Преподобный Савва Освященный и основанная имъ Лавра.

Изъ множества (300) монастырей, разсѣянныхъ на пространствѣ Сиріи, Палестины и Идумeи до богошественнаго Синая, едва ли не одна лавра Саввы Освященнаго уцѣлѣла отъ погрома времени; отъ прочихъ же обителей и лавръ (кромѣ іерусалимскихъ), остались лишь груды развалинъ а нѣкоторыхъ неизвѣстна даже и мѣстность. Лавра Саввы Освященнаго, въ продолженіе своего существованія, много видѣла политическихъ переворотовъ, не мало перенесла и тяжкихъ невзгодъ, разражавшихся надъ нею, отъ ненависти и козней враговъ Православія. Но всѣ эти бѣдствія и испытанія пронеслись надъ нею, какъ черная громовая туча, которая хотя и разражалась иногда надъ обителію, однако, по неисповѣдимымъ судьбамъ промысла Божія, не могла разрушить, уничтожить этого пустыннаго разсадника мужей богоугодныхъ, помрачить яркаго свѣтильника, поставленнаго на стражѣ Православія.

Прежде лавра была сборнымъ мѣстомъ всѣхъ подвизавшихся въ окрестностяхъ, нынѣ же все братство соединено, заключено въ обители, такъ какъ подвижничество внѣ монастыря сдѣлалось невозможнымъ, страха ради агарянскаго. Что же касается до образа жизни старцевъ: то нужно отдать имъ полную справедливость въ неуклонномъ слѣдованіи уставу преподобнаго Саввы; уставъ этотъ и до сихъ поръ извѣстенъ подъ именемъ палестинскаго. Какъ чинъ богослуженія, такъ и образъ келейной жизни – все напоминаетъ вамъ здѣсь о священной древности и о духѣ первобытнаго иночества.

При обозрѣніи святыни саввинской, лучшимъ руководителемъ какъ для путешественника-археолога, такъ и для благочестиваго поклонника служитъ знаніе житія преподобнаго основателя лавры, хотя бы то въ общихъ чертахъ.

Преподобный Савва освященный родился въ 439 году по Р. X. въ кесарійской епархіи, въ селеніи Муталаска, отъ благородныхъ и благочестивыхъ родителей Іоанна и Софіи. Отецъ его по обязанностямъ военной службы долженъ былъ отправиться въ Александрію, куда взялъ съ собою и свою супругу, а пятилѣтняго Савву поручилъ попеченію дядей малютки по матери. Отрокъ Савва, замѣтивъ поселившуюся изъ-за него вражду между дядями, которые не столько заботились о дитяти, сколько о выгодахъ управленія его отцовскимъ имѣніемъ, добровольно отказался отъ наслѣдства и удалился вопреки желанію опекуновъ въ сосѣдній монастырь Флавіана. Восьми лѣтъ Савва уже принялъ иноческій чинъ, и въ короткое время своею добродѣтельною жизнію превзошелъ старцевъ. Пробывъ въ монастырѣ 10 лѣтъ, онъ пожелалъ поклониться святынѣ іерусалимской, посмотрѣть житіе палестинскихъ отшельниковъ и воспользоваться ихъ наставленіями.

Прозорливый Евѳимій великій, свѣтило тогдашнихъ анахоретовъ, первый увидѣлъ въ юномъ пришельцѣ будущаго великаго подвижника и наставника монашествующихъ. Надежды не обманули св. старца: онъ послалъ юнаго пришельца на искусъ въ монастырь Ѳеоктиста, гдѣ Савва такъ возмужалъ и утвердился въ аскетической жизни, что съ сего времени преподобный Евѳимій не иначе сталъ называть 35-ти лѣтняго инока, какъ юнымъ старцемъ. По смерти преподобнаго Ѳеоктиста, въ монастырѣ котораго по велѣнію Евѳимія, подвизался 10 лѣтъ[1], также по кончинѣ самаго Евѳимія и иныхъ богоносныхъ отцовъ – опытныхъ руководителей въ монашеской жизни, Савва увидѣлъ, что нравы и порядки начали измѣняться, анахореты увлекались новыми ученіями еретиковъ, и потому, оставивъ обитель Ѳеоктиста, пошелъ искать другаго болѣе безмятежнаго пристанища.

Четыре года скитался онъ по пустынямъ и наконецъ, по особенному откровенію, вселился въ пещерѣ плаченной юдоли[2], при подножіи коей нынѣ красуется древняя его обитель. Пять лѣтъ отшельникъ оставался безъизвѣстнымъ, питаясь растущими въ юдоли травами и кореньями, преимущественно мелагріею (дикій медъ), и ходя за водою за 15 стадій. Но, какъ свѣтильникъ на верху горы стоя, не можетъ укрыться, такъ и преподобный Савва, уже многими извѣстный по строгости своей жизни и по рѣдкимъ христіанскимъ добродѣтелямъ, не могъ сокрыться отъ отшельниковъ, истинно преданныхъ своему званію. Убѣжище смиреннаго пустынника было открыто и къ нему со всѣхъ сторонъ начали стекаться старцы, которые, не смотря на свои преклонныя лѣта и уже замѣчательные подвиги, считали за великое для себя счастіе быть учениками сороколѣтыяго Саввы, Изъ первыхъ учениковъ его (въ числѣ 70), образовалось много достойныхъ мужей – подражателей наставника, которые въ свою очередь и сами основали обители. Чуднымъ образомъ Господь указалъ преподобному сокровенный источникъ живой воды, въ которой такъ нуждались селившіеся по ту и другую сторону юдоли отшельники; такимъ же образомъ указана была и пещера, въ которую многочисленные анахореты могли бы стекаться къ слушанію божественной службы[3]. Іерусалимскій патріархъ Саллюстій, для вящшаго порядка и управленія стекающеюся братіею, рукоположилъ Савву въ пресвитера противъ собственнаго его желанія, самъ освятилъ пещерный храмъ и такимъ образомъ положилъ твердое основаніе новой обители, принудивъ св. подвижника вмѣстѣ съ саномъ пресвитера принять и начальство надъ собравшимися анахоретами. Это было на 48 году жизни Саввы (въ 487г.).

Слава объ игуменѣ Саввѣ росла вмѣстѣ съ его лаврою. Изъ дальней Арменіи пришли благочестивые учиться подвижничеству у палестинскаго старца. Савва съ любовію принялъ благочестиваго армянина Іеремію съ двумя его учениками Петромъ и Павломъ, за ними пришли другіе, и блаженный Савва уступилъ имъ для богослуженія на родномъ ихъ языкѣ первоначальную малую церквицу на днѣ юдоли подлѣ источника[4]. Преподобный хотя и отказался отъ отеческаго наслѣдства, при всемъ томъ наслѣдство нашло владѣльца. Престарѣлая мать Саввы по смерти своего мужа, распродавъ все имѣніе, прибыла изъ Александріи къ своему единственному сыну и вручила ему наслѣдство. Съ любовію встрѣтилъ Савва мать старицу, убѣдилъ ее принять иночество и вскорѣ похоронилъ ее, а полученное наслѣдство употребилъ на устройство страннопріимныхъ домовъ въ самой лаврѣ, для приходящихъ иноковъ, въ Іерихонѣ и Іерусалимѣ близь столпа Давидова, для путниковъ, впослѣдствіи же построилъ страннопріимный домъ и келлій и во вновь основанной имъ обители недалеко отъ лавры (три четверти часа пути) въ Кастеллѣ. Изъ подобныхъ построекъ видно, что наслѣдство Саввы было весьма значительно; всѣ свои сокровища онъ употребилъ на нужды новой обители и на пользу общественную, себѣ же ничего не оставилъ и до конца своей жизни ходилъ въ ветхой съ заплатами одеждѣ. По смерти патріарха Саллюстія, два друга во всемъ единомысленные Савва и Ѳеодосій назначены были освященнымъ соборомъ, который собрался въ Іерусалимъ для выбора новаго святителя, первый архимандритомъ надъ всѣми отшельниками, а послѣдній архимандритомъ надъ общежительными монастырями, отчего Ѳеодосій и называется кинoвiapxoмъ.

Въ числѣ добрыхъ овецъ благочестиваго стада нашлось немало и порочныхъ, коихъ новый игуменъ не могъ исправить ни смиреніемъ, ни кротостію, ни собственнымъ примѣромъ. Нѣкоторымъ высокоумнымъ и гордымъ монахамъ не нравилась строгая жизнь монастырская; недовольство архимандритомъ возрасло до такой степени, что смиренный Савва для умиротворенія строптивыхъ оставилъ лавру на произволъ Божій, и удалился въ Скиѳополь. Отсюда начинается новый періодъ дѣятельности старца – основаніе новыхъ обителей, коихъ онъ основалъ со включеніемъ лавры семь. Гдѣ онъ ни появлялся, вездѣ съ быстротою стекались къ нему новые пустынники. Слава о св. старцѣ неслась по всѣмъ предѣламъ Палестины. Такимъ образомъ, онъ основалъ монастыри на рѣкѣ Гадаріи, киновію близъ Никополя, въ Ѳекуйскомъ ущельѣ и другіе. Послѣдній образовался изъ ушедшихъ изъ лавры монаховъ. Патріархъ Илія принудилъ Савву возвратиться въ лавру и снова принять начальство надъ оставленнымъ имъ стадомъ. Недовольные, по повелѣнію патріарха, должны были оставить лавру. Незлобивый старецъ не оставилъ ихъ безъ помощи, и, испросивъ у святителя 70 златницъ, основалъ для строптивыхъ монастырь въ Ѳекоѣ, гдѣ къ огорченію его злыя сѣмена вскорѣ дали горькіе плоды, – монашествующіе заразились ересію Оригена.

Преподобный Савва былъ не только главою пустынножителей, но и свѣтильникомъ Палестины, какъ писалъ о немъ патріархъ Илія императору Анастасію. Греческій императоръ Анастасій, жаркій послѣдователь ученія Несторіева и Евтихіева, произвелъ великое смущеніе во всей православной Церкви. Онъ изгналъ цареградскаго патріарха Евѳимія, который не соглашался проклясть Халкидонскій соборъ; та же участь грозила Иліи іерусалимскому и Флавіану антіохійскому. Для умиротворенія Церкви и для вразумленія царя-еретика, патріархъ Илія послалъ въ Царьградъ въ числѣ прочихъ старцевъ и преподобнаго Савву. Старцы не могли подѣйствовать на императора и должны были возвратиться безъ успѣха; однако эта неудача не смутила энергическаго отшельника: онъ остался въ столицѣ на зиму и, имѣя свободный доступъ къ государю, своими убѣжденіями и просьбами довелъ неправомыслящаго до того, что православные патріархи Илія и Флавіанъ оставлены были въ покоѣ, а Савва возвратился въ Іерусалимъ съ миромъ и царскою милостынею для своихъ монастырей.

По возвращеніи старца изъ Царьграда враги православія не дремали: они снова успѣли вооружить императора противъ православныхъ. По царскому повелѣнію созванъ былъ соборъ въ Сидонѣ, на которомъ отвергнутъ Халкидонскій соборъ, и патріархи антіохійскій Флавіанъ и іерусалимскій Илія насиліемъ низведены съ патріаршихъ троновъ, а на ихъ мѣсто возведены единомысленные съ императоромъ Севиръ и Іоаннъ. Впрочемъ Іоаннъ іерусалимскій болѣе хитрилъ, нежели защищалъ монофизитство: энергическимъ анахоретамъ удалось поставить его на путь истины. Императоръ, оскорбленный непостоянствомъ Іоанна, прислалъ въ Іерусалимъ своего эпарха Анастасія съ достаточнымъ количествомъ войска, чтобы или принудить Іоанна еретически мудрствовать, или низвести его съ трона. Іоаннъ все обѣщалъ исполнить въ слѣдующій воскресный день, а между тѣмъ далъ знать о своемъ безвыходномъ положеніи преподобнымъ Саввѣ и Ѳеодосію, прося ихъ помощи. Начальники монашествующихъ собрали всѣхъ старцевъ, подвизавшихся въ ихъ монастыряхъ и въ пустыняхъ, до 10,000 человѣкъ, и въ воскресный день явились въ храмъ іерусалимскій, гдѣ должно было происходить отверженіе іерусалимскимъ патріархомъ Хадкидонскаго собора и канонизація Сидонскаго.

Стеченіе народа было огромное. Патріархъ возшелъ нн каеедру, имѣя по сторонамъ архимандритовъ Савву и Ѳеодосія и, къ ужасу Анастасія и его свиты, торжественно предалъ анаѳемѣ ученіе Несторія, Діоскора и единомысленныхъ имъ. Православіе торжествовало, вѣрные радовались, а посолъ еретика императора бѣжалъ со своею стражею въ Кесарію, и тамъ ожидалъ дальнѣйшихъ приказаній изъ Царьграда. Такимъ образомъ, св. Савва съ своимъ духовнымъ воинствомъ былъ защитникомъ Православія вопреки насилію мірской власти. Миръ церквей палестинской и антіохійской былъ возстановленъ, гоненіе на вѣрныхъ прекратилось; императоръ, занятый приготовленіями къ войнѣ, принужденъ былъ отложить свою месть до болѣе благопріятнаго времени. Затѣмъ скоропостижная смерть врага Православія, о которой объявилъ прозорливый патріархъ Илія, посѣтившему его въ заточеніи въ Аилѣ Саввѣ, положила конецъ смутамъ въ православной Церкви. Благочестивый Іустинъ своимъ царскимъ указомъ повелѣлъ прочитать и въ сѵнодики вписать постановленія Халкидонскаго собора во всѣхъ церквахъ, для чего св. Савва, не смотря на свои недуги и старость, по просьбѣ патріарха Петра ходилъ въ Кесарію и Скиѳополь для обнародованія этого указа, и вездѣ былъ принимаемъ съ любовію и благоговѣніемъ, какъ защитникъ Православія и умиротворитель Церкви православной.

Однако служеніе преподобнаго Саввы Церкви Христовой этимъ не окончилось. 90-лѣтній старецъ снова долженъ былъ принять на себя тяжкій подвигъ миротворца, снова долженъ былъ отправиться въ дальній путь въ столицу, и тамъ, предъ императоромъ Іустиніаномъ, защищать близкихъ и любезныхъ ему палестинцевъ отъ гнѣва царскаго. Для іерусалимскихъ патріарховъ преподобный Савва былъ единственною опорою во всѣхъ крайнихъ случаяхъ: его настояніямъ и мольбамъ не могли противиться императоры, – такъ они благоговѣли предъ дивнымъ отшельникомъ! Самаряне, обитавшіе въ Палестинѣ, преимущественно въ Неаполѣ (Набулусъ – древній Сихарь), подняли знамя бунта противъ императора, избрали изъ своей среды царя подъ именемъ Іуліана, и съ яростію устремились противъ христіанъ; множество церквей было опустошено и сожжено, епископъ неапольскій Самонъ и множество христіанъ пали отъ меча изувѣровъ. Мятежъ усмирень былъ присланнымъ войскомъ, Іуліанъ убитъ, послѣ чего спокойствіе въ странѣ возстановилось. Но нѣкто Арсеній, сынъ елевѳеропольскаго самарянина. казненнаго въ этомъ городѣ, успѣлъ бѣжать въ Царьградъ и, приблизившись къ императору, умѣлъ убѣдить его, что всѣ несчастія, обрушившіяся на Палестину, и самый мятежъ самарянъ вынуждены были христіанами. Государь повѣрилъ коварному, и сталъ гнѣваться на христіанъ палестинскихъ. Вѣсть о гнѣвѣ царскомъ скоро достигла Іерусалима, и крайне опечалила блаженнаго патріарха Петра. Нужно было укротить гнѣвъ царскій, разсѣять подозрѣнія, какія внушилъ императору коварный самарянинъ. Кто же могъ выполнить это трудное дѣло?... Выборъ палъ на преподобнаго Савву, котораго праведная жизнь, глубокая старость, дерзновеніе, любовь къ правдѣ, все служило ручительствомъ, что онъ только, и никто иной, можетъ достигнуть цѣли своего посольства. Итакъ маститый старецъ, съ надеждою на Бога и на милосердіе мудраго царя, снова отправился въ Царьградъ, ходатайствовать у трона за неповинныхъ палестинцевъ и обличать закоснѣлыхъ враговъ христіанства.

Благочестивый Іустиніинъ съ любовію принялъ 90 лѣтняго пустынника, слава о которомъ неслась по всей имперіи. Савва разоблачилъ предъ царемъ клевету на христіанъ палестинскихъ, указалъ причину неустройствъ и усмиреннаго мятежа, и такимъ образомъ преклонилъ гнѣвъ царскій на милость. Коварный самарянинъ вынужденъ былъ прибѣгнуть къ великодушію обличителя, крестился со всѣмъ семействомъ, и тѣмъ избѣгъ заслуженнаго имъ наказанія. Успокоенный касательно преданности палестинскихъ христіанъ, благочестивый императоръ пожелалъ наградить миротворца, но св. Савва собственно для себя ни въ чемъ не нуждался, – ему дороги были патріархатъ іерусалимскій и присные по духу тысячи отшельниковъ. Не богатства и земель для своихъ монастырей просилъ св. старецъ отъ благочестиваго императора, –нѣтъ, его снѣдала грусть о тяжкомъ положеніи бѣдныхъ поклонниковъ, съ дальныхъ странъ приходившихъ поклониться у самаго источника нашего спасенія – гроба Господня. Савва молилъ государя устроить на царскій счетъ болѣе обширную страннопріимницу въ Іерусалимѣ для поклонниковъ, для нихъ же больницу съ опытными врачами, достроить въ лаврѣ церковь, заложенную патріархомъ Иліею, сложить недоимки съ палестинскихъ христіанъ, разоренныхъ мятежными самарянами, возобновить сожженныя ими церкви и наконецъ построить укрѣпленіе въ пустынѣ ниже монастырей, гдѣ бы постоянная воинская стража защищала мирныя обители отъ частыхъ нападеній пустынныхъ сарациновъ. – Вѣроятно преп. Савва не дожилъ до исполненія горячихъ своихъ желаній касательно облегченія быта бѣдныхъ поклонниковъ, хотя императоръ тогда же повелѣлъ изыскать средства для богоугодныхъ заведеній. Что же касается до обѣщаннаго укрѣпленія въ пустынѣ, то вмѣсто его впослѣдствіи построена была башня надъ монастыремъ, которая и донынѣ носитъ названіе Іустиніановской и съ давнихъ временъ служитъ защитою и убѣжищемъ Саввинскихъ старцевъ отъ нападенія кочующихъ бедуиновъ.

Съ восторгомъ былъ принятъ въ Іерусалимѣ возвратившійся изъ столицы миротворецъ, какъ патріархомъ, такъ и православными мірянами. Подвижническіе труды, заботы о мирѣ Церкви, дальнія утомительныя путешествія и наконецъ преклонныя лѣта – все это имѣло вредное вліяніе на здоровье труженика. Старецъ изнемогъ, никакія попеченія патріарха не могли возставить его отъ одра болѣзни. Болящій провидѣлъ свою кончину и, назначивъ себѣ преемника, мирно скончался въ основанной имъ лаврѣ въ 530 году по Р. Хр., на 94-мъ году своей жизни. Патріархъ съ подвѣдомыми ему епископами и множествомъ народа торжественно предалъ землѣ преподобнаго въ лаврѣ – на томъ самомъ мѣстѣ, гдѣ праведникъ нѣкогда сподобился видѣть огненный столпъ.

Со времени своего основанія и до настоящаго времени Саввинская лавра оставалась неугасимою лампадою православія въ Палестинѣ и убѣжищемъ ищущихъ спасенія внѣ міра. Въ продолженіи XV вѣковъ она была свидѣтельницею, и иногда и жертвою многихъ политическихъ и религіозныхъ переворотовъ; но, при всѣхъ невзгодахъ своего беззащитнаго положенія, была вѣрна своему назначенію и устояла донынѣ. Въ чемъ же заключалась эта таинственная опора стойкости и неприкосновенности лавры? Почему десятки, если не сотни, знаменитыхъ въ свое время обителей нынѣ представляютъ, однѣ лишь развалины, Саввинская же лавра стоитъ, процвѣтаетъ и не оскудѣваетъ святыми подвижниками?.. Насельники ея никогда не отступали отъ правилъ, какія завѣщаны имъ свитымъ основателемъ, никогда не увлекались еретическими толками, какіе время отъ времени возмущали православный міръ и обители, нерѣдко дававшіе пріютъ новымъ лжемудрованіямъ. Преподобный Савва цѣлую жизнь боролся съ еретиками, то же завѣщалъ и своимъ преемникамъ; посему-то его лавра, при всѣхъ опасностяхъ, чуждая житейскихъ выгодъ, отдаленная отъ свѣта, оставалась вѣрною истинѣ евангельскаго ученія, вѣрною Православію: могла ли послѣ этого оскудѣвать она святыми праведными подвижниками, молитвами которыхъ стоитъ незыблемо и донынѣ? Самые иновѣрцы и враги христіанства – мусульмане искони привыкли смотрѣть на обитель, какъ на святое убѣжище ищущихъ спасенія, а на ея насельниковъ какъ на усопшихъ для міра, возмущать покой которыхъ не одобряетъ никакая религія. Обитель всегда была какбы внѣ міра, а потому и не казалась опасною миру всего міра.

При всемъ томъ Саввинская лавра, какъ и другія христіанскія святыни, иногда подвергалась великимъ бѣдствіямъ, которыя для насельниковъ ея были или испытаніемъ или наказаніемъ, можетъ быть, за временный упадокъ подвижничества. Въ ней сіяли не одни только подвижники, но и мученики. Такъ напр, въ VIII столѣтіи, при патріархѣ Иліи, обитель разорена была сарацинами, при чемъ болѣе 35 старцевъ приняли мученическую кончину отъ меча варваровъ[5]. Въ XVI столѣтіи юный черноризецъ Михаилъ, нехотѣвшій измѣнить своему призванію и нарушить цѣломудрія, также принялъ мученическій вѣнецъ отъ руки турковъ въ Іерусалимѣ[6]. Наконецъ множество череповъ и костей, которые и донынѣ хранятся въ пещерной церкви св. Николая въ назиданіе старцевъ, ясно свидѣтельствуютъ, что обитель не наслаждалась постояннымъ покоемъ. Одинъ изъ первобытныхъ арабскихъ эмировъ, озабоченный множествомъ отшельниковъ и пылая ненавистію противъ христіанъ, посылаетъ шайки подобныхъ себѣ фанатиковъ въ пустыню для истребленія всѣхъ подвизавшихся въ горныхъ разсѣлинахъ; такимъ образомъ всѣ неуспѣвшіе скрыться анахореты, числомъ до 2000 человѣкъ, погибаютъ отъ меча варваровъ.

Тяжелъ былъ бытъ саввинскихъ отшельниковъ во время владычества магометанъ, однако очевидныя опасности и частыя преслѣдованія не останавливали боголюбцевъ содѣвать свое спасеніе въ уединенныхъ разсѣлинахъ и пещерахъ горныхъ. Такой образъ подвижничества продолжался до XVII столѣтія. Послѣ сего постоянныя опасности и частые случаи убійствъ отъ разбойниковъ вынудили настоятелей лавры и іерусалимскихъ патріарховъ возбранить хотящимъ подвизаться отдѣльно по пещерамъ, но обитать въ крѣпкой обители преподобнаго Саввы, вслѣдствіе чего число подвижниковъ весьма сократилось. Въ настоящее время въ лаврѣ находится не болѣе 30 старцевъ, потому что монастырь по своему устройству, а болѣе по ограниченности своихъ средствъ, помѣстить большаго числа не можетъ.

 

Священникъ Петръ Соловьевъ.

 

«Странникъ». 1865. Т. 1. Отд. I. Кн. 2. Февраль. С. 45-61.

 

[1] Монастырь (развалины) св. Евѳимія находится въ уади (долинѣ) Кельтъ, а св. Ѳеоктиста – при спускъ въ іерихонскую долину, по правую сторону нынѣшней поклоннической дороги, при самой подошвѣ іудейскихъ горъ. Поэтому монастырь Евѳиміевъ называется горкимъ, какъ находящійся въ горахъ; Ѳеоктистовъ же, дольнымъ, въ долинѣ. Обѣ эти древнія обители одна отъ другой на часъ пути – нынѣ въ развалинахъ. Мѣстность Евѳиміева монастыря чрезвычайно походитъ на мѣстность Саввинскаго. Тоже ущелье съ шумящимъ на днѣ весною потокомъ, таже постройка какбы прилѣпленная къ отвѣсной стѣнѣ юдоли и сверху прикрытая выступомъ пласта скалы какъ кровлею. Теперь трудно даже опредѣлить, гдѣ пролегала глинная тропинка въ монастырь. Въ свое время втотъ монастырь могъ считаться неприступнымъ.

[2] Долина, по которой пролегаетъ дорога къ обитель получила такое названіе, потому что она начинается отъ долины Іосафатовой (она же и Силоамская) – кладбища іудейскаго, гдѣ, по вѣрованію евреевъ, будетъ страшный судъ, – мѣсто плача и стенаній. Прошедши съ версту за источникъ Іоава (биръ-аюбъ), не встрѣтишь уже ни деревъ масличныхъ, ни золотистыхъ нивъ ячменныхъ; сердце чувствуетъ какую-то скорбь, какбы объ оставленномъ мірѣ.

[3] Въ этой обширной пещерѣ донынѣ существуетъ церковь во имя святители Николая; она можетъ вмѣстить ю 150 молящихся.

[4] На мѣстѣ этой начальной церквицы впослѣдствіи построена Ѳеодуломъ и Геласіемъ соборная церковь, которая освящена патріархомъ Иліею, а армянамъ уступлена пещерная, сдѣлавшаяся уже тѣсною для братіи.

[5] Четьи-Минеи, 20 марта.

[6] Четьи-Минеи, 23 мая.

 

Тропарь, гл. 8: Слезъ твоихъ теченьми пустыни безплодное воздѣлалъ еси,/ и иже изъ глубины воздыханьми во сто трудовъ уплодоносилъ еси,/ и былъ еси свѣтильникъ вселеннѣй,/ сіяя чудесы, Савво, отче нашъ,// моли Христа Бога спастися душамъ нашимъ.

Кондакъ, гл. 8: Яко отъ младенства Богу жертва непорочная/ принеслся еси добродѣтелію, Савво блаженне,/ садодѣлатель бывъ благочестія;/ тѣмже былъ еси преподобныхъ удобреніе,/ гражданинъ же пустынный достохваленъ.// Тѣмже зовемъ ти: радуйся, Савво пребогате.

 

Рака с мощами преп. Саввы. 1256 г. мощи были вывезены в Венецию и помещены в церковь Сан Антонио, и только 26 октября 1965 г. мощи мощи святого были возвращены обратно в монастырь, для чего установлено празднование 13 день октября по ст. ст.

 

Мощевик со святыми мощами блаженных отцов Саввинской Лавры.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: