи пресвитеръ одного монастыря въ Византіи (πρεσβύτερος μονῆς μονῆς τῶν Βοζαντίων), какъ можно заключать изъ его произведеній, принадлежитъ къ числу даровитыхъ проповѣдниковъ Византійской Церкви. Время жизни его не установлено. Cocius полагаетъ, что онъ жилъ около 850 г., Margcainus de la Bigne относитъ его къ VII в. Сохранилось пять словъ Панталеона: два – на Преображеніе, одно – на Богоявленіе, одно – на Воздвиженіе и одно – въ честь архангела Михаила. Кромѣ того съ его именемъ извѣстна повѣсть о чудесахъ архангела Михаила, сохранившаяся въ латинскомъ переводѣ. Слова и повѣсть изданы въ «Patrologiae Cursus Completus Migne, Ser. Gr., pr., t. 98, coll. 1239-1270.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: