Размышленія о страстяхъ Христовыхъ.

Среди бурнаго водоворота современной общественной жизни нашей отчизны, среди печальныхъ картинъ паденія добрыхъ нравовъ, разнузданности страстей, попранія элементарнѣйшихъ правилъ законности и порядка, печальныхъ примѣровъ пониженія значенія и цѣнности человѣческой личности, какъ хочется измученной вихремъ событій душѣ отдохнуть уйти въ себя, забыться отъ тяжелаго кошмара окружающей дѣйствительности, унестись въ иной, высшій міръ, міръ чистыхъ помысловъ, святыхъ чувствованій и духовныхъ радостей.

Какъ же дороги, поэтому, должны быть для насъ наступившіе великіе дни воспоминаній послѣднихъ дней и часовъ земной жизни Спасителя и Господа нашего Iисуса Христа. Вся обстановка, весь складъ богослуженія Св. Церкви, ея свящ. молитвы и пѣснопѣнія въ эти великіе и по истинѣ страшные дни проникнуты какимъ то особеннымъ духомъ, который затрогиваетъ сердце человѣческое въ самыхъ глубокихъ и сокровеннѣйшихъ его сторонахъ и изгибахъ, наполняетъ его священнымъ трепетомъ и умиленіемъ. Кто не умиляется, кто не возносится горѣ, слушая евангельскія повѣствованія или церковныя пѣснопѣнія о вольныхъ страданіяхъ нашего Господа? «Ихъ воврождающая сила заявляетъ себя на глазахъ каждаго, и конечно ежегодно Страстная седмица просвѣтляетъ общественную и народную совѣсть, поддерживаетъ вѣру, подавляетъ грѣхъ»[1]

Наступившіе великіе дни священныхъ и дорогихъ для христіанскаго сердца воспоминаній отвлекаютъ нашу мысль отъ безотрадной картины современной дѣйствительности, на мрачномъ фонѣ которой кажется нѣтъ ни одного свѣтлаго штриха и тона, который подѣйствовалъ бы на душу примиряющимъ оброзомъ; при воспоминаніяхъ страстей Христовыхъ въ душу тѣснятся другія думы, воображеніе уносится въ иную, высшую областъ, противоположную неприглядной картинѣ окружающей дѣйствительности. Предъ умственнымъ взоромъ развертываются и проходятъ одна за другою поучительнѣйшія страницы изъ послѣднихъ дней и часовъ земной жизни Спасителя, Сына Божія, страницы, говорящія о Его безконечномъ подвигѣ любви, предпринятомъ ради спасенія грѣшнаго человѣчества. «Уже одна простая мысль, что Богочеловѣкъ, Спаситель міра, сострадаетъ человѣческому роду, томящемуся подъ игомъ грѣха и смерти, – одна уже эта идея становится невыразимо-высокою и заключаетъ въ себѣ неодолимопривлекательную силу»[2]. Сердце наполняется благоговѣйнымъ трепетомъ при мысли, что крестныя страданія и смерть были понесены Сыномъ Божіимъ по любви къ грѣшному человѣчеству. Какою мелочною и ничтожною кажется человѣческая жизнь со всѣми ея низменными и эгоистичными порывами и стремленіями, съ ея злобой, враждою и ненавистью, предъ этимъ величайшимъ подвигомъ любви Сына Божія! Какъ особенно жизненною и неотразимо сильною, при мысляхъ о крестномъ голгоѳскомъ подвигѣ Сына Божія, кажется намъ «заповѣдь новая», данная Спасителемъ, въ Своемъ лицѣ осуществившимъ высшій образецъ исполненія этой заповѣди! и хочется вѣрить въ великую силу и мощь вложеннаго Спасителемъ въ жизнь начала любви, хочется вѣрить, что падутъ созданныя человѣческою злобою и раздѣляющія людей перегородки, и «вси едино будутъ», проникшись спасительными завѣтами Христовыми.

Рѣдко встрѣчаются такія минуты внутренняго духовнаго подъема и просвѣтлѣнія въ нашей жизни, въ большей своей части однообразной, суетной и монотонной. Но съ тѣмъ большимъ вниманіемъ мы должны, поэтому, останавливаться на этихъ немногихъ счастливыхъ минутахъ, когда душа наша отвлекается отъ сутолки обыденной жизни. Мы должны въ такихъ случаяхъ углубляться въ себя и въ глубинѣ своего духа продумывать тѣ великіе и полезные уроки, которые даются намъ такими минутами нашей жизни.

Изъ всѣхъ дней страстной седмицы особенно трогательнымъ и невыразимо груствымъ представляется богослуженіе Великаго пятка. Утреня Великаго пятка есть раздирающая душу повѣсть страданій Спасителя. Страшную ночь воспроизводитъ это богослуженіе, которое и должно по уставу совершаться глубокою ночью.

На великой же вечернѣ этого дня въ умилительнѣйшихъ священнодѣйствіяхъ воспроизводится предъ нами снятіе со креста преданными учениками Спасителя Его пречистаго тѣла и положеніе Его во гробъ, и мы, такимъ образомъ, созерцаемъ почитавшаго во гробѣ Господа не духомъ только, а и тѣлесными очами. На этихъ минутахъ смертнаго покоя Божественнаго Страдальца благоговѣйно и остановимся своею мыслью.

Думается, что нѣтъ ни одного, кто въ благоговѣйномъ страхѣ и трепетѣ, откинувъ всякую мысль о земномъ, не задумался бы надъ тѣмъ, что дается созерцаніемъ пречистаго тѣла Христова, почивающаго во гробѣ изъязвленнымъ и окровавленнымъ. Минуты воистину величественныя и страшныя. Св. Церковь призываетъ къ молчанію въ теченіе ихъ и къ предстоянію во страхѣ и трепетѣ. Предъ Своими крестными страданіями Спаситель, приготовляясь къ принятію на Себя грѣховъ всего міра, просилъ учениковъ своихъ побыть съ Нимъ и пободрствовать, чтобы хотя нѣсколько умѣрить Его великія душевныя страданія (Мѳ. 26, 38). Теперь Онъ почіетъ во гробѣ. Встанемъ съ покаяніемъ и смиреніемъ около Его святого гроба, вникнемъ въ смыслъ и значеніе переживаемыхъ нами минутъ, остановимся на нихъ умомъ и сердцемъ нашимъ, дадимъ себѣ отчетъ въ томъ, что говорятъ онѣ намъ; чему поучаютъ насъ, какъ освѣщаютъ жизнь нашу? – поразмыслимъ и поучимся!

Предъ нами развертывается страшное зрѣлище. Господь и Спаситель нашъ Iисусъ Христосъ, во дни земной жизни Своей проповѣдовавшій слово любви и утѣшенія, цѣлившій всякій недугъ и проказу, представляется намъ лежащимъ во гробѣ покрытымъ глубокими ранами и окровавленнымъ. Много поучительнаго и назидательнаго открывается намъ предъ святымъ гробомъ Бога и Спасителя нашего, предъ нами особенно ясно раскрывается смыслъ и цѣль нашей христіанской жизни, здѣсь особенно чувствуется «преспѣющая разумъ любовь Христова» (Еф. 3, 19).

Сынъ Божій Господь Iисусъ Христосъ почіетъ во гробѣ... Но что же низвело Его съ высоты Его жилища, гдѣ Онъ пребывалъ въ лонѣ Отчи, во гробъ? Какъ случилось, что Онъ, Сынъ Божій, былъ распятъ, какъ злодѣй и разбойникъ, на крестѣ? Неизреченная любовь Спасителя къ намъ грѣшнымъ возвела Его на крестъ. Онъ говорилъ: «Азъ душу Мою полагаю, да паки пріиму ю. Никто же возметъ ю отъ Мене, но Азъ полагаю ю о Себѣ: область имамъ положить ю, и областъ имамъ паки пріяти» (Мѳ. 10, 17-18). И св. ап. Павелъ говоритъ: «Христосъ возлюбилъ есть насъ, и предаде Себе за ны приношеніе и жертву Богу въ воню благоуханія» (Еф. 5, 2). До явленія Христа въ міръ грѣхъ господствовалъ среди людей съ великою силою, и никто не могъ свергнуть его господство, ибо всѣ были заражены грѣхомъ. Вѣчная духовная смерть была удѣломъ людей за грѣхъ (Рим. 6, 23). Но любовь Божія не желала смерти людей: Господь «всѣмъ человѣкомъ хощетъ спастися, и въ разумъ истины пріити» (1 Тим. 2. 4); Онъ «долготерпитъ на насъ, не хотя да кто погибнетъ, но да вси въ покаяніе пріидутъ» (2 Петр. 3, 9). И вотъ, во исполненіе предвѣчнаго совѣта Божія о спасеніи людей, Сынъ Божій нисходитъ на землю, чтобы спасти людей отъ той смерти и гибели, къ которой влекъ ихъ грѣхъ. Спаситель рождается отъ Пресвятой Дѣвы, пріемлетъ человѣческую плоть и духъ и, такимъ образомъ, дѣлается по всему намъ подобнымъ кромѣ грѣха. Онъ есть и истинный Сынъ Божій и въ то же время – истиный сынъ человѣческій и этой «ради вины Онъ – Сынъ Божій, не стыдится братіею нарицати насъ» («не стыдится называть насъ братьями». Евр. 2, 11).

Но Онъ по человѣческой своей природѣ существенно отличается отъ насъ. Онъ одинъ, какъ чистый святой и безгрѣшный, смерти не подлежалъ. Но по безпредѣльной любви Своей къ людямъ Онъ принимаетъ на себя всѣ ихъ грѣхи, Онъ страдаетъ за нихъ и, наконецъ, вкушаетъ крестную смерть; Своими любящими учениками и послѣдователями снимается со креста и полагается во гробѣ. Врядъ ли мы можемъ вообразить себѣ тѣ жесточайшія внутреннія муки, какія испытывалъ Спаситель, принимая на себя грѣхи всего міра. Онъ, чистый, святой и безгрѣшный долженъ былъ принять на Себя грѣхи всѣхъ людей и испытать тяжкія муки, отъ тяжести грѣховъ всего міра. Даже чистая душа Спасителя трепетала предъ тяжестью этого бремени. Предъ самыми Своими крестными страданіями ночью въ саду Геѳсиманскомъ, Спаситель говорилъ Своимъ ученикамъ: «прискорбна есть душа Моя до смерти: пождите здѣ и бдите со Мною» (Мѳ. 26, 38). Онъ ожидалъ со стороны ихъ помощи и поддержки въ эти тягостныя для Него минуты, Онъ ищетъ утѣшенія въ молитвѣ къ Отцу Своему, Онъ готовъ даже просить Отца освободить Его отъ тяжести предстоящихъ Ему страданій «Отче Мой, аще возможно есть, да мимо идетъ отъ Мене чаша сія», но тотчасъ же Онъ оставляетъ эту мысль и предается съ покорностью волѣ Отца: «обаче не якоже Азъ хощу, но якоже Ты» (Мѳ. 26, 39). Потомъ Онъ приходитъ къ ученикамъ и находитъ ихъ спящими и говоритъ Петру: «такъ ли не могли вы одинъ часъ бодрствовать со Мною... Еще, отошелъ въ другой разъ, молился, говоря: «Отче Мой, аще не можетъ сія чаша мимо ити отъ Мене, аще не пію ея, буди воля Твоя». И пришедъ находитъ ихъ опять спящими, ибо у нихъ глаза отяжелѣли. И оставивъ ихъ, отошелъ опять и молился въ третій разъ, сказавъ то же слово (Мѳ. 26, 39. 40. 42-44). Явился же ему ангелъ съ небесъ, укрѣпляя Его. И находясь въ бореніи прилежнѣе молился, и былъ потъ Его какъ капли крови, падающія на землю (Лук. 22, 43-44). Молитвенный подвигъ укрѣпилъ Божественнаго Стардальца. Помолившись въ третій разъ, Онъ приходитъ къ ученикамъ Своимъ и говоритъ имъ: «спите прочее и почивайте: се приближися часъ, и Сынъ Человѣческій предается въ руки грѣшниковъ: востаните идемъ: се приближися предаляй Мя» (Мѳ. 26, 45-46). А впереди Его ожидали еще тягчайшія страданія. Надъ нимъ послѣдовалъ судъ и осужденіе на смертную казнь. На крестѣ и отяготѣла надъ Спасителемъ вся тяжесть грѣховъ человѣчества, здѣсь то, помимо внѣшнихъ тѣлесныхъ мукъ, особенно Ему пришлось испытать щемящее чувство богооставленности. Подъ тяжестью грѣховъ всего человѣчества Онъ воззвалъ къ Отцу Своему: «Боже Мой, Боже Мой, вскую Мя еси оставилъ» (Мѳ. 27, 46). Но въ эти тягостныя минуты голгоѳскихъ страданій Сына Божія приближалась гибель грѣху. Пригвожденный ко кресту, Спаситель возгласилъ: «Совершилось!...» (Іоан. 19, 30). «Н возглашъ гласомъ веліимъ, рече: Отче, въ руцѣ Твои предаю духъ Мой» (Лук. 23, 46). «И преклонъ главу, предаде духъ» (Іоан. 19, 30). «Совершилось»!... великое и дивное слово». Никогда еще въ одномъ словѣ не высказывалось такъ много глубочайшаго смысла. Совершилось – значитъ: закончено великое дѣло, достигнута та цѣль, ради которой приходилъ на землю, трудился и страдалъ Сынъ Человѣческій»[3]. «Совершилось» – т. е. отнынѣ господство грѣха уничтожено, отнынѣ открывается новая жизнь, жизнь чистая и святая, отнынѣ всѣ вѣрующіе получаютъ возможность приступать съ дерзновеніемъ къ престолу благодати (Евр. 4, 16). Господство грѣха было уничтожено, ибо за смертью Христовою послѣдовало славное Его воскресеніе. Своимъ славнымъ воскресеніемъ изъ мертвыхъ Онъ засвидѣтельствовалъ, что смерть безсильна удержать Его въ Своихъ узахъ и что сила добра отнынѣ будетъ несокрушима. Еще до Своего воскресенія Онъ въ прощальной бесѣдѣ съ своими учениками говорилъ имъ: «въ мірѣ скорбни будете: но дерзайте, яко Азъ побѣдихъ міръ» (Іоан. 16, 33). Однако собственно только по воскресеніи Его можно сказать: «гдѣ ти, смерте, жало; гдѣ ти, аде, побѣда»? (1 Кор. 15, 55).

И такъ, вотъ что прежде всего говоритъ намъ безмоловно лежащій во гробѣ Божественный Страдалецъ Сынъ Божій. Его раны, Его смертный покой свидѣтельствуютъ о подвигѣ, предпринятомъ Имъ для уничтоженія нашихъ грѣховъ. Но Его безмолвное лежаніе во гробѣ краснорѣчивѣе всякихъ словъ говоритъ и о томъ, въ какихъ отношеніяхъ должны мы стоять въ Нему нашему Искупителю и Спасителю. Во дни земной жизни Своей Онъ говорилъ: «аще кто Мнѣ служитъ, Мнѣ да послѣдствуетъ, и идѣже есмъ Азъ, ту и слуга Мой будетъ» (Іоан. 12, 26) и еще: «чаще кто хощетъ по Мнѣ ити, да отвержется себе, и возметъ крестъ Свой, и по Мнѣ грядетъ» (Мѳ. 16, 24). Такимъ образомъ Спасителъ требуетъ ото всѣхъ вѣрующихъ въ Него шествія по Его стопамъ. Путь же Его земной жизни есть путь уничиженій и страданій за грѣхи людей. Этотъ путь Его завершился на Голгоѳѣ, гдѣ надъ Нимъ отяготѣла вся сила грѣха. Но эта сила оказалась безсильной по отношенію въ Нему. За голгоѳскою смертью слѣдовало Его славное воскресеніе и откровеніе новой жизни. И вотъ, Христосъ Спаситель и Его св. апостолы призываютъ насъ присоединиться къ Его великому крестному подвигу, присоединиться для того, чтобы при Его благодатной помощи побѣдить силу грѣха и начать жить жизнью святою и чистою. Спаситель обращается къ намъ съ такими невыразимо трогательными словами: «Азъ есмъ лоза, вы же рождіе, иже будетъ во Мнѣ, и Азъ въ немъ, той сотворитъ плодъ многъ: яко безъ Мене не можете творити ничесоже. Аще кто во Мнѣ не пребудетъ, извержется вонъ, я коже розга, и изсышетъ: и собираютъ ю и во огнь влагаютъ, и сгараетъ» (Іоан. 15, 5-6). Итакъ, чтобы спастись, чтобы быть близкимъ ко Христу, нужно находиться въ такихъ же къ Нему отношеніяхъ, въ какихъ вѣтвь находится къ дереву, т. е нужно жить одною жизнью съ Нимъ, усвоивать себѣ то, что принадлежитъ Ему. Св. ап. Павелъ говоритъ: «сіе да мудрствуется въ васъ, еже и во Христѣ Іисусѣ», въ васъ должно быть тѣже чувствованія, какія и во Христѣ Іисусѣ (Фил. 2, 5). Если кто не живетъ жизнью Христовою, не слѣдуетъ за Нимъ, тотъ утрачиваетъ себя для Христа и для вѣчной жизни, ибо Спаситель сказалъ: «Аще кто во Мнѣ не пребудетъ извержется вонъ, яко же розга, и изсышетъ: и собираютъ ю и во отъ влагаютъ, и сгараетъ» (Іоан. 15, 6). Но если мы должны пребывать во Христѣ, чтобы быть «своими» Ему, если въ насъ должны быть тѣ же чувствованія, какія и въ Немъ, то, вѣрные Ему, послѣдуемъ за Нимъ на Голгоѳу, примемъ участіе въ Его крестномъ подвигѣ и смерти. Св. ап. Петръ говоритъ: «Христосъ пострада по насъ, намъ оставлъ образъ, да послѣдуемъ стопамъ Его» (1 Петр. 2, 21).

Въ чемъ же должно выразиться наше участіе въ крестномъ подвигѣ Христовомъ? Прежде всего въ искреннемъ осужденіи своей грѣховной жизни, сокрушеніи о своей грѣховности; этимъ самымъ мы присоединяемся къ крестному подвигу Христову, въ тѣмъ мукамъ, какія онъ испыталъ, подъемля на Себя грѣхи всего рода человѣческаго, «пріобщаемся отрастемъ Христовымъ» (1 Петр. 4, 13). И здѣсь сообщается намъ спасительная сила крестной смерти Христовой: «кровъ Iисуса Христа Сына Божія очищаетъ насъ отъ всякаго грѣха» (1 Іоан. 1, 7). Очистившись же отъ грѣха, мы вступаемъ въ новую жизнь, чистую и святую, «начинаемъ ходити во обновленіи жизни» (Рим. 6, 4).

И «чѣмъ болѣе, чѣмъ дѣйственнѣе будемъ мы участвовать въ страданіяхъ Христовыхъ, тѣмъ болѣе будетъ вселяться въ насъ Христосъ, и тѣмъ скорѣе мы удостоимся принять участіе въ славѣ Его» (Кол. 3, 4), нѣтъ большей славы, какъ раздѣлять со Спасителемъ нашимъ претерпѣнные Имъ позоръ, поношеніе и безчестіе. «Если мы», договоритъ св. Игнатій Богоносецъ, «чрезъ Христа не готовы добровольно умереть по образу страданія Его, то жизни Его нѣтъ въ насъ» (Посл. къ Магнезійцамъ, 5 гл.)[4].

Наша вѣра христіанская не есть прежде всего совокупность извѣстнаго рода истинъ, но сама чистая и святая жизнь. И истинные послѣдователи Христовы узнаются главнымъ образомъ не по тому, какъ они вѣруютъ, но по тому, какъ живутъ, по ихъ единенію со Христомъ, по жизни, исполненной любви и святости. Вѣдь Спаситель ясно сказалъ намъ: «о семъ разумѣютъ вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою» (Іоан. 13, 35), иди еще: «не всякъ глаголяй Ми: Господи, Господи, внидетъ въ царствіе небесное: но творяй волю Отца Моего, Иже есть на небесѣхъ» (Мѳ. 7, 21). И св. апостолы призывая людей къ вѣрѣ во Христа, призывали ихъ къ жизни чистой и святой.

«Христосъ пострада по насъ, намъ оставлъ образъ, да послѣдуемъ стопамъ Его.... Онъ грѣхи наша Самъ вознесе на тѣлѣ Своемъ на древо, да отъ грѣхъ избывше, правдою поживемъ: Его же язвою изцѣлѣсте». Если мы участвуемъ въ страстяхъ Христовыхъ, то непремѣнно сдѣлаемся участниками и славнаго Его воскресенія: «понеже, говоритъ апостолъ, пріобщаетеся Христовымъ страстемъ, радуйтеся, яко да и въ явленіе славы Его возрадуетеся веселящеся» (1 Петр. 4, 13); или: «аще сообразни быхомъ подобію смерти Его, то и воскресенія будемъ…. аще умрохомъ со Христомъ, вѣруемъ, яко и живи будемъ съ Нимъ» (Рим. 6, 5. 8).

А съ другой стороны св. апостолы говорятъ намъ, что для истинно увѣровавшихъ во Христа всякіе счеты съ грѣхомъ покончены. Какъ Христосъ умеръ однажды и теперь уже не умираетъ, такъ и всякій увѣровавшій во Христа, уподобившись Христу въ смерти Его, въ тѣхъ страданіяхъ, которыми ознаменовалась его борьба съ жизнью грѣховною, его обращеніе ко Христу, потомъ, по обращеніи, долженъ уже жить безгрѣшно и свято, почитая себя умершимъ для грѣха: «вѣдяще, яко Христосъ воста отъ мертвыхъ, ктому уже не умираетъ: смерть Имъ ктому не обладаетъ.... такожде и вы помышляйте себе мертвыхъ убо быти грѣху, живыхъ же Богови, о Іисусѣ Христѣ Господѣ нашемъ.... грѣхъ бо вами да не обладаетъ: нѣсте бо подъ закономъ, но подъ благодатію» (Рим. 6, 9. 11. 14). Если прежде, до обращенія ко Христу, въ насъ господствовалъ грѣхъ, то во Христѣ въ насъ живетъ и дѣйствуетъ Духъ Святый, мы становимся сынами Божіими, «своими» (Еф. 2, 19) для Бога: «вы нѣсте во плоти но въ дусѣ, понеже Духъ Божій живетъ въ васъ.... Елицы Духомъ Божіимъ водятся, сіи суть сынове Божіи... Самый Духъ спослушествуетъ духови нашему, яко есмы чада Божія» (Рим. 8, 9. 14. 16). Св. ап. Павелъ умолялъ христіанъ жить достойно христіанскаго званія: «Молю васъ достойно ходити званія, въ неже звани бысте» (Еф. 4, 1). Онъ желалъ, чтобы среди христіанъ не было слышно самое имя грѣха и порока: «блудъ и всяка нечистота и лихоимство ниже да именуется въ васъ, якоже подобаетъ святымъ» (Еф. 5, 3). Вѣрующіе во Христа должны украшаться христіанскими добродѣтелями, облекаться въ новаго человѣка, ходить въ любви: «облецытеся убо, якоже избранніи Божіи, святи и возлюбленни, во утробы щедротъ, благость, смиреномудреніе, кротость, долготерпѣніе.... Надъ всѣми же сими стяжите любовь, яже есть соузъ совершенства». (Кол. 3, 12. 14). Человѣкъ во Христѣ становится преображеннымъ; его святая и чистая жизнь христіанская такъ же должна отличаться отъ прежняго грѣховнаго состоянія, какъ свѣгь отличается отъ тьмы: «бѣсте иногда тьма, нынѣ же свѣтъ о Господѣ, якоже чада свѣта ходите» (Еф. 5, 8-9); «аще кто во Христѣ, нова тварь: древняя мимоидоша, се быша вся нова» (2 Кор. 5, 17).

Печальный приговоръ выносимъ мы себѣ отъ чтенія подобныхъ мѣстъ Слова Божія. Свящ. писатели выражаютъ желаніе, чтобы самое имя пророка не было слышно между нами, христіанами; они называютъ насъ святыми, «присными» Богу. Стыдно становится при чтеніи Слова Божія. Всевозможные грѣхи и пороки не только «именуются» въ насъ, но и царятъ во всей силѣ въ жизни нашей и въ ней совершенно не видно осуществленія высокихъ завѣтовъ Христовыхъ, не видно проявленія добродѣтелей христіанскихъ. Съ нашихъ устъ готово, пожалуй, сорваться слово оправданія и извиненія себя; мы скажемъ, возможно ли человѣку достигнуть святости, возможно ли удержаться на высотѣ званія христіанскаго? Но сказавъ такъ, мы погрѣшили бы противъ Слова Божія, противъ самого Христа Спасителя. Нѣкогда ученики Его, также устрашенные тяжестью усилій, которыми достигается спасеніе, «дивляхуся зѣло, глаголюще: кто убо можетъ спасенъ быти, воззрѣвъ же Іисусъ рече имъ: у человѣкъ сіе не возможно есть, у Бога же вся возможна» (Мѳ. 19, 25-26). Мы забываемъ, что мы не предоставлены въ устроеніи своего спасенія самимъ себѣ, своимъ собственнымъ ничтожнымъ силамъ. Христосъ Спаситель съ Своимъ неизмѣримо тяжкимъ Крестомъ шествуетъ впереди насъ. При единеніи со Христомъ Спасителемъ ничто не должно быть для насъ тяжкимъ и труднымъ. Спаситель зналъ, что Его истиннымъ послѣдователямъ придется испытывать гоненія и бѣдствія за истину строго христіанской жизни, но Онъ съ трогательною нѣжностью убѣждаетъ насъ не смущаться этимъ: Онъ прежде насъ подвергся униженію, а Его воскресеніе и побѣда надъ смертью служитъ залогомъ и нашей побѣды надъ зломъ и грѣхомъ. Спаситель именно говорилъ истинно вѣрующимъ въ Него: «не бойся малое стадо: яко благоизволи Отецъ вашъ дати вамъ царство» (Лук. 12, 32); «да не смущается сердце ваше, ни устрашаетъ» (Іоан. 14, 27); «аще міръ васъ ненавидитъ, вѣдите, яко Мене прежде васъ возненавидѣ» (Іоан. 15, 18); «аминъ аминъ глаголю вамъ, яко восплачетеся и возрыдаете вы: а міръ возрадуется, вы же печальни будете, но печаль ваша въ радость будетъ… въ мірѣ скорбни будете:… но дерзайте, яко Азъ побѣдитъ міръ» (Іоан. 16, 20. 38). Нужно только съ любовью устремиться во слѣдъ Христа, съ любовью исполнять слово Его о любви къ Богу и ближнимъ – «пребыть въ любви», – и Христосъ, вмѣстѣ съ Отцемъ Своимъ небеснымъ, войдетъ въ наша сердца, дышащія любовью къ Нему: «аще кто любитъ Мя, слово Мое соблюдаетъ: и Отецъ Мой возлюбитъ его и къ нему пріидема, и обитель у него сотворима» (Іоан. 14, 23); «се стою при дверехъ и толку: аще кто услышитъ гласъ Мой, и отверзетъ двери, вниду къ нему, и вечеряю съ нимъ, и той со Мною» (Апок. 3, 20). И силою пребывающаго въ насъ Христа мы можемъ побѣдить всѣ препятствія на пути нашего христіанскаго совершенствованія; предъ силой любви – ничто тѣ козни и преграды, которыя устрояются намъ сынами діавола, отвергшими Спасителя и ходящими во тьмѣ и грѣхѣ. Ап. любви св. Іоаннъ Богословъ такъ говоритъ объ этомъ христіанамъ, «вы отъ Бога есте чадца, и побѣдисте тѣхъ: яко болій есть, Иже въ васъ, нежели иже въ мірѣ... всякъ рожденный отъ Бога побѣждаетъ міръ: и сія есть побѣда побѣдившая міръ, вѣра наша» (1 Іоан. 4, 4; 5, 4). Да, вѣра Христова воистину есть побѣда, побѣдившая міръ. Она спасла языческій міръ отъ конечной его гибели и растлѣнія, она умиротворяетъ сердца, возвышаетъ достоинство человѣка, ведетъ его къ истиннымъ и неложнымъ цѣлямъ, она даетъ ему чувствовать невыразимую сладость общенія съ Источникомъ жизни и свѣта – Христомъ Спасителемъ, она учитъ любви къ Богу и людямъ, ко врагамъ, любви до самоотверженія и смерти. Слабъ и немощенъ человѣкъ самъ по себѣ, но во Христѣ онъ становится новою тварью, соединяясь съ Нимъ, получаетъ возможность приносить «плодъ многъ». Св. ап. Павелъ, ощущая въ себѣ присутстіе благодати Христовой, могъ съ дерзновеніемъ сказать о себѣ: «вся могу о укрѣпляющемъ мя Іисусѣ Христѣ» (Фил. 4, 13). Но такого дерзновенія такой высоты духовной силы и мощи человѣкъ достигаетъ чрезъ борьбу съ грѣхомъ, чрезъ воспитаніе воли своей въ подвигахъ добродѣланія. И первое условіе для возростанія въ добрѣ, для преуспѣянія въ жизни христіанской есть отреченіе отъ своего грѣховнаго прошлаго, соучастіе въ страданіяхъ Христовыхъ за истину доброй жизни. И твердо должны мы стоять на пути христіанской жизни, ибо эта чистая и святая жизнь куплена дорогою цѣною. Истинно христіанская жизнь есть непрестанное восхожденіе отъ силы въ силу, отъ одной ступени совершенства къ другой; истинному христіанину должны быть чужды сдѣлки съ совѣстью, остановки на пути своего совершенствованія, а тѣмъ болѣе паденіе съ достигнутой ступени совершенства: «никтоже возложъ руку свою на рало, и зря вспять, управленъ есть въ царствіи Божіи» (Лук. 9, 62). Но не отвергаетъ Господь отъ Себя и уклоняющихся отъ Его св. заповѣдей, а всегда готовъ принять падшаго и приносящаго Ему искреннее покаяніе. «Іисусъ Христосъ вчера и днесь, тойже и во вѣки» (Евр. 13, 8). И теперь Онъ готовъ принять всякаго припадающаго съ искреннею мольбою и слезами къ Его пречистому тѣлу.

Воспользуемся, настоящими великими и страшными днями. Св. Церковь, не ограничиваясь простымъ напоминаніемъ о страстяхъ Христовыхъ, представляетъ теперь нашему взору и самый видъ ихъ: она показываетъ вѣнецъ терновый и ребра прободенныя, и живоносный Христовъ гробь. Безъ сомнѣнія, Св. Церковь хочетъ этимъ возможно глубже запечатлѣть въ нашей душѣ образъ распятаго Господа. Она заботится о томъ, чтобы мы не умомъ только усвоили великое голгоѳское событіе, но прочувствовали его своимъ сердцемъ, восприняли всѣмъ своимъ существомъ. Св. Церковь желаетъ, чтобы образъ Распятаго Господа, нынѣ зримый нами, былъ непрестанно предъ нашимъ взоромъ, и чтобы божественное сіяніе его всегда освѣщало наши помыслы, наши желанія и всѣ пути нашей жизни. Она желаетъ, чтобы видъ Божественнаго Страдальца лучше напоминалъ намъ о той дорогой цѣнѣ, какою куплена намъ чистая и святая жизнь. Вмѣстѣ съ тѣмъ она желаетъ, чтобы видъ Христа, подъявшаго на Себя крестъ ради спасенія нашего, сильнѣе побудилъ насъ къ терпѣливому несенію того креста, который возлагается на каждаго изъ насъ званіемъ христіанина. Укрѣпимся же на «предлежащій намъ подвигъ» (Евр. 12, 1). Тогда свѣтлое Христово воскресеніе воистину будетъ для насъ свѣтлымъ и радостнымъ. Ибо человѣку, коснѣющему во грѣхѣ, пребывающему въ ненависти къ ближнимъ чужды и недоступны чистыя духовныя радости. Только человѣку съ чистымъ любящимъ сердцемъ, пребывающему въ мирѣ съ Богомъ и ближними, доступна чистая, духовная радость, только такому человѣку открывается свѣтлый, кроткій ликъ Спасителя. Св. ап. Павелъ говоритъ: «миръ имѣйте и святыню со всѣми, ихже кромѣ никтоже узритъ Господа» (Евр. 12, 14). Углубимся же въ себя, въ сердца свои, предъ лицемъ Господа провѣримъ нашъ внутренній духовный міръ, и если въ сердцѣ нашемъ окажется гнѣздящейся злоба и ненависть, то поспѣшимъ исторгнуть ее оттуда, поспѣшимъ примириться другъ съ другомъ, ибо все злобное, ненавистное должно смолкнуть теперь, при откровеніи дивной любви Божіей. Будемъ искренне скорбѣть и плакать о нашей грѣховности, твердо намѣреваясь впредь жить по св. волѣ Божіей, и тогда Господь исполнитъ сердца наши чистою неземною радостью. И сколь горестно сердцу нашему теперь, при видѣ Спасителя, почивающаго во гробѣ, при воспоминаніи о неизмѣримо тяжкихъ прегрѣшеніяхъ нашихъ, возведшихъ Его на Крестъ, столь же радостно будетъ сердцу нашему, очищенному покаяніемъ, умиротворенному, въ свѣтлый день воскресенія Христова. Покаемся, приготовимся къ великому, духовному торжеству и въ чистотѣ и мирѣ сердца съ дерзновеніемъ возглаголемъ вмѣстѣ съ тайнозрителемъ св. Іоанномъ Богословомъ въ Господу Спасителю: «ей, гряди, Господи Іисусе» (Ап. 22, 20).

 

С. К. Д А.

 

«Извѣстія по Казанской епархіи». 1915. № 7. Отд. Неофф. C. 435-447.

 

[1] Размышленіе о спасительной силѣ Христовыхъ страстей. Еп. Антоній (Храповицкій). Церковный Вѣстникъ. 1890 г. № 13.

[2] Ф. Шаффъ. Iисусъ Христосъ чудо исторіи. Перев. съ нѣмецкаго. Спб. 1874 г., стр. 52.

[3] Совершилось. Церковный Вѣстникъ, 1895 г. № 12.

[4] На Голгоѳѣ. Архиманд. Меѳодій. Церковный Вѣстникъ. 1893 г. № 14.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: