Профессоръ-протоіерей Іаковъ Галаховъ – Размышленія по поводу Великаго поста.

Наступилъ Великій постъ. Всѣ христіане, нелицемѣрно чтущіе постъ, чувствуютъ тихое вѣяніе священной старины, когда слышатъ рѣдкіе удары церковныхъ колоколовъ, заунывный трезвонъ. «во двои», когда придутъ послушать и насладиться неподражаемо-высокою поэзіою великаго покаяннаго канона св. Андрея Критскаго, вздохнуть изъ глубины души при чтеніи молитвы св. Ефрема.

Въ самомъ дѣлѣ, какая это чудная поэзія – слышать вопль души человѣческой, рвущейся изъ оковъ грѣха и неправды къ забытому Источнику правды и святости. Этотъ вопль раздается изъ глубины вѣковъ, съ тѣхъ поръ, какъ человѣкъ сталъ помнить себя. Прослѣдите исторію человѣчества по Библіи, да и не по Библіи только. Всѣ священныя лѣтописи нехристіанскихъ народовъ, претендующія на древность, говорятъ объ одномъ – о всегдашнемъ безсиліи человѣка въ борьбѣ съ самимъ собой и въ стремленіи къ божеству, о его грѣховности, нечистотѣ и нравственномъ недостоннствѣ. А что такое вся священная Библія, какъ не печальная исторія человѣка, отъ начала дней міра вопіющаго къ Богу о прощеніи, помилованіи и спасеніи, воздѣвающаго руки къ небу въ сознаніи своего полнаго изнеможенія въ борьбѣ съ грѣхомъ и порокомъ.

Лишившіеся блаженнаго жилища и сладчайшаго общенія съ Богомъ наши праотцы Адамъ и Ева, по преданію, плакали у дверей рая. Съ тѣхъ поръ этотъ плачъ проходитъ чрезъ всю исторію человѣка. Съ тѣхъ поръ не стало на землѣ радости, которая была бы совсѣмъ чужда печали, не стало смѣха безъ чьихъ-нибудь слезъ, нѣтъ довольства и счастья безъ страданій и горя. Печаленъ сталъ удѣлъ жизни человѣческой. Еслибы кто захотѣлъ всю сумму радости и удовольствій, испытанныхъ въ жизни, сравнить съ тѣми несчастіями и терзаніями души, которыя приходилось перенести, то несомнѣнно нашелъ бы, что чаша страданій была гораздо тяжелѣе, чѣмъ чаша радости. Всякій человѣкъ пьетъ въ жизни радость и горе, но горе глубже западаетъ въ душу, а радость мимолетна. Не успѣетъ человѣкъ вкусить счастія, какъ его уже нестало...

Едва ли кто станетъ отвергать, что жизнь человѣческая въ общемъ проходитъ ненормально. Еслибы этого не было, еслибы душа человѣка была здорова, то и вся жизнь его была бы полна безконечной радости. Но этого нѣтъ; душа наша постоянно пьетъ отраву грѣха и отъ этого больна и страдаетъ. Для каждаго замѣтно, какое безпокойство ощущаетъ нашъ тѣлесный организмъ, когда въ него закралась болѣзнь. Невольно чувствуется, что организмъ всѣми своими частями вступаетъ въ борьбу съ проникшимъ тайнымъ врагомъ, какъ будто знаетъ всю опасность отъ него. Хотя эта борьба тѣлеснаго организма съ болѣзнью ведется помимо нашего сознанія, инстинктивно, но ученые утверждаютъ, что и на самомъ дѣлѣ, при малѣйшемъ заболѣваніи организма, бѣлые шарики, наполняющіе кровь, дружною толпою, какъ разумныя существа, устремляются на болѣзнетворныхъ бациллъ, проникшихъ въ тѣло. Такимъ образомъ при всякомъ заболѣваніи въ тѣлѣ нашемъ происходитъ жестокая борьба, а мы только чувствуемъ ее по особому безпокойству всего организма.

Такъ и жизнь человѣческой души. Вѣчная тревога, безпокойство, безотчетная грусть, всегдашнее недовольство настоящимъ и всѣ другіе подобные симптомы душевныхъ страданій показываютъ, что въ душѣ человѣка таится болѣзнь. Эта болѣзнь всеобща и постоянна. Но какъ въ разстроенномъ организмѣ болѣзнь не всегда дѣйствуетъ съ одинаковою силою, – бываютъ моменты затишья, – такъ и въ организмѣ души. Иногда страсти одолѣваютъ человѣка и приносятъ ему полное отчаяніе; иногда добрыя побужденія берутъ верхъ надъ дурными, страсти затихаютъ, совѣсть успокаивается и душа отдыхаетъ въ вѣчной борьбѣ съ грѣхами своими.

Едва ли кто лучше Церкви понималъ болѣзни человѣческой души и едва ли кто лучше церковныхъ писателей изображалъ картину душевнаго разстройства въ человѣкѣ. Церковь, какъ истинная мать своихъ недугующихъ чадъ, заботливо предлагаетъ христіанамъ средство къ внѣшнему и внутреннему духовному умиротворенію. Это средство – постъ. А церковные писатели, – каковъ, напр., св. Андрей Критскій, – изображающіе въ своихъ высокопоэтическнхъ произведеніяхъ борьбу страстей въ человѣческой душѣ, указываютъ живые библейскіе примѣры духовнаго обновленія и возрожденія въ лицѣ святыхъ людей.

Великій постъ... Для кого онъ остается теперь великимъ? Но умалено ли его значеніе въ современномъ христіанствѣ? Кто, кромѣ простаго народа, хранитъ церковные посты, кто ихъ помнитъ и знаетъ? Вотъ печальные вопросы, невольно возстающіе при началѣ каждаго христіанскаго поста. Между тѣмъ христіанамъ нашего вѣка, не меньше чѣмъ древнимъ, слѣдовало бы помнить, что Великій постъ (какъ и всякій другой) дѣйствительно «великій» по своей цѣли. Залѣчить душевныя раны человѣка – развѣ это не великое дѣло? Утишить страсти, успокоить мятущуюся совѣсть, указать дѣйствительное лѣкарство отъ духовныхъ недуговъ: зависти, лжи, коварства, гнѣва, нечистыхъ желаній, – развѣ это не благодѣтельная цѣль? Никакія силы, никакія другія средства не въ состояніи принести душѣ той пользы, какую приноситъ постъ. Только неразуміе или явное нежеланіе подчиняться уставамъ Церкви можетъ повести за собою пренебреженіе къ постамъ.

Что такое постъ христіанскій и какая его цѣль? Многіе думаютъ, что постъ есть необязательное церковное установленіе, носящее характеръ простаго обряда. Любятъ утверждать, что различіе въ пищѣ или воздержаніе отъ нея прилично такимъ христіанамъ, которые еще не возвысились до совершеннаго пониманія христіанской религіи, какъ религіи свободы и духа. Совсѣмъ нѣтъ. Всякій христіанскій постъ, хотя и носитъ обрядовый характеръ, но имѣетъ глубокій смыслъ. Никакая религія не отвергала постовъ. Напротивъ, даже языческія религіи, – магометанская, буддійская и другая, – считали и считаютъ постъ необходимымъ подвигомъ для всякаго человѣка, стремящагося къ божеству. Если считать религію, какъ связь человѣка съ божествомъ или какъ стремленіе къ божеству, то постъ есть самое могущественное средство къ тому. Точно такъ же смотритъ на постъ христіанская религія и Церковь. Нѣтъ средства болѣе лучшаго и дѣйствительнаго къ очищенію и нравственному обновленію человѣческой души какъ постъ и воздержаніе. Это – самое вѣрное лѣкарство отъ эгоистическихъ побужденій, отъ плотскаго вожделѣнія, отъ чревоугодія, любостяжанія, скупости, зависти и другихъ страстей, которыми болѣетъ человѣческая душа.

Постъ современенъ человѣчеству. Заповѣдь, данная нашимъ прародителямъ въ раю – не вкушать отъ древа познанія добра и зла, есть заповѣдь поста и воздержанія. Пренебреженіе этою заповѣдію повело къ такимъ послѣдствіямъ, которыя отразились на всемъ человѣчествѣ, принесли отверженіе отъ Бога, проклятіе, духовную и тѣлесную смерть. Эти послѣдствія до сего дня изнуряютъ душу человѣческую. И доселѣ всѣ душевныя страданія въ большинствѣ случаевъ имѣютъ своимъ источникомъ невоздержаніе въ пищѣ и питьѣ, невоздержаніе плотское, полную разнузданность страстей. Если мы будемъ смотрѣть на дальнѣйшую исторію человѣчества по Библіи, то увидимъ, что всѣ великіе библейскіе мужи въ особенныхъ обстоятельствахъ жизни и сами прибѣгали къ этому средству, и народъ еврейскій учили посту и воздержанію. Нужно ли было испросить особенную милость и помощь Божію, или загладить содѣланный грѣхъ, или приготовиться къ какому-нибудь необычайному и важному событію, всегда и вездѣ постъ являлся самымъ могущественнымъ средствомъ. Постились всѣ великіе пророки: Моисей, Илія, Даніилъ и др., когда готовились къ великимъ событіямъ въ жизни еврейскаго народа. Постился Іоаннъ Предтеча Господень, прежде чѣмъ выступить на проповѣдь покаянія. Кромѣ этихъ примѣровъ изъ жизни народа Божія, Библія указываетъ намъ примѣръ ниневитянъ, язычниковъ, постомъ загладившихъ грѣхи свои и отвратившихъ отъ себя гнѣвъ Божій. Въ Новомъ Завѣтѣ самъ Господь Іисусъ Христосъ сорокадневнымъ постомъ побѣдилъ діавола-искусителя и намъ христіанамъ далъ въ этомъ примѣръ. Въ наше время много христіанъ отвергаетъ постъ во имя самаго христіанства, какъ религіи духовной, совершеннѣйшей; говорятъ, что христіанину слѣдуетъ быть выше обрядовыхъ предписаній. Между тѣмъ о томъ, что самъ Господь во время земной жизни постился, – объ этомъ какъ-то забываютъ или не хотятъ помнить. Первые послѣдователи и ученики Христовы, которымъ всего ближе было вѣдомо ученіе и намѣренія своего Учителя, постовъ не отвергали; они постились и въ обычное время, когда служили Господу, и предъ отправленіемъ на проповѣдь (Дѣян. 13, 2-3). Всего меньше могли отвергать постное воздержаніе первые христіане, вся жизнь которыхъ была полнымъ и нелицемѣрнымъ служеніемъ Христу и Его ученію, подражаніемъ совершеннѣйшей жизни Христа. Едва ли первые христіане, подобно современникамъ, опускали изъ вниманія то немаловажное обстоятельство въ жизни Господа Іисуса Христа, что Господь сорокъ дней былъ въ пустынѣ, 40 дней не пилъ и не ѣлъ, хотя имѣлъ такую же тѣлесную природу, какую имѣемъ мы, требующую пищи. Поэтому, едва ли мы ошибемся, если скажемъ, что текущій Великій постъ завѣщанъ намъ самими Апостолами и первыми христіанами и узаконенъ въ подражаніе Господу, сорокадневнымъ постомъ побѣдившему діавольскія искушенія. Вѣдь и мы наступившимъ постомъ готовимся не къ чему иному, а къ воспоминанію побѣды надъ діаволомъ, грѣхомъ и смертію, – побѣды, совершившейся воскресеніемъ Господа Іисуса Христа изъ мертвыхъ.

Самое печальное явленіе нашего времени въ томъ, что нѣкоторая часть христіанъ стала очень далека отъ Церкви и отъ церковной жизни. Существуютъ семьи, гдѣ дѣти до-школьнаго возраста совсѣмъ не слышатъ о томъ, что такое Церковь, какіе ея уставы и требованія. Многіе воспитываются въ семьяхъ, гдѣ безразличіе въ пищѣ продолжается цѣлый годъ, гдѣ никто никогда не поинтересуется церковнымъ календаремъ. Кому не случалось бывать въ кругу подобной семьи. Время постное; на столѣ яства, запрещенныя Церковію. Когда вы отказываетесь вкушать ихъ, васъ съ недоумѣніемъ спрашиваютъ: почему? – и самымъ искреннимъ образомъ удивляются, если вы заявите, что теперь такое время, въ которое запрещено вкушеніе мяса, сыра, янцъ, молока. Въ этомъ удивленіи вы чувствуете всю рознь между христіанами нашего вѣка и Церковію. Оказывается, что нынѣ есть христіане, которые, безъ всякаго притворства, не знаютъ, когда бываютъ посты. Для нихъ возможно ѣсть всегда и все, исключая болѣзни, когда извѣстный сортъ пищи запрещенъ врачомъ. Значитъ, церковные посты настолько стали чужды такимъ христіанамъ, что они даже не знаютъ объ ихъ существованіи. Стоитъ ли обращать вниманіе на такую мелочь въ религіозной жизни! Вотъ этотъ-то индифферентизмъ общества къ церковнымъ узаконеніямъ всего болѣе и опасенъ. Онъ говоритъ о томъ, что отчужденіе христіанъ отъ Церкви нынѣ заходитъ слишкомъ далеко. Мы начинаемъ переживать такое время, когда церковныя установленія не только перестали имѣть вліяніе на чадъ Церкви, но даже совсѣмъ выводятся изъ домашняго обихода. Это, конечно, одинъ изъ симптомовъ того противурелигіознаго духа и антицерковнаго направленія, которое мало-помалу овладѣваетъ православнымъ русскимъ обществомъ, являясь печальнымъ наслѣдіемъ временъ и событій недавно минувшихъ.

Не одинъ постъ остался въ пренебреженіи. Язва религіознаго равнодушія идетъ гораздо глубже. Наравнѣ съ постомъ утратили свое значеніе и другіе обряды Православной Церкви. Молитва общественная въ храмахъ и частная въ домахъ тоже выводится, какъ ненужная, а за молитвою и таинства стали считаться необязательными. Такъ одно зло мало-помалу влечетъ за собою другое, и все вмѣстѣ составляетъ зло великое, надъ которымъ стоитъ задуматься.

Мы сказали, что Церковь понимаетъ постъ, какъ цѣлебное лѣкарство для души и тѣла. Эта мысль едва ли нуждается въ доказательствахъ. Спросите любаго врача, и онъ вамъ скажетъ, что умѣренность и воздержаніе больше приносятъ здоровья, чѣмъ излишество. Правда, наши врачи не любятъ церковныхъ постовъ за то, что они запрещаютъ вещества питательныя, т. е. такія, которыя съ большею легкостію усвояются организмомъ, а разрѣшаютъ такія, которыя лишь переполняютъ желудокъ, затрудняя пищевареніе. Врачи говорятъ относительную правду; правда, что пища растительная, узаконяемая Церковію во время постовъ, не по силамъ людямъ, рѣдко ее употребляющимъ и никакого труда не несущимъ. Но правда и то, что простой народъ, рѣдко употребляющій мясо и свыкшійся съ растительной пищей, гораздо крѣпче, сильнѣе и выносливѣе многихъ изнѣженныхъ жителей городовъ. Не слѣдуетъ опускать изъ виду, что врачи – враги растительной пищи потому, что имѣютъ дѣло въ большинствѣ случаевъ съ городскими жителями и сами живутъ въ городахъ. Этимъ и объясняется нѣкоторая односторонность въ ихъ сужденіяхъ о растительной пищѣ.

Самымъ лучшимъ доказательствомъ въ пользу церковнаго поста служитъ современный вегетаріанизмъ. Въ недавнее время стали приходить къ мысли, что человѣческому организму свойственна лишь растительная пища. Слава Богу, что хоть недавно стали убѣждаться, насколько справедлива была Церковь, узаконяя посты. Вегетаріанизмъ, впрочемъ, не сказалъ ничего новаго. Для людей вѣрующихъ и вѣрныхъ Церкви давно было извѣстно, что постъ полезенъ для тѣлеснаго здоровья и для души спасителемъ, потому что и душу очищаетъ отъ страстей. Извѣстно было и то, что растительная пища, предлагаемая Церковію въ извѣстныя времена, больше свойственна человѣку, чѣмъ животная пища, потому что дана была первоначальною заповѣдію Божіею (Быт. 1, 29). Богъ позволилъ человѣку ѣсть мясо животныхъ уже послѣ потопа, когда человѣкъ успѣлъ разстроить свой организмъ страстями и похотями (Быт. 9, 3). Зато какъ сократилась жизнь человѣская послѣ потопа! До потопа люди жили до тысячи лѣтъ, а послѣ потопа, при всемъ разнообразіи пищи, едва доживали до сотни лѣтъ.

Минувшій 19 вѣкъ далеко ушелъ по пути просвѣщенія. Но наслѣдство, завѣщанное имъ вѣку двадцатому, едва ли богато. 19 вѣкъ, кажется, ни на ноту не увеличилъ общей суммы человѣческаго счастья, – скорѣе уменьшилъ его. Съ непостижимою быстротою мы стали передвигаться съ одного мѣста на другое, получили возможность обмѣниваться извѣстіями въ нѣсколько минутъ на огромныхъ разстояніяхъ; посредствомъ неодушевленныхъ машинъ Эдиссона мы слушаемъ голоса и пѣніе людей, которыхъ никогда не видали; вновь открытыми лучами особаго рода, которымъ не найдено пока и названія (иксъ-лучи), видимъ сквозь такія физическія тѣла, которыя раньше лучей свѣта не пропускали; однимъ словомъ, люди во всѣхъ отношеніяхъ двинулись впередъ, исключая одного и, пожалуй, самаго главнаго – нравственнаго преуспѣянія. Въ послѣднемъ случаѣ люди, безъ сомнѣнія, подвинулись назадъ отъ истиннаго пути жизни. Старые способы къ духовно-нравственному прогрессу забыты или оставлены (напр, постъ), а новыхъ не найдено. Не указано новыхъ путей къ воспитанію въ человѣкѣ милосердія, состраданія, прощенія, любви. Не сказано, какъ легче скупому сдѣлаться добрымъ, гордому смиреннымъ, жестокому кроткимъ, прелюбодѣю цѣломудреннымъ. Люди богатые, живя рядомъ съ бѣдняками, такъ же далеки отъ нихъ, какъ и прежде, – пожалуй даже дальше, чѣмъ прежде. Очевидно, никакіе новѣйшіе способы передвиженія не сблизили между собою человѣческихъ сердецъ; не послужили къ достиженію счастья и другія открытія 19 вѣка. Посредствомъ фонографа увѣковѣчивается голосъ знаменитыхъ пѣвцовъ, декламаторовъ и пр.; это – лишнее удобство для людей богатыхъ. Но какая польза отъ этого открытія для людей, не имѣющихъ хлѣба, одежды, топлива? Вѣдь богатые не захотятъ слушать и въ фонографъ мольбу голоднаго, если они не слышатъ его на улицѣ. Да, геній человѣчества въ прошломъ столѣтіи открылъ себя во всемъ блескѣ. Но жаль, что онъ не изобрѣлъ ни одного средства, чтобы человѣкъ могъ сдѣлаться новымъ существомъ по образу и подобію Создавшаго его.

И не оттого ли это, что мы, гордясь успѣхами ума, уходимъ отъ Бога-Отца и Матери-Церкви въ страну далече, какъ блудный сынъ въ притчѣ Господней?

 

Священникъ Іаковъ Галаховъ.

 

«Пастырскій Собесѣдникъ». 1901. № 7.

 

Об авторе. Иаков Иаковлевич Галахов (1865-1938) – российский духовный писатель, протоиерей и пастырь-проповедник, известный русский церковный деятель, один из идеологов Катакомбной Церкви (ИПЦ). С 1911 г. профессор богословия Томского технологического института и преподаватель богословия на Сибирских высших женских курсах. В 1917 г. делегат Всероссийского съезда духовенства и мирян, участвовал в заседаниях первой сессии Собора. В 1918 г. приват-доцент историко-филологического факультета Томского университета. С 1926 по 1927 гг. – священник церкви в Иркутске. Лишен избирательных прав. В 1927 г. – арестован «за контрреволюционную деятельность» и приговорен к 3 годам ссылки. Отправлен в Туруханск, откуда в 1930 г. – был освобожден с ограничением проживания. Поселился в Казани. 31 августа 1930 г. – арестован по групповому делу церковников. По этому же делу были осуждены более 30 казанских непоминающих, в том числе епископ Иоасаф (Удалов), епископ Нектарий (Трезвинский), профессора Казанской духовной академии, монахи и монахини. В 1932 г. как «участник контрреволюционной организации Истинно-Православная Церковь» приговорен к 3 годам ссылки в Казахстан, с 1935 г. жил в Актюбинске. По одним данным умер от инфаркта миокарда в городской больнице г. Актюбинска, по другим сведениям был вновь арестован в Актюбинске и расстрелян 12 сентября 1938 г.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: