Пасхальное письмо Архіепископа Антонія (Храповицкаго) своимъ ученикамъ.

Въ «Колоколѣ» появилось Пасхальное письмо Архіеп. Антонія къ своимъ ученикамъ, писанное въ 1907 году. Считаемъ его поучительнымъ и для читателей «Вѣдомостей» и приводимъ цѣликомъ.

Вступая въ радостные дни Святой Пасхи и восклицая съ Церковью: «Пасха! радостію другъ друга обнмемъ», я часто обращаю свой мысленный взоръ къ вамъ, дорогіе собратья и духовныя чада, съ которыми вмѣстѣ священно-дѣйствовалъ я въ этотъ великій и спасительный день въ нашихъ академическикъ храмахъ! Много васъ у меня, духовныхъ друзей, посвятившихъ себя Богу и Церкви въ надеждѣ дожить до ея обновленія въ Россіи и во всемъ мірѣ, не въ смыслѣ, конечно, ея омірщенія. какъ хотятъ современные Іуды, а въ смыслѣ возстановленія ея канонической чистоты и той нравственной высоты, въ которой пребывали наши предки. Пока вы учились, мы жили одною жизнью: у меня не было отъ васъ тайнъ и у большинства васъ не было тайнъ другъ отъ друга. Стараясь любить всѣхъ людей, мы однако мыслили себя въ особливомъ духовномъ родствѣ другъ съ другомъ и уповали, что оно продолжится до гроба и за гробомъ. Мы хотѣли примирить жизнь и св. вѣру, хотѣли исполнить глаголъ Давидовъ: «научу беззаконныя путемъ твоимъ и нечестивіи къ Тебѣ обратятся»! Замыслы были широки и могучи, ревность горяча и не удержима. Остались ли мы имъ вѣрны въ жизни? Большинство осталось: вѣрно и самоотверженно трудится во славу Церкви: но жизнь, конечно, гораздо туже поддается христіанскому вліянію, чѣмъ то рисовало себѣ молодое воображеніе, и потому нѣкоторые, конечно, испытываютъ чувство нѣкоторой неудолетворенности своею жизненною работою. Но кромѣ этой общей неудовлетворенности, которая постепенно разсѣевается по мѣрѣ проясняющагося пониманія и жизни, и христіанства, вѣроятно, большинство изъ насъ печалится и о томъ, что то святое и вдохновляющее взаимообщеніе, которымъ мы жили въ учебные годы нашей жизни, потомъ постепенно стало слабѣть и для многихъ выражается теперь только въ молитвѣ, да въ нечастой перепискѣ. а для нѣкоторыхъ только въ молитвѣ.

Зто лишеніе испытаваю и я, мои дорогіе друзья и ученики, испытываю особенно въ въ дни св. праздниковъ обще-церковныхъ и нашихъ академическихъ. И вотъ, не имѣя возможности каждому изъ васъ написать интимное письмо, обращаюсь ко всѣмъ вмѣстѣ, дабы освѣжить и подкрѣпить наше общеніе во Христѣ, давно уже не питавшееся личною бесѣдою, или перепискою. Но скажу за себя: не подумайте. чтобы душа моя охладѣла къ вамъ, чтобы я пересталъ участливо слѣдить за вашей жизнедѣятельностью, насколько зто для мея доступно. Но въ этой жизни мы поденьщики, мы меньше зависимъ отъ себя, чѣмъ любой чернорабочій: постоянно обуревамые множествомъ людей, обращающихся лично и письменно къ своему архіерею, мы постоянно чувствуемъ себя впряженными въ плугъ волами, которымъ нѣтъ возможности оглянуться на себя и на своихъ друзей, если не считать немногихъ мгновеній молитвы и нечастыхъ случаевъ встрѣчи. переписки и тому подобныхъ. Вѣдь и переписку можно вести съ десятью, съ двадцатью знакомыми, но если моихъ постриженниковъ и единомышленниковъ сотни и сотни, то и такое средство общенія оказывается почти недоступнымъ.

Вотъ зто и побудило меня на сію св. Пасху послѣ семилѣтней уже разлуки съ послѣднею изъ трехъ академій, гдѣ я насаждалъ слово Божіе, обратиться съ общимъ письмомъ и цѣлованіемъ любви Христовой къ своимъ друзьямъ – монахамъ и тѣмъ изъ іереевъ и мірскихъ студентовъ своихъ, которые по прежнему живутъ и дышатъ ревностью о св. Церкви. «За законы отеческіе» одинъ изъ насъ получилъ въ день Похвалы Пресвятой Богородицы смертельную рану отъ «ученика и нанѣтннка», отъ «порожденія ехиднова» и теперь, быть можетъ, разстается со своею, еще совсѣмъ молодою жизнью. Да возвеличится его подвигъ въ Церкви, воинствующей на землѣ, и въ Церкви, торжествующей на небѣ! Да знаетъ онъ. что эта рана его пала на сердце всего нашего братства и побудитъ другихъ съ сугубою ревностью стоять за правоту, за неповрежденную православную вѣру, за противленіе лукавому духу вѣка сего! Ему далъ Господь пить чашу Іакова, брата Іоаннова, котораго сразилъ Иродъ мечомъ на первыхъ же шагахъ его апостольской проповѣди; но тутъ я подумалъ о томъ, что прочіе здравствующіе, по крайней мѣрѣ многіе, приняли чашу Іоаннову, того апостола, который не былъ казненъ безвременною смертью, но всякій день умиралъ до глубокой старости, скорбя о человѣческой неправдѣ и часто оставаясь одинокимъ, покидаемымъ отъ друзей и отъ учениковъ.

Вамъ, смиреннымъ труженникамъ сорной нивы современной школы и далекихъ заброшенныхъ миссій, мое братское во Христѣ цѣлованіе. Душа моя и сердце мое съ вами! Всякій день дважды молюсь, чтобы Господь хранилъ наше таинственное единеніе, чтобы не оскудѣвали служители Его искренней вѣрой во едину святую, соборую и апостольскую церковь, благодатной надеждой на возрожденіе церковное и любовью ко всѣмъ людямъ.

Правда, такъ свѣтло зардѣвшаяся заря возрожденія смѣнилась безотрадными сумерками еретическихъ поползновеній, которыя обнаруживались и на предсоборномъ присутствіи и силятся поколебать Церковь чрезъ декадентскіе духовные журналы и расшатавшуюся вконецъ духовную школу; но не унывайте: православія мы не выдадимъ, отъ святыхъ и вселенскихъ соборовъ не отступимъ, и если враги Церкви не вразумятся, то предпочтемъ просить церковную власть, нашу русскую и вселенскихъ патріарховъ, объ отлученіи ихъ, нежели допустимъ какое-либо искаженіе нашей Божественной вѣры и Церкви. Быть можетъ. современные декаденты предупредятъ сыновъ Церкви въ такомъ раздѣленіи: это было бы, конечно, наилучшее, во еже быти имъ безотвѣтнымъ: но какъ бы то ни было, не унывайте въ строеніи тѣла Христовой Церкви. За себя по крайней мѣрѣ скажу, что отъ юношескихъ еще своихъ упованій о Церкви я не отступалъ и не отступлю; но, чувствуя приближеніе старости, а вмѣстѣ съ тѣмъ и укрѣпившись въ равнодушіи къ житейскимъ преимуществамъ, въ готовности всегда оставить свое высокое положеніе, я чувствую въ себѣ, не свою, конечно, но благодатію данную силу непоколебимо стоять за чистоту вѣры и неврежденность истинно церковныхъ каноническихъ началъ, на коихъ только и возможно построить общественную жизнь, сообразно съ заповѣдями святаго евангелія, взамѣнъ того гнуснаго притворства и лжи, которыми дурманятъ головы современные политическіе авантюристы, изъ коихъ нѣкоторые, увы, кощунственно носятъ духовную одежду, извлекая личную себѣ и своей партіи выгоду изъ этого лицедѣйства при полномъ невѣріи во Христа и Церковь.

Да, друзья мои, забивайте сваи церковнаго быта каждый въ скромномъ своемъ удѣлѣ. Теперь я знаю по наблюденію надъ настоящимъ состояніемъ церковной жизни и по изученію ея прошлаго, что не такъ страшна врагамъ Церкви государственная защита вѣры, какъ ея бытовая сила, водворяемая пастырскимъ воздѣйствіемъ подвижниковъ Церкви. Самъ въ себѣ церковный бытъ любой приходской общины, монастыря, города, епархіи являетъ несокрушимую силу и даетъ могучій отпоръ поползновеніямъ безбожниковъ, еретиковъ и лжебратій.

Пишу эти строки, а длинный рядъ дорогихъ мнѣ лицъ, какъ живой, проходитъ предъ глазами. Сколько нами вмѣстѣ пережито! сколько прочувствовано и продумано! Какъ бы желалъ я не чернилами. лицомъ къ лицу передать вамъ всѣмъ тотъ опытъ жизни, которымъ за годы разлуки нашей пришлось мнѣ обогатиться. Увы. нѣкоторые изъ нашихъ, и уже многіе, переселились въ другой міръ – одни среди подвиговъ, другіе – среди паденій! Господь да будетъ милостивъ ко всѣмъ имъ и ко всѣмъ намъ! Но то, что я писалъ въ Св. Синодъ объ устроеніи дѣлъ церковныхъ и что могли вы всѣ прочитать въ «Церковныхъ Вѣдомостяхъ»[1], я писалъ не столько для предсоборнаго присутствія, сколько для васъ, мои дорогіе друзья и собратья, зная, что и васъ, конечно, смущаютъ современныя шатанія, и желая утвердить ваше прежнее упованіе въ ясныхъ заявленіяхъ.

Да и вообще, когда я что-либо печатаю, то мысленно ко всѣмъ вамъ обращаю свое слово, и умъ мой постоянно обходитъ тѣ города, учрежденія и далекіе предѣлы отечества нашего и всего земного шара. гдѣ только трудятся мои собратья. Господь да вспомоществуетъ вамъ Своею благодатію, да сподобитъ Онъ васъ усердія и дерзновенія Петрова, чтобы могли вы чистымъ сердцемъ сказать Ему въ день онъ: «се мы оставихомъ вся и въ слѣдъ Тебе идохомъ». И въ сіи спасительные дни Пасхи внидите вси въ радость Господа Своего! Будьте друзьями другъ другу, какъ и я никого не считаю себѣ и вполовину такъ близкимъ, какъ васъ: ни родныхъ, ни знакомыхъ, ни вельможъ, ни почитателей. Ваше дѣло, ваши скорби и радости почитаю своими, или лучше сказать, все наше – Божіимъ и уповаю, что въ Богѣ мы соединимся еще крѣпче въ животѣ грядущемъ, нежели во дни юности вашей у Его святыхъ престоловъ.

Вашъ другъ, преданный и прежній

Архіепископъ Антоній.

«Волынскія Епархіальныя Вѣдомости». 1909. № 15. Ч. Неофф. C. 314-317.

[1] Архіепископъ Антоній. Возстановленіе прихода. // «Прибавленія къ Церковнымъ Вѣдомостямъ». 1909. № 17. С. 733-738. – ред.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: