Протоіерей Павелъ Лахостскій – НОВЫЕ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКИ.

«Агнца Божія проповѣдавше, и заклани бывше, яко же агнцы»...

Эти слова трогательнаго заупокойнаго пѣснопѣнія вполнѣ приложимы къ тѣмъ современнымъ намъ мученикамъ за Вѣру и Церковь Православную, молитвенную память о которыхъ мы творимъ нынѣ.

Безпримѣрное, еще небывалое въ тысячелѣтней почти исторіи нашей Русской Церкви, время переживаемъ мы, и это тяжелое время нависло надъ нами такъ быстро, такъ неожиданно, что мы совсѣмъ къ нему не подготовились. Можно ли было полтора года тому назадъ подумать, что скоро наступитъ открытое, все усиливающееся, гоненіе на Церковь нашу и, по первому внѣшнему наблюденію, отъ своихъ же, отъ тѣхъ, въ видѣ на жительство которыхъ еще не стерлись или не вычеркнуты слова «вѣроисповѣданія православнаго?».

Почти по всей Россіи совершается оскверненіе храмовъ и поруганіе святынь, насильственное отнятіе церковнаго имущества – особенно у обителей – во всѣхъ его видахъ, начиная отъ зданій и денегъ, продолжая угодьями, лѣсами и полями и оканчивая послѣднимъ скуднымъ запасомъ хлѣба и картофеля, такъ что иноки и инокини обрекаются на голодную смерть. Отнимаются помѣщенія духовно-учебныхъ заведеній и разныхъ другихъ учрежденій духовнаго вѣдомства, наконецъ, звѣрски разстрѣливаются священнослужители, часто безъ всякаго не только суда, хотя бы для видимости ихъ виновности, но и безъ предъявленія къ нимъ какого бы то ни было обвиненія, – только за то, что они – служители Церкви Православной, провозвѣстники Христовой истины. Во-истину: «Агнца Божія проповѣдавше и заклани бывше, яко же агнцы». И число этихъ невинныхъ жертвъ, кровь которыхъ вопіетъ къ небу, съ каждымъ днемъ увеличивается, и не видно ему конца. Неудивительно, что существуетъ и все болѣе и болѣе распространяется мнѣніе, что приближается время второго пришествія Христова и Страшнаго Суда Его. Сроки Божіи отъ насъ сокрыты, но Спаситель учитъ насъ всегда быть готовыми встрѣтить Его, и тяжкія гоненія на Церковь и ея служителей особенно напоминаютъ намъ объ этомъ: «итакъ бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, въ который придетъ Сынъ Человѣческій» (Mѳ. XXV, 13). Бодрствуйте, прибавимъ мы, потому что не знаете, гдѣ и когда настигнетъ насъ съ вами смерть, всегда отъ человѣка недалекая, а нынѣ уже стоящая за плечами и готовая въ сей-же день скосить насъ своею острою косою. Нужно быть готовымъ каждому изъ насъ къ ежечасному собственному исходу изъ жизни. «Да будутъ же чресла наши препоясаны и свѣтильники горяще» (Лук. XII, 35).

Бодрствовали, очевидно, надъ собою тѣ, коихъ изъ нашей среды удостоилъ Господь вѣнца мученическаго. Многіе изъ нихъ убиты на своемъ посту, при исполненіи своихъ обязанностей, нѣкоторые – съ крестомъ въ рукахъ. Всѣ мы знаемъ, какъ предчувствовалъ свою близкую кончину священномученикъ Митрополитъ Владиміръ, какъ трогательно просто (такъ-же, какъ просто всегда и все онъ дѣлалъ) попрощался онъ, ведомый воистину, яко агнецъ на закланіе, со своими келейникомъ и швейцаромъ, не принявъ никакихъ мѣръ къ Своей защитѣ. Онъ ясно видѣлъ, что насталъ конецъ его временной жизни, но что значилъ для него этотъ конецъ, когда онъ былъ началомъ жизни вѣчной?

Такъ-же мужественно, съ полною сознательною готовностію отдать свою жизнь за Церковь Христову встрѣчали свою смерть и многіе изъ убитыхъ пастырей, какъ одинъ, невѣдомый пока по имени, пастырь Ставропольской епархіи, разстрѣлянный въ облаченіи съ крестомъ въ рукахъ на священной стражѣ своей, или какъ другой, прямо по совершеніи имъ литургіи, выведенный изъ храма и тутъ же у паперти разстрѣлянный (отецъ Михаилъ Чафрановъ, въ Севастополѣ). А третій, священникъ г. Переславля Залѣсскаго, о. Константинъ Снятиновскій, когда ведшіе его на разстрѣлъ красногвардейцы оттолкнули ставшую имъ на дорогѣ дочь о. Константина, умолявшую пощадить милаго папу, и пригрозили пристрѣлить и ее, сказалъ имъ: зачѣмъ же ее то стрѣлять? – самъ пошелъ за убійцами и былъ тотчасъ же разстрѣлянъ. А вотъ и еще потрясающая душу картина. Въ квартиру протоіерея г. Елабуги, Павла Александровича Дернова, врываются ночью 15 человѣкъ красногвардейцевъ и сначала уводятъ трехъ его сыновей. Черезъ нѣсколько минутъ уводятъ и отца. Производятъ въ квартирѣ обыскъ, не допуская никого изъ оставшихся близкихъ слѣдовать за арестованными, сопровождая обыскъ издѣвательствами и грабежомъ. На разсвѣтѣ разыскали трехъ юношей-сыновей: они сидѣли подъ арестомъ въ Исполнительномъ Комитетѣ, а о. Павла не могли, разыскать, да и нельзя было найти того, кого въ живыхъ уже не было. Двѣ женщины сообщили, что за городомъ у мельницы лежитъ трупъ убитаго священника. Жена почившаго, предчувствуя недоброе, поѣхала посмотрѣть трупъ, а навстрѣчу ей два солдата на розвальняхъ уже везутъ убитаго о. Павла. Его не отдали женѣ, а свезли въ усыпальницу, и не мало было хлопотъ, чтобы получить трупъ. Оказалось, что о. Павла разстрѣляли еще въ 5 час. утра, и хотѣли бросить въ прорубь, но увидавшіе это крестьяне не дали совершить этого поруганія надъ тѣломъ священномученика. Лишь въ 4 часа вечера привезли тѣло въ квартиру почившаго. Родные поѣхали къ арестованнымъ дѣтямъ и умоляли революціонный штабъ отпустить ихъ къ убитому отцу. Штабъ распорядился: «Напишите заявленіе, чтобы слѣдствіе надъ арестованными произвели внѣ очереди», и въ 7 час. вечера обѣщали разсмотрѣть его. Но бывшій тутъ же матросъ заявилъ: «никакихъ привиллегій, разбирать по очереди». Когда арестованные дѣти узнали, что отецъ ихъ убитъ, то одинъ изъ нихъ не выдержалъ и назвалъ красногвардейцевъ «душегубами». Этого было достаточно, чтобы всѣхъ троихъ вывели на край города, на пристань, и разстрѣляли.

Представьте же себѣ, яснѣе представьте эти живыя картины нашей ужасной дѣйствительности: и эту дѣвочку, ставшую на дорогѣ убійцамъ и умолявшую пощадить любимаго папу, и эту картину, когда въ домѣ достойнаго священнослужителя изъ доброй духовной семьи, извѣстной во всемъ краѣ, лежатъ рядомъ 4 трупа невинныхъ жертвъ, въ семьѣ главныхъ, – лежатъ долго безъ гробовъ, – представьте эту сначала оцѣпенѣвшую отъ горя и ужаса и не могущую въ оцѣпенѣніи пролить смягчающей душу слезы, а потомъ огласившую стонами и рыданіями весь домъ, жену-мать, и поставьте предъ собою вопросъ: не вопіетъ ли эта кровь убіенныхъ и эти рыданія оставшихся сиротъ къ небу, и не звучатъ ли намъ, еще живымъ, укоромъ: зачѣмъ вы не употребите всѣхъ силъ, почему вы не употребите всѣхъ средствъ, чтобы предотвратить впредь эти невинныя жертвы, чтобы не дать литься этимъ горькимъ слезамъ и раздаваться этимъ рыданіямъ, которыя будутъ слышны на всю Русь Православную? Но что же мы можемъ сдѣлать, что можемъ придумать, къ кому намъ обратиться съ жалобою на эти злодѣйства?

«Молитву пролію ко Господу, и Тому возвѣщу печали моя» – вотъ первая наша жалоба, вотъ первое обращеніе въ скорби, безъ котораго не можетъ обойтись православный христіанинъ (что мы теперь и совершаемъ), а затѣмъ онъ, какъ и во всѣхъ случаяхъ своей жизни, ищетъ наставленія и вразумленія у Того, по имени Кого и называется христіаниномъ, у Христа Спасителя, въ Его Святомъ Евангеліи. А нашъ Спаситель Самъ былъ распятъ на крестѣ, и въ послѣднія, предсмертныя минуты взывалъ со креста къ Отцу Своему, молясь за своихъ распинателей: «Отче, отпусти имъ, не вѣдятъ бо, что творятъ» (Лук. XXIII, 34). И мы тѣмъ, кои не вѣдаютъ, что творятъ, можемъ просить отпущенія, предать ихъ суду Божію и ждать, когда Самъ Господь разбудитъ въ нихъ усыпленную совѣсть. Но вѣдь есть и такіе среди современныхъ гонителей, которые не только отлично знаютъ, что они дѣлаютъ, но и руководятъ другими въ этомъ зломъ дѣлѣ. Что же предпринять по отношенію къ нимъ? Предоставить имъ проливать кровь и самимъ созерцать, какъ это дѣлается, молиться объ убитыхъ, плакать вмѣстѣ съ осиротѣвшими семьями и больше ничего? Нѣтъ, отцы и братіе. Если мы обратимся за наставленіемъ къ первымъ временамъ христіанства, къ эпохѣ первыхъ мучениковъ, и припомнимъ, что тогда дѣлали въ защиту гонимой Церкви, то прежде всего предъ нами выступаетъ цѣлая защитительная по отношенію къ гонимой Церкви литература, такъ называемая апологетическая. Въ ней цѣлый рядъ апологій-защитъ, которыя нарочито писались и подавались на суды, на коихъ обвинялись христіане, или вручались въ руки самимъ гонителямъ. Защитники христіанъ (какъ Тертулліанъ) и сами гонимые (какъ священномученикъ Игнатій Богоносецъ) обращались къ гонителямъ не только со словомъ защиты, но и со словомъ горькой для гонителей правды, со словомъ обвиненія и даже обличенія къ высшимъ властямъ. А вѣрующіе христіане окружали гонимыхъ своею любовію и сочувствіемъ, громко свидѣтельствуя о своемъ съ ними духовномъ единеніи, иногда выражали готовность раздѣлить участь страдальцевъ: такъ, шествіе священномученика Игнатія Богоносца изъ Антіохіи въ Римъ на страданія было побѣднымъ шествіемъ, духовнымъ торжествомъ. Эти уроки и намъ нужно примѣнить къ дѣлу, даже если бы намъ угрожали смертію, какъ Игнатію Богоносцу Император Траянъ.

Однако, все страшное, все ужасавщее, что сейчасъ среди насъ совершается, безъ сомнѣнія, попускается Промысломъ Божіимъ за грѣхи наш. Все совершается не безъ Его святой воли. И поскольку намъ позволительно проникать своимъ слабымъ умомъ въ смыслъ и значеніе грозныхъ событіи текущей жизни, знаменательна въ нихъ слѣдующая параллель. Мы собралисъ на Священный Соборъ, дабы благоустроить, или даже, какъ смѣло выражаются нѣкоторые, «обновить нашу церковную жизнь». И по милости Божіей, мы совершаемъ болѣе или менѣ безпрепятственно это благоустроеніе Церкви, работая надъ нимъ дружно, соединенными силами многихъ, – работаемъ напряженно съ утра до вечера уже не короткій срокъ. И совершили не мало важныхъ преобразованій Церкви, начиная съ возстановленія патріаршества, какъ теперь совершенно очевидно, столь православному народу любезнаго. Ясно, что дѣло благоустроенія жизни церковной – угодное Богу. Но «обновленіе» жизни Церкви придетъ только свыше отъ Главы Церкви. А Онъ, Спаситель нашъ, «стяжалъ Церковь честною Кровію Своею», на землѣ утвердилъ и украсилъ ее, «яко багряницею и виссономъ», кровію святыхъ мучениковъ. Очевидно и нынѣ Онъ Самъ, Всемогущій, увѣнчивая наше дѣло бдагоустроенія церковнаго, возрождаетъ и обновляетъ Церковь кровію новыхъ священномучениковъ и мучениковъ.

Смиримся же предъ Нимъ, покоримся Ему, рекшему на всѣ вѣка и всѣмъ своимъ ученикамъ: «безъ Мене не можете творити ничесоже» (Іоанн. XV, 5), а черезъ смиреніе и покорность Ему достигнемъ той силы, того дерзновеннаго упованія, которое оьъяло когда-то смиреннаго Апостола Павла: «вся могу, сказалъ онъ, о укрѣпляющемъ мя Іисусѣ» (Филипп. IV, 13). Найдемъ и мы мудрость и мужество противостать гонителямъ, ибо съ нами и за насъ будетъ Истина всепобѣждающая.

 

Слово на заупокойной литургіи по убіеннымъ за Вѣру и Церковь Православную, совершенной Святѣйшимъ Патріархомъ Тихономъ въ храмѣ Московской Духовной Семинаріи 31 марта 1918 г.

 

Протоіерей Павелъ Лахостскій.

 

«Прибавленія къ Церковнымъ Вѣдомостямъ». 1918. № 15-16. С. 501-505.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: