ЧТО ТАКОЕ ЧЕРВЬ НЕУМИРАЮЩІЙ?

Что это за червь? – И на этотъ вопросъ, какъ на вопросъ объ огнѣ геенскомъ, не находимъ прямаго отвѣта ни въ Писаніи, ни въ ученіи Церкви. Отстраняя мысль объ исключительно духовномъ пониманіи этого рода адскаго мученія, имѣющаго, по словамъ нѣкоторыхъ богослововъ, символическій смыслъ и обозначающаго терзанія совѣсти при воспоминаніи о гнусныхъ дѣлахъ, совершенныхъ въ этой жизни[1], богомудрые Отцы и Учители Церкви признаютъ буквальный смыслъ ученія о неумирающемъ червѣ, хотя и не объясняютъ, что это за червь. Такъ. напр.. св. Василій Великій въ словѣ «будущемъ судѣ» говорить: «вообрази себѣ червей родъ нѣкій ядовитый и плоти снѣдающій, который всегда ястъ и никогда насыщенъ быть не можетъ, нестерпимыя болѣзни угрызеніями своими причиняя»[2].

Имѣя за собою авторитетъ Отцовъ и Учителей Церкви, и мы признаемъ евангельское ученіе о неумирающемъ червѣ не символическимъ выраженіемъ угрызеній совѣсти, но ученіемъ буквально понимаемымъ. Желая придать своему убѣжденію возможную основательность, обратимся опять къ даннымъ, добытымъ наукою и дающимъ матеріалъ для уясненія евангельскаго ученія, предлагаемаго въ формѣ положительной Истины. Чѣмъ же наука даритъ насъ для разъясненія разсматриваемаго предмета?

У Катрфажа, напр., читаемъ: «большое число пузырчатыхъ червей живутъ въ кишечномъ каналѣ; тремадоты встрѣчаются почти во всѣхъ внутренностяхъ; пузырчатые глисты, кажется, предпочитаютъ самыя ткани, почему и встрѣчаются въ мышцахъ, центрѣ мозг»а и т. д.

«Мы видимъ, что всѣ эти и подобныя имъ животныя питаются и даже дышатъ на счетъ животнаго, въ которомъ обитаютъ. Всякое животное, имѣющее свойственное ему питаніе, свою температуру, свои собственныя жидкости, представляетъ вмѣстѣ съ симъ совокупность различныхъ условій, а потому и особенный міръ для гельминитовъ. Поэтому, эти чужеядныя существа должны распредѣляться сообразно ихъ натурѣ и не могутъ безъ различія жить во всѣхъ животныхъ. Наблюденіе подтверждаетъ эти теоретическія соображенія. Всякій родъ животнаго питаетъ ему лишь свойственнаго гельминита. Чтобы перечесть всѣхъ безъ исключенія чужеядныхъ, надо было бы разсмотрѣть всѣ творенія и перебрать всѣхъ животныхъ».

«Эти странныя животныя иногда миріадами наполнятъ внутренности и ткани, проникаютъ въ самую черепную часть и въ полость главнаго яблока[3].

Въ книгѣ: «Богъ въ природѣ, по Камиллу Фламмаріону», читаемъ: «жизнь разлита во всей природѣ, материкъ для нея слишкомъ тѣсенъ; она рвется во всѣ стороны; она населяелъ воды и неорганическое царство... Такимъ образомъ, эта сложная, непостижимая, разнообразная жизнь населяетъ животными каждую породу существъ и всякаго рода вещества... Знаемъ ли мы, сколько различныхъ родовъ животныхъ и растеній есть въ нашемъ тѣлѣ?».

«Со времени изобрѣтенія микроскопа, увидѣли, что паразиты живутъ въ нашей крови, въ нашемъ мясѣ, въ груди, въ зубахъ, въ ушахъ, подъ яблокомъ глаза, даже подъ сосочками носовыхъ нервовъ. Мы витаемъ и плотоядныхъ и травоядныхъ животныхъ; въ нашихъ венахъ плаваютъ прѣсноводныя рыбы, а въ артеріяхъ находятся такія, которыя живутъ только въ соленой водѣ... Незамѣтныя насѣкомыя проникаютъ въ наши легкія и разводятся тамъ цѣлыми поколѣніями. Вообще, сколько породъ животныхъ находится въ живыхъ органическихъ существахъ, такъ что они этого не замѣчаютъ! Одинъ философъ сказалъ, что каждая часть животнаго существа живетъ сама по себѣ, самостоятельною жизнью; теперь уже не считается большой смѣлостью сказать, что высшія животныя похожи на зданія, раздѣленныя на множество комнатъ, наполненныхъ множествомъ элементарныхъ животныхъ. Если это такъ, то въ природѣ все живетъ Не только воздухъ, но вода, летающія пылинки, органическіе и неорганическіе элементьт. все населено невидимою жизнью, существами подвергающимися тремъ метаморфозамъ; вездѣ мы видимъ ихъ въ той или другой формѣ, сообразно съ условіями температуры»[4].

Что говорится въ отихъ выпискахъ, не есть частное мнѣніе поименованныхъ авторовъ; они передаютъ результаты опытной науки, не перестающей все болѣе и болѣе постигать и уяснять міру тайны созданной Богомъ природы.

Какой же выводъ сдѣлаемъ мы изъ предложенныхъ виманію читателей данныхъ, пріобрѣтенныхъ наукою?

Если человѣческое тѣло, въ своихъ большихъ и малыхъ частяхъ, въ тканяхъ и мускулахъ, въ костяхъ и жидкостяхъ, есть совокупность неисчислимаго міра живыхъ сушествъ; то оно живетъ совокупною жизнью всѣхъ этихъ живыхъ существъ. Но какъ живыя, микроскопически малыя существа населяютъ не безразлично всякій живой организмъ высшаго питаго существа, но микроскопическія существа однихъ родовъ и видовъ живутъ въ однихъ высшихъ организмахъ, другія – въ другихъ; то и человѣческое тѣло есть аггрегатъ извѣстныхъ только родовъ и видовъ макроскопическаго міра существъ. Эти живыя существа населяютъ человѣческое тѣло потому, что природа ихъ находится во внутреннѣйшемь согласіи съ условіями, представляемыми жизнью человѣческаго организма. Но человѣкъ, управляясь свободною волею, можетъ правильныя, нормальныя условія своей органической жизни измѣнить, исказить и коснѣть въ измѣненныхъ условіяхъ жизни, дѣлаясь въ концѣ концовъ рабомъ своей несчастной привычки. Напримѣръ: правильио развивающаяся природа призываетъ человѣка къ цѣломудрію, воздержанію, честности, уваженію правъ другихъ людей: человѣкъ можетъ исказить себя, сдѣлавшись неудержимымъ развратникомъ, всегдашнимъ сластолюбцемъ и кутилою, примѣрнымъ плутомъ и негодяемъ, бѣшенымъ презрителемъ всякаго человѣческаго права и достоинства. Если же человѣкъ, управляясь свободною волею, можетъ радикально измѣнить условія нормальной человѣческой жизни, дѣлаясь въ концѣ концовъ рабомъ новыхъ, хотя и ненормальныхъ, условій; то необходимо слѣдуетъ заключить, что и міръ микроскопическихъ существъ, населяющихъ его организмъ, принаровляется къ измѣненнымъ условіямъ жизни и, принаровившись, до того свыкается съ ними, что прекращеніе этихъ условій необходимо должно произвести въ нихъ болѣзненное раздраженіе, сопровождающееся болѣзненнымъ томленіемъ всего организма. Только повтореніе ненормальностей, вошедшихъ въ привычку, заглушаетъ нѣмой, но неудержимый вопль микроскопическихъ обитателей уклонившагося отъ правильныхъ условій жизни организма, – заглушаетъ, чтобы этотъ вопль впослѣдствіи усилился еще болѣе. Нужно ли ходить за примѣрами въ поясненіе этого? Желающій имѣть таковые пусть обозрится сѣмо и овамо окрестъ себя и увидитъ желаемое во всякомъ мѣстѣ. Даже, быть можетъ, достаточно будетъ вниманія къ самому себѣ, къ явленіямъ собственной жизни: всякая, даже мелочная привычка, въ случаѣ неудовлетворенія ея требованій, отзывается болѣе или менѣе значительнымъ томленіемъ въ организмѣ.

Представимъ теперь положеніе человѣка, пріучившаго міръ микроскопическихъ существъ своего организма къ измѣненнымъ, ненормальнымъ, условіямъ жизни, – положеніе въ будущей загробной жизни. Міръ-то микроскопическихъ существъ останется въ немъ тотъ же самый, какой былъ на землѣ, потому что есть основа организма, по пріученный къ измѣненнымъ, ненормальнымъ условіямъ жизни, которыхъ не будетъ въ обновленномъ мірѣ, онъ съ силою заговоритъ противъ своего владыки. Заглушить этотъ вопль внутреннихъ обитателей организма такъ, какъ мы заглушаемъ его здѣсь повтореніемъ ненормальностей, не возможно будетъ, потому что обновленный міръ не дастъ матеріала для повторенія ненормальностей, иначе опять произошло бы разстройство въ мірѣ такое же, какое существуетъ нынѣ, тѣже несчастія и бѣдствія, которыя давятъ человѣчество нынѣ, иначе все дѣло нашего спасенія обратилось бы въ ничто. Остается страдать отъ выработанной свободно ненормальности, страдать безъ надежды видѣть когда-либо конецъ страданію, потопу что конецъ его былъ бы равнозначущъ прекращенію бытія, страдать тѣмъ жесточае, чѣмъ больше были искажены нормальныя условія органической жизни здѣсь, на землѣ, – страдать, имѣя необходимымъ спутникомъ страданія этого рода скрежетъ зубовъ[5]. Что скрежетъ зубовъ будетъ необходимо сопутствовать воплю микроскопическаго внутренняго міра это можно нѣсколько понять изъ примѣра страдающихъ теперь глистами, у которыхъ скрежетъ зубовъ состоитъ въ тѣснѣйшей связи съ болѣзнію.

На эту тему покойный Преосвященнѣйшій Иннокентій предлагаетъ такія соображенія: «Еще видь мученія, говоритъ онъ, это терзаніе насыпающихъ червей: всѣ почитаютъ это за метафору; но, пристально смотря на натуру, едва ли не слѣдуетъ утверждать, что эти червя дѣйствительно тамъ будутъ. Физіологи замѣтили, что основаніе, или же первые элементы взѣхъ тѣлъ, состоятъ изъ червяковъ (инфузорій); такъ какъ это составныя части всѣхъ тѣлъ, то они никогда не истребятся. Теперь они находятся въ нашемъ тѣлѣ въ нормальномъ сочетаніи съ нимъ и между собою, и потому не мучатъ насъ; у нечестивыхъ же, подвергшихся вѣчной мукѣ, они составятъ дисгармоническія группы и будутъ терзать ихъ. Это весьма естественно, и Писаніе, говоря объ этомъ, кажется, употребило не подобіе, а самую вещь; иначе оно выразилось бы лучше, нашло бы выраженіе болѣе благородное»[6].

О, человѣкъ! Приникни твоимъ умомъ и сердцемъ къ мысли о таинственной посмертной судьбѣ, твоей, къ мысли объ указанныхъ адскихъ мученіяхъ, которая, конечно, смущаетъ духъ твой при воспоминаніи о той страшной порѣ бытія нераскаянныхъ грѣшниковъ. А приникнувъ, ты, конечно, отбросишь неосновательную боязнь ада,– отбросишь, зная, что адъ не есть что-либо внѣшнее для нечестиваго, но его внутреннее, благопріобрѣтенное достояніе. составляющее одно цѣлое съ самымъ его организмомъ, а потому не могущее оставить его нигдѣ, ни на одну минуту, пойдетъ ли онъ на небо, или въ преисподнюю, или еще куда. Дѣла человѣка, по Писанію, идутъ во слѣдъ его[7]. Вмѣсто напрасной боязни ада, ты долженъ всѣми силами стараться возбудить въ себѣ страхъ и ненависть къ грѣху и всѣмъ дѣламъ, запечатлѣй нимъ его печатію. Долженъ, говоримъ, потому что, послѣ сказаннаго нами, тебѣ долженъ быть основательно понятенъ смыслъ нравственнымъ требованій Слова Божія въ родѣ такихъ: Или не вѣсте, яко неправедницы царствія Божія не наслѣдять? Не мстите себе: ни блудницы, ни идолослужители, ни прелюбодѣи, ни сквернители, ни малакіи, ни мужеложницы, ни лихоимцы, ни татіе, ни пьяницы, ни хищницы, царствія Божія не наслѣдятъ[8]. Или: Дѣла плоти известны; они суть: прелюбодѣяніе, блудъ, нечистота, непотребство, идолослуженіе, волшебство, вражды, ссоры, зависть, гнѣвъ, распри, разногласія, соблазны, ереси, ненависть, убийства, пьянство, безчинство и тому подобное. Предваряю васъ какъ и прежде предварялъ, что поступающіе такъ царствія Божія не наслѣдятъ[9]. Теперь тебѣ понятно, о человѣкъ, что эти божественныя наставленія не требованія своевольнаго господина, но насущная потребность твоей природы; въ ней заключается неотразимое побужденіе для тебя отвращаться отъ скверныхъ дѣлъ и прилѣпляться ко Господу. Противный образъ дѣйствій возжжетъ въ тебѣ адскій неугасающій огонь, пробудитъ и воспитаетъ неусыпающаго червя. Ими же будешь согрѣшать въ этой жизни, данной тебѣ для приготовленія къ жизни будущей, сими будешь и мучиться[10].

 

Фрагментъ очерка протоіерея Іоанна Попова «О послѣдней судьбѣ церкви Христовой». // «Орловскія Епархіальныя Вѣдомости». 1878. № 10. Отд. Неофф. С. 708-716.

 

[1] Блаж. Ѳеофилактъ, напр., въ своемъ толкованіи на евангелія о червѣ неумирающемъ и огнѣ неугасающемъ говоритъ: «Червь и огонь, терзающій грѣшниковъ, есть совѣсть каждаго и воспоминаніе о гнусныхъ дѣлахъ, содѣянныхъ къ сей жизни». Цит. у Архим. Михаила, въ его Толковомъ евангеліи на евангелиста Марка, г. IX, ст. 49-50. Самъ отецъ Архим. Михаилъ однихъ мыслей съ блаж. Ѳеофилактомъ. – Тоже у блаж. Августина въ его de civit Dei, XXI, 9 п. 2; 10. п. 1; у Оригена, Амвросія и Іеронима.

[2] Нравственныя слова Василія Великаго, избран. Симеономъ Метафрастомъ, въ русск. переводѣ, по изд. 1854 г. стр. 161. Православная Церковь, согласно съ Василіемъ Великимъ, признаетъ червя неумирающаго въ буквальномъ же смыслѣ. Чит. въ Догматическомъ Богословіи Макарія и Антонія.

[3] Превращенія въ мірѣ животныхъ, А. Катрфажа, изд. 1859 г. стр. 145.

[4] Богъ въ природѣ, по Камиллу Фламмаріону, изд. под. редакціею Чистякова, стр 124-126.

[5] «И неключимаго раба вверзите во тьму кромѣшнюю: ту будетъ плачъ и скрежетъ зубовъ».

[6] Сборникъ лекцій профсссоровъ Кіевской духовной академіи. Кіевъ 1869 г. стр. 210-211.

[7] Апок. 14, 13.

[8] 1 Коринѳ. 6, 9-10.

[9] Галат. 5, 19-21. Снес. Ефес. 5, 3-5 и др.

[1]0 Премуд. Солом. 11, 17.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: