Митрополитъ Антоній (Храповицкій) – О загробной жизни и вѣчныхъ мученіяхъ.

Мы привыкли представлять себѣ загробную участь грѣшниковъ по притчѣ о Богатомъ и Лазарѣ. Осужденные въ адскомъ пламени будутъ тщетно оплакивать свои грѣхи и безуспѣшно взывать къ Богу и святымъ о помилованіи: покаяніе отъ умершихъ не принимается, исправляться уже поздно! – Почему это такъ? Почему душа, осудившая свои паденія и измѣнившая настроеніе, все-таки отвергается Божественнымъ правосудіемъ, это остается непонятнымъ.

Отсюда весьма естественныя попытки создать вымыслы о какомъ-то новомъ всеобщемъ примиреніи-апокатастасисѣ. Но это ученіе осуждено Церковью и оригенисты признаны еретиками. Да и вполнѣ послѣдовательно: всѣ попытки толковать вѣчность мученій, какъ весьма большую продолжительность, но не безконечность, противорѣчатъ слову Божію и преданію Церкви. Достаточно указать на слова Божіи у Исаіи: «червь ихъ не умретъ и огонь ихъ не угаснетъ» (66, 24). Эти слова уже невозможно перетолковать въ пользу большой продолжительности вѣчныхъ мученій, ибо прямо указано, что конца имъ не будетъ. (Ср. Апок. 14, 11; 20, 10).

Впрочемъ, если бы даже ни св. Библія, ни ясно выраженное ученіе Церкви не открыли людямъ ученія о вѣчности мученій, нашъ разумъ все равно не могъ бы отклониться отъ такого печальнаго вывода о загробной участи сознательныхъ противниковъ Божіихъ или нераскаянныхъ грѣшниковъ. Дѣйствительно, оставалось бы допустить, что Господь насильно сдѣлаетъ ихъ праведными и привлечетъ къ Своей радости: но, вѣдь, гдѣ насиліе, тамъ нѣтъ уже нравственныхъ цѣнностей, тамъ исчезаетъ самая разность между добромъ и зломъ, а съ тѣмъ вмѣстѣ и весь смыслъ Искупленія и Домостроительства.

Нельзя ли предположить, что сознательно и окончательно злыхъ людей не бываетъ, что зло есть плодъ недоразумѣнія и несовершенства, какъ учатъ пантеисты, эволюціонисты и даже нѣкоторые теисты? Но такое представленіе тоже несовмѣстимо съ ученіемъ о свободной волѣ, ни тѣмъ менѣе съ ученіемъ Св. Писанія и Церкви о демонахъ, перетолковывать которое не можетъ ни одинъ, сколько-нибудь искренній, читатель Евангелія, будь онъ самъ вѣрующимъ или невѣрующимъ въ Бога. Наконецъ, мы имѣемъ прямыя слова Христовы о томъ, что враги Его ненавидѣли не потому, что не понимали Его, а именно потому, что поняли и возненавидѣли въ Немъ самую истину, самое добро. «Если; бы вы были слѣпы, то не имѣли бы грѣха: но, какъ вы говорите, что видите, то грѣхъ остается на васъ (Іоан. 9, 41). Если бы Я не пришелъ и не говорилъ имъ, то не имѣли бы грѣха: а теперь не имѣютъ извиненія въ грѣхѣ своемъ. Ненавидящій Меня и Отца Моего ненавидитъ. Если бы Я не сотворилъ между ними дѣлъ, какихъ никто другой не дѣлалъ, то не имѣли бы грѣха; а теперь и видѣли и возненавидѣли Меня и Отца Моего» (15, 22-24).

Итакъ, ученіе о вѣчности мученій вытекаетъ не только изъ яснаго смысла слова Божія и церковнаго преданія, но его невозможно избѣжать и при чисто разсудочномъ рѣшеніи вопроса.

Однако, это совсѣмъ, не то, что въ. притчѣ о Богатомъ и Лазарѣ, возразитъ намъ читатель: тамъ рѣчь идетъ не о нераскаянномъ и ожесточенномъ злодѣѣ, но о душѣ, горько оплакивающей свои грѣхи и, мало того, исполненной состраданія къ другимъ грѣшникамъ, еще пребывающимъ на землѣ; почему для такой души не найдется милости у Господа? – Возраженіе, по нашему крайнему мнѣнію, вполнѣ основательное и съ нимъ трудно было бы справиться, если бы въ этой притчѣ была описана окончательная участь умершихъ. Но вспомнимъ, что Господь говорилъ сіе іудеямъ до Своего сошествія во адъ: неужели оно не было спасительнымъ для раскаявшагося въ своей грѣховной жизни богача? Конечно да, ибо Апостолъ свидѣтельствуетъ, что не одни праведники, но и грѣшники были спасены Побѣдителемъ ада: «Христосъ, чтобы привести насъ къ Богу однажды пострадалъ за грѣхи наши. Праведный за неправедныхъ, бывъ умерщвленъ по плоти, но оживъ духомъ, которымъ Онъ и находящимся въ темницѣ духамъ, сошедъ, проповѣдалъ, нѣкогда непокорнымъ ожидавшему ихъ Божію долготерпѣнію во дни Ноя» (1 Петра 3, 18-20).

Изъ этихъ словъ Апостола мы дѣлаемъ ясный выводъ о томъ, что слова Авраама въ притчѣ о великой пропасти утвердившейся между праведниками и грѣшниками, которую не могутъ перейти ни тѣ, ни другіе, – имѣли значеніе до явленія Господа Іисуса Христа, перешедшему эту пропасть въ день Своей спасительной смерти и воскресенія. Онъ воззвалъ оттуда не только праведниковъ, но и многихъ, бывшихъ «нѣкогда непокорными», но не ожесточившихся окончательно въ своемъ противленіи истинѣ.

Итакъ, состояніе грѣшныхъ душъ, навѣки осужденныхъ, будетъ отнюдь не то, которое испытывалъ приточный богачъ, покорно умолявшій о вразумленіи живущихъ на землѣ его братьевъ. Гдѣ же намъ найти указаній въ Божественномъ откровеніи о томъ, какъ будутъ себя чувствовать погибшія души за гробомъ? – «Ту будетъ плачъ и скрежетъ зубомъ», такъ опредѣляетъ Господь въ Своихъ притчахъ участь отверженныхъ. Слова эти прилагаются имъ къ изгнанному съ брачной вечери злому гостю, желавшему омрачить общую радость непринятіемъ брачной одежды, и къ лѣнивому рабу, не возрастившему даннаго таланта и злобно объяснявшемуся со своимъ возвратившимся господиномъ. Этими же словами Господь отгонитъ отъ Себя тѣхъ, кто будетъ стучаться къ Нему совнѣ и говорить: «отвори намъ – мы ѣли и пили предъ Тобою и на улицахъ нашихъ училъ Ты» (Матѳ. 24, 51; 25, 30; Лук. 13, 28). Наконецъ, выраженіемъ этимъ опредѣляется окончательное состояніе грѣшниковъ (Матѳ. 8, 12; 13, 42. 50; 24, 51).

Итакъ, это состояніе уподобляется тому, которое будетъ испытывать приглашенный злой гость и отвергнутый озлобленный рабъ. «Тьма внѣшняя», т. е. та темная ночь, которая такъ ужасна послѣ прекраснаго свѣтлаго чертога брачнаго или царскаго дворца. Здѣсь ужасны не отвнѣ наносимыя страданія, а состояніе отринутости отъ общей радости, которая стала совершенно недоступна только этимъ несчастнымъ за то, что они сами пренебрегли ею и пытались внести въ нее свою злобу, омрачить ее своимъ безпричиннымъ ожесточеніемъ.

Что значитъ плачъ и скрежетъ зубовъ? Обозначаются ли этими словами только невыносимо тяжкія страданія или иное что? О приточномъ богачѣ не сказано, что онъ. скрежеталъ зубами, а только мучился въ пламени семъ. Какой же частнѣйшій смыслъ этого выраженія? Выражаются ли въ скрежетѣ зубовъ именно страданія? Нѣтъ, скрежетъ зубовъ это признакъ напряженной злобы и борьбы. Такъ скрежещутъ зубами злые псы, бросаясь на враговъ и вообще хищныя животныя. Въ Библіи зубовный скрежетъ опредѣляетъ напряженную злобу и угрозу, часто безсильную злобу грѣшниковъ на праведника. «Собирались ругатели противъ меня; не знаю, за что поносили и не переставали. Съ лицемѣрными насмѣшками скрежетали на меня зубами своими (Пс. 34, 16-17). Нечестивый злоумышляетъ противъ праведника и скрежещетъ на него зубами своими: Господь же посмѣвается надъ нимъ» (Пс. 36, 12-13); то же значеніе въ Плачѣ 2, 16.

Но особенно характерно смыслъ этого явленія – скрежета зубовъ – выразился въ неправедной казни перваго Христова мученика Стефана. Когда этотъ блаженный юноша свидѣтельствовалъ непорочность своей вѣры согласно закону и пророкамъ и съ великимъ помазаніемъ обличилъ пророкоубійцъ и христоубійцъ, имѣя самъ лицо, «какъ лице ангела», то враги его что испытывали? «Слушая это, они рвались сердцами своими и скрежетали на него зубами» (Дѣян. 7, 59).

Нс то же ли испытывали и всѣ вообще злодѣи, охваченные злобою и сознаніемъ своего безсилія бороться съ истиною? Если же безсиліе это таково, что они не только не могутъ посрамить ее, ни нанести ей физическаго зла: то къ скрежету зубовному присоединяется и плачъ безсильной злобы. – Это случается съ озвѣрѣвшимъ человѣкомъ, когда онъ, нападая на ненавистнаго ему ближняго, бываетъ схваченъ и связанъ: тогда онъ злобно плачетъ и скрежещетъ зубами; особенно часто это можете видѣть на разъяренныхъ женщинахъ, когда ихъ свяжутъ и не дадутъ исполнить своего злобнаго желанія.

Итакъ, «плачъ и скрежетъ зубовъ» обозначаетъ не просто страданіе, но злобу и страданіе отъ безсильной злобы, отъ невозможности излить ее на ненавистное имъ Царство Божіе. Вотъ, значитъ, въ чемъ будутъ состоять загробныя муки. Это отнюдь не мученія совѣсти: при наличіи послѣднихъ слѣдовало бы покаяніе, а при покаяніи – прощеніе. Невозможно представить себѣ всеблагаго Господа, Который бы не внималъ вѣковому покаянію грѣшниковъ и не облегчилъ бы ихъ участи.

Но возможно ли представить себѣ такое ожесточеніе въ злобѣ, которое не образумилось бы при открытіи судовъ Божіихъ, при посрамленіи царства діавольскаго? – Зачѣмъ спрашивать о возможности того, что уже имѣло мѣсто въ дѣйствительности? – Наше будущее предстаніе Лицу Господню надо всегда уподоблять тому, какъ приняли люди здѣсь явившагося Господа и жившаго среди нихъ: добрые радостно познали Его, борющіеся между добромъ и зломъ признали Его съ внутреннею борьбою и мученьемъ, какъ исцѣляемые бѣсноватые, какъ разбойникъ на крестѣ, какъ Никодимъ, князь жидовскій, а злые, чѣмъ больше познавали Его, тѣмъ болѣе ненавидѣли, а когда узрѣли воскрешеніе Имъ Лазаря, тогда «съ этого дня положили убить Его» (Іоан. 11, 53). Это и выразилъ Господь въ словахъ Своей прощальной бесѣды, приведенныхъ нами въ началѣ сей статьи. А Апостолъ Іоаннъ все свое Евангеліе, свои посланія и Апокалипсисъ построилъ именно на раскрытіи того печальнаго закона борьбы Бога и міра, который заключается въ непримиримой враждѣ послѣдняго противъ Христа и Его царства, – враждѣ не ослабѣвающей, но, напротивъ, усиливающейся, по мѣрѣ откровенія Божіихъ судебъ. «Четвертый Ангелъ вылилъ чашу свою на солнце и дано было ему жечь людей огнемъ. И жегъ людей сильный зной, и они хулили Имя Бога, имѣющаго власть надъ сими язвами, и не вразумились, чтобы воздать Ему славу». Вотъ такъ и будутъ поступать грѣшники въ огнѣ адскомъ и его вѣчность будетъ зависѣть единственно отъ ихъ нераскаянности. Но слушайте дальше Апокалипсисъ. «Пятый Ангелъ вылилъ чашу свою на престолъ звѣря, и сдѣлалось царство его мрачно, и они кусали языки свои отъ страданія, и хулили Бога Небеснаго отъ страданій своихъ и язвъ своихъ, и не раскаялись въ дѣлахъ своихъ» (Апок. 16, 8-12; 9, 20. 21).

Я готовъ согласиться съ правильностью такового истолкованія и библейскихъ изреченій и настроенія осужденныхъ грѣшниковъ, – скажетъ читатель: но какъ можно допустить вѣчное упорство въ такомъ безумномъ ожесточеніи противъ Бога, вѣчную нераскаянность Его враговъ? А что такое раскаяніе? – Спросимъ мы въ свою очередь, и отвѣтимъ такъ. Раскаяніе есть переломъ воли, переломъ настроенія человѣческаго, вызванный либо новымъ познаніемъ себя самого, т. е. пробужденіемъ вновь обнаружившагося, а дотолѣ скрытаго, содержанія его души, его внутренней жизни, – либо уразумѣніемъ, усвоеніемъ своей душѣ новаго содержанія отъ воздѣйствія другихъ людей, книгъ, внѣшняго міра, наконецъ Самого Господа, какъ это было съ Закхеемъ, когда онъ слушалъ Его святыя словеса и уразумѣлъ Его сострадательное снисхожденіе къ себѣ. – Но всѣ эти условія имѣютъ мѣсто только въ продолженіи познанія себя и судебъ Божіихъ, а когда все это закончится, когда «времени уже не будетъ». (Апок. 10, 6), когда судьбы Божіи завершатся, и познавать будетъ уже нечего ни въ себѣ самомъ, ни внѣ себя, – когда вся благость и премудрость Божія обнаружится предъ всѣми во всемъ своемъ величіи, а ненависть враговъ Божіихъ похулитъ и проклянетъ ее и отвернется отъ нея совсѣмъ, не принявъ вразумленія ни въ своей земной жизни, ни въ долгій промежутокъ между своею кончиной и Страшнымъ Судомъ, когда возносились молитвы вѣрующихъ и святыхъ, за души умершихъ: то уже никакого новаго побужденія не останется для внутренняго измѣненія ожесточенныхъ душъ; останется лишь внутренняя необходимость и для праведныхъ и для грѣшниковъ утверждаться въ своемъ настроеніи – блаженной любви и благодареніи, или напротивъ, въ безсильной злобѣ и тяжкомъ чрезъ то мученіи.

Однако, почему же эти мученія будутъ столь тяжки, если они будутъ заключаться всецѣло, или, хотя бы преимущественно, въ мученіяхъ безсильной злобы? – На такой вопросъ мы отвѣтимъ напоминаніемъ библейскихъ выраженій о плачѣ и скрежетѣ зубовъ. Мученія безсильной злобы очень тяжкія муки. Но здѣсь на землѣ онѣ ослабляются временностью и многоразличіемъ переживаемыхъ впечатлѣній и состояній; также и тѣмъ, что злобствующій человѣкъ надѣется удовлетворить себя, если не въ одномъ злодѣніи, то вы другомъ, или же наконецъ, въ забвеніи чрезъ вино; чрезъ равлеченія земныя, чрезъ другія, доступныя ему наслажденія и утѣшенія, – а тамъ ничего этого уже не будетъ. Все разнообразіе нашей сложной, суетной жизни исчезнетъ. «Земля и яже на ней дѣла сгорятъ» (2 Петр. 3, 10). Останется только нравственное самоопредѣленіе себя у всѣхъ сознательныхъ, существъ въ отношеніи къ Богу и Царству Божію: или любовь къ нимъ, или ненависть, ненависть безсильная, себя самое обличающая и потому безконечно мучительная. Брачный чертогъ Агнца будетъ сіять предъ изверженнымъ, точнѣе – извергшимъ себя самого грѣшникомъ; онъ связанъ и нарушить торжества не можетъ, предъ нимъ свѣтъ, а онъ во тьмѣ; предъ нимъ сіяетъ Божественная любовь, съ готовностью ко всепрощенію, но ему эта любовь ненавистна, прощеніе нежелательно. Такъ, и сказано въ Апокалипсисѣ: «Будетъ мучимъ въ огнѣ и въ сѣрѣ предъ святыми Ангелами и предъ Агнцемъ» (4, 10). – Слова Господни на Страшномъ Судѣ: идите отъ Мене проклятіи и пр. и слова катихизиса о томъ, что адъ есть мѣсто удаленія отъ Бога, надо понимать въ смыслѣ нравственной, а не мѣстной отчужденности, какъ и слова Христовы неразумно говорившему ученику: «отойди отъ Меня, сатана, ты Мнѣ соблазнъ» (Матѳ. 16, 23).

А что такое огонь, жгущій грѣшниковъ? – Прежде всего – тотъ, же огонь, который будетъ просвѣщать праведниковъ съ того дня, «въ онь же огнемъ испытаются дѣла, благая же и злая», какъ мы читаемъ въ канонѣ Ангелу-Хранителю, – какъ и халдейская пещь «дѣйства раздѣляше, халдеи убо опаляющи, вѣрныя же орошающи». Огонь жжетъ дерево, сѣно и солому, но просвѣтляетъ золото и серебро. «Грѣшники будутъ ввергнуты въ пещь огненную; тамъ будетъ плачъ и скрежетъ зубовъ; тогда праведники возсіяютъ какъ солнце въ царствѣ Отца ихъ» (Матѳ. 13, 42, 43). Подобно сему и Апостолъ Павелъ поясняетъ, что одинъ и тотъ же огонь – Божіе прикосновеніе – различно воздѣйствуетъ на разныя души. «Каждаго дѣло обнаружится, ибо день покажетъ потому что въ огнѣ открывается и огонь испытаетъ дѣло каждаго, каково оно есть. У кого дѣло, которое онъ строилъ, устоитъ, тотъ получитъ награду, а у кого дѣло сгоритъ, тоть потерпитъ уронъ» (1 Кор. 3, 13-15).

Въ этомъ смыслѣ Господь называется огнемъ поядающимъ и въ Ветхомъ и въ Новомъ Завѣтѣ. Исаія называетъ Его вѣчнымъ огнемъ, вѣчнымъ пламенемъ, пожигающимъ грѣшниковъ. «Устрашились грѣшники на Сіонѣ, трепетъ овладѣлъ нечестивыми. Кто из насъ можетъ жить при огнѣ пожирающемъ? Кто из насъ можетъ жить при вѣчномъ пламени? Тотъ, кто ходитъ въ правдѣ и говоритъ истину; кто презираетъ корысть отъ притѣсненія» и проч. (33, 14/ 15).

Не желаете ли вы сказать, что со стороны внѣшней участь праведныхъ и грѣшныхъ будетъ одна и та же: созерцаніе Бога и невозможность отъ Него укрыться, но для однихъ это будетъ источникомъ наслажденій, а для другихъ источникомъ мученій, происходящихъ единственно отъ ихъ ненависти и безсильной злобы? – что вѣчный огонь есть только Божественное присутствіе столь тягостное для Его враговъ? Я не сказалъ: только, а сказалъ: прежде всего. Сказать: «только» возможно будетъ лишь въ томъ случаѣ, если кто согласитъ сіе съ церковнымъ преданіемъ о вещественномъ огнѣ, которое для насъ столь же свято, какъ слова святой Библіи, и если сіе только возможно будетъ согласитъ съ тою несомнѣнною истиною воскресенія плоти, которою такъ дорожили древнѣйшіе христіане и которая совершенно ясно открыта намъ въ Словѣ Божіемъ. – Впрочемъ, въ пространномъ курсѣ догматики не приведено ни одного отеческаго изреченія объ огнѣ вещественномъ во адѣ. Но, конечно, тѣлесныхъ мученій тамъ мы отрицать не посмѣемъ, – а только говорить о душѣ въ отношеніи къ будущей жизни легче, чѣмъ въ отношеніи къ воскресшей плоти, ибо и въ этой жизни душа для насъ понятнѣе, чѣмъ тѣло, чѣмъ матерія, какъ справедливо говоритъ одинъ, недавно умершій, русскій философъ. Опредѣлить, что такое матерія никто еще не сумѣлъ, а еще мудренѣе представить себѣ, какія именно свойства матеріи останутся въ воскресшей плоти. Зато безъ всякаго труда можно выяснить съ точки зрѣнія приведеннаго нами истолкованія загробной жизни ученіе Церкви о мытарствахъ, о молитвахъ за умершихъ, о приношеніяхъ и милостыняхъ за упокой ихъ душъ, но это мы отложимъ до другого раза.

22 янв. 1914.

Архіепископъ Антоній.

Сборникъ статей, принадлежащихъ бывшимъ и настоящимъ членамъ академической корпораціи. Въ память столѣтія (1814-1914) Императорской Московской Духовной Академіи. Въ двухъ частяхъ. Часть 1-я. Сергіевъ Посадъ, Типографія Св.-Тр. Сергіевой Лавры, 1915. С. 1-8.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: