Поученіе въ день памяти св. мученика Вячеслава, князя Чешскаго и древнее сказаніе о убіеніи Его.

Память св. Вячеслава такъ же священна для чеховъ, какъ для русскихъ память св. Владиміра Равноапостольнаго, или св. Александра Невскаго. Русская Церковь такъ же причисляетъ св. Вячеслава къ лику святыхъ – своихъ, потому что онъ жилъ до отпаденія Рима отъ православія. Предлагаемое теперь поученіе паписано первоначально на чешскомъ языкѣ, а потомъ переведено на нѣмецкій и напечатано въ сентябрской книжкѣ журнала Prediger und Katechet, откуда мы его заимствовали и предлагаемъ читателямъ почти въ буквальномъ пероводѣ. Рeд. Д. Б.

Поученіе въ день памяти св. Вячеслава, мученика и князя Чешскаго.

«Кая польза человѣку, аще пріобрящетъ міръ весь и отщетитъ душу свою?»

Марк. 8, 36.

Коротка жизнь смертнаго на землѣ и быстро проходятъ дни, назначенные ему Промысломъ, отъ колыбели до гроба. А когда приходитъ къ человѣку незванная и непрошенная гостья – смерть и указываетъ ему врата вѣчности: тогда открываются очи его и онъ начинаетъ видѣть все совершенно въ другомъ свѣтѣ, чѣмъ прежде. Тогда-то вполнѣ убѣждается онъ, какъ обманчивъ былъ міръ, съ его богатствами, почестями и наслажденіями; потому что на смертномъ одрѣ все это уже не нужно ему. Тогда-то онъ ясно видитъ, какое высокое, истинное и неизмѣнное достоинство имѣетъ душа, – именно душа чистая, неоскверненная какимъ-либо тяжкимъ грѣхомъ. Тогда-то живо чувствуетъ онъ, какъ истинны слова нашего Божественнаго Спасителя, сказанныя въ нынѣшнемъ Евангеліи: «кая польза человѣку, аще пріобрящетъ мірз весь и отщетитъ душу свою», т. е. повредитъ душѣ своей? Тогда изъ глубины его сердца изходитъ на блѣднѣющія уста его умиленное слово: «аще беззаконія назриши, Господи, кто постоитъ»? Если будешь требовать отъ меня отчета, что скажу я Тебѣ и какой выкупъ дамъ за душу свою?

Весь міръ, съ его богатствами и сокровищами, не можетъ представить такого выкупа. И потому чрезвычайно важно для насъ заблаговременно позаботиться о томъ, что для каждаго изъ насъ всего необходимѣе. Что же это такое? Я думаю, и вы согласитесь со мною, – что это именно – благоугожденіе Богу. Какъ же мы можемъ благоугождать Богу? Припомните, что дѣлаете вы, когда желаете снискать расположеніе какого-нибудь важнаго и могущественнаго лица. Неправда ли, что вы стараетесь чаще быть у него на глазахъ, тщательно избѣгаете всего, что можетъ оскорбить его, не жалѣете для него ни времени, ни трудовъ, ни словъ, ни слезъ; часто готовы отказаться отъ самой любимой и дорогой для васъ вещи, чтобы сдѣлать ему пріятный подарокъ, чтобы принести ему угодную жертву? О, еслибы мы такъ же старались объ угожденіи нашему милосердому Богу, то, подлинно, пріобрѣли бы Его отеческое благоволеніе и безъ страха могли бы смотрѣть на приближеніе смерти. Но, увы, мы слишкомъ вялы и лѣнивы на служеніе Богу; и когда потребуется отъ насъ какая-нибудь жертва для Него, то бываемъ нерѣшительны и выше всякой мѣры неподвижны и медлительны.

Не таковъ, о, совершенно не таковъ былъ нашъ соотечественникъ, блаженный князь-мученикъ, св. Вячеславъ. Первѣйшею заботою его всегда было то, чтобъ спасти свою душу отъ вѣчной погибели. Вся его жизнь была посвящена служенію Богу. Никогда не задумывался онъ принести Богу жертву, если зналъ, что она угодна Ему.

Послѣдуемъ же по стопамъ нашего единоплеменника. Будемъ и мы со всею вѣрностію служить нашему небеспому Отцу; хотя Онъ и не нуждается въ нашихъ услугахъ, одпако съ любовію взираетъ на вѣрныхъ рабовъ своихъ и щедро награждаетъ ихъ по окончаніи рабочаго дня – земной жизни. Но не забудемъ, что мы должны приносить Богу только такія жертвы, которыя были бы благоугодны Ему, какъ высочайшему, всесовершенному и всемогущему Владыкѣ нашему, и которыя выражали бы наше благоговѣніе, любовь и благодарность къ Нему. Остержемся, чтобы и къ намъ не было обращено Божественное слово: «жертвъ вашихъ не хочу и къ всесожженіямъ вашимъ не благоволю». А для этого, относительно жертвенныхъ даровъ Богу, будемъ, по примѣру св. Вячеслава, избирать себѣ въ образцы такихъ людей, о которыхъ само священное Писаніе говоритъ, что жертвы ихъ были приняты Богомъ съ благоволеніемъ. Таковы были въ особенности:

1) праведный слуга Божій Авель,

2) великій праотецъ Авраамъ и

3) царственный первосвященникъ Мелхиседекъ.

Прошу вашего вниманія, когда я, съ помощію Божіею, начну объяснять вамъ смыслъ и значеніе этой троякой жертвы.

1. Первые люди, Адамъ и Ева, имѣли двухъ сыновей, Каина и Авеля. Авель пасъ стада своего отца, а Каинъ обработывалъ его поля. Случилось, что Каинъ принесъ Господу жертву отъ плодовъ земли, и Авель сдѣлалъ то же, – принесъ первородныхъ изъ своего стада. И Господь Богъ милостиво призрѣлъ на жертву Авеля. Почему же такъ благоугодна была Всевышнему жертва Авеля? Безъ сомнѣнія, потому, что онъ принесъ Богу лучшее изъ первородныхъ своего стада, и притомъ съ чистымъ и благоговѣйнымъ сердцемъ, чтобы выразить свою благодарность Подателю всѣхъ даровъ.

И намъ Господь посылалъ и посылаетъ до настоящаго часа Свои безчисленныя благодѣянія. Отъ Него, Отца свѣтовъ, изходитъ всякое благое даяніе и всякій даръ совершенный, – и хлѣбъ, которымъ насыщаемся, и имущество, которымъ пользуемся, и всякій успѣхъ, который получаемъ мы въ хозяйствѣ, въ ремеслахъ и торговлѣ. Все это дары Его непостижимой силы и благости. Что же мы должны дѣлать, чтобы выразить Ему нашу признательность? Мы должны хвалить и прославлять Его, – Его, Который всегда отверзаетъ намъ щедрую руку Свою, хотя мы и не стоимъ этого. Да, такъ ли мы поступаемъ, чтобы Господь не имѣлъ причины жаловаться на насъ, предъ небомъ и землею, какъ нѣкогда жаловался Онъ на неблагодарный народъ израильскій: «знаетъ волъ хозяина своего и оселъ ясли господина своего, а израиль не позналъ Меня»? И такъ, не умедлимъ подражать примѣру Авеля и отъ чистаго сердца принесемъ Господу жертву отъ имѣній своихъ. Возвратимъ ему часть того, чѣмъ Онъ такъ богато наградилъ васъ, – и Онъ милостиво призритъ на дары наши.

Но для жертвы требуется жертвенникъ. Гдѣ же мы найдемъ жертвенникъ, на которомъ мы могли бы положить наши дары Господу? Если въ насъ еще горитъ хоть искра любви къ ближнему, то мы не будемъ имѣть нужды долго задумываться насчетъ такого жертвенника. Мы имѣемъ храмы Божіи, въ которыхъ приносятся въ жертву Тѣло и Кровь Сына Божія, подъ видомъ хлѣба и вина. Но припомните, что во многихъ мѣстахъ нашего отечества эти храмы бѣднѣе, чѣмъ порядочная хижина небогатаго поселянина. Смотри: развѣ это не жертвенникъ, на который ты можешь возложить свои жертвенные дары Богу, чтобы храмъ Его былъ чистъ и благоукрашенъ, чтобы святая служба совершалась въ немъ съ должнымъ благолѣпіемъ и торжественностію? Много есть ревнителей вѣры, которые изъ любви въ Богу и ближнему покинули отечество, родныхъ и друзей, чтобы среди невыразимыхъ трудовъ проповѣдывать Христа язычникамъ. И эти-то люди часто должны бываютъ терпѣть, при своемъ богоугодномъ дѣланіи, нужду и бѣдность, не говоря уже объ опасностяхъ, которымъ они непрерывно подвергаются. Вотъ тебѣ еще жертвенникъ, на которомъ ты можешь возложить богоугодные дары свои. Дѣлай это добровольно и охотно, чтобы царство Божіе распространялось на землѣ, чтобы слава Всевышняго умножалась и спасеніе невѣдущихъ и заблуждающихся совершалось болѣе и болѣе. – Со всѣхъ сторонъ, вдали и вблизи, слышимъ мы вздохи бѣдныхъ, требующихъ помощи. Имъ Господь далъ менѣе, чѣмъ тебѣ. Они голодны и не имѣютъ пищи, чтобы утолить свой голодъ; они наги и не имѣютъ одежды для прикрытія себя; они больны и не имѣютъ лекарства и даже надежнаго крова, гдѣ бы успокоиться. Ихъ плачевные вопли достигаютъ до ушей твоихъ. Смотри: развѣ это не живые храмы, не настоящіе жертвенники, на которыхъ ты можешь приносить Господу Богу твоему въ жертву избытки имѣнія твоего? Да, милостыня бѣднымъ есть жертва Самому всещедрому Богу. И ты, жертвуя бѣднымъ, конечно, не будешь скупъ и печаленъ, если размыслишь, какъ велика заслуга и награда милосердія, когда вспомнишь, что, кто помогаетъ бѣдному, тотъ даетъ въ займы Богу, Который воздастъ за это сторицею; – когда къ сердцу примешь изреченіе, что «милостыня покрываетъ множество грѣховъ»; когда ты постараешься ясно понять, какъ велико блаженство въ той мысли, что ты былъ, подобно Іову, «окомъ слѣпыхъ, ногою хромыхъ, отцемъ бѣдныхъ».

Итакъ мы, надѣюсь, достаточно узнали свойство той жертвы, которую принесъ Богу Авель, а равно и видъ и способъ, какъ мы и сами можемъ приносить Богу такую же богоугодную жертву. Теперь посмотримъ на другую, не Менѣе угодную Богу, жертву, – жертву Авраама.

2. Праотцу Аврааму Богъ даровалъ сына отъ Сарры, котораго онъ назвалъ Исаакомъ. Исаакъ былъ единственною радостію и надеждою для своихъ родителей. И вотъ Богъ, желая испытать Авраама, говоритъ ему: «Авраамъ! Возьми сына твоего, единственнаго твоего, котораго ты любишь, – Исаака, и поди съ нимъ на гору Морію и тамъ принеси его во всесожженіе». Авраамъ всталъ ночью, осѣдлалъ осла, накололъ дровъ, которыя послѣ возложилъ на Исаака, и пошелъ съ нимъ на показапную Богомъ гору. На третій день она пришли сюда; Авраамъ устроилъ жертвенникъ, положилъ на него дрова, связалъ Исаака, возложилъ его на жертвенникъ и взялъ ножъ, чтобы принести сына своего въ жертву. Тогда Ангелъ Господень воззвалъ Аврааму: «не поднимай руки твоей на отрока и не дѣлай ему ничего; ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога, и не пожалѣлъ единственнаго сына твоего для Меня. Мною клянусь, что такъ какъ ты сдѣлалъ сіе дѣло; то Я благословляя благословлю тебя, и умножая умножу сѣмя твое, какъ звѣзды небесныя и какъ песокъ на берегу моря. И благословятся въ сѣмени твоемъ всѣ народы земли». Вотъ какое великое обѣтованіе далъ Господь Аврааму! Изъ этого по справедливости можно заключать, что жертва Авраама имѣла высокое значеніе и была угодна Богу.

Такую-то жертву должны приносить и мы, если желаемъ пріобрѣсти благоволеніе Божіе! Но какъ должно понимать эту жертву? Неужели родители должны приносить въ жертву своихъ дѣтей, которыми Господь благословилъ ихъ? Сохрани Богъ! Онъ не хочетъ этого. Онъ и Авраама не допустилъ заколоть сына своего Исаака, – на самомъ дѣлѣ. По изволенію Божію, родители должны тщательпо оберегать ихъ и воспитывать въ благочестіи. И горе тому отцу, горе той матери, у которыхъ дитя ихъ, по ихъ же безпечности, потерпитъ какой-нибудь вредъ тѣлеспый, или духовный.

Каждый изъ насъ имѣетъ сердце, – и это сердце наклонно къ злу; въ немъ отъ времени до времени возникаютъ порочныя желанія. Эти-то желанія, въ нѣкоторомъ смыслѣ, суть дѣти нашего сердца. Если мы, изъ любви къ Богу, умерщвляемъ эти желанія, то приносимъ, подобно Аврааму, богоугодную жертву. Къ такому-то добровольному жертвоприношенію побуждаетъ насъ св. Павелъ, когда въ посланіи къ Галатамъ опъ говоритъ: «духомъ ходите и похоти плотскія не совершайте. Плоть бо похотствуетъ на духа, духъ же на плотъ... А иже Христовы сутъ, плотъ распяша со страстми и похотми» (гл. 5, ст. 16. 17. 24).

Итакъ возмеыъ мечъ слова Божія и умертвимъ перворожденное чадо нашего сердца, то есть, – наклонность его къ тому грѣху, который всего намъ дороже и который всего чаще и сильнѣе влечетъ насъ къ себѣ. – Вотъ въ твоемъ сердцѣ раждается и растетъ гордость; она заставляетъ тебя слишкомъ высоко думать о себѣ самомъ, презирать другихъ, прославлять себя самого, быть жаднымъ къ похвалѣ и почестямъ, не терпѣть противорѣчій, забывать о Богѣ, боготворить самаго себя. Эта гордость – вотъ неблагонравное дитя твоего сердца! возми мечъ въ руки – и умертви его! Такъ хочетъ Богъ, который говоритъ: «что гордишся земля и пепелъ? Что есть у тебя, чего бы ты по получилъ? Поди и научись, что значитъ быть смиреннымъ и миролюбивымъ». – Тебя оскорбили? Твое сердце бьется и трепещетъ отъ гнѣва и мстительности; ты желалъ бы, если можно, отмстить вдвое за причиненную тебѣ несправедливость и даже совсѣмъ сокрушить врага своего? Возми мечъ въ руку – и отсѣки голову этому неблаговоспитанному дѣтищу твоего сердца; ибо – «Мнѣ отмщеніе», говоритъ Господь, и Онъ же присовокупляетъ: «всякъ гнѣваяйся на брата своего всуе, повиненъ естъ суду» (Мат. 5, 22). – Ты чувствуешь страстную склонность къ тому или другому лицу другаго пола? Само по себѣ, въ предѣлахъ закона, это не есть еще зло. Но эта склонность возрастаетъ съ каждымъ днемъ и грозитъ переступить границы приличія и возжечь нечистое пламя. Скорѣе бери мечъ въ руки, умертви эту печнетую страсть и берегись имѣть съ этимъ лицемъ ненужное обращеніе, излишнее сближеніе. Такъ хочетъ и повелѣваетъ Богъ, Который говоритъ: «необольщайтесь: блудники не наслѣдуютъ царствія небеснаго; вы не принадлежите себѣ самимъ, потому что куплены дорогою цѣною; и такъ прославляйте Бога душею и тѣломъ вашимъ». – Богъ далъ тебѣ добрыхъ и послушныхъ дѣтей, которыя тебѣ дороже всего на свѣтѣ. Ты желаешь дать имъ приличное воспитаніе и обезпечить ихъ будущность? Это похвально. Но съ этимъ желаніемъ представляй себѣ и искушеніе: какъ бы не родилась у тебя мысль увеличить свое имущество посредствомъ роста, обмана и всякихъ другихъ несправедливостей. Бери тотчасъ мечъ въ руки – и уничтожъ это презрѣнное желаніе; потому что такъ повелѣваетъ Богъ, Который говоритъ: «кто любитъ сына или дочь болѣе, чѣмъ Меня, тотъ недостоинъ Меня».

Объ этой второй жертвѣ я могъ бы, какъ и сами вы легко догадаетесь, еще кое-что сказать для вашей пользы и душевнаго спасенія. Но я не могу дольше останавливать ваше вниманіе на этомъ предметѣ, потому что спѣшу перейдти къ жертвѣ третьяго рода, – жертвѣ Мелхиседека.

3. Во времена Авраама, въ Палестинѣ или святой Землѣ, было много мелкихъ царей и князей, которые часто вели войну другъ противъ друга. Въ одной изъ битвъ царь содомскій былъ пораженъ, Лотъ, племянникъ Авраама, уведенъ въ плѣнъ, всѣ жители этой мѣстности потеряли свои стада и прочее имущество. Авраамъ, узнавъ объ этомъ, вооружилъ триста осьмнадцать рабовъ своихъ, погнался въ слѣдъ за побѣдителями, разбилъ ихъ на голову, отнялъ у нихъ всю до бычу и освободилъ Лота вмѣстѣ съ другими плѣнниками. Когда Авраамъ побѣдителемъ возвращался въ свою страну, то вышелъ на встрѣчу ему Мелхиседекъ, царь салимскій, и принесъ, какъ жертвенный даръ, хлѣбъ и вино, – потому что онъ былъ священникъ Бога всевышняго, – благословилъ Авраама, а Авраамъ предложилъ ему десятину, или десятую часть добычи. И такъ Мелхиседекъ былъ царь и первосвященникъ; онъ принесъ Богу жертву, для чего употребилъ хлѣбъ и вино. А что жертва его была угодна Богу, объ этомъ свидѣтельствуетъ св. Апостолъ Павелъ въ посланіи къ Евреямъ. Онъ говоритъ: «видите, какъ великъ былъ тотъ, которому и Авраамъ патріархъ далъ десятину отъ лучшихъ добычъ своихъ, и который благословилъ Авраама, имѣвшаго обѣтованія. Безъ всякаго же прекословія, меньшее благословляется отъ большаго» (Евр. 7, 4-6). Да, Богъ Самъ засвидѣтельствовалъ, какъ благоугодна была Ему жертва Мелхиседека; ибо Онъ Сына Своего поставилъ священникомъ по чину Мелхиседекову, какъ объ этомъ написано въ псалмѣ Давида: «клятся Господь и не раскается: Ты еси священнике во вѣкъ, по чину Мелхиседекову» (Псал. 109, 4).

Если и мы желаемъ угодить Богу, то должны приносить Ему въ жертву такіе же дары, какіе принесъ Мелхиседекъ, – хлѣбъ и вино. Это мы должны дѣлать тѣмъ охотнѣе, когда знаемъ, что хлѣбъ и вино, приносимые въ нашихъ храмахъ священниками Новаго Завѣта, претворяются, по обѣтованію Господа, въ пречистое тѣло и кровь Его; и эти дары безконечно драгоцѣннѣе, чѣмъ тѣ, которые принесъ Мелхиседекъ. Къ этой-то великой и святой жертвѣ, которая приносится Богу на Литургіи во всемъ мірѣ, отъ востока солнца до запада, цѣну и достоинство которой никакой человѣческій языкъ не можетъ достаточно выразить, – къ этой-то жертвѣ всякій день можешь свободно приступать ты, христіанинъ! Особенно же въ воскресные и праздничные дни отрадный звукъ церковныхъ колоколовъ, какъ голосъ съ неба на землю, зоветъ тебя въ храмъ и какъ будто говоритъ тебѣ: «встань, спѣши въ церковь Божію, повергнись тамъ въ прахъ предъ Господомъ и соедини свою молитву съ молитвою священника у престола Божія». Еслибы ты, какъ должно, внималъ этому голосу, то не былъ бы такъ лѣнивъ къ посѣщенію дома Божія, для тебя не было бы все равно: къ началу, или концу литургіи придти въ церковь; ты не сталъ бы дремать, когда нужно молиться Богу съ особеннымъ усердіемъ; ты не сталъ бы говорить о пустякахъ, когда церковь призываетъ къ тихой молитвѣ; ты не сталъ бы заниматься житейскими дѣлами, когда предъ твоими глазами совершаются небесныя тайны. О, какъ стыдитъ нашу лѣность усердіе первыхъ христіанъ! Они ночью, въ подземныхъ пещерахъ, на гробахъ мучениковъ, часто съ опасностію жизни, собирались для того, чтобы принести Господу Богу безкровную жертву Новаго Завѣта. Какъ счастливыми они считали бы себя, если бы имъ дозволено было въ такихъ же церквахъ и съ такимъ же удобствомъ, какъ въ наше время, исполнять свои священныя обязанности! И такъ перестань, христіанинъ, оскорблять Бога постыдною неблагодарностію, – Бога, говорю, Который такъ часто даетъ тебѣ возможность безъ опасенія удовлетворять потребность благочестиваго чувства. По крайней мѣрѣ, въ воскресные и праздничные дня не опускай случая присутствовать при Божественной литургіи съ вниманіемъ, страхомъ Божіимъ и благоговѣніемъ. Если такъ будешь поступать, то, повѣрь мнѣ, приносимая на Литургіи безкровная жертва будетъ для тебя источникомъ изобильныхъ благословеній Свыше.

***

И такъ, съ Божіею помощію, мы узнали наконецъ, что такое троякая жертва, которою можемъ благоугождать Богу. Но этого мало, чтобы только знать хорошее; надобно узнанное и исполнять. Не въ познаніи, а въ исполненіи закона заключается наше спасеніе. «Блажени слышащій слово Божіе и хранящій е» (Лук. 11, 28). Слѣдуйте же тому, о чемъ мы сегодня говорили, приносите Богу троякую жертву, и именно такъ, какъ дѣлалъ это св. Вячеславъ, память котораго мы нынѣ празднуемъ.

Онъ приносилъ жертву, какъ Авель, потому что часть своего имущества съ благодарнымъ сердцемъ посвящалъ Богу, который даровалъ его. Или: развѣ не есть это жертва, подобная жертвѣ Авеля, когда св. Вячеславъ, на свой счетъ, строилъ христіанскія церкви, приглашалъ въ Богемію христіанскихъ священниковъ, содержалъ ихъ и подкрѣплялъ своимъ могуществомъ; когда выкупалъ дѣтей язычниковъ и заботился о ихъ воспитаніи, щедрою рукою раздавалъ милостыню бѣднымъ, посѣщалъ ихъ въ ихъ убогихъ хижинахъ, особенно при наступленіи ночи, и часто на своихъ плечахъ приносилъ имъ дрова и пищу? Св. Вячеславъ приносплъ Богу жертву, какъ Авраамъ, потому что, по повелѣпію Господа, упражнялся въ самоотверженіи, укрощалъ свои худыя желанія и страсти, и такимъ образомъ умерщвлялъ этихъ опасныхъ дѣтей нашего сердца. Развѣ это не было жертвой, подобною жертвѣ Авраама, когда, облеченпый въ княжескую мантію, св. Вячеславъ низлагалъ въ себѣ гордость и воспитывалъ смиреніе; когда имѣя несмѣтное богатство и всѣ возможные способы къ наслажденію, онъ проводилъ жизнь не въ пиршественныхъ залахъ, не на ложѣ праздности, но въ строгомъ воздержанія и чистой невинности; когда онъ, ненавидимый матерью и братомъ, раненый на смерть, не воспылалъ на нихъ гнѣвомъ и мщеніемъ, но прощалъ имъ, дѣлалъ добро, за нихъ молился? Наконецъ, св. Вячеславъ приносилъ Богу жертву, какъ Мелхиседекъ. Развѣ это не была жертва, подобная жертвѣ Мелхиседека, даже несравненно высшая жертва, когда св. Вячеславъ изо дня въ день съ сердечнымъ благоговѣніемъ приходилъ къ Божественной Литургіи, собственною особою прислуживалъ въ алтарѣ священнику и своими руками приносилъ въ церковь литургійный хлѣбъ и вино?

О, еслибы всѣ мы, имѣющіе честь быть единоплеменниками св. Вячеслава, всегда имѣли предъ собою свѣтлый примѣръ его! Мнѣ кажется, какъ будто я слышу въ эту минуту его голосъ съ неба, говорящій намъ: «я оставилъ вамъ образецъ, чтобы вы поступали также, какъ я поступалъ».

Такъ, святый Вячеславе, такъ хотимъ и мы поступать, какъ ты поступалъ, Мы желаемъ приносить, какъ и ты, богоугодныя жертвы. Мы обѣщаемся предъ тобою прославлять Бога нашимъ добромъ и имѣніемъ, охотно спѣша на помощь бѣднымъ. Даемъ тебѣ обѣтъ отвергнуться самихъ себя и истреблять неблаговоспитанныхъ дѣтей нашего сердца – наши злыя страсти и наклонности, – не быть рабами ихъ, а повелителями. Клянемся тебѣ, что съ этихъ поръ съ радостію будемъ поспѣшать въ церковь и съ всевозможнымъ благоговѣніемъ и сосредоточенностію присутствовать прп Божественной литургіи.

Но такъ какъ мы слабы и немощны и живо чувствуемъ, что безъ Божіей помощи не можемъ ничего совершить добраго, то молимся тебѣ: твоимъ сильнымъ ходатайствомъ испроси намъ, чтобы эти наши добрыя намѣренія укрѣпилъ въ насъ Тотъ, сила Котораго въ немощи совершается, и Который дѣйствуетъ въ насъ – и еже хотѣти и еже дѣяти. Аминь.

 

Протоіерей Іоаннъ Яхонтовъ.

«Духовная Бесѣда». 1871. Томъ 2. № 39. С. 209-219.

 

Древнее сказаніе о убіеніи святаго Вячеслава, князя Чешскаго.

Къ числу памятниковъ древней богемской, или чешской письменности относится и «сказаніе объ убіеніи святаго Вячеслава, князя чесьска». Сказаніе это найдено А. Востоковымъ въ одномъ изъ рукописныхъ сборниковъ Румянцевскаго музея и напечатано имъ въ «Московскомъ Вѣстникѣ» за 1827 годъ, (№ 17). Знаменитый славянистъ, по нѣкоторымъ признакамъ, находитъ, что эта статья сборника ХV вѣка есть копія съ древняго списка, переведеннаго съ богемскаго подлинника, написаннаго, вѣроятно, современникомъ св. Вячеслава, вскорѣ по кончинѣ этого мученика. Сказаніе это встрѣчается также, но сокращенно, въ русскихъ прологахъ XV вѣка. А. Востоковъ замѣчаетъ въ концѣ изданной имъ рукописи, что она «искажена многими ошибками и пропусками, затемняющими смыслъ, и что при этомъ издатель позволилъ себѣ только исправить ошибки правописанія и замѣнить старинныя сокращенія и титлы полнымъ прописаніемъ словъ». Мы менѣе связаны передачею мелочныхъ оттѣнковъ рукописи, и потому пропуски ея мы постарались дополнить, неясныя мѣста сдѣлать ясными, не измѣняя впрочемъ стариннаго языка и тона. Рeд. Д. Б.

«Се нынѣ сбысться пророческое слово, еже глаголаше Господь нашъ Іисусъ Христосъ. Будетъ бо, рече, ея послѣдняя дни, возстанетъ братъ на брата своего и сынъ на отца своего, и врази домашній человѣци, ибо не милосердни будутъ; да воздастъ имъ Богъ по дѣломъ ихъ!

Бѣ князь великъ славою, въ чесѣхъ живый, именемъ Воротиславъ, и жена его Дорогомирь. Родиста же сына первенца, и яко крестиста его, нарекоша имя ему Вячеславъ. И возросте отрокъ, егда подобаше уяти (отрѣзать) ему волосъ; и призва Воротиславъ князь епископа нѣкоего съ всѣмъ клиросомъ, и пѣша литургію въ церкви Пресвятыя Маріи, и вземъ отрока, постави его епископъ на ступени, предъ алтаремъ, и благослови его, сіе рекъ: «Господи Іусусе Христе! благослови отроча се благословеніемъ, имже благословилъ еси вся праведники Твоя». И постригоша князи ины[1]. Тѣмже мнимъ, яко убо благословеніемъ епископа того и молитвами благовѣрными нача отрокъ рости, благодатію Божіею хранимъ. И въда его отецъ бабѣ (бабушкѣ) своей Людмиллѣ научити книгамъ словеньскимъ, по слѣду попову; и навыче разумъ добрѣ. Отосла же его Воротиславъ въ Будучь[2], и нача отрокъ учитися книгамъ латыньскимъ, и научися добрѣ.

Въ тоже время умре Воротиславъ князь, и поставиша князя Вячеслава на столѣ (престолѣ) дѣдьнѣ; и оттолѣ Болеславъ нача подъ нимъ ходити (быть въ подчиненіи). Бяшета оба мала[3]; мати же ею Дорогомирь утверди землю, люди свои устрои и воспита сыны своя, дондеже нача Вячеславъ строити люди своя. Имяше же Вячеславъ четыре сестры и вдаста я въ разныя княженья (за мужъ), и устроиста я[4]. И вложи Богъ благодать таку на Вячеслава князя, и начаже умѣти книги латыньскія, якоже добрый епископъ или попъ; да аще взиманіе и греческія книги или словеньскія, прочиташе я безъ блазна (безъ ошибки). Не токмо же книги умѣяше, но и вѣру свершаше (доказывалъ дѣлами), всѣмъ убогимъ добро творяше, бѣдныя напиташе и одѣваше по евангельскому ученію; больныя рабы питаше, вдовицъ не дадяше обидѣти, люди вся убогія и богатыя миловаше, церкви вся златомъ украси. Вѣрованіе въ Бога всѣмъ сердцемъ, все благое творяше въ животѣ своемъ.

Разгордѣвшеся же мужи ческіи, возсташа; юнъ бо имъ бяше князь; лѣтъ бо ему бяще 18, егда умре отецъ его. Да егда възрасте и смысла добы братъ его (Болеславъ); тогда дьяволъ вниде въ сердце злыхъ совѣтниковъ его, яко же иногда въ Іюду предателя. Писано бо есть: «всякъ возстаяй на государя своего, Іюдѣ подобенъ есть». Тиже намолвиша Вячеславу, рекше: «хощетъ тя Болеславъ убити, съ матерью совѣщавъ и съ мужи своими». Пси зліи, иже бѣша Вячеслава научили выдати матерь свою безъ вины[5]. Вячеславъ же разумѣвъ страхъ Божій, помяну слово Писанія, глаголющее: чти отца и матерь свою, и возлюбиши ближняго своего яко и самъ ся. Хотяй исполнити всю правду Божію, преведе паки матерь свою, ведьма плакашеся, и каяшеся, глаголя: «Господи Боже! не постави ми грѣха сего». Помяну же слово пророка Давида: грѣхъ юности моея и невѣдѣнія моего не помяни, Господи! Тѣмже чтяше матерь свою; она же радовашеся вѣрѣ сына своего и благодати, юже творяше убогимъ: аще видяше маломощна, питаше; аще ли сироту гдѣ, то обидѣти не дадяше его; аще ли странныхъ, то добро творяше, яко же речено есть: страненъ бѣхъ и введосте Мене; аще Божія рабы[6] и домашняя, и аще странники вся, и аще гдѣ ино зимой страждутъ, то вся одѣваше и кормяше. Аще ли же который попинъ проданъ[?] пріиде къ нему, онъ искупаше всѣхъ. Церкви же бѣ устроилъ по всѣмъ градомъ добрѣ вельми, Божія рабы собравъ ото всѣхъ языкъ; для воиновъ служба идяше по вся дни Богу, яко и въ велицѣхъ языцѣхъ, устроеніемъ добраго и праведнаго владыкп Вячеслава. И вложи Богъ въ сердце ему создати храмъ святаго Вита. И всѣя Болеславу дьяволъ въ сердце, да наусти его на брата своего, да не бы спасена душа его была въ вѣки.

Пріиде же день святаго Емерама[7], къ немуже имяше обѣщаніе святый Вячеславъ, веселяся о Бозѣ. Они, иже тогда зліи дьяволи, воззваша Болеслава, совѣтъ творяще непріязненъ о Вячеславѣ, якоже жидове о Христѣ. Бяху же священія церквамъ въ всѣхъ градѣхъ. Вячеславъ же ѣздяще по градомъ, ѣха и ко Болеславлю граду. Въ недѣлю же (въ воекресенье) бѣ служба Козмы и Даміяна, и слушавъ литургію, Вячеславъ хотѣ ѣхати домовъ (домой) къ Празѣ. Болеславъ не да ему (не пустилъ его). Моляше его плачевнымъ смысломъ и глагола: «како хощеши отъѣхати; пиво цѣло имѣю. Онъ же не отречеся брату, – не ѣха домовъ. И всѣдъ на вонь, нача играти и веселитися съ други своими на дворѣ Болеславлѣ. Тѣмже мнимъ, яко повѣдала ему на дворѣ и рекоша: хощетъ тя убити Болеславъ; и не я вѣры тому, на Бога надежду возложивъ. Въ ту же нощь снидошася ратницы въ Гнѣвысинъ дворъ, и воззваша въ себѣ Болеслава, и сотворила злый той совѣтъ непріязненъ; яко же къ Пилату жидове собравшая на Христа мысляще; тако же и оніи зліи пси, тѣмъ ся подобяще, совѣщаша: како быша убили господина своего. Рѣша же: «пойдетъ на заутреню, тогда половимъ его. Утру же бывшу, зазвониша заутреню. Вячеславъ же, услышавъ звонъ, рече: слава Тебѣ, Господи, яко далъ еси мнѣ добыти утра сего! И въставъ пойде на заутреню. Настигъ же его Болеславъ въ воротѣхъ. Вячеславъ же озрѣвся и рече: «добръ бѣ намъ, господине, вечеръ». Къ Болеславу же приниче дьяволъ ко уху, и разврати сердце его, да извлекъ мечъ, отвѣща: «сей день да будетъ тебѣ еще лучше», – и удари его мечемъ по главѣ! Вячеславъ же, обратився, рече: «что еси умыслилъ? И охапивъ его (Болеслава) поверже, и паде надъ нимъ, и рече: гдѣ ти Богъ, брате? Тира же притекъ удари въ руку (Вячеслава). Вячеславъ же пусти брата и къ церкви побѣже. Дьяволи же два: Честъ и Тира убиста его въ церковныхъ вратѣхъ. Гнѣвыса же притекъ, прободе ему ребра мечемъ и испусти духъ свой глаголя: «въ руцѣ Твои, Господи, предаю духъ мой». Убита же въ томъ градѣ съ нимъ Мьстину единого; а иныя мужи идоша въ борзѣ (убѣжали скоро). Овыхъ же избиша, а друзіи разбѣгошася по землямъ, а отроковъ его убиша, Божія же рабы разграбиша и изгнаша я изъ града. А жены ихъ[8] за иныя мужи вдаша. И всю свою непріязненную сотвориша похоть – убиша князя своего. Тира же рече: «идемъ на госпожу; да одинова (заодно) одолѣвши и брата своего и матерь свою». Болеславъ же рече: «никамо же ся дѣнетъ, да инѣхъ доспѣемъ». Вячеслава же разсѣкше, отъидоша и не схорониша его. Крастей же – попъ, вземъ его предъ церковью, положи и покры тонкою плащаницею. Услышавши же мати (Драгомира) убіеніе сына своего и притекши, искаше его; узрѣвши же, припаде въ сердцу его; и плачущися собираше уды тѣлесе сына своего. Собравши же, не смѣяше нести его въ домъ свой, но въ поповѣ избѣ омывше и оболкше его, положиша посреди церкви. Убоявпшся же мати его смерти, бѣжа въ Хорваты. Пославъ же, не засти же ея Болеславъ. Призва же попа Паула[9], да молитву сотворитъ надъ нимъ, и погребоша честное его тѣло, – Вячеслава добраго и праведнаго владыку, – богочтеца и христолюбца; служи бо Ему съ благоговѣніемъ и страхомъ. Бровь же его не хотяше по три дни въ землю ити; въ третій же вечеръ, всѣмъ видящимъ въ церкви, взыде надъ нимъ. И дивишася ту вси; и еще надѣемся о Бозѣ, яко молитвами и благовѣріемъ добраго Вячеслава, и большія чюдеса явятся[10]. Во встану бо Христовой куцѣ (мученію) и святыхъ мученикъ уподобися мука его; совѣтъ бо сотвориша о немъ, яко же іудеи о Христѣ. Разсѣкоша же его, и отроки его избиша. Во истину весь народъ человѣческъ вельми каяшеся и плакаше о немъ!

Убіенъ же бысть Вячеславъ князь въ лѣто 6437 (929 по Р. X.) индикта 2, кругъ 3, въ 29-й день мѣсяца сентября. Господи! упокой его душу въ вѣчнѣмъ покоищи, со всѣми избіенными его ради безъ вины, идѣже вси праведніи почиваютъ во свѣтѣ животнѣмъ Твоемъ.

Не остави же Богъ избранныхъ Своихъ въ поруганіе невѣрнымъ, но посѣти милостью Своею, и преложи окаменѣніе сердца (Болеслава) на покаяніе и разумѣніе грѣховъ своихъ. Болеславъ бо, помянувъ, колико грѣха сътвори, помолися въ Богу и всѣмъ святымъ и, пославъ слуги, привесе тѣло брата своего Вячеслава изъ Болеславля града въ славному граду Празѣ, глаголя: «азъ съгрѣшихъ, и грѣхъ мой и беззаконія моя азъ вѣмъ». И положиша его въ церкви святаго Вита одесную страну алтаря двунадесято Апостоловъ, идѣ же бѣ самъ рекъ: сотворю церковь ту. Пренесенъ же бысть Бячеславъ князь мѣсяца марта въ 3-й день. Боже! покой его душу на лонѣ Авраама, Исаака и Іакова, идѣ же вси праведніи почиваютъ, чающе воскресенія своего и пришествія Господа нашего Іисуса Христа, Ему же слава во вѣки».

 

«Духовная Бесѣда». 1871. Томъ 2. № 51. С. 425-431.

 

[1] Изъ сего видно, что и у чеховъ водились княжескія постриги. В.

[2] Вратиславъ, по сказанію Христина, отправилъ сына своего Вячеслава учиться латинской грамотѣ въ городъ Будечъ: «filium suum... Venceslaum... in lege divina literis imbuendum tradiderat in civitatem quae Вudecz vocabatur». Vita S. Lndmillae. Balbini Epitome rer Bohem. lib. 1. cap. X.

[3] Въ Прологѣ сказано, что Вячеславъ имѣлъ двухъ младшихъ братьевъ: Испытигнѣва и Болеслава; но здѣсь, согласно съ исторіею, говорится только о Болеславѣ. Испытигнѣвъ (по чешски: Spytihnev) былъ дядя Вячеславу, старшій братъ отца его Вратислава. В.

[4] О сестрахъ Вячеславовыхъ умалчиваютъ историки.

[5] Сочинитель сказанія, вопреки Христину и прочимъ писателямъ, отзывается о княгинѣ Драгомирѣ съ похвалою; между тѣмъ какъ прочіе описываютъ ее злою идолопоклонницею, разрушавшею церкви христіанскія, и даже соумышленницею Болеславу въ убіеніи св. Еячеслава. Кому вѣрить? Но непріязненное къ ней расположеніе римско-католическаго духовенства не отъ того ли, полно, происходило, что она покровительствовала священниковъ грековосточной Церкви? В.

[6] «Божія рабы». Нѣсколько разъ въ сей статьѣ употребленное выраженіе встрѣчается и въ Фрейзингенской рукописи. Вѣроятно, и здѣсь, какъ тамъ, названіе сіе присвоено духовенству: можетъ быть, такъ называемы были у западныхъ славянъ вѣроисповѣдники латинскіе? Въ Христиновой легендѣ также сказано, что къ Вячеславу: «plurimique famuli Dei confluunt». Balbin. paq. 55. В.

[7] Эмерамъ, римско-католическій святой, былъ епископомъ во Франціи, потомъ миссіонеромъ въ Регенсбургѣ, гдѣ пріялъ вѣнецъ мученія 22 сентября 652 года (Art De verisier les dates. Paris 1818. 4. p. 199). Сей святой особенно чтимъ былъ въ регенсбургской епархіи, къ которой тогда принадлежала Богемія. Въ Регенсбургѣ былъ монастырь св. Эмерама, куда Болеславъ (братоубійца), спустя три года по убіеніи Вячеслава, отправилъ малолѣтняго сына своего Страхикваса на воспитаніе.

[8] Ежели Божія рабы означаютъ духовныхъ лицъ, то слова: жены ихъ не могутъ относиться къ Божіимъ рабамъ, потому что тогда уже существовало въ римской церкви безбрачіе духовенства. Надобно думать, что здѣсь говорится о женахъ тѣхъ мужей, побитыхъ и разбѣжавшихся, о коихъ упоминаемо было выше. Впрочемъ, встрѣчается одно мѣсто у Христана (Balbin. р. 64, 65), гдѣ говорится о сынѣ пресвитера Стефана; слѣдовательно священники были и женатые! В.

[9] Въ Христиновой легендѣ о св. Людмиллѣ упоминается пресвитеръ Павелъ, бывшій наставникомъ юнаго Вячеслава.

[10] По симъ словамъ заключить можно о древности повѣствованія. Повѣствователь разсказываетъ одно только сіе чудо, вскорѣ по убіеніи случившееся, изъявляя надежду, что будутъ еще большія чудеса. Онъ не умолчалъ бы о другихъ чудесахъ, о коихъ разсказываетъ Христинъ, ежели бы они уже случились. В.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: