Прославленіе (1913) и Переложеніе мощей (1914) священномученника Ермогена, патріарха Московскаго (12 мая).

Прославленіе патріарха Ермогена (12 мая 1913 года).

Дни прославленія патріарха Ермогена никогда не изгладятся изъ памяти православной Москвы. Это воистину были дни радости, дни высокаго подъема религіознаго духа. Со всей Россіи стянулись въ сердце ея, въ Москву, богомольцы. Всѣ пришли сюда, чтобы участвовать въ торжествѣ прославленія великаго іерарха русской Церкви, въ торжествѣ православія.

Свята Церковь православная и святы ея подвижники.

Торжество прославленія началось съ субботы 11 мая. Утромъ въ Успенскомъ соборѣ были совершены заупокойная литургія и панихида при переполненномъ богомольцами храмѣ и торжественной обстановкѣ. Богослуженіе совершали митрополиты С.-Петербургскій Владиміръ и Московскій Макарій, 10 архіепископовъ и епископовъ и 10 архимандритовъ. Во время чтенія каѳизмы у гробницы патріарха на колокольнѣ Ивана Великаго происходилъ печальный похоронный звонъ.

Богомольцами были переполнены и всѣ другіе кремлевскіе храмы. Къ вечеру, къ началу всенощной толпы стали увеличиваться.

Потянулись къ Кремлю крестные ходы и изъ монастырей и изъ нѣкоторыхъ приходскихъ, въ томъ числѣ и изъ храма Московскаго Епархіальнаго Дома. Въ послѣднемъ приняли участіе слушатели народно-миссіонерскихъ курсовъ, а также и дѣти церковно-приходскихъ школъ. Непрерывное пѣніе участниковъ крестныхъ ходовъ: «Христосъ Воскресе», торжественно оглашало всѣ московскія улицы. Торжественно вступали крестные ходы въ Кремль съ побѣдной пѣснью христіанства. «Христосъ Воскресе изъ мертвыхъ, смертію смерть поправъ и сущимъ во гробѣхъ животъ даровавъ», – неслось по всему Московскому Кремлю, съ одного края до другого.

Толпы въ храмахъ, толпы на площадяхъ.

Но вотъ загудѣли колокола. Воздухъ какъ-бы затрясся отъ могучаго звона. Всѣ, какъ одинъ человѣкъ, обнажили головы: то крестный ходъ пошелъ вокругъ Успенскаго собора среди лѣса хоругвей, прибывшихъ съ крестными ходами изъ другихъ Московскихъ церквей. Впереди несли мантію и посохъ, принадлежавшіе Ермогену. Протодіаконъ на каждой изъ четырехъ сторонъ возглашалъ: «Господу помолимся, рцемъ вси!», на что въ отвѣтъ неслось: «Господи помилуй!» Патріархъ осѣнялъ народъ крестомъ.

Слезы умиленія подступали къ горлу, застилали глаза.

Вокругъ море человѣческихъ головъ. У всѣхъ зажженныя свѣчи въ рукахъ. И весь этотъ тысячеголосный хоръ поетъ: «Величаемъ тя, Святителю, отче Ермогене, и чтимъ святую память твою, ты бо молиши за насъ Христа, Бога нашего».

Величіе картины прямо не поддается описанію.

Колокольня Ивана Великаго залита электричествомъ. На фронтонѣ ея крыльца въ блескѣ электрическихъ лампочекъ огромная красная надпись: «Радуйся, священномучениче Ермогене, Россійскія земли великій заступниче!»

Когда крестный ходъ изъ Успенскаго собора влился снова въ храмъ, то на кремлевскихъ площадяхъ въ трехъ мѣстахъ стали служить всенощную. Торжественнѣе этихъ всенощныхъ, совершаемыхъ подъ открытымъ небомъ, трудно что-нибудь себѣ представить. Истовая служба. Толпы молящихся со свѣчами въ рукахъ. И всѣ поютъ. Всѣ, какъ одинъ. Чувствовалось, что это одна семья, семья христіанъ, семья рабовъ Христа. И собрались всѣ, пришла эта семья на праздникъ своего великаго святителя.

Всенощныя въ Кремлѣ кончились поздно ночью, но толпы народа еще долго бродили въ темнотѣ.

Въ Успенскомъ соборѣ богослуженіе совершали митрополиты С.-Петербургскій Владиміръ и Московскій Макарій съ архіепископами и епископами и архимандритами. Въ торжественную минуту прославленія принялъ участіе въ богослуженіи и антіохійскій патріархъ Григорій IV.

Послѣ шестопсалмія протопресвитеръ И. А. Любимовъ съ амвона, съ того самаго амвона, съ котораго 300 лѣтъ тому назадъ училъ народъ патріархъ Ермогенъ, прочелъ житіе святителя. Послѣ чтенія началось шествіе іерарховъ къ гробницѣ Ермогена. Впереди несли запрестольный образъ Божіей Матери и древнѣйшіе Корсунскіе хрустальные кресты. Патріархъ шелъ «со славой»: архидіаконъ Ѳома предносилъ предъ нимъ большой золотой крестъ, украшенный драгоцѣнными камнями. Затѣмъ, рядомъ шли митрополиты Владиміръ и Макарій, за ними члены Синода, потомъ архіепископы и епископы. Іерархи подошли къ гробницѣ, приложились къ лежащей на ней фіолетовой мантіи съ изображеніемъ патріарха Ермогена и стали около шатра.

Наступила полная тишина, наступила торжественная минута. Возжглись лампады надъ гробницей. Но вотъ раздался ударъ колокола на колокольнѣ Ивана Великаго. Ему отозвались колокола другихъ церквей и по всей Москвѣ разнесся торжественный трезвонъ колоколовъ.

Въ эту минуту сдернули золотой парчевой покровъ съ большой иконы Ермогена, стоявшей противъ «патріаршаго мѣста». Икону подняли на руки и всѣ іерархи запѣли величаніе.

Соборъ сразу весь озарился свѣтомъ. Зажгли паникадила. Молящіеся всѣ зажгли свѣчи и стало свѣтло и радостно, какъ въ пасхальную заутреню.

Послѣ величанія кончился крестный ходъ кругомъ собора, о которомъ мы уже говорили выше.

Въ воскресенье 12 мая, съ 4 час утра были отслужены раннія обѣдни во всѣхъ кремлевскихъ соборахъ и въ Пудовомъ и Вознесенскомъ монастыряхъ. Въ 9 час. утра начались позднія литургіи во всѣхъ храмахъ столицы.

Въ Успенскомъ соборѣ литургію совершалъ антіохійскій патріархъ Григорій IV въ сослуженіи съ митрополитомъ С.-Петербургскимъ Владиміромъ и митрополитомъ Московскимъ Макаріемъ, членомъ Государственнаго Совѣта архіепископомъ Арсеніемъ Новгородскимъ, Парѳеніемъ Тульскимъ и Бѣлевскимъ, архіепископомъ Кирилломъ Тамбовскимъ, тремя епископами, архимандритами и другимъ высшимъ духовенствомъ.

Передъ началомъ богослуженія епископъ Анастасій Серпуховской произнесъ слово о значеніи прославленія патріарха Ермогена.

Въ серединѣ молебна при пѣніи тропаря св. патріарху Ермогену вышелъ изъ Успенскаго собора на Красную площадь крестный ходъ во главѣ съ патріархомъ Григоріемъ, митрополитами Владиміромъ и Макаріемъ, 18 архіепископами и прочимъ духовенствомъ. Хоругвеносцы Кремлевскихъ соборовъ, Василія Блаженнаго, Казанскаго собора и др. соборовъ несли впереди крестнаго хода хоругви. За ними несли хрустальные Корсунскіе кресты, запрестольную икону Божіей Матери, икону преподобнаго Діонисія, Казанскую икону Божіей Матери и икону св. патріарха Ермогена; послѣдняя была установлена на особыхъ носилкахъ и украшена зеленью и цвѣтами. За святынями слѣдовало приходское духовенство китайскаго, срѣтенскаго, никитинскаго и пречистенскаго сороковъ, духовенство Успенскаго собора, протоіереи, архимандриты, епископы, митрополиты и патріархъ. Во время слѣдованія крестнаго хода стоявшія шпалерами войска брали на караулъ, а военные оркестры исполняли «Коль славенъ».

Приблизившись къ Лобному мѣсту, патріархъ взошелъ на него. Вмѣстѣ съ нимъ взошли митрополиты и епископы. Туда-же внесли икону святителя Ермогена. Патріархъ прочелъ Евангеліе на славянскомъ языкѣ. Послѣ этого онъ взошелъ на возвышеніе и, взявъ икону св. Ермогена, благословилъ ею народъ. Епископы въ это время пѣли: «Святителю отче Ермогене, моли Бога о насъ».

Послѣ этого крестный ходъ направился къ Успенскому собору.

Послѣ молебствія состоялся парадъ войскъ, участвовавшихъ на торжествахъ въ Кремлѣ и на Красной площади.

«Вѣстникъ Виленскаго Св.-Духовскаго Братства». 1913. № 11. С. 215-217.

***

Переложеніе мощей Святителя Ермогена (12 мая 1914 года).

Въ Москвѣ 11-го и 12-го мая происходили великія, никогда не забываемыя и не изгладимыя въ народной памяти церковныя торжества.

Мощи патріарха Ермогена, этого печальника и мученика за цѣлость и великодержавность Руси, ея молитвенника, въ прошломъ году прославленнаго и причисленнаго къ лику святыхъ, нынѣ торжественно переложены въ новую, сооруженную иждивеніемъ Ихъ Императорскихъ Величествъ, серебряную раку. И снова въ Москву, какъ въ древніе годы, стекались со всѣхъ сторонъ православные люди, десятки тысячъ народа наполняли кремлевскія площади. Надо было видѣть этотъ народъ, эти на версту тянущіяся вереницы русскихъ богомольцевъ, чтобы убѣдиться, что вѣра въ русскомъ народѣ не изсякла, что здѣсь, въ стѣнахъ Кремля, собрался молиться тотъ народъ, который пламенной своею вѣрою отстоялъ Русскую землю и создалъ ея величіе, который преклоняется предъ подвигомъ патріарха-мученика, объединившаго въ смутное время распавшуюся Русь, и вѣритъ, и надѣется, что и впредь Россія будетъ единой.

Патріархъ Ермогенъ въ годину смуты и плѣнепія Русской земли призвалъ народное ополченіе на борьбу съ врагами. Онъ же указалъ на призваніе на царство боярина Романова, и второй изъ этого рода царь, Алексѣй Михайловичъ, вмѣстѣ съ патріархомъ Никономъ, вынулъ нетлѣнныя мощи св. Ермогена и перенесъ ихъ изъ Чудова монастыря въ Успенскій соборъ, гдѣ онѣ были поставлены подъ спудомъ. Въ 1812 г. тогдашніе враги Россіи выбросили изъ гробницы святые останки, и они, какъ прежде, нетлѣнные снова были положены въ гробницу. Въ царствованіе императора Александра III упалъ изъ стѣны собора камень и пробилъ надгробіе и гробъ, мощи же остались невредимы.

Въ нынѣшнее царствованіе, въ 1903 г., Государь, вмѣстѣ съ великимъ княземъ Сергіемъ Александровичемъ, совершилъ паломничество по святынямъ московскимъ и побывалъ въ забытомъ подземельѣ Чудова монастыря, гдѣ голодомъ уморенъ былъ святой патріархъ. Пещера эта, служившая одно время хозяйственнымъ складомъ Чудова монастыря, послѣ царскаго осмотра въ 1903 г. реставрирована, и въ ней устроена церковь во имя святителя. Съ 1903 г. народъ толпами идетъ въ Ермогеновскую пещеру, и въ боковой тѣсной пещерѣ, куда изъ большой былъ переведенъ патріархъ Ермогенъ и гдѣ онъ принялъ кончину, горятъ непрестанно сотни свѣчей передъ иконой святителя; и служатся молебны. И въ Успенскомъ соборѣ передъ святыми его мощами также непрерывно служатся молебны, совершаются исцѣленія и записываются въ книгѣ собора.

Въ субботу, 10-го мая, было совершено по церковному чину омовеніе мощей патріарха архимандритами, іереями и священнослужителями, въ присутствіи лишь трехъ свѣтскихъ лщъ, при запертомъ храмѣ. Мощи патріарха лежатъ въ кипарисовомъ гробу, окованномъ серебромъ.

Соборъ открыли только 11-го мая къ вечернѣ. Впускъ въ соборъ и на соборную Кремлевскую площадь – по билетамъ. Въ три часа загудѣлъ большой колоколъ съ Ивана Великаго. Въ Большомъ Московскомъ Успенскомъ соборѣ началось служеніе «параклисиса» Божіей Матери, который, при пѣніи соборнаго клира и хора синодальныхъ пѣвчихъ, совершалъ митрополитъ Макарій съ архіепископомъ Алексіемъ, епископами Трифономъ. Анатоліемъ и Модестомъ, съ намѣстникомъ Троице-Сергіевой лавры архимандритомъ Товіемъ, архимандритомъ Димитріемъ, протопресвитеромъ Успенскаго собора и сонмомъ священниковъ, во главѣ которыхъ были еще пять митрофорныхъ протоіереевъ и архимандритовъ. Всѣ были въ бѣлыхъ облаченіяхъ.

Въ соборѣ, переполненномъ богомольцами, присутствовали: Князь Іоаннъ Константиновичъ, Оберъ-Прокуроръ Святѣйшаго Сѵнода статсъ-секретарь В. К. Саблеръ, прокуроръ Московской Сѵнодальной Конторы т. с. Степановъ, состоящій при Великой Княгинѣ ген.-лейт. Степановъ, князь Путятинъ, градоначальникъ и другіе.

Небольшой перерывъ послѣ параклисиса, – и снова гудитъ на всю Москву колоколъ Ивана Великаго ко всенощной. Идутъ въ Кремль одинъ за другимъ крестные ходы. Площади наполняются народомъ. За ударомъ съ Ивана Великаго загудѣла колокольнымъ звономъ вся Москва. Въ соборѣ уже полно. На лѣвой сторонѣ прохода стоятъ институтки дворянскаго института. Въ соборъ прибыли Великая Княгиня Елисавета Ѳеодоровна, Князь Іоаннъ Константиновичъ. чины Двора, гофмейстеръ Корниловъ, Оберъ-Прокуроръ Святѣйшаго Сѵнода В. К. Саблеръ, командующій военнымъ округомъ генералъ Плеве съ супругой, попечитель учебнаго округа, губернскій предводитель дворянства и весь оффиціальный и административный міръ Москвы.

Изъ алтаря вышло духовенство встрѣчать по чину со славою владыку митрополита. Вмѣстѣ съ посохомъ и свѣчей причетникъ несъ золотой украшенный драгоцѣнными камнями и помѣщенный на особой трости крестъ, предносимый митрополиту по чину патріаршаго служенія. Встрѣчали митрополита восемь архимандритовъ въ мантіяхъ и духовенство собора, а 14 архимандритовъ въ мантіяхъ и полномъ облаченіи прошли къ мощамъ святителя Ермогена и стали у его гроба. На серединѣ собора приготовлено мѣсто для святыхъ мощей, устроено въ три ступени возвышеніе. На возвышеніи, крытомъ краснымъ ковромъ, стоитъ катафалкъ для гроба, обитый зеленой съ тисненными крестами парчей, изъ какой прежде патріархи носили ризы. По сторонамъ постамента четыре высокія свѣчи чистаго воска, а впереди громадный подсвѣчникъ съ тремя полупудовыми свѣчами тоже чистаго желтаго воска.

Послѣ молитвы митрополитъ прошелъ къ мѣсту гробницы патріарха, справа отъ входа въ соборъ. Въ предшествіи четырехъ діаконовъ съ громадными желтаго воска свѣчами, архимандриты подняли гробъ, осѣняемый рипидами, и понесли на середину храма, гдѣ поставили на зеленое парчевое возвышеніе. По угламъ возвышенія стали два діакона съ рипидами и два діакона съ трикиріемъ и дикиріемъ. Гробъ патріарха кипарисовый, полированный, съ серебряной отдѣлкой, перевязанный синимъ шнуромъ съ печатью. Митрополитъ, слѣдовавшій за гробомъ, не сталъ на возвышеніи своей каѳедры, а сбоку, справа; слѣва сталъ архимандритъ Макарій. Вообще въ богослуженіе вложена идея, что это богослуженіе совершаетъ какъ бы самъ патріархъ, а митрополитъ и съ нимъ духовенство ему сослужатъ, и протодіаконъ, вознося кадило, кланяется сперва мощамъ, а потомъ принимаетъ благословеніе митрополита.

Началась всенощная. Долго идетъ она. Жарко въ церкви, но при чудномъ, прямо ангельскомъ пѣніи сѵнодальнаго хора не чувствуется тяжесть службы. При началѣ полѵелея всѣ священнослужащіе выходятъ царскими вратами на средину собора, становятся предъ мощами Святителя и возжигаютъ свѣчи; одновременно возжигаются свѣчи и всѣми богомольцами въ храмѣ. Послѣ благословенія хлѣбовъ все духовенство ушло въ алтарь, у гроба остались только діаконы со свѣчами и рипидами. Но вотъ послѣ чтенія псалмовъ запѣли «Хвалите Имя Господне», отворились Царскія врата, и изъ ярко освѣщеннаго алтаря вышла процессія духовенства: 10 архіереевъ съ митрополитомъ, болѣе 20 архимандритовъ и протоіереевъ, протопресвитеръ собора; шпалеры священниковъ протянулись до самаго алтаря. Всѣ зажгли свѣчи. Митрополитъ, въ предшествіи семи діаконовъ съ желтыми свѣчами, трижды обходитъ гробъ съ кажденіемъ и становится на свое мѣсто. Протоіерей на серебряномъ блюдѣ подаетъ митрополиту ножницы. Митрополитъ поднимается къ гробу, разрѣзаетъ шнуръ и отворяетъ гробъ. Загудѣли колокола. Все духовенство запѣло: «Величаемъ тя, святителю отче Ермогене». По ниткѣ загорѣлись всѣ огромныя паникадила собора. Торжественное пѣніе, величественная картина! Изъ алтаря выступаетъ крестный ходъ. Іереи несутъ хрустальные корсунскіе кресты и икону Богоматери. Шесть архимандритовъ, по благословенію митрополита, сняли съ гроба крышку, которую затѣмъ діаконы отнесли въ сторону. Патріархъ лежитъ, покрытый патріаршей мантіей, въ бѣломъ кругломъ клобукѣ (куколѣ), съ вышитымъ жемчугомъ серафимомъ. Ликъ святителя покрытъ воздухомъ. Четырнадцать архимандритовъ поднимаютъ гробъ. Впереди пѣвчіе въ старинномъ одѣяніи. Бѣлая лента духовенства и, окруженный свѣтильниками, осѣняемый рипидами, на рукахъ архимандритовъ выносится гробъ. За нимъ попарно идутъ архіереи, митрополитъ, Великая Княгиня, Князь и толпа народа. Гробъ со святыми мощами износится западными дверьми собора наружу и поставляется на особо уготованныя носилки, послѣ чего совершается крестный ходъ со святыми мощами вокругь Успенскаго собора. Всѣ стоящіе вокругъ собора богомольцы, съ зажженными свѣчами въ рукахъ, поютъ величаніе святителю, а на Ивановской колокольнѣ, а также и во всѣхъ храмахъ столицы гудятъ колокола. Народъ видитъ голову св. патріарха. На площадяхъ море народа. Тѣсно, но все же порядокъ есть. Вся площадь обведена лентой цвѣтныхъ огней. На колокольнѣ Ивана Великаго, на всѣхъ ярусахъ, горятъ звѣзды и кресты; бенгальскіе огни внизу охватываютъ фантастическимъ отблескомъ движущееся народное море.

Обойдя кругомъ, процессія вошла въ церковь, и снова гробъ поставленъ на мѣсто. Крышку отнесли въ алтарь. Митрополитъ читаетъ Евангеліе, и духовенство прикладывается къ мощамъ, а затѣмъ и народъ. Въ половинѣ 11-го кончилось богослуженіе, и въ теченіе всей ночи безпрерывно совершались пресвитерами собора молебны. Народъ безконечной лентой шелъ приложиться къ мощамъ святителя. Только въ 7 час. утра 12-го мая доступъ богомольцевъ въ храмъ былъ прекращенъ.

Въ этотъ вечеръ всенощныя служили во всѣхъ церквахъ Москвы, и на соборныхъ площадяхъ Кремля – въ трехъ мѣстахъ: у колокольни Ивана Великаго, у Чудова монастыря и у соборовъ. Возвышаются надъ толпой кресты, хоругви и образа, горятъ свѣчи, слышны возгласы діаконовъ, слышно пѣніе пасхальныхъ каноновъ самимъ народомъ, цѣлой площадью. Ночь чудная, теплая.

12-го мая, въ понедѣльникъ, въ 5 часовъ утра, совершены раннія литургіи въ Гостунскомъ соборѣ, что въ колокольнѣ Ивана Великаго, въ соборѣ 12 Апостоловъ и въ Дмитріевскомъ придѣлѣ Успенскаго собора.

Въ 9 час. утра чудный колоколъ съ Ивана Великаго загудѣлъ на всю Москву, и по всей столицѣ стали откликаться ему большіе и малые колокола. По всей Москвѣ въ церквахъ служатъ литургіи и молебствія Святителю. Успенскій соборъ не могъ вмѣстить даже всѣхъ тѣхъ, которымъ были выданы билеты. Вся московская администрація, командующій военнымъ округомъ ген. Плеве и всѣ генералы, московскій градоначальникъ, губернаторъ гр. Муравьевъ, попечитель округа и прокуроръ Московской Сѵнодальной Конторы, начальники всѣхъ учрежденій, представители дворянства, города и купечества и именитые граждане, художникъ Васнецовъ, московскія аристократки, игуменьи монастырей и петербургскіе гости наполнили соборъ.

Къ началу богослуженія прибыла Великая Княгиня Елисавета Ѳеодоровна съ чинами своего Двора и Князь Іоаннъ Константиновичъ. Въ началѣ девятаго часа прибыль высокопреосвященный митрополитъ Макарій и, встрѣченный духовенствомъ со «славою», облачился среди храма.

На малиновомъ помостѣ, окруженный желтыми восковыми свѣчами въ тонкихъ золоченыхъ подсвѣчникахъ, стоитъ открытый гробъ святителя на зеленомъ бархатномъ, съ золотыми крестами, парчевомъ подставѣ. Гробъ покрытъ покровомъ драгоцѣнной парчи, бархатной зеленой съ золотыми ткаными крестами. У гроба стоять два діакона съ трикиріемъ и дикиріемъ и два со звѣздообразными рипидами. Патріархъ облаченъ въ мантію, которая такъ же, какъ и епитрахиль, вышита въ Алексѣевскомъ монастырѣ. На бѣломъ клобукѣ, или куколѣ, вышито жемчугомъ изображеніе серафима, на воскрыльяхъ клобука дробницы со святыми, тезоименитыми Царской Семьѣ. Передъ святыми мощами въ ногахъ стоитъ старинный подсвѣчникъ, по рельефному орнаменту усыпанный самоцвѣтными камнями. Въ немъ горятъ три полупудовыя желтаго воска свѣчи. По сторонамъ въ огромныхъ подсвѣчникахъ горятъ свѣчи богомольцевъ.

Началась литургія. Совершаетъ ее высокопреосвященный митрополитъ Макарій, архіепископъ Алексій, епископы: Гермогенъ, Трифонъ, Ѳеодоръ, Анастасій, Модестъ, Евѳимій и другіе, двадцать архимандритовъ и протоіереевъ, почти всѣ въ митрахъ, въ числѣ ихъ намѣстникъ Троице-Сергіевой лавры Товія, Макарій, Димитрій, протопресвитеръ собора, ректоры семинарій и проч. Торжественъ малый выходъ съ Евангеліемъ въ алтарь. Десять архимандритовъ поднимаютъ гробъ святѣйшаго патріарха и несутъ его за Евангеліемъ въ алтарь. Святитель какъ бы самъ совершаетъ богослуженіе и грядетъ въ алтарь во главѣ сонма епископовъ и духовенства. Въ алтарѣ поставляютъ мощи святителя на горнемъ, какъ бы патріаршемъ мѣстѣ, головой къ престолу. Діаконы со свѣчами и рипидами становятся по бокамъ. Митрополитъ и архіереи становятся по сторонамъ гроба патріарха. Прекрасно поютъ сѵнодальные пѣвчіе. Произноситъ слово протопресвитеръ собора, отмѣчая основную черту подвижничества всей жизни патріарха, его горячую вѣру; эту вѣру православную онъ ставилъ выше всего. Онъ укорялъ бояръ Шуйскаго за то, что они, измѣняя царю, нарушаютъ присягу, оскорбляютъ вѣру, онъ не допускалъ, чтобы Марина Мнишекъ могла быть царицею на Руси, не принявъ православія; онъ не допускалъ царствовать польскаго королевича, если онъ не православный. Святитель вѣрилъ, что только православной вѣрой можетъ жить Русская земля. И это его побудило звать народъ на защиту вѣры и привело его къ мученичеству. По окончаніи литургіи начинается молебное пѣніе Святителю Ермогену.

Между тѣмъ на Кремлевскихъ площадяхъ собрались войска восьми гренадерскихъ полковъ, развернувшіяся шпалерами по пути крестнаго хода, ставя на фланги хоры музыки. Съ громогласнымъ пѣніемъ синодальными пѣвчими тропаря Святителю Ермогену выступилъ изъ Успенскаго собора крестный ходъ. Архимандриты несутъ изъ алтаря святыя мощи, Князь Іоаннъ Константиновичъ несетъ съ ними гробъ, священники впереди несутъ покровъ. Духовенство Московскихъ церквей и крестныхъ ходовъ стояло за соборомъ съ лѣсомъ хоругвей. И вотъ двинулся по Кремлевскимъ площадямъ грандіозный крестный ходъ, какой можно видѣть только въ Москвѣ. Онъ растянулся на версту и двигается, течетъ серебряной рѣкой среди народа съ обнаженными головами. Десятки тысячъ народа. На колокольнѣ Ивана Великаго, въ окнахъ, на крышахъ – вездѣ народъ. Какой чудный гармоничный звонъ Московскихъ колоколовъ! Онъ сливается съ пѣніемъ пѣвчихъ, со звуками военныхъ хоровъ, которые играютъ «Коль славенъ». Войска отдаютъ честь. Неподвижно стоятъ ихъ шпалеры, держа ружья «на руку». Небо безоблачно, солнце освѣщаетъ эти наполненныя крестящимся народомъ площади, играетъ бликами на крестахъ и хоругвяхъ. А сколько драгоцѣнныхъ и разнообразныхъ хоругвей! Ихъ цѣлый лѣсъ движется. Больше сотни несутъ хоругвеносцы въ форменныхъ кафтанахъ; безъ конца идутъ по-парно причетники и діаконы; въ старинныхъ, стильныхъ, боярскаго типа бѣлыхъ съ малиновыми воротниками кафтанахъ идутъ синодальные пѣвчіе; за ними священники несутъ иконы, причетники несутъ на носилкахъ XVII вѣка громадный фонарь въ видѣ часовенки. Серебряной лентой идутъ священники; протоіереи несутъ сверкающіе на солнцѣ корсунскіе хрустальные кресты и икону Богоматери; идутъ двѣнадцать причетниковъ съ высокими желтыми свѣчами. На носилкахъ изъ лиловаго бархата и парчи, вышитыхъ по угламъ изображеніями серафимовъ съ крестами и съ надписями: «Святый отче Ермогене, моли Бога о насъ», съ вышивкой золотомъ и каменьями, поставленъ гробъ святителя. Народу видна голова патріарха въ бѣломъ куколѣ. Діаконы со свѣчами и рипидами идутъ по сторонамъ. За архимандритами, несущими гробъ, идутъ по-парно архимандриты и восемь архіереевъ съ посохами въ рукахъ; въ предшествіи атрибутовъ своего сана старецъ-митрополитъ идетъ съ посохомъ въ рукахъ. Клиръ діаконовъ поетъ канонъ св. Ермогену, а потомъ пасхальный канонъ. Далѣе слѣдуетъ Великая Княгиня, сановные богомольцы въ звѣздахъ и лентахъ, дамы въ бѣлыхъ платьяхъ, воспитанницы дворянскаго института и толпа богомольцевъ.

На трехъ площадяхъ совершаются молебствія. Митрополитъ входитъ на приготовленное для него возвышеніе и осѣняетъ крестомъ на четыре стороны народъ. Въ это время музыка умолкаетъ, войска берутъ «на молитву», снимаютъ шапки. Затѣмъ снова гудятъ колокола, играетъ музыка «Коль славенъ», процессія двигается. Отъ площади, гдѣ памятникъ Александру II, процессія не останавливается до Успенскаго собора, образуя золотые ряды хоругвей и серебряныя шпалеры діаконовъ и священниковъ. Архимандриты вносятъ, снявъ съ носилокъ, гробъ патріарха. Митрополитъ прошелъ нѣсколько впередъ въ соборъ встрѣчать святыя мощи, которыя относятъ къ мѣсту упокоенія ихъ подъ сѣнь вправо отъ входа. Здѣсь митрополитъ окропляетъ новую раку, даръ Ихъ Величествъ, и въ нее опускаютъ гробъ со святыми мощами. Молебствіе оканчивается. Архіереи совершаютъ поклоненіе святымъ мощамъ, также Великая Княгиня и Князь. Протодіаконъ Розовъ посрединѣ храма своимъ удивительнымъ басомъ возглашаетъ Царское многолѣтіе, многолѣтіе Святѣйшему Сѵноду, христолюбивому воинству и православнымъ христіанамъ. Народъ прикладывается къ мощамъ.

Новая рака серебряная, сдѣланная фирмой Оловянишникова, по рисунку художника Вашкова. Стиль орнамента и украшеній взятъ съ патріаршей панагіи Ермогена XVII вѣка. На крышкѣ изображенъ крестъ и орудія страстей Господнихъ, какъ бываетъ на обратной сторонѣ панагіи. Кругомъ по стѣнамъ раки – дробницы съ самоцвѣтными камнями и шестью медальонами съ каждой стороны, въ величину панагіи, и всѣ медальоны заполнены громадными топазами, вершка въ три съ половиною. Сверху по борту славянской вязью исполненъ тропарь святителю, въ серединѣ образъ патріарха, исполненный византійской эмалью. Когда открывается крышка, на внутренней сторонѣ ея надпись: «Божіимъ изволеніемъ по повелѣнію благочестивѣйшаго великаго Государя Императора Николая Александровича и иждивеніемъ Ихъ Императорскихъ Величествъ создана рака сія въ лѣто отъ воплощенія Бога Сына 1914, для почиванія честныхъ мощей святѣйшаго Ермогена, патріарха Московскаго и всея Руси».

На св. мощи патріарха возложенъ депутатами отъ главнаго совѣта союза русскаго народа вышитый покровъ, отъ монархическихъ организацій Москвы – тоже покровъ. Въ третьемъ часу дня митрополитъ отбылъ изъ собора, и храмъ сталъ наполняться богомольцами, которыхъ пускаютъ по-очереди длинными вереницами. Непрерывно идутъ молебствія. Молится Русь у своего заступника («Новое Время» № 13708-13709).

«Прибавленія къ Церковнымъ Вѣдомостямъ». 1914. № 20. С. 891-896.

***

Молитвословія священномученнику Ермогену, патріарху Московскому и всея Россіи чудотворцу.

 

Тропарь, гласъ 4:

Россійскія земли первопрестольниче и неусыпный о ней къ Богу молитвенниче! За вѣру Христову и паству твою душу свою положивъ, державу царей нашихъ утвердилъ еси и страну нашу отъ нечестія избавилъ еси. Тѣмже вопіемъ ти: спасай насъ молитвами твоими, священномучениче Ермогене отче нашъ.

Кондакъ, гласъ 6:

Темницею и гладомъ изнуряемъ, даже до смерти вѣренъ пребылъ еси, блаженне Ермогене, малодушіе отъ сердецъ людей твоихъ изгоняя и на общіе подвиги вся призывая. Тѣмже и нечестивыхъ мятежъ низложилъ еси, и скиптры царства утвердилъ еси, да вси зовемъ ти: радуйся, заступниче россійскія земли.

Молитва:

О, великій угодниче Христовъ, святителю отче нашъ Ермогене! Къ тебѣ, молитвеннику теплому и предстателю предъ Богомъ непостыдному, усердно притекаемъ, въ нуждахъ и скорбѣхъ нашихъ утѣшенія и помощи просяще. Въ древнюю годину искушеній, внегда обышедше обыдоша страну нашу нечестивіи врази, Господь яви тя Церкви Своей столпа непоколебима и людемъ россійскимъ пастыря добра, душу свою за овцы положивша и лютые волки далече отгнавша. Нынѣ убо призри и на ны, недостойная чада твоя, умиленною душею и сокрушеннымъ сердцемъ тебе призываюіцыя. Крѣпость бо наша въ насъ оскудѣ, и вражія ловленія и сѣти обыдоша насъ. Помози намъ, заступниче нашъ! Утверди насъ въ вѣрѣ святой: научи насъ всегда творити заповѣди Божія и вся преданія церковная, отъ отецъ намъ заповѣданная. Укрѣпи благовѣрнаго Царя нашего, Богомъ намъ даннаго, и научи насъ любити его нелицемѣрно. Пастыремъ нашимъ буди архипастырь, воиномъ вождь духовный, болящимъ врачъ, печальнымъ утѣшитель, гонимымъ заступникъ, юнымъ наставникъ, всѣмъ-же благосердый отецъ и за вся теплый молитвенникъ: яко да молитвами твоими ограждаеми, непрестанно воспоемъ и прославимъ всесвятое Имя Живоначальныя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа во вѣки вѣковъ. Аминь.

«Вѣстникъ Виленскаго Св.-Духовскаго Братства». 1913. № 10. С. 191.

 

Сост. Ред.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: