Николай Петровичъ Сенаторскій – О времени празднованія св. Пасхи.

Время празднованія Пасхи не было точно опредѣлено въ первенствующей Христовой Церкви. Сообразно съ обстоятельствами мѣста и времени своей дѣятельности, свв. апостолы неодновременно праздновали Пасху. Іисусъ Христосъ и Его апостолы, по словамъ церковнаго историка Сократа, ничего не постановили касательно Пасхи и не оставили намъ никакой заповѣди{1}. Это и послужило причиною установленія неодинаковыхъ сроковъ празднованія ея христіанскими общинами.

На востокѣ въ апостольскія времена Пасха праздновалась въ тотъ день, когда совершалась ветхозавѣтная Пасха. Принадлежа къ іудейской націи и проповѣдуя іудеямъ, апостолы до времени соблюдали ихъ обряды, сохраняли отеческіе обычаи и исполняли постановленія закона Моисеева.

По предписанію закона Моисеева (Исх. гл. 12, 1-27), іудейскій праздникъ Пасхи всегда пріурочивался къ 14 числу мѣсяца нисана, т. е. ко времени весенняго полнолунія. Удержавъ изъ годичнаго круга іудейскихъ праздниковъ Пасху и сообщивъ ей христіанское значеніе (пасха наша, Христосъ, закланъ за насъ, 1 Кор. V, 7), апостолы праздновали ее также 14 нисана; имъ подражали палестинскіе и малоазійскіе христіане. Въ означенный день воспоминались только страданія и смерть Спасителя, почему празднованіе называлось крестной Пасхой, а 16 дня того же мѣсяца праздновалась Пасха воскресная въ память Его славнаго воскресенія. Таковая практика, по преданію восточныхъ христіанъ, освящена апостолами Іоанномъ Богословомъ и Филиппомъ.

На западѣ, гдѣ церковь составлялась исключительно изъ язычниковъ, сложился обычай праздновать Пасху въ честь воскресенія Христова (πάσχα άναστάσιμον, pascha resurrectionis) въ ближайшій изъ воскресныхъ дней къ 14 нисана, а въ первую пятницу, слѣдующую за этимъ днемъ. Пасху крестную (πάσχα σταυρόσιμον, pascha crucificationis). Начало послѣднему обычаю, по традиціи западныхъ христіанъ, положили апп. Петръ и Павелъ, проповѣдывавшіе въ Римѣ и тамъ пострадавшіе. Основаніемъ для сего обычая могло послужить то обстоятельство, что на западѣ мало были знакомы съ луннымъ еврейскимъ годомъ и, кромѣ того, точно не знали, какъ и на востокѣ, въ какое число марта или апрѣля мѣсяцевъ воскресъ Іисусъ Христосъ. А такъ какъ Господь возсталъ изъ мертвыхъ въ воскресеніе, слѣдующее за полнолуніемъ перваго весенняго мѣсяца, и восточная дата празднованія Пасхи (16 марта) не совпадала съ воскреснымъ днемъ, то западные христіане естественно пришли къ своей практикѣ празднованія Пасхи, тѣмъ болѣе, что при этомъ годичный и недѣльный праздники воскресенія не раздѣлялись между собою{2}.

Такимъ образомъ, явилось значительное различіе на востокѣ и западѣ относительно времени празднованія спасительныхъ событій страданія, смерти и воскресенія Господа. На востокѣ вѣрующіе пріурочивали пасхальное торжество къ опредѣленному числу мѣсяца, которое падало на разные дни недѣли, западные же христіане – къ воскресному дню недѣли и не обращали вниманія на календарь іудеевъ, чтобы не праздновать Пасху въ одно время съ ними.

Кромѣ этихъ сроковъ, преобладавшихъ въ церковной практикѣ, былъ еще одинъ. Нѣкоторые изъ жителей христіанскаго востока совершали Пасху въ субботу, но не соглашались въ мѣсяцахъ: одни говорили, что въ этомъ празднованіи надобно слѣдовать примѣру іудеевъ, хотя сами не держались его строго, а другіе – что надлежитъ отправлять его, когда солнце бываетъ въ созвѣздіи тельца или въ апрѣлѣ мѣсяцѣ.

Неодновременное празднованіе Пасхи, хотя составляло разность обрядовую, а не догматическую, тѣмъ не менѣе послужило предметомъ оживленныхъ споровъ въ христіанскомъ обществѣ. Случалось такъ, что въ извѣстное время однѣ изъ христіанскихъ общинъ соблюдали посты, другіе торжествовали Пасху и совершали пиры{3}, иныя послѣ дней Пасхи провождали время въ празднованіяхъ и покоѣ, а нѣкоторыя держали положенные посты въ св. Четыредесятницу. Бывали даже и такія странности, что Пасха была празднуема дважды въ одномъ и томъ же году. Такая аномалія имѣетъ свое объясненіе въ лѣтосчисленіи по іудейскому календарю.

Евреи считали свои мѣсяцы по промежуткамъ отъ одного новолунія до другого. Сумма 12 ихъ мѣсяцевъ равнялась 355 днямъ. Отсюда видно, что лунный годъ евреевъ былъ меньше солнечнаго на 10 дней. Чтобы уравнять лунный и солнечный годы, великій синедріонъ іерусалимскій чрезъ опредѣленное время прибавлялъ къ 12 мѣсяцамъ луннаго года 13-й. Назначая эту десятидневную прибавку, синедріонъ не всегда слѣдовалъ строго научнымъ вычисленіямъ, а иногда сообразовался съ часто случайными обстоятельствами, напр., можно ли ожидать, что къ Пасхѣ созрѣетъ жатва и установится хорошая дорога для палестинскихъ богомольцевъ, обязательно приходившихъ къ этому праздникувъ Іерусалимъ. Вслѣдствіе сего случалось, что первый мѣсяцъ (нисанъ) церковнаго года еврейскаго наступалъ раньше, чѣмъ за 14 дней до весенняго равноденствія, и посему праздникъ Пасхи предварялъ послѣднее. Понятно, что въ продолженіе одного солнечнаго, или юліанскаго, года іудеи и восточные христіане двукратно торжествовали Пасху{4}.

Въ 60-хъ годахъ второго столѣтія впервые былъ возбужденъ вопросъ о времени празднованія Пасхи. Св. Поликарпъ, епископъ смирнскій, ученикъ Іоанна Богослова, по дѣламъ своей церкви прибылъ въ Римъ и посѣтилъ епископа римской церкви Аникиту, который принялъ его съ должнымъ почтеніемъ. Будучи представителями двухъ церквей, находившихся въ двухъ мѣстахъ христіанскаго міра и бывшихъ хранительницами апостольскихъ преданій, Поликарпъ и Аникита разсуждали между собою о различныхъ предметахъ вѣры. Согласившись во многомъ, они разошлись въ вопросѣ о времени празднованія Пасхи и оставили его нерѣшеннымъ. По словамъ Иринея, епископа ліонскаго, Аникита не могъ убѣдить Поликарпа не соблюдать того, что онъ всегда соблюдалъ, живя съ Іоанномъ и обращаясь съ другими апостолами, ни Поликарпъ не убѣдилъ Аникиту, утверждавшаго о своемъ священномъ долгѣ сохранять обычаи, заповѣданные ему предшественниками. Не сойдясь въ спорномъ вопросѣ, епископы разстались мирно и дружественно. Въ знакъ почтенія св. Поликарпу, Аникита дозволилъ ему совершить въ своемъ присутствіи таинство евхаристіи{5}.

Съ теченіемъ времени разногласіе въ днѣ празднованія Пасхи приняло болѣе широкіе размѣры. Въ 167 г. въ Малой Азіи (въ Лаодикіи) поднялся оживленный споръ по этому предмету. Здѣсь образовались двѣ партіи; во главѣ одной стоялъ Мелитонъ, епископъ сардскій, праздновавшій Пасху въ четырнацатый день луны{6}; представителемъ другой былъ Клавдій Аполлинарій, епископъ іерапольскій, утверждавшій, что Iисусъ Христосъ не вкушалъ законной Пасхи и распятъ былъ 14 нисана. Этого же воззрѣнія держались Климентъ, пресвитеръ александрійскій, и Ипполитъ, еп. римскій{7}, составившій шестнадцатилѣтній пасхальный кругъ. Основная идея сего круга та, что по прошествіи 16 лѣтъ фазы луны возвращаются приблизительно на тѣ же дни юліанскаго года, слѣдовательно и 14 нисана. Но такъ какъ подобное совпаденіе всегда могло случиться, то св. Ипполитъ распространилъ свой циклъ на 112 лѣтъ, назначивъ для него предѣлами 21-е марта и 13 апрѣля, причемъ, въ случаѣ если бы 14 день луны пришелся въ субботу, Пасху надлежало праздновать черезъ недѣлю въ день воскресный{8}. Начавшійся на востокѣ споръ о времени празднованія Пасхи къ концу II вѣка перешелъ на западъ, обнялъ всю церковь и грозилъ расколомъ.

Аникита, высказавшій въ разговорѣ съ св. Поликаромъ мысль о необходимости хранить преданія своей церкви, дозволилъ азійскимъ христіанамъ, проживавшимъ въ Римѣ, слѣдовать обычаю ихъ церквей, и праздновать Пасху 14 марта. Не таковы были его преемники: Сотиръ и Викторъ. Сотиръ потребовалъ отъ нихъ исполненія мѣстнаго обычая и запретилъ праздновать Пасху по обычаю восточному, въ нарушеніе единства церквей. Честолюбивый папа Викторъ былъ еще притязательнѣе и треботельнѣе своего предшественника. Чтобы придать силу своему мнѣнію, онъ готовъ былъ возмутить всю церковь, и этотъ вопросъ о благочиніи возвелъ на степень вопроса о вѣрѣ.

Пресвитеръ римскій Властъ, уроженецъ Азіи, высказалъ мнѣніе, что праздновать Пасху можно только въ четырнадцатый день марта и осуждалъ церкви, не слѣдовавшія восточному обычаю{9}. Воспользовавшись этимъ случаемъ, папа Викторъ рѣшился употребить все свое вліяніе для водворенія единообразія во всѣхъ церквахъ. Ок. 196 г. онъ собралъ въ Римѣ соборъ{10}, на которомъ осудилъ Власта и опредѣлилъ праздновать Пасху въ первый воскресный день послѣ весенняго полнолунія. О соборномъ постановленіи извѣщены были многія церкви. Это послужило поводомъ къ созванію соборовъ въ Палестинѣ и другихъ странахъ, въ коихъ тоже приступили къ опредѣленію времени празднованія Пасхи. Въ Кесаріи палестинской, подъ предсѣдательствомъ мѣстнаго епископа Ѳеофила, собрались епископы палестинскіе. Послѣ долгихъ разсужденій, они постановили: праздновать Пасху въ воскресный день послѣ 14 марта въ промежутки времени отъ 22 марта по 22 апрѣля. Интересны основанія такового опредѣленія.

Міръ созданъ въ день воскресный, разсуждали отцы собора, потому что въ св. Писаніи прежде сказано: и бысть вечеръ, и бысть утро, день первый, и затѣмъ перечисляются дни въ порядкѣ отъ перваго по седьмой, въ который Господь почилъ отъ дѣлъ Своихъ и который назвалъ субботою. Стало быть, день первый и есть день воскресный. Далѣе, созданіе міра послѣдовало весною, 25 марта, когда бываетъ равноденствіе и во время полнолунія, ибо 1) земля обнаруживаетъ производительную силу весною (да произраститъ земля быліе травное... и древо плодовитое), 2) назвавъ свѣтъ днемъ и тьму ночью, Богъ удѣлилъ имъ равныя части; 3) созданная луна была полная, а неубывающая, которая не можетъ всю ночь освѣщать землю. Къ томуже, въ воскресенье, весною, во время равноденствія и полнолунія міръ искупленъ чрезъ страданіе и воскресеніе Iисуса Христа. Начальнымъ днемъ для празднованія Пасхи долженъ быть не одинъ опредѣленный день навсегда, но всѣ 30 дней мѣсяца, потому что Моисей сказалъ: сей мѣсяцъ будетъ вамъ начало мѣсяцевъ, и въ оный празднуйте Пасху. Въ число 30 пасхальныхъ дней включены еще 22, 23 и 24 марта, какъ имѣющіе религіозно-историческое значеніе: въ первый изъ этихъ дней Iисуса Христосъ принялъ помазаніе отъ жены въ домѣ Симона прокаженнаго, во второй состоялась условная сдѣлка Іуды съ архіереями о преданіи имъ Господа, въ третій онъ учредилъ вечерю и ночью былъ схваченъ. Итакъ, Пасха не можетъ быть празднуема ранѣе 22 марта и позже 22 апрѣля{11}. Кромѣ этого, были обнародованы еще постановленія соборовъ: понтійскаго, осрогенскаго, галльскаго, коринѳскаго, ахайскаго, въ которыхъ всѣ они выражались въ томъ же смыслѣ, какъ и церковь палестинская. Такимъ образомъ во всѣхъ поименованныхъ церквахъ былъ одинаковый обычай съ римскимъ{12}.

Между тѣмъ малоазійскіе епископы остались вѣрными традиціонному порядку, освященному примѣромъ св. апостоловъ Іоанна и Филиппа. На соборѣ ефесскомъ постановлено было праздновать Пасху по прежнему 14 марта, безотносительно къ дню недѣли, въ который приходилось это число. Выдающимся защитникомъ сего опредѣленія былъ Поликратъ, еп. ефесскій. Въ своемъ посланіи къ папѣ Виктору и римской церкви, сославшись на апостола Филиппа, погребеннаго въ Іераполѣ, и Іоанна Богослова, учительствовавшаго въ Ефесѣ, Поликарпа смирнскаго и др. епископовъ, праздновавшихъ Пасху, по евангелію, 14 марта, онъ писалъ: «такъ поступаю и я, Поликратъ, наименьшій изъ всѣхъ васъ, – и поступаю по преданію своихъ родственниковъ, которыхъ былъ наслѣдникомъ. А изъ родственниковъ моихъ считается семь епископовъ. я осьмый, – и они всѣ праздновали Пасху въ тотъ день, когда народъ (іудейскій) оставлялъ квасный хлѣбъ»{13}. Получивъ это посланіе, властолюбивый Викторъ, задавшійся идеей первенства во всей церкви, хотѣлъ было отсѣчь отъ единенія епархіи Азіи съ сопредѣльными ей церквами, какъ разномыслящія, и своими грамотами объявлялъ тамошнихъ братій совершенно лишенными общенія. Незаконное отлученіе Викторомъ малоазійскихъ церквей за обрядовую разность не встрѣтило сочувствія епископовъ; большинство изъ нихъ отнеслось къ нему съ осужденіемъ и порицаніемъ. Такъ, Ириней ліонскій, хотя и соглашался, что должно праздновать таинство воскресенія Господня въ день воскресный, однако совѣтовалъ Виктору «не отлучать церкви Божіи за то, что онѣ сохраняютъ преданный имъ древній обычай». Во времени празднованія Пасхи съ палестинскими церквами согласна была также церковь александрійская, что видно изъ посланія палестинскихъ епископовъ{14}.

Изъ представленнаго нами очерка споровъ о времени празднованія Пасхи въ первые три вѣка христіанства получается тотъ выводъ, что тогда она въ большинствѣ случаевъ совершалась въ день воскресный послѣ 14 марта. По свидѣтельству Евсевія кесарійскаго, церкви всей вселенной (кромѣ азійскихъ) держались обычая прекращать постъ не въ иной какой день, но въ день воскресный и тогда же начинали праздновать Пасху. Въ этомъ смыслѣ и состоялось въ концѣ II вѣка церковное постановленіе, представляющее собою результатъ обмѣна между епископами мнѣній на соборахъ и посредствомъ посланій{15}.

Практика большинства впослѣдствіи восторжествовала, когда была узаконена первымъ вселенскимъ соборомъ въ 325 г. Этотъ соборъ постановилъ: всѣмъ христіанамъ праздновать Пасху въ одинъ и тотъ же день, соблюдавшійся въ Римѣ, Африкѣ и др. мѣстахъ, т. е. въ первый воскресный день послѣ весенняго полнолунія, что соблюдается церковью и до настоящаго времени.

Хотя въ числѣ 20 каноновъ I Никейскаго собора не имѣется сего постановленія, но въ дѣйствительности его не можетъ быть сомнѣнія. Въ чемъ убѣждаемся изъ литературныхъ памятниковъ, современныхъ собору и соприкосновенныхъ съ его исторіей, именно: изъ окружного посланія соборнаго, разосланнаго отъ имени императора Константина Великаго по всѣмъ церквамъ, и другого посланія отъ собора къ епископамъ, не участвовавшимъ на соборѣ.

Въ посланіяхъ выяснены причины, по которымъ отмѣненъ іудейскій обычай празднованія Пасхи и узаконенъ одинъ срокъ, обязательный для всѣхъ: 1) христіанамъ не прилично праздновать святѣйшій праздникъ Пасхи по обыкновенію іудеевъ, осквернившихъ свои руки беззаконнымъ поступкомъ и хвалящихся, что христіане независимо отъ ихъ постановленія не могутъ соблюдать этого; 2) разногласить касательно такого праздника вѣры беззаконно, ибо Спаситель нашъ далъ одинъ день для празднованія нашего освобожденія и благоволилъ, чтобы Церковь была однимъ тѣломъ, согрѣвалась однимъ духомъ, одною волею Божіею, несмотря на разсѣянность членовъ ея по различнымъ мѣстамъ; и 3) для согласнаго исповѣданія вѣры. Извѣщая грамотою епископовъ о единогласномъ опредѣленіи вселенскаго собора относительно празднованія Пасхи, равноапостольный Константинъ писалъ: «ваша разсудительность, конечно, съ удовольствіемъ приметъ то, что единомысленно и согласно соблюдается въ Римѣ и Африкѣ, во всей Италіи, Египтѣ, Испаніи, Галліи, Британіи, Ливіи, въ цѣлой Греціи, въ областяхъ азійской, понтійской и киликійской; она разочтетъ, что въ поименованныхъ мѣстахъ не только большее число церквей, но и что всѣ онѣ желаютъ этого порядка, какъ самаго лучшаго. Да, кажется, и здравый смыслъ требуетъ, чтобы мы не имѣли никакого общенія съ клятвопреступными іудеями. Коротко сказать: по общему суду всѣхъ постановлено святѣйшій праздникъ Пасхи совершать въ одинъ и тотъ же день. Не годится быть различію въ отношеніи къ столь священному мнѣнію»{16}.

Принятое въ общецерковную практику никейское опредѣленіе не сразу ослабило малоазійскій обычій праздновать Пасху по іудейскому календарю. Державшіеся его раскольники тетрадиты или четыренадесятники продолжали существовать въ IV, V и послѣдующихъ вѣкахъ, почему подвергались соборному осужденію и были принимаемы въ церковь чрезъ миропомазаніе{17}. Не было достигнуто согласіе христіанскаго міра во времени празднованія Пасхи и другимъ опредѣленіемъ Никейскаго собора, въ силу котораго епископъ Александріи, въ которой процвѣтала астрономія, заранѣе обязанъ былъ извѣщать церковь о днѣ ея наступленія. Такъ, съ 326 по 387 г. греко-восточныя и латино-западныя церкви въ одиннадцати случаяхъ неодновременно праздновали Пасху{18}. Это зависѣло оттого, что въ Римѣ слѣдовали 84-лѣтнему циклу и не хотѣли принимать 19-лѣтняго александрійскаго круга, открытаго аѳиняниномъ Метономъ. Единообразіе въ указанномъ отношеніи достигнуто было только въ VI вѣкѣ, когда аббатъ Діонисій малый (Exiguus) ввелъ на западѣ александрійскій циклъ{19}.

 

Н. Сенаторскій.

 

«Курскія Епархіальныя Вѣдомости». 1912. № 12-13. Ч. Неофф. С. 285-293.

 

{1} Истор. V кн. 22 гл., стр. 425.

{1} Проф. В. И. Болотовъ. Лекціи по исторіи древней церкви, т. II, стр. 432.

{1} Въ 189 году, напр., христіане въ Александріи праздновали Пасху 20 апрѣля, а въ Ефесѣ 20 марта по нынѣшнему іудейскому календарю. Христ. Чт. 1900 г. мартъ, стр. 451.

{1} Епископъ Іоаннъ, Исторія святыхъ вселенскихъ соборовъ, вып. I, стр. 45. Евсевій, О жизни блажен. царя Константина, кн. III, стр. 182.

{1} Евсевіи, Церк исторія, кн. V, стр. 311.

{1} Ibid., стр. 308.

{1} Приб. къ изд. твор. св. отцевъ, ч. ХII, 1853 г. стр. 447-451.

{1} Арх. Филаретъ, Истор. ученіе объ отцахъ церкви, I, 92-93.

{1} Это юдаистическое воззрѣніе Власта Ириней ліонскій опровергалъ въ своемъ сочиненіи «о расколѣ». Евсев. кн. У , гл. 20. Прап. Обозрѣніе 1877 г. т. I, стр. 629.

{1} Болотовъ, Лекціи по ист. Церкви. II, 429. Арсеній, Лѣтопись церков. событій и гражд., стр. 51. Арх. Филаретъ, Ист. уч. об. отц. Церкви, I, стр. 82.

{1} Свящ. А. Поморцевъ, Историческое обозрѣніе соборовъ, бывшихъ въ первые три вѣка, стр. 68-71.

{1} Евсевіи, Церк исторія, стр. 306-307.

{1} Ibid., кн. V, гл. 24.

{1} Ibid., стр. 312.

{1} Ibid., стр. 306.

{1} Евсевій, О жизни блаж. царя Константина, кн. III, гл. 14, 18 и 19.

{1} Всел. соб. II, пр. 7 и VI, пр. 75. Помѣст. антіох. пр. I и Лаодикійскаго пр. 7. Ѳеодоритъ, Lib. III, cap. 4.

{1} Въ 387 г. на западѣ праздновали Пасху 21 марта, а на востокѣ 25 апрѣля. Болотовъ, II, стр. 444 и 450.

{1} Если мартовское полнолуніе случится ранѣе 19 марта, то Пасха празднуется въ первое Воскресенье послѣ слѣдующаго полнолунія апрѣльскаго, которое бываетъ чрезъ 30 дней, и посему 25 день апрѣля служитъ крайнимъ предѣломъ празднованія Пасхи.

{1} Ibid., стр. 451 Правосл. богослов. энциклопедія, т. IV, стр. 1088.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: