Проф. Николай Ивановичъ Сагарда – Евангеліе, читаемое на литургіи въ первый день св. Пасхи (Ін. 1, 1-17).

На литургіи въ день св. Пасхи Церковь Христова съ величайшею торжественностью, при колокольномъ звонѣ, оглашаетъ слухъ вѣрующихъ высочайшимъ благовѣстіемъ: Въ началѣ бѣ Слово, и Слово бѣ къ Богу, и Богъ бѣ Слово и т. д. (Ін. 1, 1-17). Почему же для чтенія въ эnотъ день избрано такое Евангеліе, въ которомъ совершенно не упоминается о воскресеніи Господа Іисуса Христа? Мы празднуемъ возстаніе Христово, совершаемъ Пасху Христову, а въ евангельскомъ благовѣстіи св. Церковь говоритъ намъ о предвѣчномъ Словѣ Божіемъ, о предвѣчномъ Его бытіи. Отвѣтомъ на этотъ вопросъ можетъ служить проникновеніе въ содержаніе этого благовѣстія, которое мы и изложимъ въ краткихъ чертахъ.

1. Въ началѣ, которое предшествуетъ началу времени всего, что во времени, отъ котораго все начинается въ самой вѣчности, но которое никакимъ дальнѣйшимъ началомъ, равно какъ и концемъ, не ограничивается, слѣдовательно, когда не были сотворены ни небо, ни земля, бѣ Слово, Которое изрекъ единственно, и вѣчно изрекаетъ или раждаетъ Единный вѣчный Отецъ Слова; Оно есть личное откровеніе Бога, Сынъ Божій Господь нашъ Іисусъ Христосъ. Онъ былъ совѣченъ Богу Отцу, существовалъ такъ же предвѣчно, какъ и Богъ Отецъ. Слово не началось, такъ чтобы можно было представлять Его нѣкогда не бывшимъ, но въ довременномъ и вѣчномъ началѣ всегда есть и всегда будетъ, поелику Оно присносущно. Но если Слово совѣчно Богу Отцу, то каково Его отношеніе къ Нему? И Слово бѣ къ Богу. Оно существовало не только какъ совѣчное Богу Отцу, но пребывало вмѣстѣ съ Нимъ неразлучно и нераздѣльно, въ тѣснѣйшемъ личномъ отношеніи и неразлучномъ единеніи, не погружаясь однако въ Него и не сливаясь, но сохраняя особность Своей Ипостаси. Что касается природы Слова, то Оно не было однимъ изъ числа созданныхъ прежде творенія міра высшихъ духовъ; Оно не было также однимъ изъ существъ только весьма близкихъ къ Богу Отцу: и Богъ бѣ Слово, т. е., имя Бога въ томъ же истинномъ смыслѣ, въ какомъ принадлежитъ Богу Отцу, равномѣрно принадлежитъ и Сыну Божію: Онъ такой же предвѣчный Богъ, какъ и Богъ Отецъ,

2. Бытіе Слова, Сына Божія у Отца не было преходящимъ, и жизнь Отца не предшествуетъ во времени жизни Сына, ибо Сей бѣ искони, отъ вѣчности, къ Богу, во внутреннѣйшемъ общеніи съ Нимъ.

3. Будучи личнымъ откровеніемъ Божества, Само Слово «изрекло всѣ прочія существа, не именовательно къ слышанію и познанію, но существенно къ бытію и благобытію», – вся – земное и небесное, видимое и невидимое, Тѣмъ, Ипостаснымъ Словомъ Божіимъ, быша: міръ какъ по формѣ, такъ и по матеріи, какъ въ цѣломъ, такъ и въ частяхъ получилъ бытіе единственно чрезъ Слово. Отецъ – первопричина всего, и Слово – посредствующая и ближайшая причина; но открывая и осуществляя мысль Отца о твореніи міра, Слово есть такой же Творецъ міра, какъ и Богъ Отецъ (ср. Колос. 1, 16), и безъ Него ничто же быстъ, ничто не получило бытія изъ того, что произошло, еже бысть.

4. Слово не только Творецъ, призвавшій все къ бытію, но въ Немъ же заключается и жизнь всего сотвореннаго, ибо въ Томъ животъ бѣ – жизнь безграничная, самобытная, не зависимая ни отъ чего посторонняго, имѣющая въ себѣ животворное начало всего существующаго. Источникъ жизни всего живущаго, Слово является посредникомъ и источникомъ духовной жизни для человѣчества, живущаго духовною и безсмертною жизнію; источная жизнь всегда была и есть свѣтомъ для людей: и животъ бѣ свѣтъ человѣкомъ. Господь нашъ Іисусъ Христосъ отъ начала бытія человѣчества, начиная съ райскаго состоянія его, былъ тѣмъ источникомъ, изъ котораго оно получало свѣтъ божественной истины – единственнаго и животворнаго начала духовной жизни.

5. Не совсѣмъ скрылся онъ на землѣ и тогда, когда на зарѣ жизни человѣчества его окутала густая тьма грѣховности: и свѣтъ во тьмѣ свѣтится, свѣтится въ грѣховномъ и невоспріимчивомъ къ истинному свѣту мірѣ. Слово во всѣ вѣка свѣтило во внутренней жизни людей, въ ихъ совѣсти, почему даже среди язычниковъ разумное Божіе явѣ есть (Рим. 1, 19), свѣтило и внѣшнимъ образомъ чрезъ избранныхъ Своихъ патріарховъ, пророковъ и другихъ богопросвѣщенныхъ мужей. И хотя міръ почти утратилъ способность къ воспріятію этого свѣта, но тьма, покрывавшая человѣчество, не одолѣла и не поглотила его: и тма его не объятъ.

6. И въ послѣдніе дни однимъ изъ такихъ избранныхъ, просвѣщаемыхъ и наставляемыхъ божественнымъ свѣтомъ, бысть человѣкъ посланъ отъ Бога, имя ему Іоаннъ.

7. Сей пріиде во свидѣтельство, да свидѣтельствуетъ о свѣтѣ, да вси вѣру имутъ ему: онъ былъ посланъ для того, чтобы свидѣтельствовать о высшемъ божественномъ Свѣтѣ, чтобы приготовить людей къ вѣрѣ въ Него. «Поелику мракъ грѣховъ и ночь невѣрія покрывали весь міръ, и люди не могли взирать на Солнце правды, то св. Іоаннъ посланъ былъ напередъ, какъ свѣтильникъ, дабы очи сердца, помраченныя до того, что не могли сносить великаго истиннаго свѣта, привыкли сперва къ слабому сіянію свѣтильника, и тогда уже радостно и безъ боли взирали на небесный свѣтъ, пришедшій къ намъ во Христѣ».

8. Послѣдній представитель Ветхаго Завѣта и вѣстникъ Новаго въ такой степени имѣлъ въ себѣ сіяніе небеснаго свѣта, что нѣкоторые склонны были вопрошать: не сей ли есть Христосъ; но не бѣ той свѣтъ истинный, самобытный, но явился онъ только для того, да свидѣтельствуетъ о свѣтѣ.

9. Бѣ свѣтъ истинный, самобытный, вполнѣ осуществляющій въ себѣ идею истиннаго свѣта, иже просвѣщаетъ всякаго человѣка, грядущаго въ міръ, который при самомъ своемъ рожденіи несетъ въ своей душѣ искру божественнаго свѣта, – свѣта, при которомъ и возможно только духовное развитіе и нравственное возрастаніе человѣка. Этого внутренняго свѣта не могла совершенно объять тьма грѣховная, какъ ни густа была она.

10. Участвуя въ твореніи міра и промышленін о немъ, Слово постоянно пребывало въ мірѣ, обнимающемъ всѣ народы; но не смотря на то, что оно въ мірѣ бѣ, и міръ Тѣмъ бысть – получилъ отъ Него свое бытіе, міръ, по своему грѣховному омраченію и неспособности воспринимать истинно духовное, Его не позна, своего Творца и Зиждителя.

11. Во своя пріиде, – пришелъ Сынъ Божій, Божественное Слово въ Свое собственное обладаніе, къ народу израильскому, по Божественному опредѣленію сдѣлавшемуся Его собственнымъ народомъ, которымъ Онъ издавна руководилъ, просвѣщалъ, наставлялъ и открывался, но и Своя Его не пріяша, – народъ въ его цѣломъ отвергъ Божественное Слово, не принялъ Его, не захотѣлъ руководствоваться свѣтомъ Его ученія.

12. Но хотя міръ не позналъ Божественнаго Слова и Свой народъ не принялъ Его, однако и въ мірѣ языческомъ, и въ народѣ избранномъ оказались нѣкоторые, принявшіе Его, увѣровавшіе въ Него, какъ своего Создателя, и въ Немъ искавшіе своего спасенія; имъ Оно даровало высочайшее изъ всѣхъ благъ – право быть чадами Божіими: Елицы же пріяша Его, даде имъ область чадомъ Божіимъ быти, вѣрующимъ во имя Его; въ ихъ власти содѣлаться чадами Божіими чрезъ вѣру въ Слово.

13. До пришествія Слова въ воплощеніи правомъ чадъ Божіихъ пользовался одинъ избранный народъ – израильтяне, ему одному было сказано, сынове есте Господа Бога вашего (Втор. 14, 1). Теперь это право – быть сынами Божіими – Слово дало всѣмъ увѣровавшимъ въ Него, безъ всякаго различія: иже не отъ крове, ни отъ похоти плотскія, ни отъ похоти мужескія, но отъ Бога родишася, – не но плотскому происхожденію, не потому, что они родились отъ Авраама и потому считаютъ себя особенно и исключительно близкими къ Богу: право физическаго рожденія теперь потеряло свое значеніе; причастниками Божественной жизни, сынами Божіими дѣлаетъ рожденіе духовное, непостижимое рожденіе отъ Бога.

14. Эти благодатныя слѣдствія явились въ человѣческомъ мірѣ потому, что Слово плоть бысть. «Само Божіе Слово, превѣчное, невидимое, непостижимое, безтѣлесное, начало отъ начала, свѣтъ отъ свѣта, источникъ жизни и безсмертія, откровеніе и Слово Отца приходитъ ко Своему образу, носитъ плоть ради плоти, соединяется съ разумною душею ради моей души, очищая подобное подобнымъ, дѣлается человѣкомъ по всему кромѣ грѣха» (Григорій Богословъ). Божественное Слово приняло на Себя полное человѣческое естество и потому имѣетъ два естества – Божеское и человѣческое, которыя соединились несліянно, нераздѣльно въ одномъ Лицѣ Богочеловѣка. Богъ Слово явился не на мгновеніе, какъ являлись Ангелы, но жилъ между людьми – и вселися въ ны, и видѣхомъ славу Его, славу яко Единороднаго отъ Отца: «мы видѣли славу не пророка, не Ангела, не Архангела, не горнихъ силъ, не иной какой созданной твари, какова бы она ни была, но видѣли славу Самого Владыки, Самого Царя, Самого истиннаго Единороднаго Сына, Господа всяческихъ. Неприступная слава сія, хотя и была сокрыта подъ покровомъ тѣла, однакожъ проявилась въ такой необычайной силѣ и свѣтозарномъ сіяніи, какими можетъ блистать только слава Единороднаго отъ Отца, Господа Славы. Видѣхомъ славу Его въ Его жизни, въ Его ученіи, въ Его дѣяніяхъ, въ чудесахъ и знаменіяхъ, которыя наполняли весь путь Его земной жизни, даже въ самыхъ крестныхъ Его страданіяхъ, въ которыхъ явилось не только Его милосердіе и любовь, но и Его неизглаголанная сила, которою сокрушалась клятва, посрамлялись демоны, пригвождалось ко кресту рукописаніе грѣховъ» (Іоаннъ Златоустъ), наиболѣе же въ Его славномъ воскресеніи. Слово воплотившееся есть Единородный отъ Отца, Такой, Который одинъ былъ полнымъ и истиннымъ образомъ невидимаго Отца, Который не чрезъ усыновленіе, подобно намъ, сдѣлался Сыномъ Божіимъ, но былъ такимъ единственнымъ по самому Своему Божескому существу. Мы видѣли Его исполнь благодати и истины. Онъ явился предъ нами полнымъ благодати и истины, полнымъ той безпредѣльной божественной любви, и милосердія, по которымъ онъ снишелъ на землю для нашего спасенія и нашего усыновленія Богу, полнымъ выраженіемъ того истиннаго божественнаго ученія, которое Онъ принесъ съ Собою на землю. Вся жизнь Его была полна безконечной любви къ роду человѣческому и назиданія его высшею Божественною истиною, въ которой Единородный Сынъ Божій возвѣстилъ намъ всю волю Божію и сообщилъ намъ полнѣйшее вѣдѣніе о Богѣ.

15. Великій ветхозавѣтный пророкъ, который пришелъ приготовить людей къ вѣрѣ въ Него и къ которому Іудеи питали глубокое уваженіе и вполнѣ довѣряли, Іоаннъ свидѣтельствуетъ о Немъ и предъ всѣмъ народомъ воззва глаголя: Сей бѣ, егоже рѣхъ, иже по мнѣ грядый, предо мною быстъ: по времени Своего явленія, по Своему человѣческому естеству Онъ идетъ за мною и явится послѣ меня съ проповѣдыо Слова Божія и съ Своимъ высокимъ служеніемъ, но по Своему Божественному естеству, даже по Своей просвѣтительной дѣятельности въ человѣческомъ родѣ отъ вѣка, Онъ предшествовалъ мнѣ, яко первѣе мене бѣ, ибо Онъ существовалъ прежде меня въ вѣчности.

16. Въ Божественномъ достоинствѣ Лица Іисуса Христа, воплотившагося Слова, кромѣ авторитетнаго свидѣтельства Предтечи, убѣждаетъ каждаго изъ насъ и собственный внутренній опытъ: отъ Него, во всей полнотѣ открывшаго безконечное милосердіе и безконечную любовь къ роду человѣческому и во всемъ совершенствѣ принесшаго божественное ученіе, мы приняли новыя блага: и отъ исполненія Его мы вси пріяхомъ и благодать возблагодать. Мы сдѣлались участниками божественной благодати въ такомъ обиліи и многоразличіи ея проявленій, что по – истинѣ въ нашей жизни одна благодать непосредственно слѣдуетъ за другою и смѣняетъ ее.

17. Чтобы еще яснѣе представить себѣ величіе и божественное достоинство Лица и дѣла Іисуса Христа, должно сравнить величайшую полноту откровенія чрезъ воплощеніе Слова съ тѣмъ, что дано въ ветхозавѣтное время: яко законъ Моисеомъ данъ быстъ: благодать же и истина Іисусъ Христомъ быстъ. Откровеніе чрезъ Моисея было откровеніемъ закона, который по самой природѣ дѣла можетъ быть только частнымъ откровеніемъ Бога: заповѣди и запрещенія могутъ только отчасти выражать Его волю и природу, и притомъ же законъ Моисеевъ предиисываль заповѣди, неудобоисполнимыя во всей ихъ полнотѣ, и поражалъ преступника проклятіемъ, не давая ему однакоже силъ для достиженія законной праведности. Во Христѣ же послѣдовало личное откровеніе Бога. Теперь «тѣни преходятъ, – ихъ мѣсто заступаетъ истина» (Григорій Богословъ), ибо ее исповѣдалъ Единородный Сынъ, сый въ лони Отчи (Ін. 1, 18). Съ пришествіемъ на землю Іисуса Христа, съ исполненіемъ на Немъ всѣхъ обѣтованій и завѣтовъ, ветхозавѣтный законъ долженъ уступить мѣсто закону новому, благодатному, ибо все, что законъ имѣлъ подобно тѣни, ясно, открыто пришло въ исполненіе и дѣйствительно совершено Іисусомъ Христомъ, Сыномъ Божіимъ, Который находится въ вѣчномъ и совершенномъ общеніи съ Отцемъ.

Таково содержаніе евангельскаго чтенія на литургіи въ день св. Пасхи. По нему можно судить, почему Богомудрая Наставница наша Святая Церковь на сей день назначила изъ Евангелія это именно чтеніе. Въ немъ исповѣдуется предвѣчное бытіе Сына Божія, Его всегдашнее промышленіе о родѣ человѣческомъ, Его воплощеніе для спасенія людей и дарованіе благодатныхъ средствъ для усвоенія совершеннаго Имъ искупленія. Объ этихъ великихъ Его божественныхъ дѣлахъ благовременнѣе всего напоминать въ день воскресенія Его изъ мертвыхъ, чрезъ которое Онъ открылся какъ Богъ во всей силѣ (Рим. 1, 4). Въ этотъ день прилично начать евангельское благовѣствованіе тѣмъ, что Сынъ Божій, Котораго возстаніе изъ мертвыхъ мы празднуемъ, предвѣчно существовалъ съ Богомъ Отцемъ, неразлучно пребывалъ съ Нимъ прежде вѣковъ и теперь, явившись для нашего спасенія, пострадавши и умерши за насъ какъ человѣкъ, воскресъ какъ предвѣчный Богъ.

 

Н. Сагарда.

 

«Полтавскія Епархіальныя Вѣдомости». 1900. № 11. Ч. Неофф. С. 462-469.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: