Поученіе въ недѣлю 26-ю по Пятидесятницѣ.

Востани спяй, и воскресни отъ мертвыхъ, и освѣтитъ тя Христосъ. (Ефес. 5, 14)

 

Такъ взывалъ нѣкогда ревнитель вѣры и благочестія, поборникъ чистоты и святости, Апостолъ Павелъ къ новообращеннымъ христіанамъ, пробуждая ихъ отъ сна грѣховнаго и мертвенныхъ дѣлъ плоти; такъ взываетъ онъ и нынѣ къ каждому изъ насъ, пробуждая всѣхъ насъ отъ нравственнаго усыпленія, душевной дремоты и мертвеннаго бездѣйствія въ дѣлѣ спасенія: возстани спяй, вопіетъ онъ, воскресни отъ мертвыхъ, и освѣтитъ тя Христосъ.

Христіане, какъ сыны свѣта и дня, дѣйствительно, постоянно должны заботиться о спасеніи душъ своихъ; не предаваясь сну и безпечности, должны трудиться и молиться, да спасетъ Господь Богъ, по милости Своей, души ихъ; каждый день и каждый часъ своей жизни должны посвящать на благоугожденіе Господу Богу; на всякое время бдѣть (Лук. 21, 36), ежеминутно бодрствовать на стражѣ душевнаго спасенія. Такъ должно быть: но такъ ли мы поступаемъ въ семъ случаѣ? Да, надобно сознаться, что, бодрствуя постоянно для тѣла, мы почти всѣ спимъ преспокойно для души, спимъ сномъ глубокимъ, спимъ отъ самаго младенчества до дряхлой старости; грѣемъ и всячески питаемъ тѣло, а о душѣ, по какому-то странному ослѣпленію, почти вовсе нерадимъ; занимаемся только настоящею жизнію, а о будущей рѣдко, рѣдко помышляемъ.

Въ самомъ дѣлѣ, чудно, братіе, и непонятно то дѣйствіе и вліяніе, то обольщеніе и ослѣпленіе, какое производитъ на насъ міръ сей всѣми своими благами и всѣми своими удовольствіями! Представьте: всѣ мы знаемъ и глубоко убѣждены, что міръ этотъ, въ отпаденіи и въ отчужденіи отъ Бога, безъ благодатной силы Вседержителя, самъ по себѣ весь во злѣ лежитъ (1 Іоан. 5, 19); что всѣ блага и удовольствія его, безъ благословенія Господня, безъ освященія и осѣненій ихъ именемъ Божіимъ, пагубны для души нашей и скоропреходящи; что любить міръ до пристрастія, до самозабвенія значитъ собственно ненавидѣть себя и враждовать противъ Бога (Іак. 4, 4); знаемъ и вѣруемъ, съ другой стороны, что для истинныхъ христіанъ за гробомъ уготованы блага вѣчныя и высочайшія, такія, которыхъ око человѣческое никогда невидало, ухо неслыхало и которыя на сердце и на мысль человѣку, во все время земной его жизни, ни однажды не всходили; христіанину слѣдуетъ только, живя на землѣ, любить всѣми силами души своей Господа Бога и, по смерти, вступить въ наслѣдіе сими высочайшими благами, знаемъ все это: но, къ несчастію, поступаемъ иначе, живемъ вопреки своему знанію, наперекоръ своимъ убѣжденіямъ. Міръ сей всѣми своими благами, жизнь настоящая всѣми своими удовольствіями и прелестями, заботы о тѣлѣ и удобствахъ жизни до того омрачаютъ умъ и повреждаютъ сердце наше, что мы всецѣло погружаемся въ плоть и землю, совсѣмъ забывая о душѣ и не вспоминая о горнихъ, небесныхъ обителяхъ; дѣйствуемъ и живемъ, какъ будто мы вѣчны въ сей жизни, ибо рѣдко, рѣдко помышляемъ о преселеніи въ другую жизнь, – заботимся и суетимся только о выгодахъ и удобствахъ настоящей.

Возьмите еще во вниманіе и то, что для снисканія благъ и удовольствій міра, для предметовъ роскоши, для услажденія и утучнѣнія тѣла, мы трудимся обыкновенно сверхъ силъ, къ трудамъ прилагаемъ новые труды, къ усиліямъ новыя усилія, съ напряженіемъ переносимъ неимовѣрныя опасности и непріятности, нерѣдко лишаемъ себя сна и пищи; и при всемъ томъ нечувствуемъ усталости и изнеможеніи: но когда коснется дѣло души, когда въ урочное время слѣдуетъ воздѣть руки къ небу и помолиться Господу Богу: тутъ, чудное дѣло!, является въ насъ слабость и изнеможеніе силъ, дремота и усыпленіе, невниманіе и разсѣянность. Когда постигаетъ насъ болѣзнь, мы безпокоимся и горюемъ: но впадаемъ въ какой-нибудь тяжкій смертный грѣхъ, и никто изъ насъ не трогается и неогорчается симъ, – нерѣдко веселимся даже, не помышляя ни о душѣ погибающей, ни о страшномъ судѣ праведнаго Бога. Проходятъ дни и недѣли, мѣсяцы и годы, – и ничто не пробуждаетъ нашей безпечности. Съ неусыпнымъ попеченіемъ, съ крайнею заботливостію бережемъ дряхлѣющее тѣло, которое, рано или поздо, непремѣнно должно обратиться въ прахъ: а между тѣмъ нимало не освящаемъ своей души, которая должна жить вѣчно; тѣлу дозволяемъ утопать въ удовольствіяхъ и пресыщаться веселіемъ, когда душа томится и умираетъ отъ грѣховныхъ ранъ. Находимъ время на все и для всего: неумѣемъ только найти минуты, которую могли бы посвятить дѣлу душевнаго спасенія.

Ахъ! братіе, судите послѣ сего сами, къ чему послужатъ всѣ наши труды и занятія въ мірѣ семъ, когда мы не дѣлаемъ того, что исключительно должны дѣлать? чѣмъ окончится наша привязанность къ міру и невнимательность къ душѣ? Какая польза намъ, если мы даже цѣлый міръ пріобрѣтемъ, а душу свою отщетимъ? Если погибнетъ душа наша; съ нею погибнемъ мы, погибнетъ и все пріобрѣтеніе наше! – Итакъ, востани спяй, пробудись всякъ отъ сна грѣховнаго, воскресни отъ мертвыхъ, и освѣтитъ тя Христосъ. Довольно уже времени потеряли мы въ безпечности и въ нерадѣніи о душѣ: пора, пора всѣмъ намъ пробудиться и очувствоваться: часъ уже намъ отъ сна востати? (Римл. 13, 11).

Если еще далѣе будемъ провождать жизнь въ безпечности и въ нерадѣніи о своемъ спасеніи; то, повѣрьте, братіе, все можемъ потерять и всего лишиться. Господь Богъ, точно, милостивъ и долготерпѣливъ; но Онъ же и правосуденъ. Его всесильная благодать милуетъ и щадитъ насъ, но до времени, ожидая нашего пробужденія и обращенія на путь истины. Все въ жизни можемъ мы исправлять и пополнять: но упущеніе въ дѣлѣ спасенія есть потеря, ничемъ невознаградимая. Занее-то строго, строго взыщетъ нѣкогда съ насъ правосудный Господь Богъ. Въ тотъ страшный, роковой часъ, когда небо откроетъ всѣ беззаконія наша, земля возстанетъ (Іов. 20, 27) на насъ и самый этотъ міръ, которому теперь такъ раболѣпно служимъ мы, осудитъ насъ, – горько восплачемся и возрыдаемъ мы: но этотъ плачь, но это рыданіе уже нисколько необлегчатъ тогда тяжкой доли нашей.

Братіе, христіане, доколѣ будемъ тяжкосердіи? вскую любимъ мірскую суету и гоняемся за призраками? Пока есть время, пока терпитъ еще милосердый Господь Богъ грѣхамъ нашимъ и даетъ намъ возможность приготовиться къ жизни будущей, – позаботимся о самихъ себѣ, пожалѣемъ себя; возстанемъ отъ сна грѣховнаго, воспрянемъ отъ душевной дремоты и самозабвенія; много работали и служили мы міру и плоти своей: поработаемъ же теперь и послужимъ хоть немного Господу Богу и душѣ своей. Востань всякъ спящій, пробудись, возчувствуй ту пропасть, надъ которою стоишь, трудись во спасеніе души и молись, горняя мудрствуй, а не земная, и Господь Богъ освѣтитъ всѣхъ насъ свѣтомъ небесной радости, дастъ намъ вкусити и насладиться благъ вѣчныхъ и неизреченныхъ. Аминь.

 

«Прибавленія къ Воронежскимъ Епархіальнымъ Вѣдомостямъ». 1869. № 23. С. 449-454.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: