Сказаніе о преставленіи св. апостола Іоанна Богослова.

Всеблагой человѣколюбецъ Богъ не только сподобилъ небеснаго царства и вѣчныхъ благъ всѣхъ вожделѣнно подвизавшихся св. апостоловъ и мучениковъ, но явилъ и доселѣ проявляетъ во многихъ чудныхъ обстоятельствахъ Свою обильную благодать въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ они погребены. Подтвержденіе послѣдней истины представляетъ, между прочимъ, сказаніе объ исхожденіи цѣлебнаго праха отъ мѣста преставленія возлюбленнаго ученика Христова св. апостола и евангелиста Іоанна Богослова. Письменныя извѣстія объ этомъ восходятъ даже къ началу III вѣка – въ соч. Юлія Африканскаго; затѣмъ имѣются о томъ извѣстія блаж. Августина († 430 г.), Никиты Пафлагонскаго (IX в.), Симеона Метафраста (около 940) и др. Но подробнѣе сказаніе о преставленіи ап. Іоанна и чудесномъ прахѣ отъ его могилы записано у греческаго монаха Никифора Каллиста (XIV), заимствовавшаго свои свѣдѣнія изъ сочиненій многихъ древнѣйшихъ писателей, какъ-то: Евсевія, Созомена, Ѳеодорита и др. На основаніи означенныхъ извѣстій сказанія о томъ представляются въ слѣдущемъ видѣ.

По многочисленнымъ свидѣтельствамъ древнѣйшихъ писателей церковныхъ, ап. Іоаннъ Богословъ скончался въ г. Ефесѣ, куда впервые вступилъ для благовѣствованія ученія Христова и откуда впослѣдствіи совершалъ свои миссіонерскія путешествія по Малой Азіи. Будучи уже въ глубокой старости, болѣе ста лѣтъ, апостолъ Іоаннъ получилъ отъ Самого Господа Іисуса откровеніе о днѣ своей смерти. И вотъ, въ одинъ воскресный день, преподавши собравшимся братіямъ наставленія, маститый апостолъ – предстоятель Ефесской церкви въ сопровожденіи вѣрнѣйшихъ учениковъ (семи), которымъ повелѣлъ захватить съ собою заступы и мотыки желѣзные, вышелъ изъ Домнонова дома (гдѣ жидъ по возвращеніи съ Патмоса) за городъ. Взойдя тамъ на близъ лежащій холмъ, апостолъ Іоаннъ долго въ уединеніи молился, по окончанія же молитвы возвратился къ ученикамъ и приказалъ имъ выкопать для него крестообразно могилу, заповѣдавъ неразлучному своему спутнику и сотруднику Прохору идти въ Іерусалимъ и тамъ оставаться до кончины своей. Въ послѣдній разъ апостолъ затѣмъ преподать присутствовавшимъ таинственное ученіе о Богѣ и наставленія о вѣрѣ, надеждѣ и особенно о любви и, поручивъ ихъ Спасителю – Cлову, осѣнилъ себя знаменіемъ креста съ произнесеніемъ словъ: «будь со мною Ты, Господи мой, Іисусе Христе!» и сказалъ къ предстоявшимъ: «миръ вамъ, братія!». Послѣ того возлюбленный ученикъ Христовъ опустилъ въ вырытую яму свою одежду и въ виду всѣхъ сошелъ въ могилу, повелѣвъ спутникамъ засылать его землею и положить на могилу камень.

По древнѣйшему преданію, записанному въ Житіяхъ Святыхъ, ученики апостола Іоанна, облобызавши его, насыпали земли сначала до колѣнъ его и послѣ новыхъ цѣлованій покрыли ею до шеи; когда же Іоаннъ въ послѣдній разъ простился со всѣми, то приказалъ покрыть лицо свое платкомъ, и затѣмъ ученики со слезами великими засыпали апостола землею совершенно. Окружавшіе стояли у могилы съ чувствомъ скорби и жалостно оплакивали свое сиротство, взывая къ своему пастырю, руководителю и охранителю. Возвратившись въ городъ, ученики апостола Іоанна разсказали о случившемся христіанамъ. Послѣдніе принудили ихъ показать могилу апостола и, узнавши гдѣ она находится, на другой день собрались къ могилѣ. Отваливши камни, они разрыли могилу, желая узнать, не живъ ли еще учитель, но не нашли въ ней тѣла блаженнаго Іоанна, очевидно, потому, что онъ переселился къ Богу; остались же въ могилѣ лишь одежды его (по С. Метафрасту, однѣ сандаліи). Подобно бывшимъ съ Елисеемъ ученикамъ (ср. 4 Цар. II, 16-18), ходятъ они туда и сюда, высматриваютъ, ищутъ апостола Іоанна, но безуспѣшно. Потомъ ученики вспомнили слова Іисуса Христа апостолу Петру объ Іоаннѣ: «если Я хочу, чтобы онъ пребылъ, пока приду, что тебѣ до того?» (Іоан. XXI, 22), тотчасъ ободрились духомъ и, прекративъ плачъ, восхвалили Господа Бога, возвеличившаго возлюбленнаго своего воскресеніемъ, и съ миромъ возвратились въ Ефесъ.

По поводу этого чуднаго преставленія Никита Пафлагонскій (IX в.) пишетъ слѣдующее: «Нельзя конечно предполагать, что Іоаннъ Богословъ, подобно Иліи, остается живымъ въ смертномъ тѣлѣ; ибо Христосъ, говорится, не сказалъ ему, что онъ не умретъ (Іоан. XXI, 23). Нельзя сказать и того, что онъ ожидаетъ послѣдняго дня подобно прочимъ усопшимъ. Переселясь къ Пренебесному, евангедистъ Іоаннъ только оставилъ свою дѣвственную и святую скинію такъ, какъ нужно было для того, чтобы испытать ему смерть и, тотчасъ вступивъ въ истинную жизнь о Христѣ, получилъ въ даръ и какъ бы въ особенное какое воздаяніе за свою безмѣрную любовь то, что и тѣломъ сталъ жить нетлѣнною жизнію и обитать въ веселіи въ небесномъ раю вмѣстѣ съ Богородицею, какъ бы съ Матерію. И такъ, полагаю, слѣдуетъ вѣрить, что онъ, по евангельскому изреченію, пребываетъ, пока придетъ Господь». «Такъ Іоаннъ окончилъ свою жизнь, а неизреченная слава Божія преобразила (о чудо!) тлѣнное и земное тѣло его въ безсмертное и нетлѣнное и приняла его въ божественный рай со всепѣтою Богородицею, какъ бывшею Матерію его по благодати» (Н. Каллистъ).

26 сентября скончался апостолъ Іоаннъ, но умеръ тѣломъ, а не духомъ, онъ всегда былъ и будетъ ходатаемъ предъ Богомъ за людей, врачомъ ихъ духовныхъ и тѣлесныхъ недуговъ, ихъ благодатнымъ помощникомъ, и такое отношеніе любвеобильнаго и возлюбленнаго ученика Христова обнаруживается съ древнѣйшихъ временъ. По глубокому благоговѣнію къ любимому своему наставнику апостолу Іоанну Богослову христіане, сначала только ефесскіе, часто ходили на мѣсто чуднаго его преставленія и совершали здѣсь свои моленія къ Господу Богу, призывая въ помощь и для ходатайства предъ нимъ святого Іоанна. Особенно стали сюда стекаться отовсюду вѣрующіе съ тѣхъ поръ, когда мѣсто это ознаменовано было явленіемъ особой благодати Божіей. Въ мѣсяцесловѣ императора Василія читаемъ слѣдующее. «Гробъ, въ которомъ великій апостолъ и евангелистъ Іоаннъ предъ преложеніемъ погребенъ, каждогодно 8 мѣсяца мая, изволеніемъ Духа Святаго, внезапно («еще тмѣ сущи», Прологь, 8 мая) источаетъ и издаетъ св. прахъ, который мѣстные жители (въ Ефесѣ) называють манною; приходящіе, получая его, пользуются имъ къ освобожденію отъ всѣхъ страстей, къ врачеванію душъ и во здравіе тѣлесъ». По свидѣтельству Гоара, объ этой маннѣ или прахѣ говорилъ еще Юлій Африканскій (въ V книгѣ своей хронографіи), жившій въ первой половинѣ III вѣка. Святой Іоаннъ Златоустъ въ бесѣдѣ своей въ день 12 апостоловъ, между прочимъ, говоритъ, что Іоаннъ Богословъ и по смерти своей, какъ живой, врачуетъ Ефесъ. Во времена блаженнаго Августина живо было преданіе о томъ, что апостолъ Іоаннъ не умеръ, а какъ бы только спитъ въ могилѣ, – онъ лежитъ въ безсмертномъ снѣ въ своей могилѣ какъ бы въ постели и въ такомъ состояніи будетъ находиться до второго пришествія Спасителя. Люди нелегкомысленные, отъ которыхъ слышалъ этотъ разсказъ блаженный Августинъ, говорили такъ потому, что будто земля на томъ мѣстѣ какъ бы колебалась отъ дыханія апостола. Изъ могилы на поверхность могильной насыпи исходилъ особый цѣлебный прахъ вслѣдствіе дыханія апостола Іоанна (св. Димитрія Рост. Чет. Мин. 26 сент.). О томъ же чудесномъ прахѣ писалъ Григорій, епископъ Турскій († 594 г.). У Фотія Ефремій Антіохійскій называетъ этотъ прахъ мѵромъ: «отъ гроба (апостола Іоанна) всѣ мы какъ источникъ освященія почерпаемъ оное святое мѵро». Симеонъ Метафрастъ передаетъ объ этомъ чудѣ съ слѣдующими подробностями. «Въ томъ священномъ мѣстѣ, куда евангелистъ Іоаннъ опустился съ своимъ плащомъ, выходитъ на подобіе источника нѣкоторая мелкая пыль, которая и раздается, и всякому приходящему подаетъ врачевство отъ всякой болѣзни. Даже за всенощнымъ богослуженіемъ этого праздника (8 мая) священнослужители раздаютъ ее всѣмъ, собирающимся на это богослуженіе, и она нисколько не истощается, но чѣмъ больше черпаютъ ее, тѣмъ она больше течетъ, какъ какое-нибудь неистощимое сокровище, которое и принимающихъ его обогащаетъ и само постоянно увеличивается по благодати и человѣколюбію Господа нашего Іисуса Христа». Русскій паломникъ игуменъ Даніилъ (начала XII вѣка) такъ говоритъ объ исхожденіи персти въ его время: «ту (въ Ефесѣ) есть гробъ Ивана Богослова: исходитъ бо персть святая изъ гроба его и на память его взимаютъ персть ту, на исцѣленіе всякаго недуга; и свита Иванова ту лежитъ, въ ней же ходилъ».

Съ великимъ торжествомъ празднуя преставленіе св. апостола Іоанна Богослова 26 сентября, Церковь Христова въ воспоминаніе этихъ благодатныхъ знаменій на мѣстѣ преставленія его установила съ древнихъ временъ другой праздникъ, именно 8 мая, когда и прославляетъ возлюбленнаго ученика Христова, какъ наперсника Спасителя, великаго дѣвственника, какъ великаго, болѣе другихъ любезнѣйшаго угодника. Этотъ праздникъ въ Прологѣ обозначенъ такъ: «Собраніе святыя персти, исходящія отъ гроба, сирѣчь манны». Въ синайскихъ Евангеліяхъ IX и X вѣковъ этотъ праздникъ называется «родисмосъ», т. е. розовникъ. Нѣкоторые полагаютъ, что самая манна называлась по гречески «родосъ», розовая мазь, розовый порошокъ. Но другіе вѣрнѣе разумѣютъ здѣсь празднованіе съ употребленіемъ весеннихъ розъ (какъ у насъ въ Троицынъ день украшаютъ храмы и дома цвѣтами и зелеными вѣтвями), ибо наименованіе праздника «родисмосъ» употребляется въ отношеніи и къ днямъ памяти другихъ святыхъ, празднуемыхъ въ весеннее время.

 

«Приходское Чтеніе». 1913. № 43. С. 1255-1257.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: