Поученіе по житію преподобныхъ Ксенофонта и Маріи и дѣтей ихъ Іоанна и Аркадія (26-го января).

Въ пятомъ вѣкѣ по Рождествѣ Христовомъ въ г. Константинополѣ жилъ благочестивый сановникъ Ксенофонтъ. Насколько онъ былъ извѣстенъ своею знатностью и благородствомъ, настолько же онъ славился и своею добродѣтельною жизнью. Но, обладая и богатствомъ, и саномъ, и рѣдкими душевными качествами, онъ однако отличался скромностію и смиреніемъ. Особенно же любилъ онъ миловать ближнихъ, раздавая пособіе нищимъ деньгами, а многимъ другимъ испрашивая у царя справедливости и милости.

Таковъ былъ, братіе, сей мужъ, который, обладая большимъ богатствомъ и знатностью, не осуетился и не предался мірскимъ благамъ и удовольствіямъ, но осуществилъ въ своей жизни всѣ самыя высокія Евангельскія добродѣтели. Между тѣмъ, и Господь нашъ Іисусъ Христосъ указалъ, что богатому трудно войти въ Царство небесное (Мѳ. 19, 23; Мрк. 10, 23; Лук. 18, 24). Трудно потому, что, какъ мы это знаемъ и изъ собственнаго опыта жизни, когда мы имѣемъ достатки и лишнія деньги, то вмѣсто того, чтобы ихъ раздать бѣднымъ, или помочь нуждающимся, или, наконецъ, хотя бы сберечь для себя и семьи на черный день, мы предпочитаемъ ихъ истратить на свои удовольствія: начинаемъ предаваться чревоугодію, накупаемъ себѣ лакомствъ, ненужныхъ часто вещей, а то еще хуже – плѣняемся разными пороками. Деньги въ карманѣ, что огонь страстный. Онѣ влекутъ насъ къ любодѣянію, тянуть къ пьянству. Жизненные примѣры на-дицо. Продалъ крестьянинъ дрова на рынкѣ иди скотинку и получилъ нѣсколько больше того, на что онъ разсчитывалъ. Вмѣсто того, чтобы излишекъ употребить на добрыя дѣла, онъ несетъ ихъ въ винную лавку и покупаетъ водки. Вмѣсто того, чтобы возблагодарить прежде всего Господа Бога, нашего Благодѣтеля, и поставить, напримѣръ, предъ Его святой иконой свѣчу, помолиться и поклониться святынѣ, онъ идетъ и кланяется иному чуждому богу, богу пьянства. Отъ сѣмени злого идуть и плоды злые. Думалъ поселянинъ истратить на свое удовольствіе только полученный излишекъ. А потомъ, когда началъ кутать, то и все полученное отъ продажи или за работу пропиваетъ, и домой ничего де принесетъ. А могъ бы и домой принести и даже нуждающемуся ближнему помочь. Мало этого, случается и такъ, что когда пропьетъ всѣ деньги, то снимаетъ съ себя верхнюю одежду, закладываетъ ее у ростовщиковъ, получаетъ за нее ничтожные гроши и тѣ пропьетъ. Бываетъ и такъ, что въ пьяномъ видѣ еще повздорить съ кѣмъ-либо, подерется и вмѣсто дома попадетъ въ участокъ или въ тюрьму и наживетъ себѣ много непріятностей. А богатому такихъ искушеній и соблазновъ на пути встрѣчается еще больше. Вотъ почему вѣрно слово, сказанное Сердцевѣдцемъ Спасителемъ нашимъ, что трудно богатому войти въ царство небесное.

Но не таковъ былъ праведный Ксенофонтъ. Онъ и при богатствѣ земномъ устремлялъ взоры къ небесному богатству, о немъ имѣлъ попеченіе, его предпочиталъ всѣмъ временнымъ и тлѣннымъ благамъ міра сего, ведущимъ къ погибели тѣхъ, его къ нимъ прилѣпляется и пристращается сердцемъ. Подобную же себѣ имѣлъ Ксенофонтъ и спутницу жизни, супругу свою Марію. Она подражала своему мужу во всѣхъ его добрыхъ дѣлахъ, и были между ними миръ, любовь и согласіе.

Но не съ этихъ только сторонъ поучительна жизнь св. Ксенофонта и Маріи. Они не только являютъ намъ образцы милосердія къ бѣднымъ, нестяжательности, неприлѣпленія къ земнымъ благамъ, но они даютъ намъ высокопоучительный примѣръ, какъ христіанинъ долженъ относиться къ земнымъ бѣдствіямъ и семейнымъ несчастіямъ, какъ мы должны глубоко вѣрить въ руку Промысла Божія, направляющаго нашъ жизненный путъ. Въ этомъ отношеніи св. Ксенофонтъ напоминаетъ собою даже многострадальнаго и праведнаго Іова.

У св. Ксенофонта и Мари послѣ нѣсколькихъ лѣтъ ихъ супружеской жизни родилось два сына, Іоаннъ и Аркадій, которыхъ они воспитали добрыми наставленіями и учили не только книжной мудрости, но въ особенности христіанскимъ правиламъ жизни, внушали имъ постоянно имѣть въ мысляхъ и сердцѣ своемъ сознаніе, что Богъ ихъ всегда видитъ, видать всѣ ихъ мысли, чувства и желанія, знаетъ всѣ ихъ тайныя помышленія, однимъ словомъ, вразумляли ихъ ходить передъ Богомъ, памятовать о Немъ или, короче говоря, имѣть страхъ Божій въ себѣ. Св. Ксенофонтъ и Марія желали видѣть въ своихъ дѣтяхъ не только наслѣдниковъ ихъ богатыхъ имѣній, но и ревнителей доброй и богоугодной жизни.

Но, какъ люди просвѣщенные, не желая, чтобъ ихъ дѣти были лишены и внѣшней мудрости, они отправили ихъ въ гор. Бейрутъ (нынѣшнее названіе сирійскаго города, прославившагося чудомъ явленія св. Георгія Побѣдоносца, освободившаго этотъ городъ отъ чудовища, пожиравшаго людей, а также – въ 765 в. – чудомъ съ иконою Христовою, которую евреи распяли гвоздями и были потомъ поражены чудомъ истеченія крови изъ ранъ изображеннаго Спасителя настолько, что всѣ они увѣровали и крестились). Въ древности онъ назывался Берить (по-славянски – Вирить).

Когда дѣти св. Ксенофонта, Іоаннъ и Аркадій, жили тамъ, то самъ Ксенофонтъ вдругъ опасно заболѣлъ, такъ что былъ, близокъ къ смерти. Тогда, извѣщенные матерью, Іоаннъ н Аркадій немедленно возвратились домой дабы получитъ послѣднее отцовское благословеніе

Такъ, братіе, благонравныя дѣти дорожать родительскимъ благословеніемъ. Но чтобы дѣта были такими, нужно ихъ въ этомъ направленіи воспитать. А для этого съ дѣтства нужно внушать имъ страхъ Божій и уваженіе къ родителямъ, требуя въ жизни повиновенія заповѣдямъ Божіимъ и водѣ родительской. Но не однимъ только страхомъ нужно воспитывать дѣтей. Его нужно сорастворять любовью и справедливостью въ отношеніяхъ къ дѣтямъ. Любовь къ нимъ не должна, конечно, переходить въ потворство всякаго рода дѣтскимъ желаніямъ, но не слѣдуетъ простирать и суровость до потери равновѣсія въ отношеніяхъ къ нимъ, послѣдствіемъ чего явится несправедливость. Къ сожалѣнію, наше время отличается проявленіемъ неуваженія дѣтей къ родитлямъ, и даже больше – жестокость дѣтей по отношенію къ родителямъ. Какъ часто приходится теперь читать и слышать о случаяхъ отцеубійствъ и матереубійствъ! Поистинѣ наступило время, предсказанное въ Евангеліи Спасителемъ, что «возстанутъ дѣти на родителей и умертвятъ ихъ» (Марк. ХIII, 12). Но кто же, братіе, виноватъ въ этомъ явленіи? Не часто ли сами родители бываютъ причиною неуважительнаго и враждебнаго отношенія къ нимъ дѣтей. Не балуютъ ли въ дѣтствѣ родители дѣтей всякими забавами, не зная иной разъ чтобы такое придумать для ихъ удовольствія и выполненія ихъ прихотей? А съ другой стороны, всегда ли родители подаютъ, дѣтямъ примѣръ богобоязливости, религіозности, почтенія къ старшимъ и начальствующимъ? Не пересуживаютъ ли иной разъ родители распоряженія старшихъ и начальствующихъ въ присутствіи дѣтей? Всегда ли родители посѣщаютъ храмъ Божій и молятся дома? Заботятся ли, чтобы дѣти освящали себя молитвою каждый день воставъ отъ сна, среди дня и вечеромъ? Поистинѣ, Бога бойся самъ, покажи примѣръ почтенія къ Нему и уваженія къ старшимъ, и дѣти твои въ замѣну этого почтутъ тебя. А если ты самъ не будешь богомоленъ, если, наоборотъ, когда звонятъ ко всенощной, или къ обѣднѣ, а ты, родитель, предаешься пированію или безпечно спишь послѣ проведенной въ веселіи ночи, то откуда явится у твоихъ дѣтей религіозность и уваженіе къ тебѣ самому? Ну, а что, если ты, родитель, и вообще проводишь время въ пьянствѣ и суетныхъ удовольствіяхъ? Какъ ты можешь надѣяться, что дѣти станутъ почитать тебя? Нѣтъ, высшій нелицепріятный законъ правды приведетъ къ тому, что ты увидишь плоды дѣлъ своихъ на землѣ, и твои дѣти будутъ къ тебѣ непочтительны, ибо ты сямъ не чтишь Бога и властей.

Но не таковы, братіе, были святые Ксенофонтъ и Марія, совершенно непохожи были на многихъ современныхъ дѣтей и ихъ сыновья Іоаннъ и Аркадій. Услыхавъ о тяжкой болѣзни своего отца, они немедленно прибыли къ постели умиравшаго. Онъ же обрадовался ихъ прибытію и отъ радости болѣзнь его ослабѣла, ибо онъ ободрился духомъ. Св. Ксенофонтъ повелѣлъ своимъ дѣтямъ сѣсть около его постели; самъ же, не надѣясь все-таки остаться въ живыхъ, захотѣлъ преподать имъ послѣдній урокъ добродѣтельной жизни. И какъ это разумно! Ибо кто, любящій своего отца, можетъ забыть послѣднія слова его или распоряженія, сдѣланныя на смертномъ одрѣ? Эта уроки неизгладимы на всю жизнь. И Богъ помогаетъ родителямъ, желающимъ преподать наставленіе своимъ дѣтямъ, посылая имъ временное облегченіе отъ болѣзни, дабы они могли наставить дѣтей своихъ на путь правды и добра.

Св. Ксенофонтъ повелѣлъ дѣтямъ своимъ Іоанну и Аркадію сѣсть у его постели и началъ говорить имъ такъ:

«Дѣти мои, я приближаюсь къ концу своей жизни; вы же, если любите меня, сдѣлайте то, что я вамъ завѣщаю. Прежде всего и больше всего памятуйте о Богѣ и бойтесь Его, устрояя свою жизнь согласно съ Его заповѣдями. Затѣмъ, что скажу вамъ дальше, буду говорить не изъ тщеславія, но чтобы наставить васъ на путь доброй жизни: имѣйте меня всегда, какъ образецъ, предъ собою и какъ учителя, ибо домашнее ученіе, выраженное не только словомъ, но облеченное и примѣромъ, сильнѣе и дѣйственнѣе всякаго другого наставленія. Знайте, что я дожилъ до старости, сохраняя благоговѣніе къ Богу и простоту сердца. Вы знаете, что я былъ всѣми уважаемъ и почитаемъ, но не за одинъ только мой высокій санъ, а и за свой нравъ. Я никого ничѣмъ не обидѣлъ, не укорялъ, а тѣмъ болѣе не клеветалъ. Никому я не заведовалъ, старался не гнѣваться понапрасну и не враждовалъ ни съ кѣмъ. Желалъ и стремился всѣхъ любить и со всѣми жить въ мирѣ. Постоянно и утромъ и вечеромъ я посѣщалъ церковь Божію; не гнушался нищими и не оставлялъ безъ вниманія странниковъ, старался и словомъ и дѣломъ утѣшить печальныхъ. Многихъ плѣнниковъ я выкупилъ и отпустилъ, на свободу. Какъ устамъ своимъ я старался положить преграду, чтобы не говорить ничего дурного, такъ точно далъ зарокъ я и своимъ глазамъ, чтобы не смотрѣть на чужую красоту. Послѣ вашего рожденія мы съ вашей матерью живемъ, какъ братъ и сестра, сохраняя чистоту для Господа. Послѣдуйте же, дѣти мои, примѣру вашихъ родителей, и тогда Богъ пошлетъ вамъ долгую жизнь. Кромѣ того, давайте милостыню нищимъ, помогайте вдовамъ и сиротамъ, будьте вѣрны друзьямъ, благодѣтельствуйте врагамъ, благотворите церквамъ Божіимъ и монастырямъ, священниковъ и иноковъ почитайте, ибо ради нихъ Богъ всему міру посылаетъ Свою благодать и оказываетъ милосердіе. Странниковъ принимайте, питайте нищихъ, и будьте увѣрены, что не обѣднѣете. Чаще молитесь и читайте поученія святыхъ мужей. Мать свою почитайте и слушайтесь ее со страхомъ Господнимъ. На рабовъ и слугъ смотрите, какъ на членовъ своей семьи. Вообще говоря, какъ вы видѣли живущими меня и мать свою, такъ старайтесь жить и вы. Помните, что преходить образъ міра сего (1 Коринѳ. 7, 31), а потому храните заповѣди Божіи и помните мои наставленія, Богъ же мира да будетъ съ вами».

Какъ пріятно, братіе, прожить жизнь свою такъ, чтобы на закатѣ дней своихъ обозрѣть ее съ такой спокойною и чистой совѣстью, какъ св. Ксенофонтъ, и своимъ дѣтямъ преподать наставленіе изъ примѣра своей жизни.

Слушая слова своего умирающаго отца, Іоаннъ и Аркадій плакали, говоря: «Не оставляй насъ, отецъ, но помолись Богу, да продлить онъ еще дни твои, дабы ты былъ еще съ нами и утвердилъ бы насъ ва томъ пути, который ты намъ сейчасъ на черталъ». Отецъ же ихъ сказалъ имъ, что онъ уже съ начала своей болѣзни молить Бога объ этомъ. И вотъ, по милосердію Божію, въ слѣдующую ночь въ сонномъ видѣніи была возвѣщена св. Ксенофонту воля Божія, чтобы онъ еще оставался въ этой жизни. Такъ Богъ исполняетъ, братіе, хотѣнія и слушаетъ молитвы праведныхъ Своихъ! Для творящихъ волю Его Онъ какъ бы Самъ преклоняетъ и промѣняетъ Свою волю.

Когда больной Ксенофонтъ поправился, то онъ снова отправилъ дѣтей своихъ въ Бейрутъ оканчивать ученіе. Во время плаванія поморю поднялась сильная буря, во время которой корабельщики, спасая свою жизнь, спустили лодку какъ бы затѣмъ, чтобы осмотрѣть поврежденія корабля, сами же бѣжали съ него (Дѣян. 27, 30), оставивъ и корабль и плывшихъ на немъ на произволъ морскихъ волнъ. Долго носился корабль по волнамъ свирѣпаго моря. Святые же Іоаннъ и Аркадій въ это время молились, укрѣпляя своею молитвою себя и ободряя другихъ. «Владыка преблагій и Промыслитель о всякой твари», говорили они, «не отврати Лица Твоего отъ отроковъ Твоихъ, ибо мы скорбимъ, скоро услыши насъ. (Пс. 68, 18). Вспомни добрыя дѣла нашихъ родителей и ради нихъ помилуй насъ. Пусть пощадить насъ водная стихія, и не поглотитъ глубина морская. Избавь насъ отъ потопленія ради имени Твоею Святого, ибо не мертвые восхвалятъ Тя, Господи, ниже нисходящій во адъ, но мы живые прославимъ имя Твое великое и славное» (Пс. 113, 25-26).

Корабль уже разбивался, и Іоаннъ съ Аркадіемъ и своими спутниками-рабами, принадлежавшими ихъ отцу, сняли съ себя свои одежды, чтобы не тотчасъ же погрузиться въ глубину моря, но, насколько возможно, еще бороться съ волнами морскими. Но, ожидая своей кончины, они съ плачемъ прощались заочно со своими родителями, какъ бы здѣсь присутствовавшими: «Желаемъ тебѣ здравствовать, дорогой отецъ», восклицали они, «будь здорова и ты, милая мать. Не увидите вы уже болѣе насъ, и не будемъ мы болѣе наслаждаться съ вами на дому земными благами». Затѣмъ они попрощались другъ съ другомъ, говоря: «Горе намъ, возлюбленный братъ! Какъ тяжко разлучаться. Неужели безсильны молитвы и милостыни нашихъ родителей? Недавно мы плакали, ожидая безвременной кончины отца, а теперь онъ съ матерью будетъ плакать о насъ. О, горе, они не увидятъ насъ даже мертвыми, ибо пучина поглотитъ насъ. Мы уповали-было погребсти своихъ родителей, а теперь даже не удостаиваемся быть погребенными отъ нихъ». Послѣ сего братья обняли другъ друга, говоря: «Спасайся, братъ, и прости меня». Готовясь умереть, они молились Господу, говоря: «если намъ, Владыка всего, невозможно избавиться отъ смерти, то не разлучай насъ умирающихъ, но пусть одна волна покроетъ насъ».

Сколько нѣжности въ сердцѣ ихъ было и къ своимъ родителямъ и другъ къ другу! Находясь на краю гибели, они вспомнили про своихъ отца и мать, съ любовью отнеслись и другъ къ другу, не заботясь только о себѣ и своемъ спасеніи, но думая каждый и о своемъ братѣ. Не забыли они Господа Бога, молясь Ему о своемъ спасеніи. Всецѣло отдавали они себя въ этой молитвѣ въ руки Его всеблагого Промысла. Но не оставили они безъ вниманія и меньшихъ братьевъ своихъ, рабовъ, сопутствовавшихъ имъ, и говорили имъ: «Спасайтесь, добрые наши братьи и друзья, и простите насъ».

Когда корабль ихъ окончательно разбило бурей, то всѣ они выбросились и поплыли на доскахъ. Волны разлучили ихъ другъ отъ друга. По милости Божіей всѣ, они были спасены, но оказались въ разныхъ мѣстахъ. Рабы были выброшены волнами въ Тирѣ, Іоаннъ въ мѣсто, называемое Малмефетанъ, а Аркадій оказался въ Тетрапиргіи (эти два мѣста находились въ Сиріи). Оба, и Іоаннъ и Аркадій, не зная одинъ о спасеніи другого, а также и рабовъ, не столько радовались своему спасенію, сколько скорбѣти за другихъ.

Но все это послалъ Господь, чтобы направить ихъ жизненный путь въ иную сторону. Люди, въ особенности молодые, не часто пекутся о вѣчности. Для молодости жизнь кажется впереди очень длинной. Отсюда является нѣкоторая безпечность, поддерживаемая надеждой и увѣренностью, что впереди еще много времени для спасенія. Господь же имѣетъ въ виду только одну цѣль: наше вѣчное спасеніе. Вотъ почему намъ кажется иной разъ, что Господь въ намъ немилосердъ. Но это кажется только съ точки зрѣнія нашихъ временныхъ жизненныхъ удобствъ и невзгодъ. Въ самомъ дѣлѣ, казалось бы, гдѣ же милосердіе Божіе, когда буря разбила корабль, разлучила братьевъ, любившихъ другъ друга всѣмъ сердцемъ? Но это разлученіе имѣетъ смыслъ только съ точки зрѣнія временныхъ земныхъ стремленій. Господь же путемъ случайнаго бѣдствія и лишенія привелъ ихъ всѣхъ къ вѣчному спасенію, вѣчной славѣ и непрестанной радости. Такимъ образомъ, въ несчастій съ дѣтьми св. Ксенофонта и Маріи проявилась рука Промысла Божія. Это въ особенности будетъ ясно изь дальнѣйшаго повѣствованія.

Зная это, не будемъ отчаиваться, братіе, и предаваться излишней скорби, если съ нами произойдетъ какая-либо непріятность или даже бѣдствіе. Будемъ помнить, что Господь допускаетъ случаться съ нами несчастьямъ и бѣдамъ для нашей вѣчной пользы. Въ счастіи и благополучіи люди часто забываютъ о конечныхъ цѣляхъ своего существованія и предаются безпечности; и вотъ Господь стучится въ дверь нашего сердца и вразумляетъ насъ посылаемыми превратностями судьбы. Будемъ же принимать эту руку Божію съ такимъ же точно настроеніемъ, какъ и дары Его благости. Пусть не выходитъ изъ нашего сердца та еще мысль, что Богъ никогда не посылаетъ испытаній людямъ сверхъ мѣры силъ каждаго. Онъ даетъ каждому крестъ сообразно съ его душевной крѣпостью. Не будемъ, наконецъ, забывать, что если бы крестъ, данный намъ, показался намъ черезчуръ тяжелымъ, то мы можемъ просить Господа объ облегченія его. «Господи, тяжко мнѣ», скажи каждый въ сердцѣ своемъ Отцу своему небесному, и Господь Милосердый пошлетъ руку Своей помощи и умѣрить какъ нашу духовную скорбь, такъ и внѣшніе размѣры самого бѣдствія.

Страшно и велико было несчастье Іоанна и Аркадія, но Господь успокоилъ ихъ смущенныя души и тотчасъ же послалъ имъ утѣшеніе.

Вышедши на сушу, Іоаннъ говорилъ самъ себѣ такъ: «куда я теперь пойду? Мнѣ стыдно показаться нагимъ на глаза людямъ. Такъ ужъ лучше отправлюсь я въ монастырь, гдѣ живутъ смиренные и богобоязненные иноки, и тамъ буду работать для Бога, спасшаго меня отъ смерти. Я вижу теперь, что путь нищеты и смиренія лучше, чѣмъ путь богатства міра сего. Всѣ богатства міра могутъ быть смыты и уничтожены какою-либо одною волною морской. Такъ для чего же я буду къ нимъ пристращаться? Кто знаетъ, можетъ быть, Господь потому и не услышалъ нашихъ молитвъ къ Нему на кораблѣ, что родители наши хотѣли насъ сдѣлать счастливыми семьянинами, оставивъ намъ богатства и имѣнія. И, можетъ быть, въ суетѣ волнъ міра сего тлѣннаго мы погибли бы скорѣе, чѣмъ въ волнахъ морскихъ. Всевидящій и Всеблагій Богъ допустилъ насъ потерпѣть несчастье для того, чтобы устроить нашу жизнь лучше, чѣмъ этого хотѣли бы наши родители. Онъ лучше знаетъ, что намъ полезнѣе, а мы ничего не знаемъ, что будетъ съ нами въ ближайшій мигъ, поэтому лучше предать себя въ руки Всеблагого и Всевѣдущаго Бога, и какъ Ему угодно, такъ пусть и устраивается моя жизнь».

Отсюда мы видимъ, братіе, какъ, не смотря на свою молодость, Іоаннъ отличался большимъ благоразуміемъ и глубокой мудростью. Такъ можетъ разсуждать только человѣкъ, религіозно воспитанный и наставленный въ Законѣ Божіемъ.

Затѣмъ, поднявъ руки свои къ небу, Іоаннъ молился: «Господа Боже мой, спасшій меня отъ потопленія морского и погибели смертной, спаси и раба твоего, а моего брата Аркадія. Избавь его отъ горькой смерти, какъ избавилъ и меня, по Своей великой милости. Если же Ты его сохранилъ, то отверзи ему умъ, какъ и мнѣ Ты отверзъ его, дабы познать и ему суетность міра сего и возжелать иноческой жизни. Помилуй, Господи, и слугъ, бывшихъ съ нами, чтобы никто изъ нихъ не погибъ, но спаси ихъ всѣхъ, да прославятъ они всѣ имя Твое святое».

Такою любовью, какъ мы видимъ, братіе, отличался Іоаннъ. Другой человѣкъ съ сердцемъ черствымъ и себялюбивымъ радовался бы, что онъ цѣлъ, а до другихъ ему было бы мало дѣла. Въ лучшемъ случаѣ онъ подумалъ бы только о нихъ. Іоаннъ же молился, чтобы Господь всѣхъ спасъ и направилъ бы всѣхъ къ пути вѣчнаго спасенія, какъ его брата, такъ и всѣхъ ихъ спутниковъ.

Идя по берегу, Іоаннъ молился, чтобы Господь направилъ его стопы въ такое мѣсто, гдѣ бы онъ нашелъ всѣ удобства къ исполненію заповѣдей Господнихъ. Прошедши немалое разстояніе, Іоаннъ увидалъ монастырь и постучался въ ворота. Привратникъ, увидавъ его безъ одежды, снялъ съ себя верхнее платье и одѣлъ имъ Іоанна. Затѣмъ, введши его въ келью, предложилъ ему хлѣбъ и сочиво (вареный рисъ).

Отсюда видимъ, братіе, что въ этомъ монастырѣ даже послѣдній слуга, привратникъ, имѣлъ навыкъ въ Законѣ Божіемъ. Онъ усвоилъ добродѣтель Авраама, страннопріимство, онъ на дѣлѣ примѣнилъ заповѣдь Христову одѣть нагого и накормить голоднаго.

Только послѣ этого онъ уже спросилъ у Іоанна: «Откуда ты, брать?». Не зная совершенно Іоанна, онъ его, однако, называетъ братомъ не по любви только человѣческой, но и потому, что онъ, вѣроятно, видѣлъ со стороны Іоанна проявленіе имъ его вѣры. Вѣроятно, Іоаннъ, входя въ монастырь и келію, а также садясь за столъ помолился Богу, ибо сей обычай, какъ мы знаемъ изъ словъ св. Кирилла, епископа Іерусалимскаго (ум. 370 г.), давно существовалъ среди христіанъ. Но, впрочемъ, древніе иноки дѣлились всѣмъ, что имѣли, не спрашивая, какой кто вѣры или какого происхожденія. Такъ и здѣсь мы видимъ, что инокъ принялъ, одѣлъ и накормилъ Іоанна и только потомъ освѣдомился, кто онъ такой и откуда. Іоаннъ разсказалъ, какую онъ потерпѣлъ бѣду и умилилъ свонмъ разсказомъ привратника. «Куда же ты хочешь идти, братъ?» – спросилъ онъ. Іоаннъ отвѣчалъ: «Куда укажетъ Богъ. Я хотѣлъ бы стать инокомъ, если бы милосердый Владыка, презрѣвъ мои согрѣшенія, сподобилъ меня принять Его благое иго». Привратникъ-инокъ сказалъ ему: «Добраго дѣла ты желаешь, чадо, и будешь блаженъ, если со всеусердіемъ поработаешь Господу Богу». Тогда Іоаннъ спросилъ этого инока: «А могу ли я здѣсь съ вами оставаться?». Привратникъ сказалъ: «обожди немного, я пойду и доложу о тебѣ игумену. Если будетъ воля Божія о тебѣ, то что игуменъ повелитъ тебѣ, то и сдѣлаешь». Привратникъ отправился къ игумену и подробно разсказалъ ему объ Іоаннѣ. Игуменъ повелѣлъ привести его къ себѣ. У видѣвъ его, онъ понялъ чистую душу Іоанна и прозорливо усмотрѣлъ въ спасеніи Іоанна отъ потопленія Божію руку. Предусматривая же его добрую иноческую жизнь, игуменъ сказалъ Іоанну: «Благословенъ Богъ отца твоего и матери твоей, спасшій тебя отъ потопленія и приведшій тебя сюда!». Затѣмъ игуменъ преподалъ Іоанну подробныя наставленія объ иноческой жизни и повелѣлъ ему оставаться въ монастырѣ. Черезъ нѣсколько времени онъ постригъ его въ иноческій образъ. Іоаннъ со всеусердіемъ проходилъ иноческое послушаніе, но только постоянно скорбѣть о гибели своего брата.

Аркадій, спасенный милостію Божіей, молился такъ: «Господи Боже отца моего! Благодарю Тебя, что Ты привелъ меня къ жизни, которой я уже не ожидалъ и поставилъ меня на твердой землѣ. Но какъ Ты, Господи, спасъ меня, спаси и брата моего Іоанна. Услышь меня, Господи, и удостой еще въ этой жизни увидѣть брата моего Іоанна. Вспомни добрыя дѣла отца нашего и не погреби Іоанна въ пучинѣ морской. Дай мнѣ, Господи, увидѣть его прежде, чѣмъ я умру».

Такъ молясь и плача, Аркадій пришелъ въ изнеможеніе и затѣмъ отправился въ близъ лежащее селеніе, гдѣ одинъ добрый человѣкъ одѣлъ его своей убогой одеждой. Подкрѣпившись немного хлѣбомъ, онъ зашелъ въ храмъ, бывшій въ томъ селеніи и тамъ, прислонившись къ столбу, заснулъ. Во снѣ онъ вдругъ увидѣлъ брата своего Іоанна, который сказалъ,ему: «Братъ Аркадій, что ты горько плачешь обо мнѣ и печалишься? Я, по милости Христовой, живъ. Поэтому не скорби обо мнѣ». Аркадій, проснувшись, исполнился радости, ибо увидалъ въ этомъ откровеніе Божіе и возблагодарилъ Бога. Послѣ сего Аркадій сталъ размышлять, что ему датьше дѣлать?

«Если я пойду къ родителямъ, думалъ онъ, то они все равно не утѣшатся, не видя брата со мною. Не обрадую ихъ, если пойду въ шкоду и оттуда возвращусь къ нимъ. Вотъ что я сдѣлаю, сказалъ себѣ Аркадій, пойду я въ монастырь. Вѣдь отецъ мой такъ восхвалялъ всегда иноческую жизнь».

Такимъ образомъ, Господь путемъ смертной опасности и спасенія отъ нея привелъ обоихъ братьевъ къ одинаковому рѣшенію. Посему, братіе, христіанинъ долженъ смотрѣть на бѣды и несчастья, бываемыя въ мірѣ, какъ на уроки, посылаемые Богомъ для нашего перевоспитанія или вразумленія. «Наказуемся отъ Господа, да не съ міромъ осудимся» (1 Коринѳ. 11, 32), говорить святой Апостолъ Павелъ. Такъ посмотрѣли на свои злоключенія и святые братья Іоаннъ и Аркадій, ибо съ дѣтства они были воспитаны въ духѣ страха Божія и послушанія волѣ Божіей.

Аркадій, помолившись Господу Богу, отправился послѣ сего въ Іерусалимъ поклониться святымъ мѣстамъ. Исполнивъ свое желаніе, онъ вышелъ изъ города, намѣреваясь идти въ монастырь, какъ вдругъ встрѣтилъ одного старца, украшеннаго сѣдинами, оказавшагося прозорливымъ. Аркадій, подошедши къ нему, сталъ говоритъ: «Моли Бога о мнѣ, преподобный отче, ибо я нахожусь сейчасъ въ сильной тоскѣ и тяжко страдаю». Старецъ же на это сказалъ ему: «Не скорби, дитя мое, ибо брать твой, о которомъ ты сокрушаешься, живъ, и всѣ другіе, бывшіе съ вами на кораблѣ, также остались цѣлыми и невредимыми и пошли въ монастыри ради спасенія души. Брать твой принялъ уже иноческое постриженіе, и ты увидишь его своими глазами, ибо услышана твоя молитва».

Такъ Господь посылаетъ иногда изумительныя встрѣчи на нашемъ пути, которыми Онъ хочетъ привести насъ къ одной цѣли: нашему вѣчному спасенію. Пораженный словами старца, Аркадій стоялъ, удивляясь его прозорливости, а затѣмъ, припавъ къ его ногамъ, сталъ умолять, говоря: «укажи мнѣ, отче, путь къ моему спасенію». Старецъ же повелѣлъ ему идти за собою и привелъ Аркадія въ лавру св. Харитона, находившуюся на югѣ отъ Виѳлеема, разоренную впослѣдствіи магометанами (и нынѣ возстановляемую, благодаря щедрому пожертвованію Государя Императора). Тамъ старецъ постригъ Аркадія въ инокп и далъ ему келію для подвиговъ, въ которой раньше свыше 50 лѣтъ обиталъ одинъ святой старецъ. По истеченіи года старецъ ушелъ въ пустыню, оставивъ Аркадія одного и обѣщая ему свидѣться съ нимъ черезъ три года. Аркадій ревностно исполнялъ правила и заповѣди старца.

Спустя два года послѣ гибели корабля, св. Ксенофонтъ, не получая никакихъ извѣстій отъ сыновей и не зная объ ихъ участи, послалъ одного изъ рабовъ въ Бейрутъ узнать объ ихъ благосостоянія. Но рабъ тотъ, пришедши туда, не нашелъ тамъ сыновей св. Ксенофонта. Тогда, думая, что не отплыли ли они учиться вмѣсто Бейрута въ Аѳины, рабъ тотъ отправился въ этотъ городъ, но и тамъ не нашелъ ихъ. Тогда онъ положилъ возвратиться въ Константинополь и разсказать обо всемъ св. Ксенофонту. По дорогѣ, остановившись въ одной гостиницѣ, онъ встрѣтилъ одного инока, шедшаго въ Іерусалимъ на поклоненіе. Вглядѣвшись въ него, онъ узналъ въ немъ одного изъ рабовъ, отправленныхъ съ Іоанномъ и Аркадіемъ. Назвавши инока по имени, рабъ св. Ксенофонта сказалъ ему: «Ты вѣдь рабъ господина нашего Ксенофонта, отправленный съ Іоанномъ и Аркадіемъ въ Бейрутъ. Такъ какимъ же образомъ я вижу тебя инокомъ? И что случилось съ дѣтьми господина нашего?». Тогда инокъ, съ глазами полными слезъ, разсказалъ ему о гибели корабля и неминуемой гибели дѣтей св. Ксенофонта. «Я думаю, добавилъ онъ, что только я спасся отъ гибели и не хотя отравить жизнь нашихъ добрыхъ господъ ужасной вѣстью, я рѣшилъ лучше остаться въ монастырѣ, а теперь вотъ иду на поклоненіе въ Іерусалимъ». Услышавъ печальную вѣсть, рабъ св. Ксенофонта предался стенанію и плачу. Онъ тоже не хотѣлъ возвращаться домой и убивать господъ своихъ печальной вѣстью. Но жители той мѣстности, услышавъ его вопли и узнавъ въ чемъ дѣло, стали совѣтовать ему вернуться и извѣстить обо всемъ своихъ господъ. «Если ты этого ве сдѣлаешь, говорили они ему, то не будетъ тебѣ спасенія». Рабъ вернулся, но отъ печали и плача за всю дорогу лицо его осунулось.

Госпожа Марія, узнавъ о прибытіи раба, тотчасъ освѣдомилась, какъ живутъ ихъ дѣти. «Ничего, здоровы», отвѣчалъ рабъ. «Гдѣ же ихъ письма?» – «Я потерялъ ихъ дорогой», сказалъ рабъ. Чуя что-то недоброе, Марія стала требовать отъ раба всей правды. «Заклинаю тебя Боговъ, воскликнула она, разскажи мнѣ истину, ибо душа трепещетъ и сердце упало во мнѣ». Тогда рабъ съ плачемъ разсказалъ ей о своихъ поискахъ, а также и обо всемъ, что онъ услышалъ отъ инока. Марія же постояла нѣсколько мгновеній изумленною, а потомъ, собравъ свои силы, сказала: «Благословенъ Богъ, попустившій это. Какъ было угодно Господу, такъ Онъ и сдѣлалъ. Буди имя Господне благословенно отъ нынѣ и до вѣка». Рабу же приказала никому не разсказывать объ этой вѣсти. «Господь далъ, Господь и взялъ. Онъ Самъ знаетъ, что намъ полезнѣе», добавила она.

Когда вечеромъ торжественно вернулся изъ царскаго дворца св. Ксенофонтъ, въ сопровожденіи многихъ изъ своихъ подчиненныхъ, и сѣлъ за трапезу, св. Марія возвѣстила ему о прибытіи раба. Св. Ксенофонтъ тотчасъ же велѣлъ подать себѣ письма дѣтей. Но Марія уговаривала его оставить письма до завтра. Святой же Ксенофонтъ желалъ немедленно читать ихъ. Тогда св. Марія залилась слезами, а св. Ксенофонтъ въ изумленіи спрашивалъ: «Что, развѣ дѣти наши больны?» – «О, если бы они были больны, отвѣчала Марія, но они погибли въ морѣ». Тогда св. Ксенофонтъ громко застоналъ, прослезился, но тотчасъ же, собравшись съ духомъ, сказалъ: «Благословенно имя Отца и Сына и Святаго Духа во вѣки, аминь». Такъ оба праведные супруга, подобно древнему Іову, при своемъ несчастій не произнесли ничего неразумнаго о Богѣ (Іов. 1, 22), напротивъ, св. Ксенофонтъ сталъ утѣшать свою жену, говоря: «Не скорби, госпожа моя. Я вѣрю, что Богъ не допустилъ нашимъ дѣтямъ утонуть въ морѣ. Надѣюсь, что Господь помилуетъ мои сѣдины, такъ какъ я не осмѣливался никогда оскорбить Его святыню. Помолимся же всю эту ночь и будемъ ждать, что Господь рано или поздно откроетъ намъ о судьбѣ нашихъ дѣтей».

Такъ они и сдѣлали. Когда они потомъ уснули, то увидѣли оба одно и то же сонное видѣніе, а именно, что дѣти ихъ предстоятъ въ великой славѣ предъ ІисусомъХристомъ. Отъ этого сна сердце ихъ исиолнилось радости. Святой же Ксенофонтъ, узнавъ, что его бывшій рабъ, спутникъ дѣтей, сдѣлавшійся инокомъ, шелъ въ Іерусалимъ, пожелалъ и самъ съ женой своей отправиться во св. градъ. Намѣреніе было исполнено. Обошедши всѣ святыя мѣста, святой Ксенофонтъ встрѣтилъ и своего бывшаго раба инока, спутника его дѣтей. Свв. Ксенофонтъ и Марія ему земно поклонились, обнимали его и цѣловали. Инокъ же тотъ, смущенный этимъ, говорилъ: «Что вы дѣлаете, господа мои, кланяясь мнѣ, вашему рабу». Ксенофонтъ же говорилъ ему: «Мы уважаемъ иноческій чинъ, а потому и кланяемся. Ты же не печалься объ этомъ, а лучше повѣдай намъ, умоляемъ тебя, гдѣ наши дѣти? Скажи намъ, ради Господа, скажи!». Инокъ же разсказалъ имъ, что когда корабль разбило, то всѣ спасались, кто какъ могъ, онъ же не знаетъ, спасся ли кто-нибудь кромѣ него, ибо всѣ были разбросаны въ разныя стороны волнами. Узнавъ объ этомъ, свв. Ксенофонтъ и Марія отпустили инока, щедро одаривъ его деньгами, прося его молитвъ за нихъ и за дѣтей ихъ.

Засимъ они захотѣли посѣтить Іорданъ. Когда они шли туда, то по устроенію Божію встрѣтили того старца-прозорливца, который облекъ Аркадія въ иноческую одежду. Припавъ къ его ногамъ, они просили его свв. молитвъ и благословенія. Святому старцу было открыто о нихъ Богомъ, и онъ, помолившись, сказалъ имъ: «Что привлекло въ Іерусалимъ Ксенофонта и Марію?». «Любовь къ дѣтямъ». «Не печальтесь же: дѣти ваши живы, идите на Іорданъ, а когда возвратитесь въ Іерусалимъ, вы увидите ихъ».

Старецъ же, паришелъ въ Іерусалимъ и поклонившись св. мѣстамъ, сидѣлъ у Голгоѳы. Въ это время Іоаннъ-инокъ, сынъ Ксенофонта, пришелъ въ Іерусалимъ на поклоненіе. Увидѣвъ его, старецъ сказалъ ему: «Гдѣ ты былъ доселѣ, господинъ мой Іоаннъ? Вотъ отецъ твой и мать твоя ищутъ тебя, а ты пришелъ, печалясь о своемъ братѣ». Видя, что предъ нимъ святой прозорливецъ, Іоаннъ воскликнулъ: «Умоляю тебя, святый отецъ, скажи мнѣ, гдѣ братъ мой, ибо сильно видѣть его желаетъ душа моя». Старецъ же сказалъ ему: «сядь возлѣ меня, и ты скоро увидишь своего брата». Когда они сидѣли, то и Аркадій пришелъ къ Голгоѳѣ и, увидя своего наставника, воскликнулъ: «Отецъ мой, вотъ уже три года ты не посѣщалъ нивы своей, и она заглохла и поросла терніемъ». Старецъ жо отвѣчалъ ему: «Нѣтъ, сынъ мой, я ежедневно посѣщалъ свою ниву и знаю отъ Господа, что тамъ выросла зрѣлая пшеница, достойная Царя царствующихъ. Сядь возлѣ меня». Затѣмъ старецъ стать разспрашивать Іоанна откуда онъ. Іоаннъ же отвѣчалъ: «Я, отче, убогій странникъ, и у меня одно только желаніе: это милость Господня. Прошу твоихъ святыхъ молитвъ». Но старецъ продолжалъ разспрашивать, изъ какого онъ мѣста родомъ и кто его родители. Когда же Іоаннъ сталъ разсказывать, то Аркадій воскликнулъ: «Воистину, святый отецъ, это братъ мой Іоаннъ». Старецъ же сказалъ: «Знаю, потому я и разспрашивалъ его, чтобы вы узнали другъ друга». Тогда іоаннъ и аркадій, видъ которыхъ отъ монашескаго одѣянія и большого изнуренія измѣнился, узнали другъ друга и бросились на шею одинъ къ другому и цѣловались, славя бога, сподобившаго ихъ увидѣться въ этой жизни.

Спустя немного дней, пришли отъ Іордана въ Іерусалимъ и свв. Ксенофонтъ и Марія и встрѣтили возлѣ Голгоѳы святого старца съ ихъ дѣтьми. Старецъ повелѣлъ Іоанну и Аркадію смотрѣть внизъ, и Ксенофонтъ и Марія не узнали еконхъ дѣтей, дѣти же узнали ихъ и радовались душою. Старецъ повелѣлъ свв. Ксенофонту и Маріи идти въ гостиницу и приготовитъ ему съ учениками трапезу, – и тогда, прибавилъ онъ, я скажу вамъ, гдѣ дѣти ваши.

Они такъ и сдѣлали. Старецъ же повелѣлъ Іоанну и Аркадію не открываться родителямъ, пока онъ имъ этого не позволитъ. «Какъ велишь, отче, такъ и будетъ», сказали Іоаннъ и Аркадій, искушенные въ послушаніи. Старецъ же сказалъ: «раздѣлимъ съ ними время, ибо это не повредитъ вашему спасенью. Вѣрьте, что какой бы трудъ вы ни предприняли ради добродѣтели, вы не достигаете совершенствъ своихъ родителей».

Когда они обѣдали у свв. Ксенофонта и Маріи, то сіи послѣдніе спросили старца: «Святый отецъ, какъ же и гдѣ живутъ наши дѣти?». Старецъ сказалъ. «Они доблестью трудятся для своего спасенія». Родители же отвѣтили на это: «Богъ, устрояющій спасеніе всѣхъ людей, да дастъ имъ быть истинными дѣлателями винограда Христова». Тогда Ксенофонтъ обратился въ старцу со словами: «какъ хороши твои ученики, отче. Сильно возлюбила ихъ душа наша. О, если бы и дѣти мои были таковы. Видя ихъ, мы радуемся, точно видимъ собственныхъ дѣтей». Тогда старецъ сказалъ Аркадію. «Разскажи намъ, сынъ мой, гдѣ ты родился, какъ воспитался и какимъ образомъ сдѣлался инокомъ». Когда Аркаій дошелъ до того мѣста своего разсказа, какъ они погибали съ братомъ въ морѣ, то свв. Ксенофонтъ и Марія воскликнули: «Вотъ они, наши дѣти! Вотъ свѣтъ очей нашихъ!». И бросились они на шею къ нимъ и цѣловали ихъ. Была тогда великая радость у нихъ и плачъ отъ радости. Прослезился и старецъ. Затѣмъ всѣ встали и вознесли хвалу Богу, Мудрому въ Своемъ Всеблагомъ Промыслѣ.

Послѣ этого Ксенофонтъ и Марія просили старца облечь и ихъ въ ангельскій образъ. Тотъ исполнилъ ихъ просьбу, завѣщавъ имъ жить каждому особо. Поживъ нѣкоторое время вмѣстѣ, они разлучились: Іоаннъ и Аркадій со старцемъ ушли въ пустыню. Ксенофонтъ же и Марія, продавъ всѣ свои имѣнія и раздавъ деньги нищимъ, поселились близъ Іерусалима въ пустынѣ и, сподобившись дара чудотворенія, пожили тамъ многіе годы, проводя жизнь въ молитвѣ и безмолвіи. Ксенофонтъ, кромѣ того, удостоился еще получить даръ прозорливости. Всѣ они мирно отошли ко Господу послѣ многихъ лѣтъ жизни, а Іоаннъ и Аркадій даже получили заранѣе отъ Бога откровеніе о своей кончинѣ.

Такова была судьба этой замѣчательной, благочестивой семьи, надъ которой Господу было угодно проявить пути Своего Промысла.

Взирая на примѣръ св. Ксенофонта и Маріи и ихъ дѣтей, будемъ, братіе, тверды духомъ при всѣхъ житейскихъ испытаніяхъ и треволненіяхъ, помня, что егоже любить Господь, наказуегъ (Притч. 3, 11), насъ же онъ наказываетъ, и при томъ не безъ мѣры, за наши грѣхи. Будемъ молиться объ ихъ прощеніи и больше заботиться о своемъ исправленіи.

 

«Приходское Чтеніе». 1913. № 34. С. 938-948.

 

***

Тропарь, гл. 4: Боже отецъ нашихъ, творяй присно съ нами по Твоей кротости, не отстави милость Твою отъ насъ, но молитвами ихъ въ мірѣ управи животъ нашъ.

Кондакъ, гл. 4: Житейскаго моря избѣгше, Ксенофонтъ праведный съ сопружницею честною на небесѣхъ свеселятся съ чады, Христа величающе.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: