Степанъ Ивановичъ Пономаревъ – АЛЛИЛУІА! Нагробныя пѣсни при погребеніи священниковъ (Переводъ съ славянскаго).

Этотъ стихотворный переводъ, напечатанный въ неоффиц. части 6-го № Полтавскихъ Еп. Вѣд. 1867 г. (стр. 227-234) и авторомъ его посещенный памяти Высокопреосв. Митрополита Кіевскаго Евгенія (†23 февр. 1837 г.) представляетъ, по нашему мнѣнію, одно изъ лучшихъ и удачнѣйшихъ «преложеній» съ славянскаго языка на русскій. Вполнѣ передавая мысли славянскаго текста, этотъ переводъ усиливаетъ трогательное, потрясающее впечатлѣніе славянскаго текста при совмѣстномъ чтеніи того и другаго. Авторомъ перевода набраны только нѣкоторым изъ надгробныхъ пѣсней и помѣщены не въ томъ порядкѣ, въ какомъ онѣ находятся въ Требникѣ. Ред. Вологодскихъ Еп. Вѣд. присовокупленъ славянскій текстъ, котораго нѣтъ въ Полтавскихъ Еп. Вѣд., но который совершенно необходимымъ для полноты впечатлѣнія. Ред.

I.

ИКОСЪ 1. Самъ единъ еси, безсмертный, сотворивый и создавый человѣка: земніи убо отъ земли создахомся и въ землю туюжде пойдемъ, якоже повелѣль еси, создавый мя и рекій ми, яко земля еси и въ землю отъидеши, аможе вси человѣцы пойдемъ, надгробное рыданіе, творяще пѣснь: Аллилуіа.

Единь безсмертенъ — только Ты,

Творецъ, Податель жизни людямъ;

А мы — изъ праха созданы

И горстью праха снова будемъ:

Такъ Ты велѣлъ, Создатель мой!

И вотъ глаголъ могучій Твой

Въ нѣмомъ смиреніи я внемлю:

«Земля ecи — и снидешь въ землю».

И всѣ мы, други, будемъ тамъ!....

Настанемъ день, — и, не минуя,

Надгробное рыданье намъ

Сольется съ пѣснью: аллилуіа!

II.

ИКОСЪ 5. Что горькія умирающихъ глаголы, братіе, яже вѣщають, егда отходятъ: братій разлучаюся, друговъ оставляю всѣхъ и отхожду. Камо убо иду – не вѣмъ, или како имамъ быти тамо – не вѣмъ, точію Богъ призвавий мя. Но память творите съ пѣснію: Аллилуіа.

О братья! горьче всѣхъ рѣчей

И выше всякаго страданья

Рѣчь умирающихъ людей

Среди послѣдняго прощанья:

«Вотъ, братья, съ вами разлучаюсь,

«Вотъ оставляю васъ друзья, —

«На вѣкъ прощайте: удаляюсь, —

«Куда иду, — не знаю я;

«Кого въ пути я повстрѣчаю,

«Или что будетъ тамъ со мной,

«Не знаю, братія, не знаю;

«Но знаетъ Онъ, Создатель мой, —

«И вотъ на зовъ Его иду я....

«А васъ, и плача и скорбя,

«Молю я — вспомните меня;

«Когда, поете: аллилуіа!»

III.

ИКОСЪ 19. Безмолвствуйте убо, безмолвствуйте: лежащему прочее умолчите и великое таинство узрите, – страшный бо часъ. Умолчите, да съ миромъ душа отъидетъу въ подвизѣ бо велицѣмъ содержится и во страсѣ мнозѣ молитъ Бога: Аллилуіа.

Друзья, безмолвствуйте въ сей часъ,

Въ тиши безмолвствуйте глубоко;

Да окуетъ молчанье васъ

Передъ лежащимъ одиноко.

Смотрите: тайна настаетъ,

Послѣдній, страшный часъ идетъ....

Молчанье, братья!... пусть въ покоѣ

Душа покинетъ все земное!

Великимъ подвигомъ полна,

Со многимъ страхомъ и тоскуя,

Свою кончину зритъ она

И молитъ Бога: аллилуіа!

IV.

ИКОСЪ 20. Азъ убо видѣхъ младенца умирающа и животъ мой оплакахъ: возмятеся бо весьма и трепетаніе, егда пріиде часъ, возопи: отче! помози ми, мати! спаси мя! и никтоже доволенъ тогда помощи ему, токмо видяще увядаютъ и во гробѣ плачутъ его: Аллилуіа.

Я видѣлъ разъ — дитя кончалось,

Я видѣлъ скорбную семью:

Во мнѣ все сердце взволновалось,

И я оплакалъ жизнь свою.

Дитя металося въ смятеньи,

И трепетало предъ семьей,

И завопило всей душой

Въ свое послѣднее мгновенье:

«О, помоги же мнѣ, отецъ,

«О, мать! о, мать! спаси, помилуй!»

Въ нихъ сердце рвется наконецъ, —

Но какъ помочь! какою силой!....

Одно осталось только имъ —

Смотрѣть, томиться.... и горюя

Рыдать, надъ гробомъ дорогимъ,

При звукахъ пѣсни: аллилуіа!

V.

ИКОСЪ 4. Обліимся вси слезами, егда видимъ мощы лежащія и приближившеся вси цѣловати, равнѣ же и сія привѣщавати: се оставилъ еси любящія тя, не глаголеши съ нами прочее: о друже! чесо ради не глаголеши, яко же глаголалъ еси намъ? Но сице молчиши, еже глаголати съ нами: Аллилуіа.

О, обольемтеся слезами:

Вотъ распростертый передъ нами

Лежитъ во гробѣ милый прахъ....

Пойдемъ-те, братія, въ слезахъ,

И цѣловать его прощально,

И приговаривать печально:

«Вотъ, ты и близкихъ и друзей

«На вѣкъ покинулъ въ тяжкой долѣ,

«Не говоришь ужъ съ нами болѣ,

«А мы такъ ждемъ твоихъ рѣчей....

«О, другъ! о, другъ! За чѣмъ угрюмо

«Смежилъ и очи и уста?

«О, подѣлись своею думой,

«Такъ какъ бывало иногда....

«Но ты, ни просьбъ, ни слезъ не чуя,

«Покой таинственный хранишь

«И даже въ этотъ мигъ молчишь,

«Когда поемъ мы аллилуіа.»

VI.

ИКОСЪ 8. Се нынѣ видимъ ледаща, по намъ ктому не предлежаща: се уже и языкъ умолче, се уже и устнѣ престаша: здравствуйте, друзи, чада: спасайтеся, братіе, спасайтеся, знаеміи: азъ бо въ путь мой шествую. Но память творите о мнѣ съ пѣснію: Аллилуіа.

Вотъ онъ лежитъ, собратъ нашъ милый,

Но онъ — не нашъ уже, увы!

Умолкъ языкъ его унылый,

Уста сомкнулись для молвы....

Но наше сердце чуетъ, знаетъ,

Что намъ душа его вѣщаетъ:

«Привѣтъ изъ гроба вамъ, друзья!

«Привѣтъ тебѣ, моя семья!

«О, заклинаю васъ — покайтесь!

«Друзья и братія, спасайтесь,

«Спасайтесь, ближніе мои....

«А я, безъ дружбы и любви,

«Иду въ свой путь.... одинъ... спѣшу я,

«Но къ вамъ взываю въ тишинѣ:

«Воспоминайте обо мнѣ,

«Когда поете: аллилуіа.»

VII.

Икосъ 6. Камо убо душы нынѣ идутъ? Како убо нынѣ тамо пребываютъ? Желахъ вѣдати таинство: но никто же доволенъ повѣдати. Еда и они поминаютъ своя, яко же и мы оныя? Или они прочее забыша плачущія ихъ и творящія пѣснь: Аллилуіа.

Куда-жь, о души намъ родныя,

Куда стремитесь вы отъ насъ?

Гдѣ пребываете? какія

Дѣла и думы тамъ у васъ?

О, какъ-бы намъ, какою силой

Про васъ хоть что-либо узнать!....

Но тайнъ жизни за могилой

Никто не властенъ разгадать!

Скажите: помните еще-ли

И вспоминаете-ль насъ тамъ,

Какъ мы здѣсь васъ — по цѣлымъ днямъ,

Съ рыданьемъ сердца, съ мукой боли?

Иль вы забыли ужь со всѣмъ,

Какъ мы здѣсь плачемъ и тоскуя

Вамъ звуки пѣсни вопіемъ —

Надгробной пѣсни — аллилуіа?.....

VIII.

ИКОСЪ 7. Провождайте, друзи, умершія, и со тщаніемъ ко гробу достигните и тамо внимательнѣ взирайте и ноги ваша уготовите: всякая юность тамо растлися, всякъ возрастъ тамо увяде; тамо прахъ и пепелъ и червіе; тамо всякое молчаніе и никто же глаголяй: Аллилуіа.

Друзья! умершихъ провожайте

И доходите до могилъ,

И тамъ усердно наблюдайте,

Чтобъ путь во благо вамъ служилъ.

Смотрите, — все тамъ, все пропало:

Истлѣли всякіе года,

Могучей силы нѣтъ слѣда,

Цвѣтущей юности не стало!...

Тамъ — пыль и прахъ; тамъ червь земной

Одинъ свирѣпствуетъ пируя;

Молчанье вѣчное, покой,

Никто не молвитъ: аллилуіа!

IX.

ИКОСЪ 16. Аще отъ страны нѣкія идуще, водящія нѣкія требуемъ, что сотворимъ, аможе идемъ во страну, идѣже не познаваемъ? Многихъ тебѣ тогда водителей потреба; многихъ тебѣ молитвъ спутешествующихъ, спасти душу окаянную, дондеже достигнути ко Христу и рещи къ Нему: Аллилуіа.

О, если, странствуя въ пути

И посѣщая край за краемъ,

Чтобъ провожатаго найти,

Мы всѣ заботы прилагаемъ;

То что же дѣлать намъ съ собой

Въ послѣдній день необычайный,

Когда и путь для насъ — нѣмой

И самый край — глубоко-тайный?.....

О, сколько нужно для него

Путеводителей намъ вѣрныхъ!

О, сколько болѣе того

Молитвъ-молитвъ, молитвъ усердныхъ,

Чтобъ силой ихъ себя врачуя,

Намъ душу бѣдную спасти,

Ее къ Спасителю ввести

И тамъ воскликнуть: аллилуіа.

X.

ИКОСЪ 21. Колицы убо внезапу восхитишася отъ самѣхъ сосцевъ, и спрягошася спряженіемъ вѣчнымъ и сотвориша плачъ неиждивимый, и отъ чертога не восташа: но вкупѣ бракъ, вкупѣ гробъ, вкупѣ спряженіе, вкупѣ и распряженіе, вкупѣ смѣхъ, вкупѣ и плачъ, вкупѣ и псаломъ: Аллилуіа.

Не разбираетъ смерть людей

И какъ внезапно многихъ коситъ:

То вдругъ малюточекъ дѣтей

Отъ груди матери уноситъ;

То два любимыя сердца

Почти отъ брачнаго вѣнца

Ведетъ къ могилѣ вѣковѣчной

И плачъ подъемлетъ безконечный;

То мирно спящихъ на одрѣ

Влечетъ въ подземныя утробы.....

Ничто не прочно на землѣ:

Тутъ вмѣстѣ бракъ, и вмѣстѣ гробы,

Тамъ связи радостей, удачъ,

Вдругъ смерть ихъ рушитъ торжествуя;

И — вмѣстѣ смѣхъ, и вмѣстѣ плачъ,

И тутъ-же вмѣстѣ: аллилуіа!

XI.

ИКОСЪ 11. Что мятешися безвременно, о человѣче! единъ часъ, вся преходятъ: нѣсть бо во адѣ покаянія, нѣсть тамо прочее ослабы, тамо червь неусыпаемый, тамо земля темна и помрачена вся, идѣ же имамъ азъ осудитися: не бо потщахся весьма глаголати часто псаломъ: Аллилуіа.

За чѣмь-же попусту мятется

Твоя душа, о человѣкъ?

Одинъ вѣдь часъ — и все минется

Какъ будто не было во вѣкъ!

А вь адѣ нѣтъ ужъ покаянья,

Тамъ нѣтъ пощады, нѣтъ друзей;

Тамъ вѣчны лютыя терзанья

Неусьпающихъ червей;

Тамъ всюду тьма и помраченье,

Тамъ плачъ и скрежетъ, визгъ и стонъ:

Туда-то буду на мученье

И я на вѣки осужденъ...

Послѣднихъ дней не памятуя,

Я беззаботенъ былъ всегда

И не давалъ себѣ труда

Взывать почаще: аллилуіа!.....

XII.

ИКОСЪ 14. Аще помиловалъ еси, человѣче, человѣка, той имать тамо помиловали тя: и аще которому сиротѣ сострадалъ еси, той избавитъ тя тамо отъ нужды; аще въ житіи нага покрылъ еси, той имать тамо покрыти тя, и пѣти псаломъ: Аллилуіа.

Но если миловалъ ты въ жизни

Своихъ собратій, мой собратъ:

И ты найдешь въ святой отчизнѣ

Благую милость во сто кратъ!

И если лаской, состаданьемъ

Утѣшилъ долю сироты:

И ты предъ строгимъ истязаньемъ

Избавленъ будешь отъ нужды.

О, не останется тамъ всуе

Одежда нищему твоя:

Она покроетъ тамъ тебя

И ты воскликнешь: аллилуіа!

XIII.

ИКОСЪ 23. Разжигаемся токмо слышаще, яко есть тамо свѣтъ вѣчный, тамо источникъ живота нашего, и тамо наслажденіе вѣчное, тамо есть рай, о немъ же всякая душа праведныхъ радуется. Снидемся вси во Христѣ и мы, да сице возопіимъ вси Богу: Аллилуіа.

Когда на сердце намъ повѣетъ

Влагая вѣсть о небесахъ, —

Святымъ восторгомъ пламенѣетъ

Душа, поверженная въ прахъ:

Тамъ дивный свѣтъ сіяетъ вѣчно,

Тамъ ясной жизни полнота,

Тамъ наслажденье безконечно,

Тамъ рай, и миръ, и красота,

Тамъ Богъ, всѣхъ радостей начало....

О братія! отъ вѣсти сей

И сердце праведныхъ людей

Чистѣйшей радостью играло!

Возлюбимъ Господа: и мы

Сойдемся всѣ тамъ, и ликуя

Сольемъ сердца свои, умы

Въ единомъ звукѣ: аллилуіа!

XIV.

ИКОСЪ 24. Всесвятая Дѣво безневѣстная, рождшая свѣтъ неприступный, молю, мился дѣю и прошу: молящи не престай Господа о усопшемъ рабѣ Твоемъ, Пречистая, яко да обрящетъ тамо оставленіе прегрѣшеній въ день судный, Всечистая; дерзновеніе бо имаши, яко Владычица, молити Сына Твоего всегда: Аллилуіа.

О Дѣва Чистая, Святая

И Матерь Свѣта! предъ Тобой

Во умиленіи взывая,

Прошу, молюся всей душой:

Продли, продли Твои моленья

Продли ихъ въ Сыну Твоему

О мирѣ, милости, прощеньи

Рабу усопшему сему!

Да по Твоей молитвѣ чудной,

Надежда общая вѣковъ,

Онъ встрѣтитъ милости въ день судный

И оставленіе грѣховъ!

Ты, Сыну въ кротости ревнуя,

Всегда, Владычице, предъ Нимъ

Со дерзновеніемъ благимъ

Молиться можешь: аллилуіа!

 

С. Пономаревъ.

 

«Прибавленія къ Вологодскимъ епархіальнымъ вѣдомостямъ». 1869. № 8. С. 288-295.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: