«Пора исправиться, пора покаяться и отстать отъ грѣха» (Одна изъ неизданный проповѣдей святителя Тихона Задонскаго).

Нижеслѣдующее слово, вышедшее изъ-подъ пера знаменитаго святителя Русской церкви, не вошло въ составъ полнаго собранія твореній святителя Тихоиа Задонскаго (М. 1875, въ 5 томахъ). Въ своемъ задонскомъ уединеніи отдавшись дѣламъ человѣколюбія и заботамъ о христіанскомъ просвѣщеніи ближнихъ, святитель Тихонъ, между прочимъ, какъ извѣстно, составлялъ пο-временамъ нравоучительныя краткія слова и обыкновенно заставлялъ прочитывать эти слова въ монастырской церкви собиравшемуся по воскреснымъ и праздничнымъ днямъ народу. Весьма вѣроятно, что также и это слово было только написано архипастыремъ, произнесено-же было съ каѳедры церковной кѣмъ-либо другимъ, по порученію преосвященнаго автора. Слово могло быть составлено ок. 1770 г. Ред.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь.

Нечувственъ, нетокмо не разумивъ и несмысленъ, кто не чувствуетъ и не примѣчаетъ въ нынѣшнее время наказаній Божіихъ на отечествѣ нашемъ. Прешедшая прусская война сколько отечеству нашему учинила траты, сколько тысячей людей пожерла, сколько вычерпала общей казны, сколько оставила осиротѣвшихъ дѣтей, сколько вдовствующихъ женъ, сколько плачущихъ отцовъ и матерей! Да и вси не безъ сожалѣнія и воздыханій поминаемъ бѣдствіе тое! Но не успѣли оплакать бѣды той, вотъ – другая бѣда наступила и, какъ начавшуюся заживать рану, болѣзнь сердца нашего возобновила. Оттоманская Порта, безбожный султанъ и всего христіанства присяжный врагъ съ своимъ беззаконнымъ полчищемъ наступилъ, – наступилъ безъ всякой нашей вины, какъ о томъ манифестъ гласитъ. Предъ нимъ мы не виноваты, но предъ Богомъ виноваты. Грѣхи наши насъ наказуютъ, грѣхи наши подымаютъ оружіе его на насъ. Кого отъ насъ не трогалъ страхъ его, когда началась война? Не политикъ и бусорманъ и безбожникъ есть: не знаетъ общихъ народныхъ правъ; не знаетъ милости и сожалѣнія; ни старыхъ ни молодыхъ, ни юношъ, ни младенцовъ не щадитъ; все рубитъ и жжетъ и въ плѣнъ отводитъ. Но и нынѣ, хотя Богъ по непобѣдимой Своей благости и милосердію не отдалъ насъ въ руки нечестиваго, но побораетъ по насъ; однакожъ, понеже нѣтъ въ насъ исправленія и должнаго Ему благодаренія, то опасно, чтобы не отнялъ отъ насъ сея милости Своея отъ насъ. Сей страхъ хотя всѣхъ насъ трогаетъ, яко видимъ братію нашу любезную противу пуль, огня и оружія его идущихъ, и за насъ стоящихъ, подвизающихся не безъ урону: однакожъ отцы, матери, дѣти, жены и други ихъ въ непрестанномъ страхѣ, печали и воздыханіи находятся. Родители сѣтуютъ и говорятъ: живъли то нашъ сынъ? жены говорятъ: живъ-ли то мой мужъ? дѣти о отцахъ своихъ воздыхаютъ и сѣтуютъ: живъ, де, нашъ батюшка или не раненъ-ли? Такъ и всѣхъ насъ таяжъ печаль трогаетъ: что-то дѣлается въ нашей арміи? Словомъ сказать, все отечество воздыхаетъ и сѣтуетъ. Рекрутскіе наборы выводятъ юность; казна общая истощается; собраніе провіянта оставляетъ крестьянъ скудными; плачь, рыданіе и вопль постигаетъ отцовъ, матерей, женъ, дѣтей, при разлученіи вземлемыхъ въ военную службу и отходящихъ противу иноплеленническихъ пуль, ядеръ, мечей и прочего оружія. Къ сему бѣдствію другія прибавляются: недороды хлѣба во всемъ почти отечествѣ; частые пожары слышатся; тамо города, индѣ села, въ иномъ мѣстѣ деревни отъ огня поядаются. Мало я коснулся о публичныхъ бѣдствіяхъ: болѣе знаютъ правители отечества.

Послушайте теперь, за что бѣды сіи на насъ посылаются отъ Бога. Грѣхи наши и беззаконія наша наказуютъ насъ. Грѣхи наша вопіютъ на насъ къ Богу на небо и низводятъ казни сія на насъ. Благъ Господь и Милостивъ, но за грѣхи наша убѣждается посылать казни на насъ.

За грѣхъ сатана яко молнія съ небесе спалъ и вѣчному осужденію преданъ.

За грѣхъ прародители наша изъ рая выгнаны и всякому бѣдствію подпали.

За грѣхи первый міръ ужаснымъ потопомъ показненъ.

За грѣхи Содома и Гоморра со окрестными градами огнемъ и жупеломъ пожжены.

За грѣхи Фараонъ ожесточенный со всѣмъ воинствомъ въ морѣ погрязнулъ.

За грѣхъ Даѳанъ и Авиронъ съ сонмомъ своимъ живы землею пожерты.

За грѣхи многія тысящи людей Іизраилевыхъ въ пустыни поражены, какъ о томъ книги Моѵсеовы свидѣтельствуютъ.

За грѣхи сыны Іизраилевы, пришедшіе въ землю обѣтованную, многажды въ работу, въ плѣнъ предаваны были.

Тако грѣхи человѣческіе къ Богу на небо вопіютъ и низводятъ казни.

Посмотримъ нынѣ на насъ, за что мы бѣдствія пріемлемъ? Посмотримъ, кто мы? какой мы вѣры? Храмы Божія и на нихъ кресты, хожденія въ храмы тыя, призыванія имене Божія и исповѣданіе имене Христова показуютъ, что мы – христіане. Ахъ, христіане и родъ избранъ, царское священіе, языкъ святъ, люди обновленія, проповѣдуетъ апостолъ Петръ! (1 Петр. гл. 1). Чада Божія христіане; раби Бога вышняго христіане; высокое, любезное, почтенное, превознесенное, не земное, но небесное благородіе христіане! Какая ихъ должность? Бога Единаго знать, въ Единую Святую Троицу, Отца и Сына и Святаго Духа вѣровать: вѣрою и правдою Ему служить, работать, искреннее показывать послушаніе, другъ друга любить, другъ другу пособствовать, отъ всякія неправды удаляться и жить такъ между собою, какъ любезный други и братія живутъ. Ахъ, любезное дружество христіанское житіе! Что добро или что красно, какъ жити братіи вкупѣ? На такое Богъ Отецъ небесный житіе съ высоты смотритъ и радуется о немъ. Таковыи были прежній христіане, у которыхъ душа и сердце было едино. Посмотримъ, суть-ли у насъ сіи истиннаго христіанства примѣты? Посмотримъ перво на тыхъ, который какъ бози судъ Божій судятъ, которые должны слезы плачущихъ отирать, обидимыхъ защищать, обидящихъ смирять, лица въ судѣ не пріимать, неправду искоренять, правду какъ зѣницу ока хранить. Думаю, что многій здѣ отъ собравшихся были въ судебныхъ мѣстахъ ради своихъ нуждъ и потому знаете, такъ-ли тамо дѣлается. А я отъ всѣхъ бывшихъ въ судѣ все иное слышу; вси говорятъ: къ суду, де, безъ денегъ не ходи, ничего не сыщешь. Какъ такъ? будто безъ денегъ ничего не сыскать? Такъ, де, подлинно. Да вѣдь тамо христіане засѣдаютъ, къ тому-жъ присягали, евангеліе и крестъ Христовъ цѣловали, Вышняго именемъ клялись, Бога праведнаго и Сердцевѣдца въ свидѣтели призывали, что будутъ крѣпко правду хранить: на что-жъ туды деньги нести? И это, де, правда, что они присягали, но и то правда, что безъ денегъ суда не сыщешь. Вѣдь деньги только нужны на торгу, гдѣ хочемъ купить что? Когда, де, не вѣришь, отвѣдай, пойди безъ денегъ къ суду и самымъ дѣломъ узнаешь. Такъ поэтому торгъ дѣлается тамо; судебныя мѣста корчемницами сдѣлались; судіи деньги сбираютъ, а не судятъ; мамона голосъ издаетъ, гдѣ правда должна гласить: правда потоптана и выгнана вонъ! Жалостное и страшное дѣло, что христіане правду попрали. Мамона сѣдитъ на судѣ, какъ идолъ, и голосъ свой издаетъ. Увы, бѣда: мамона судитъ! Плача и рыданія достойное дѣло: у христіанъ мамона на судѣ сѣдитъ! Злые злѣйшими дѣлаются: начальники свирѣпѣютъ; разбои, хищенія и воровства вездѣ умножаются; обидимые болѣе обиждаются; бѣдные горько рыдаютъ, вдовицы и сироты обливаются слезами и вопіютъ на небо и вопіянія ихъ во уши Господа Саваоѳа входятъ и всенародную казнь наводятъ. Молчи, молчи, правда! нѣтъ тебѣ въ судахъ мѣста: здѣ сребро и злато звенитъ; мамона почитается. Бѣдное и плачевное состояніе наше, о сынове отечества! До чего мы дожили! Гдѣ намъ суда искать? Богъ отмщеній Господь, Богъ отмщеній не обинулся есть. Вознесися, Судяй земли; воздаждь воздаяніе гордымъ. Доколѣ грѣшницы, Господи, доколѣ грѣшницы восхвалятся, проповѣщаютъ и возглаголютъ неправду, возглаголютъ вси дѣлающій беззаконіе? Люди твоя, Господи, смириша и достояніе твое озлобиша; вдовицу и сира умориша, и пришельца убиша, и рѣша: не узритъ Господь, ниже уразумѣетъ Богъ Іаковль. Разумѣйте же, безумніи въ людяхъ, и буіи нѣкогда умудритеся. Насаждей ухо не слышитъ-ли? или Создавый око не сматряетъ-ли? Будетъ, слышатели, всѣмъ свое, судящимъ и судимымъ, обидящимъ и обидимымъ. Богъ – Судія праведный, все знаетъ и Самъ будетъ всѣмъ судить. Между тѣмъ послушайте повѣсти о судѣ, которую я самъ слышалъ.

Россійской нашъ купецъ во время мира обижденъ былъ въ Константинополѣ отъ турки. Обижденный принужденъ былъ искать совѣта у грека, какъ единовѣрнаго, гдѣ сыскать судъ на обидѣвшаго? Грекъ указалъ ему дорогу: иди, де, къ визиру, то есть главному судіи ихъ. Пошелъ россіянинъ, по совѣту грека, просилъ суда у визира. Визиръ черезъ толмача велѣлъ у него спросить; какъ, де, тебѣ судить, по-россійски, или по-турецки? Россіянинъ просилъ: суди, де, мене по-россійски. Отвѣтъ тотчасъ россіянинъ отъ визира получилъ: пріиди, де, заутра. Пришолъ россіянинъ на другой день; паки сказано ему: пріиди завтро. И сколько разъ ни приходилъ бѣдный россіянинъ, всегда ему отвѣщано было: или завтро пріиди, или отъѣхалъ визиръ, или недосугъ или иное что представлялось ему подобное симъ. Скучивши россіянинъ отъ волокиты, паки къ греку пришелъ и сказалъ: какъ, де, ты мнѣ говорилъ, что турки скоро судъ отправляютъ, а вотъ, де, сколько времени волочился я и не могъ сыскать суда. Грекъ къ россіянину сказалъ: нѣтъ, де, у турокъ такого обычая, чтобы волочить въ судѣ, они скоро рѣшатъ дѣло; – и притомъ спросилъ у россіянина: не спрашивалъ-ли у тебе визиръ чего, какъ ты просилъ суда у него? Россіянинъ спомнилъ о спросѣ визировомъ: спрашивалъ, де, какимъ тебе судомъ судить, россійскимъ или турецкимъ? Грекъ къ россіянину: какъ, де, ты визиру отвѣчалъ? Россіянинъ греку: я, де, просилъ его, чтобы мене судилъ по-русски. Грекъ россіянину сиѣючиеь отвѣщалъ: вотъ, де, онъ тебе по-русски и судитъ; они, де, съ васъ смѣются: они, де, знаютъ, что у васъ въ судѣ волочатъ, завтріемъ кормятъ и поклоновъ ожидаютъ. Россіянинъ у грека паки совѣта просилъ: что-жъ, де, мнѣ дѣлать? Грекъ ему: иди, де, и ищи случая и проси, чтобы судилъ по-турецки Послушалъ россіянинъ, пошолъ, сыскалъ случай и закричалъ къ визиру, ѣдущему изъ двора своего: суди, де, мене пожалуй по-турецки. Визиръ черезъ толмача выразумѣвъ прошеніе его отвѣщалъ: а, по-турецки, де, хочешь судитися? тотчасъ все будетъ! Тотчасъ приказалъ сыскать обидѣвшаго и исправилъ все: удовольствовалъ обижденнаго, наказалъ обидѣвшаго и притомъ сказалъ россіянину: вы, де, называете насъ бусорманами[1], – вы, де, бусорманы, а не мы; у васъ, де, суды волочатъ и продаютъ, а у насъ вотъ какъ скоро судятъ и правду хранятъ. Стыдно, слышатели, намъ слышать сіе: отечеству срамъ; стыдно и писать и говорить, но нужно, когда безбожники не страшатся дѣлать того, что великій вредъ отечеству чинитъ. Христіане судіи, постыдитеся, покрыйте лица своя! Махометане съ насъ христіанъ смѣются! Смѣются, да въ правду. Кто не вѣритъ сему, пойди къ суду безъ денегъ и узнаешь. Имя Христово въ насъ хулится, хулится Христосъ, – ужаснитеся, – Христосъ, который кровь Свою изліядъ и будетъ строго судить хульниковъ и вѣчному огню предастъ.

Вси, слышатели, воздыхаемъ о семъ злѣ и плачемъ. Такъ оно вкоренилося, что ни Божія суда, ни монаршаго – безбожники не боятся; стыдъ человѣческій потеряли, правду потоптали; законъ Божій и Законадателя презрѣли, о воздыханіи, плачѣ и слезахъ вдовицъ, сирыхъ и бѣдныхъ не радятъ; разбойниковъ и воровъ искореняютъ, но сами первѣйшіе воры; указы пишутъ, а первыи ихъ разорители. Умножается зло: меньшыи отъ большихъ и низшыи отъ вышшихъ учатся и поучаются на зло. И въ семъ, слышатели, гнѣвъ Божій на насъ, что такихъ судей имѣемъ. Пощади насъ, Господи Боже Іизраилевъ, возврати плѣненіе наше!

Слышали вы о злѣ единомъ: еще другое предложу вамъ. Многіе господа, которые вотчины имѣютъ, такъ своихъ слугъ и крестьянъ содержатъ, какъ скотовъ и псовъ, или паче хуже (не касаюсь здѣ честныхъ и знающихъ свое благородіе). Отъ крестьянъ хлѣбъ, одежду и все получаютъ, а ихъ самыхъ гладныхъ и полунагихъ оставляютъ. А на что? Заводятъ богатые домы, пруды, сады, кони, кареты, убираютъ богатые столы, украшаютъ женъ и дочерей, какъ подобіе храма, заготовляютъ имъ богатое приданое и сынамъ наслѣдіе. Сожалѣнія достойное дѣло! Бѣдный крестьянинъ работаетъ, трудится, бьется день и ночь, покоя не имѣетъ: а въ рукахъ. нѣтъ ничего, въ утробѣ пусто, на спинѣ голо. Жена и дѣти плачутъ, просятъ ѣсть, а дать нечего: единъ господинъ, какъ живый истуканъ, все пожираетъ. Мучительское и безчеловѣчное дѣло! Богъ съ небесе на сіе безчеловѣчіе смотритъ, смотритъ и на слезы бѣдныхъ, и воздыханія ихъ слышитъ. Долготерпите, братіе моя, до пришествія Господня, увѣщеваетъ васъ апостолъ Христовъ. О, бѣдный и обнаженніи! скоро будетъ всѣмъ конецъ: станете вы и господа ваши предъ праведнымъ Судіею Христомъ; не будетъ тамо лицепріятія: господинъ и рабъ его въ равномъ достоинствѣ. Возжелаетъ и господинъ съ рабомъ стать въ единомъ мѣстѣ, но не сподобится. Скажется и господину, что отъ Авраама сказано богатому: (Лук. гл. 16.) чадо, помяни, яко воспріялъ еси благая въ животѣ твоемъ и рабъ твой такожде злая; нынѣ же здѣ утѣшается, ты же страждеши!

Молчу я здѣсь о тиранствѣ и мучительствѣ нѣкоторыхъ, которые такъ наказываютъ слугъ и крестьянъ своихъ, что не скоро на ноги наказанный станетъ и исправится. Видно, что таковыи или на своей спинѣ не отвѣдовали, что то плети и батоги, не наказываны были отъ отцовъ своихъ, когда росли, но какъ жерепчики нѣжены были, – или думаютъ, что они сами мягкую и болѣзнь чувствующую, а крестьяне и слуги ихъ желѣзную плоть имѣютъ, или изъ людей въ дикихъ звѣрей претворилися, которые всѣхъ терзаютъ и человѣческую піютъ кровь[2].

Что въ чиновныхъ, то и въ подлыхъ дѣлается. Вездѣ неправда умножилась, правда весьма оскудѣла. Бѣдное и плачевное состояніе: ложь и обманъ, на языкѣ, лукавство и хитрость бѣсовская въ сердцѣ. Другъ на друга жалятся, а вси виноваты. Другъ друга опасаются, чтобы не обмануться, другъ отъ друга боятся воровста и хищенія, а вси другъ друга хотятъ обмануть и окрасть. Положи просто и безъ сохраненія добро: узнаешь, правду-ли говорю. На что замыкать клѣти и амбары, на что укрѣплять запорами и замками, на что приставлять сторожей, когда-бы воровъ не было? Не говорю о сребрѣ и златѣ, которое многихъ прельщаетъ глаза; не говорю о прочіихъ, по мнѣнію людскому, дорогихъ вещахъ: сѣну и соломѣ не спущаютъ. А вси вкругъ христіане живутъ, вси крестятся, Христа исповѣдуютъ, въ церковь приходятъ и свѣчи приносятъ. Бѣдное и плача достойное наше христіанство! Хужшіе языческихъ нравовъ нравы вошли въ насъ. Язычники честные хищенія, воровства, лукавства и прочихъ беззаконій берегутся, а христіане на тыя безстрашно дерзаютъ. Богъ нашъ на сія дѣла наша съ небесе смотритъ и беззаконія наша къ Нему на небо вопіютъ на насъ.

И такъ, видите, слышатели, каковы мы предъ чистѣйшими очами Божіими находимся. Турки, бусорманы смѣются за суды наша съ насъ; отъ язычниковъ остались мы житіемъ и нравами своими; далеко мы отступили отъ христіанства истиннаго! Вмѣсто воли Божіей свои прихоти исполняемъ мы: лежитъ законъ Божій попранъ. Вмѣсто Христа, искупившаго насъ кровію Своею, мамонѣ работаемъ: любовь и правда выгнана вонъ; вражда, злоба, лесть, обманъ, лукавство, хитрость, неправда, хищеніе, воровство, пьянство и прочая бѣсовская изобрѣтенія поселились. Сія на насъ бѣдствіе всякое наводятъ; беззаконія наша наказуютъ насъ и грѣхи наша противу стали намъ. Мало намъ, – надобно истину признать, – мало намъ сего наказанія: не того мы достойни. Не по беззаконіямъ нашимъ творитъ съ нами Господь нашъ, ни по грѣхомъ нашимъ воздаетъ намъ. Наказуетъ насъ и милуетъ. Слава непобѣдимому Его къ намъ милосердію! А симъ ожидаетъ отъ насъ исправленія: а когда не будетъ того, надобно ожидать большаго наказанія, большихъ бѣдъ, окружающихъ насъ. Сего ради время сотворити Господеви: пора исправиться, пора покаяться и отстать отъ грѣха. Каяться будемъ, да не во-время, когда нынѣ не покаемся. Слѣдуетъ еще всякому смерть; слѣдуетъ предстати судищу Христову, да кождо пріиметъ, яже съ тѣломъ содѣла, или блага или зла. – Священницы, стада Христова хранители и пастыри! что вы дремлете, когда души христіанскій, кровію Христовою искупленніи, погибаютъ? Страшный вамъ слѣдуетъ отвѣтъ дать Пастыреначальнику Христу, когда сядетъ на престолѣ славы Своея: до послѣдней души взыщетъ отъ васъ Господь нашъ; отъ рукъ вашихъ погибели ихъ взыщетъ. Какій васъ тогда страхъ и ужасъ обыметъ! Горе, горе нерадивымъ іереемъ! Читайте святое слово сами – и увидите слѣдующую вамъ бѣду. – Судіи! помяните присягу вашу, помяните, что вы обѣщались дѣлать, когда клялись именемъ всемогущаго Бога, свидѣтеля Его совѣсти вашей призывали, евангеліе святое и крестъ честный цѣловали, что имѣете правду, какъ зѣницу ока, хранить, правосудіе чинить, лица не пріимать въ судѣ, какъ законъ Божій учитъ, права и указы монаршій повелѣваютъ поступать. Помяните, что вы око есте государства, столпи отечества, искоренители злодѣянія, насадители правды, вожди ко всякому добру; на васъ вси смотрятъ: что дѣлаете вы, тое и сами тщатся дѣлать; къ вамъ вдовицы, сироты, бѣдный, убогій простираютъ руцѣ и ожидаютъ милости, защищенія отъ нахальниковъ и своевольныхъ людей. Помяните, что указы пишете сами, которыми запрещается всякое злодѣяніе. Вѣруйте, что Богъ невидимо на ваши суды смотритъ. Богъ ста въ сонмѣ боговъ, посредѣ-же боги разсудитъ. Доколѣ судите неправду и лица грѣшниковъ пріемлите? судите сиру и убогу; смиренна и нища оправдайте; измите нища и убога, изъ руки грѣшничи избавите его, глаголетъ вамъ Богъ (Пс. 81). Вѣруйте, что Тойжде Богъ Самъ будетъ судить васъ по всей Своей строгости, за каждое дѣло неправедно сдѣланное вами истяжетъ васъ. Блаженъ, кто очувствуется; окаяненъ и весьма бѣденъ, кто ожесточившись пребудетъ въ злобѣ своей! Страшно грозитъ Богъ судіямъ неправеднымъ и мздоимцамъ на многихъ святаго Своего слова мѣстахъ. – Господа! помяните, что слуги и крестьяне ваши вамъ братія суть. Христосъ сынъ Божій, Царь и Господь всѣхъ, называетъ вѣрныхъ братіею Своею: вамъ-ли стыдно человѣкамъ и грѣшникамъ называть и имѣть своихъ слугъ и крестьянъ, какъ братію? Когда они вамъ братія, почто ихъ хуже псовъ своихъ имѣете? Когда вы не имѣете и не хощете ихъ имѣть, какъ братію, то и отъ сообщенія вѣрныхъ отлучаете себе, ибо вси вѣрніи о Христѣ Іисусѣ суть братія, и братія крѣпчайшимъ любве связани, нежели братія родніи по плоти. Когда вы сего не чувствуете, то крайнее имѣете невѣдѣніе и ослѣпленіе; когда чувствуете и не дѣлаете, то ожесточенное имѣете сердце. Хотятъ и крестьяне ваши питаться, одѣваться, упокоеваться, какъ и вы; такую-жъ плоть и душу имѣютъ, какъ и вы. Помяните сія и очувствуйтеся, пока время не ушло. – Раби и крестьяне! послушайте и вы господъ своихъ во всемъ, что они вамъ приказуютъ; да слушайте въ томъ, что не противно Богу приказуютъ: иначе Богу подобаетъ повиноватися, а не человѣкомъ. – Вси христіане! помяните обѣщанія своя, которыя вы учинили на крещеніи. Помяните, како плевали на сатану и дѣла его: почто-жъ паки къ нему обращаетеся? Льстецъ онъ и губитель есть: погубитъ, хотя и ласкаетъ до времене. Помяните, како обѣщались Христу работать: почто-жъ отъ Него отвращаться беззаконными дѣлами? Помяните, како за грѣхи наши Христосъ посмѣянъ, оплеванъ, біенъ, раненъ, связанъ, судимъ, безчещенъ, мученъ и распятъ былъ, како между двума злодѣями нагъ повѣшенъ былъ. Еще-ли грѣхъ намъ пріятенъ и любъ, за который Христосъ Сынъ Божій такъ горькую страданія чашу испилъ? Вѣруйте, что Тойжде Сынъ Божій будетъ судить, и воздастъ комужде по дѣломъ его. За слово, дѣло и помышленіе худое судить будетъ. Вѣруйте, что есть и будетъ мука вѣчная грѣшникамъ. Огнь вѣчный, какъ дрова, будетъ палить грѣшниковъ; будетъ жечь, но никогда не сожжетъ; возжелаютъ, люди смерти, но никогда не умрутъ. Горе, горе не кающимся: судъ Божій и гнѣвъ Божій грядетъ на нихъ! Вѣруйте, что будетъ и царство небесное, въ которомъ праведники и кающійся возлягутъ со Авраамомъ, Исаакомъ и Іаковомъ, и хвалити будутъ Бога во вѣки вѣковъ. Аминь.

 

Евгеній Михайловичъ Прилежаевъ. Одна изъ неизданный проповѣдей святителя Тихона Задонскаго. // «Христіанское Чтеніе». 1878. Ч. 2. № 9-10. С. 413-420.

 

[1] Басурманъ, басурманинъ (искаженное отъ «мусульманинъ») – обозначеніе человѣка иной (нехристіанской) вѣры – неправославный, иновѣрецъ, иноземецъ. – ред.

[2] Извѣстно изъ жизнеописанія Святителя, что онъ со слезами молился Господу Богу о прекращены когда-либо крѣпостнаго крестьянская ига. Знаменательно, что открытіе св. мощей Святителя послѣдовало вь годъ освобожденія крестъянъ отъ крѣпостной зависимости. – ред.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: