Поученіе въ день памяти св. мученикъ седми братьевъ Маккавеевъ.

Сегодня, возлюбленные, мы празднуемъ блаженную кончину св. мученикъ, седми братьевъ іудейскихъ, называемыхъ Маккавеями. Сіи святые мученики не были христіанами, – они жили и пострадали прежде, нежели единородный Сынъ Божій, Господь нашъ Іисусъ Христосъ сошелъ съ неба на землю для спасенія рода человѣческаго; не смотря на то церковь христіанская почитаетъ ихъ во святыхъ и ублажаетъ память ихъ наравнѣ съ мучениками христіанскими. Кто же были братья Маккавеи, когда они жили, за что и какъ пострадали? иначе: что за праздникъ, который мы празднуемъ сегодня, и который такъ не ясно и даже не совсѣмъ правильно называется васъ Маковіемъ?

Давно жили братья Маккавеи; еще, говорю, Хритосъ Сынъ Божій не приходилъ на землю. Были они іудеи, а іудейскій народъ былъ единственный тогда въ цѣломъ свѣтѣ народъ, который исповѣдывалъ единаго истиннаго Бога. Одинъ этотъ народъ зналъ и вѣровалъ, что, по обѣтованію Божію, прійдетъ нѣкогда на землю Сынъ Божій, Спаситель міра. Весьма важно и совершенно необходимо было, чтобы существовалъ на свѣтѣ этотъ единственно вѣрный Богу народъ, чтобы въ немь и чрезъ него сохранилась въ людяхъ вѣра въ пришествіе обѣтованнаго Искупителя міра – до того времени, когда наконецъ Богу угодно будетъ ниспослать Его на землю для спасенія погибающаго рода человѣческаго: иначе какъ люди могли узнать и достойно принять Его, а безъ этого какъ могла явиться на землѣ единственная, спасающая людей вѣра Христова? Но въ то время, когда жили празднуемые нами братья-мученики, народъ іудейскій видимо погибалъ и едва держалась въ немъ вѣра въ Бога, того истиннаго Бога, который обѣщалъ послать въ міръ Сына своего для спасенія людей. Большая часть еврейскаго народа, составлявшая нѣкогда особое отъ Іудеи царство израильское, смѣшалась съ языческими народами, забывъ истиннаго Бога. Въ самой Іудеѣ не было уже царей, были только правители и вожди народные, и на это время – нѣкто Іуда Маккавей, по имени коего и пострадавшіе при немъ неизвѣстные семь братьевъ названы Маккавеями. Оставалось малое число людей, истинно преданныхъ Богу, хранившихъ вѣру въ Него и обѣщаннаго Имъ Избавителя міра. На нихъ, на этихъ не многихъ избранныхъ почивали теперь надежды всего міра. И такими-то избранниками была братья-мученники Маккавеи, почитаемые и нашею церковью во святыхъ. Они не только вѣровали въ Бога и обѣщаннаго Имъ Спасителя міра, но и положили животъ свой за вѣру и тѣмъ показали другимъ, какъ надо хранить эту вѣру, – ту самую вѣру, которой мы теперь исповѣдники и наслѣдники.

Какъ же пострадали они, какъ явили себя исповѣдниками, мучениками за вѣру? Страшное то было время для іудейскаго народа. Везъ царя и безъ войска, слабый и беззащитный, онъ давно уже покарался тому изъ сосѣдей, кто былъ сильнѣе. Въ это время онъ былъ подъ властію сирійскаго царя Антіоха, имѣвшаго огромное царство и огромное войско. Приставники царскіе жестоко притѣсняли народъ Божій. Не разъ по клеветѣ или опасеніямъ, что вотъ возстанутъ іудеи и захотятъ быть независимыми, войско Антіоха предавало огню и мечу Іерусалимъ и всю Іудею. Самый храмъ іерусалимскій не разъ подвергался оскверненію, сокровища его разграбленію. Наконецъ нечестивому царю пришла нечестивая мысль обратить іудеевъ въ языческую вѣру, а храмъ іерусалимскій одинъ на свѣтѣ храмъ истиннаго Бога въ идольское требище. Начались страшныя гоненія за вѣру и поруганія надъ святынею. Побѣдители-язычники дерзновенно входили въ храмъ Бога вышняго и совершали тамъ всякое безчиніе, приводили туда блудницъ и своими скверными дѣлами оскверняли мѣсто святое. Никто изъ іудеевъ не смѣлъ тогда праздновать субботы, ни хранить другихъ праздничныхъ дней, никто не смѣлъ открыто называть себя іудеяниномъ. На двухъ женщинъ донесли, что они обрѣзали своихъ дѣтей, по закону іудейскому; – дѣтей првязали къ грудямъ матерей, водили сихъ несчастныхъ по городу на показъ всѣмъ, и потомъ бросили тѣхъ и другѣхъ съ высокой стѣны городской. Нѣсколько іудеевъ собрались въ потаенную пещеру, чтобы тамъ праздновать субботу; – пещеру заперли, а молившихся тамъ сожгли живыми. Дошла наконецъ очередь и до семи братьевъ, память которыхъ мы празднуемъ сегодня. У нихъ не было отца, но былъ учитель Елеазаръ, который въ наученіи вѣрѣ и богоугожденію могъ замѣнить какого угодно отца, была мать Соломонія, которая лучше всякаго учителя научила своихъ дѣтей, какъ стоять и страдать за вѣру. Пострадали вмѣстѣ учитель и ученики, дѣти и мать, – учитель прежде, мать послѣ всѣхъ. Вотъ какъ это было.

Прежде всѣхъ, говорю, мучимъ былъ и пострадалъ старецъ Елеазаръ. Ему было уже 90 лѣтъ. Ученѣйшій между учеными іудеями онъ былъ извѣстенъ всѣмъ и отъ всѣхъ былъ любимъ и почитаемъ. Старческое лице его сіяло свѣжестью и благолѣпіемъ. Мучители-язычники потребовали, чтобы онъ ѣлъ свиное мясо, принесенное прежде въ жертву богамъ языческимъ. Для Елеазара тутъ былъ двойной грѣхъ: съ одной стороны это значило поклониться идоламъ, съ другой – отступиться отъ закона Моѵсеева, строго воспрещавшаго употребленіе свинаго мяса. Онъ съ негодованіемъ плюнулъ на жертву идольскую, ему погрозили смертію; – онъ отвѣчалъ, что готовъ на все. Самимъ однакожъ язычникамъ жаль было такаго почтеннаго и всѣми уважаемаго старика, и – тѣ, которымъ поручено было обратить Елеазара въ языческую вѣру, или же предать смерти, стали уговаривать его, чтобы онъ по крайней мѣрѣ подалъ видъ, что исполняетъ волю царя, съѣвъ публично, предъ народомъ какого-нибудь мяса, не свинаго и не идоложертвеннаго. «Въ мои ли лѣта лицемѣрить? – отвѣчалъ Елеазаръ. Съ презрѣніемъ посмотрятъ на меня юноши, видя, что девяностолѣтній Елеазаръ склонился на сторону иноплеменныхъ. Иные, можетъ быть, соблазнятся моимъ примѣромъ, и я навлеку позоръ и негодованіе на старость мою. Нѣтъ; я покажу имъ, какъ надо умирая за святой законъ, готовъ на адскія муки, но не посрамлю моей старости». И сказавъ это, бодро пошелъ на приготовленное для него мученіе, и своею доблестною смертію показалъ примѣръ непоколебимой преданности Богу.

За учителемъ послѣдовали ученики – семь братьевъ называемыхъ Маккавеями, а за ними мать ихъ Соломомія, съ дивнымъ терпѣніемъ смотрѣвшая на жесточайшія муки и смерть своихъ дѣтей. – При казни семи братьевъ присутствовалъ самъ царь Антіохъ. Отъ нихъ требовали того же, что и отъ старца Елеазара, т. е. заставляли ихъ ѣсть идоложертвенное свиное мясо. Никакими однакожъ муками не могли заставить ихъ исполнить царское повелѣніе. Ихъ били бичами и жилами воловьими, – ничто не помогало. Послѣ всѣхъ предварительныхъ испытаній и терзаніи старшій изъ семи братьевъ обратился съ такими словами къ царю мучителю: «чего добиваешься отъ насъ? Мы готовы на смерть, но не преступимъ отеческихъ законовъ». Разгнѣванный царь велѣлъ разжечь сковороды и котлы употреблявшіеся нарочито для мученій, и когда это было исполнено, приказалъ старшаго изъ братьевъ, отрѣзай ему языкъ, отрубивъ руки и ноги и содравъ кожу со всея тѣла, бросить едва дышущаго на сковороду огненную. Поднялся удушаюшій паръ отъ сковороды, страшно мучился несчастный страдалецъ, а мать и братья, глядя на него, только поощряли другъ друга также мужественно и терпѣливо страдать за вѣру въ истиннаго Бога. Вывели втораго брата на поруганіе и муки: съ головы его снял кожу съ волосами и спрашивали потомъ: будешь ли ѣсть что тебѣ приказываютъ? Нѣтъ, – отвѣчалъ онъ, и пострадалъ также, какъ и первый, обличая нечестиваго царю. Приведенъ былъ третій братъ: онъ поспѣшно высунулъ языкъ, который велѣно было отрѣзать ему, быстро протянулъ руки для отрубливанія, говоря: отъ Бога получилъ я все это, ради Его законовъ не щажу, ибо отъ Него опять надѣюсь получить. Дивился царь и слуги его такому мужеству, и жестоко замучили его, – потомъ четвертаго, пятаго и шестаго брата – все также, какъ и первыхъ двухъ. Всѣ умирали съ одинаковымъ мужествомъ, съ обиченіемъ царя, съ вѣрою въ Бога и въ то, что онъ воскреситъ ихъ для жизни вѣчно блаженной. Осталась мать и сынъ одинъ, наименьшій. Царь сталъ увѣщевать его, клялся, что сдѣлаетъ его богатымъ и счастливымъ, будетъ имѣть его какъ друга, поручитъ ему управленіе своими дѣлами, если только онъ отступитъ отъ вѣры отцовъ свохъ. Не слушалъ юноша. Тогда царь призвалъ мать и требовалъ, чтобы она уговорила сына и тѣмъ избавила бы его отъ вѣрной смерти. Мать обѣщала и, наклонившись къ послѣднему сыну, вотъ что говорила ему: «сынъ мой! пощади меня; я носила тебя въ своемъ чревѣ, вскормила тебя молокомъ моимъ, я довела тебя до возраста, я незнесла всѣ труды воспитанія. Посмотри, дитя мое, на небо и землю, и все, что на нихъ. Одинъ Богъ сотворилъ все это, Онъ владыка всей твари. Не убойся же мучителя, будь достоинъ братьевъ твоихъ! Прійми смерть, чтобъ быть такъ милымъ и пріятнымъ для меня, какъ и братья твои». «Чего ждете? – заговорилъ сынъ, обращаясь къ царю его слугамъ – своимъ мучителямъ. Не слушаю повелѣнія царскаго, но только закона слушаю, даннаго отцамъ нашимъ чрезъ Моѵсея. А ты мучитель іудеевъ, не избѣжишь рукъ Божіихъ и понесешь достойную казнь». Такія подобныя слова только ускорили смерть послѣдняго изъ славныхъ семи братьевъ. За нимъ умучена была и мать семи мучениковъ, – мученица изъ мученицъ, ибо она видѣла своими глазами, какъ замучены были одинъ за друимъ всѣ семь ея сыновей.

Дивная смерть и дивное терпѣніе семи братьевъ Маккавеевъ, матери ихъ Соломоніи и учителя ихъ Елеазара. И мученики христіанскіе страдали столько же, а иные и болѣе ихъ; но тѣ страдали за Христа пришедшаго, а эти за Христа грядущаго, о которомъ знали только, что Онъ придетъ нѣкогда на землю.

Слушая эту дивную исторію, удовольствуемся ли одними вздохами и удивленіемъ, которыя они возбуждаютъ въ насъ? Нѣтъ; безполезное это, хотя и невольное дѣло. Какой же урокъ даетъ намъ слышанная нами исторія семи братьевъ мучениковъ?

Первѣе всего мы должны благодарить Господа Бога за то, что Онъ благоволилъ намъ жить въ такое врем когда никто не неволитъ насъ въ иную вѣру, когда не приходится быть невольникомъ въ своей вѣрѣ и покупать право на нее цѣною крови и тяжкихъ страданій. И тѣмъ болѣе мы должны благодарить Господа Бога, что такое несчастное время было и въ нашемъ краю, когда онъ на ходился подъ Польшею. Страшно мучили поляки предковъ нашихъ, чтобы склонить ихъ въ свою вѣру. Невольно было тогда ходить въ свою церковь, имѣть своего священника, по своему крестить, вѣнчать, погребать. За все это били, грабили и мучили, а иныхъ и смерти предавали. И какой смерти! Многіе изъ васъ еще расказываютъ, иные со словъ очевидцевъ, какъ подъ м. Олыпаной поляки и уніаты замучили жителя м. Мліева Даніила Кушнира за то, что онъ не хотѣлъ принять ихъ вѣры, какъ обвертѣли ему руки пенькою, облили смолою и потомъ зажгли, кауъ самую голову держали на палѣ два мѣсяца предъ ольшанскою николаевскою церковью на страхъ всему православному народу. Итакъ было на самомъ дѣлѣ, 98 лѣтъ предъ симъ, за два дня до св. мученикъ Маккавеевъ...{*}

Но чѣмъ болѣе мы обезпечены въ свободномъ исповѣданіи своей вѣры, тѣмъ строже и точнѣе должны хранить ея святые уставы. Чѣмъ напр. извинишься ты теперь, если не захочешь ходить въ церковь на молитву, когда никто тебѣ въ томъ не мѣшаетъ? Чѣмъ оправдаешься, когда не пригласишь во время священника для соборованія и для исповѣди больнаго и умирающаго? Если Богу угодны наши жертвы, наши скорби и страданія, то тѣмъ удобнѣе для насъ приносить эти жертвы, когда мы живемъ въ мирѣ и покоѣ, и какъ виновны мы будемъ предъ Богомъ, если откажемся приносить эти жертвы. Вспомните, какъ много терпѣли для Бога св. мученики! Они жизнь за Него полагали, на самыя страшныя муки шли за имя Его, а мы опасаемся за свое здоровье, когда намъ надо итти на дѣло Божіе, расчитываемъ день и часъ, хотя бы то были часы и дни, Богу посвященные. Они съ любовію прощали тѣхъ, которые отнимали у нихъ жизнь, мы умѣемъ только проклинать своихъ враговъ и не хотимъ простить ближняго, оскорбившаго насъ словомъ. Они безбоязненно обличали и увѣщевали царей и грозныхъ учителей, а мы и подобныхъ намъ людей боимся вразумить и обратить на путь истины. Наименьшій изъ Макавеевъ съ презрѣніемъ отвергаетъ огромныя богатства, чтобы не отступить отъ закона Божія, а мы на все, кажется, готовы ради прибытка и корысти. Посмотрите, какъ поспѣшно другой братъ Маккавей отдаетъ всего себя на жесточайшее мученіе; а мы съ такою поспѣшностію идемъ только на грѣхъ и на всякое худое дѣло. Посмотрите, какъ юноши Маккавеи украшаютъ себя мужествомъ, какъ стаецъ Елеазаръ щадитъ свои сѣдины, старость свою, хочетъ оставить по себѣ добрую славу, а у насъ нерѣдко юноши и старцы одинаково безславятъ себя. Посмотрите еще, какъ дружно всѣ семь братьевъ стоятъ за честь отеческой вѣры, за славу имени Божія; а у насъ нерѣдко тутъ и разладъ, когда дѣло идетъ о славѣ Божіей, и только на дурномъ чемъ мы всѣ сходимся. Тѣхъ и самая смерть не разлучила; а у насъ только смерть и миритъ, какъ слѣдуетъ, и братьевъ и чужихъ. Посмотрите наконецъ, какъ мать семи братьевъ мучениковъ, въ виду жеточайшихъ мученій и самой смерти, научаетъ дѣтей свохъ быть вѣрными Богу и Его святому закону. Такъ ли поступаете вы, матери и вы отцы? Одному ли добру научаете дѣтей своихъ и удерживаете ли ихъ отъ всего худаго?

Не многимъ судилъ Господь мученическій вѣнецъ; но никто не лишится небеснаго вѣнца, если будетъ также любить Бога, такъ твердо вѣровать въ Него и такъ свято хранить законъ Его, какъ это дѣлали св. мученики, и какъ это видимъ мы въ послѣдней судьбѣ ветхозавѣтныхъ мучениковъ семи братьевъ Маккавеевъ. Аминь.

 

«Кiевскiя Епархiальныя Вѣдомости». 1864. № 18. Отд. 2. С. 547-554.

 

{*} Проповѣдникъ выставилъ передъ своими слушателями страдальческій образъ мліевскаго ктитора, церковнаго старосты Успенской церкви въ Мліевѣ, крестьянина Данила Кушнира, казненнаго въ м. Ольшаной за то, что при отобраніи въ м. Мліевѣ одной изъ церквей подъ Унію онъ своими непосвященными руками снялъ съ жертвенника св. чашу и спряталъ ее у себя въ коморѣ, чтобы не досталась эта святыня уніатамъ. 29 іюня 1766 г. согнали множество людей въ обозъ региментаря польскихъ войскъ Воронина для созерцанія этой ужаснѣйшей казни. Въ сказаніи о мученіяхъ его говорится, что преступнику сперва обвертѣли руки пенькою, осмолили смолою и зажгли, и когда обгорѣли руки, то отсѣкли ему голову и вбили на колъ для устрашенія упрямыхъ схизматиковъ. Ред.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: