Новосвмуч. Митр. Владиміръ (Богоявленскій) – Гдѣ истинное счастіе: въ вѣрѣ или невѣріи?

Предлагаемая статья есть глава изъ книги съ такимъ же заглавіемъ (СПб. 1905 г.). Въ шести небольшихъ главахъ книжки трактуется о такихъ выдающихся вопросахъ жизни, какъ вопросъ о достоинствѣ человѣческой природы, о трудѣ и собственности, о бракѣ и семьѣ, о взаимныхъ отношеніяхъ людей, о страданіяхъ и загробной жизни. Святитель Владиміръ поставилъ своею задачею сопоставить отвѣты на всѣ эти вопросы, даваемые съ одной стороны ученіемъ христіанской вѣры, а съ другой – не вѣрующими этому ученію, на основаніи якобы науки, и этимъ путемъ показать и доказать несравненное и несомнѣнное превосходство вѣры предъ невѣріемъ, потому что отвѣты невѣрія на всѣ поставленные вопросы только раздражаютъ, возбуждаютъ недовольство жизнію и вообще лишаютъ человѣка, принимающаго эти отвѣты, того душевнаго покоя, той бодрости и жизнерадостности, которыя дѣлаютъ жизнь человѣка истинно счастливою и которыя даются только вѣрою. Ред.

I. Въ отношеніи вопроса о человѣческомъ достоинствѣ.

Умалилъ ecи его малымъ чимъ отъ ангелъ, славою и честію вѣнчалъ ecи его; и поставилъ ecи его надъ дѣлы руку Твоею (Псал. 8, 6-7).

Съ тѣхъ поръ, какъ совершилось въ раю грѣхопаденіе нашихъ прародителей, на землѣ происходитъ постоянная борьба между двумя царствами, между царствомъ Бога и царствомъ сатаны, царствомъ жизни и царствомъ смерти, царствомъ истины и царствомъ лжи, царствомъ вѣры и царствомъ невѣрія. На знамени каждаго изъ князей этихъ двухъ царствъ написано: «у меня спасеніе и счастіе». И каждый человѣкъ неизбѣжно долженъ дѣлать выборъ для себя между этими знаменами, – выборъ между Христомъ и Его противникомъ; говорю «неизбѣжно» потому, что въ этой борьбѣ нѣтъ и не можетъ быть средины. Христосъ говоритъ: «иже нѣсть со Мною, на Мя есть: и иже не собираетъ со Мною, расточаетъ» (Матѳ. 12, 30). Едва ли когда въ продолженіи всей исторіи человѣчества борьба эта была такъ сильна и ожесточенна, какъ въ настоящее время, когда отпаденіе отъ Бога, отъ Его истины и закона и безбожіе проповѣдуются многими, какъ единственное и истинное счастіе человѣческаго рода. Церковь чрезъ своихъ пастырей – этихъ руководителей народа въ борьбѣ противъ міра и ада – съ каждымъ годомъ все сильнѣе и убѣдительнѣе предостерегаетъ вѣрующихъ чадъ своихъ отъ всякаго обмана, побуждая ихъ къ бодрствованію и къ серьезной борьбѣ. Но по причинѣ заманчивыхъ обѣщаній міра и потому, что многіе изъ людей слишкомъ сильно привязываются ко всему низменному и земному, она очень мало находитъ слушателей, а потому невѣріе и безцерковіе дѣлаютъ очень быстрые успѣхи. Тѣмъ не менѣе однакожъ всѣ обѣщанія міра – ложь; ибо отпаденіе отъ Бога никогда не можетъ принести счастія, но оно всегда приводитъ къ временной и вѣчной погибели. При настоящемъ ослѣпленіи людей только благодать Божія можетъ убѣдить ихъ въ этой истинѣ и отвлечь отъ зла. Хотя послѣдствія безвѣрія, тѣ бѣдствія и несчастія, подъ которыми вздыхаютъ и томятся сейчасъ всѣ народы, очевидны для всѣхъ, однако есть еще не мало ослѣпленныхъ людей, которые все это приписываютъ совсѣмъ другимъ причинамъ, а потому не въ обращеніи къ Богу, къ Его истинѣ и закону ищутъ для себя спасенія, а въ тѣхъ или другихъ земныхъ способахъ и средствахъ. Вотъ почему въ настоящихъ своихъ бесѣдахъ я хочу всесторонне доказать, что не въ невѣріи, а единственно въ христіанской вѣрѣ слѣдуетъ полагать истинное счастіе и спасеніе человѣка. При этомъ въ новомъ и ясномъ свѣтѣ откроется слава и превосходство православно-христіанской вѣры и Церкви. Да благословитъ же Господь эти наши размышленія, дабы вы нашли въ нихъ поддержку и подкрѣпленіе для вашей вѣры и любви къ св. православной Церкви!

Сегодня я скажу вамъ о достоинствѣ человѣка, каковой предметъ избранъ мною, какъ основаніе для дальнѣйшихъ размышленій, и покажу, что дѣлаетъ изъ человѣка вѣра, и чѣмъ дѣлаетъ его невѣріе. Именно, невѣріе крайне унижаетъ человѣка, а вѣра даетъ ему высочайшее достоинство.

а) Когда Давидъ, богопросвѣщенный псалмопѣвецъ Ветхаго Завѣта, прославляетъ могущество и величіе Творца, то его болѣе всего воодушевляетъ при этомъ взглядъ на человѣка и его положеніе въ твореніи. Господи Боже нашъ, говоритъ онъ, яко чудно имя Твое по всей земли. Яко узрю небеса, дѣла перстъ Твоихъ, луну и звѣзды, яже Ты основалъ ecи. Что есть человѣкъ, яко помниши его, или сынъ человѣчь, яко посѣщаеши его? Умалилъ ecи его малымъ чимъ отъ ангелъ, славою и честію вѣнчалъ ecи его (Псал. 8, 2. 4-6). Въ этихъ словахъ Давида, какъ нельзя болѣе, вѣрно выражено то, что чувствуетъ всякое неиспорченное человѣческое сердце. Даже язычники всегда признавали и признаютъ, что человѣкъ есть вѣнецъ всѣхъ видимыхъ твореній, высшее, превосходнѣйшее и благороднѣйшѳе твореніе Бога на землѣ, что его душа и ея силы, разумъ и свободная воля, далеко возвышаютъ его надъ всѣми животными. Нѣкоторые изъ народовъ, по вниманію къ этому высокому положенію человѣка въ ряду другихъ твореній, производили его отъ боговъ. Но чтобы отрицать душу человѣка и ставить его, такимъ образомъ, на одинаковую степень съ животными, до этого никогда не доходили даже язычники; а если нѣкоторые изъ нихъ и дѣлали это, то подвергались насмѣшкамъ и поруганію.

Равнымъ образомъ и подъ владычествомъ христіанства даже ложная наука въ продолженіи многихъ вѣковъ не осмѣливалась оспаривать достоинство человѣка, какъ господина твари, который одаренъ безсмертною душею и чрезъ это превосходитъ всѣ другія творенія. Только въ настоящее время нашла себѣ мѣсто такая дерзкая философія, которая ниспровергаетъ его человѣческое достоинство и старается дать своему ложному ученію широкое распространеніе.

Всякому понятно, слушатели, что въ отношеніи нравственной жизни человѣка все зависитъ отъ того, и какъ онъ на себя смотритъ, за кого онъ себя почитаетъ. Каждый понимаетъ, что, если человѣкъ не болѣе, какъ животное, то ему нѣтъ надобности и жить лучше, нравственнѣе животнаго, что онъ въ такомъ случаѣ не отвѣтственъ за свои дѣйствія и поступки. А если такъ, то нѣтъ основанія у человѣка жить по правиламъ нравственнаго закона, обуздывать свои страсти; нѣтъ препятствія давать полный просторъ своимъ похотямъ и предаваться необузданному своеволію, самочинію и порокамъ. Но это глубоко унижаетъ и оскорбляетъ человѣка. Ибо достоинство человѣка не въ томъ только состоитъ, что онъ есть, но и въ томъ, что онъ дѣлаетъ. Что онъ есть на самомъ дѣлѣ, этого никто не можетъ отнять у него, такъ какъ никто не можетъ сдѣлать его чѣмъ-нибудь другимъ; но можно лишить его сознанія своего естественнаго достоинства и этимъ произвести то, что онъ чрезъ дурную, порочную жизнь потеряетъ свое нравственное достоинство. Къ этому- то и приводитъ, это-то и дѣлаетъ, братіе, невѣріе. Оно отвергаетъ высшее достоинство человѣка и дѣлаетъ это въ томъ намѣреніи, чтобы освободить человѣка отъ нравственнаго закона, сдѣлать его дурнымъ, безнравственнымъ и порочнымъ.

Невѣріе достигаетъ этого тѣмъ, что оно отвергаетъ бытіе души человѣческой и ставитъ человѣка, такимъ образомъ, на одну ступень съ животными. Конечно, если у человѣка нѣтъ безсмертной души, которая служитъ основнымъ началомъ всей его жизни, тогда онъ – не выше животнаго. Если его разумъ – ничто другое, какъ инстинктъ животнаго, если его свободная воля есть только влеченіе, руководимое самолюбіемъ, тогда перестаетъ быть всякая истина и всякая добродѣтель, и самолюбіе должно безусловно господствовать между людьми. И всему этому невѣріе учитъ, ничуть не затрудняясь и ни предъ чѣмъ не останавливаясь. Не изъ Божіихъ рукъ, говоритъ оно, произошелъ человѣкъ; въ безконечномъ и постепенномъ переходѣ отъ несовершеннаго къ совершенному онъ развился изъ царства животныхъ и, какъ мало имѣетъ душу животное, такъ же мало и человѣкъ. Съ прекращеніемъ земной жизни его, прекращается для него все; безсмертіе его состоитъ только въ воспоминаніи о немъ знавшихъ его собратій. Мысли и желанія его не суть силы его духа, но слѣдствіе привычки или навыка. Его умъ не можетъ возвышаться надъ предѣлами чувственнаго, и все сверхчувственное есть только мечта воображенія. Онъ (умъ его) не можетъ также претендовать на достиженіе постоянной, неизмѣнной истины, потому что ходъ жизни можетъ все измѣнять совершенно. Его воля руководится не высшими законами и соображеніями, но исключительно своими собственными выгодами. Хорошо то, что выгодно и полезно, и наоборотъ, т. е. худо то, что причиняетъ вредъ и убытокъ.

Какъ глубоко, братіе, какъ неизмѣримо глубоко все это унижаетъ и оскорбляетъ человѣка! Съ высшей ступени въ ряду твореній онъ низводится на одинаковую ступень съ животными. Подобно животному живетъ онъ на землѣ, даже гораздо хуже, чѣмъ животное. Животное, вслѣдствіе того, что у него не такъ развито сознаніе, какъ у человѣка, не сознаетъ страданій и бѣдствій жизни, – у него нѣтъ ни воспоминанія о прошедшемъ, ни представленія о будущемъ. У одного только человѣка все это есть, и потому-то именно, что у него есть это сознаніе, онъ является безконечно жалкимъ и несчастнымъ. Невѣрующіе такъ дѣйствительно и высказывались, что человѣкъ – несчастнѣйшее существо и ему ничего не остается, какъ отчаяніе. И они правы. Если у человѣка нѣтъ души, то онъ не болѣе, какъ животное и притомъ несчастнѣйшее изъ животныхъ; потому что онъ одинъ только чувствуетъ страданія, но не знаетъ и не находитъ ни у кого помощи. Вотъ до какого крайняго униженія доводитъ человѣка невѣріе, и въ немъ-то оно видитъ единственное счастье человѣческаго рода?!

Нѣтъ нужды опровергать такое ученіе на научныхъ основаніяхъ, хотя это сдѣлать и не трудно, такъ какъ невѣріе далеко не доказало своихъ положеній. Для ниспроверженія его достаточно указать только на то, что всему человѣческому роду присуще было во всѣ времена и во всѣхъ мѣстахъ сознаніе безсмертія души человѣческой, какъ объ этомъ свидѣтельствуетъ и внутренній голосъ каждаго человѣка. Но если такое ученіе находитъ для себя въ настоящее время все болѣе и болѣе послѣдователей, то это не потому, что то свидѣтельство человѣческаго рода или собственнаго сердца человѣка замолкло, и не потому, что будто бы ученіе невѣрія стало неоспоримо истиннымъ, но потому, что оно не мѣшаетъ развращенному и склонному ко грѣху сердцу предаваться своимъ страстямъ, удаляя отъ человѣка всякую мысль объ отвѣтственности и наказаніи за такую жизнь. Ибо, если человѣкъ не безсмертенъ, если онъ есть не болѣе, какъ только достигшее высшаго развитія животное, то ему нѣтъ никакого дѣла до Бога. Ибо, если и есть Богъ, то что человѣку бояться Его, когда со смертію все прекращается? Если невозможно знать высшую истину, если нѣтъ никакой истины, то почему чоловѣкъ долженъ поступать въ своей дѣятельности по какимъ-то опредѣленнымъ законамъ, которые ничѣмъ не оправдываются? И если нѣтъ свободной воли, если хорошо только то, что полезно и выгодно, и дурно то, что невыгодно и вредно, то слѣдовательно нѣтъ и не должно быть никакихъ препятствій и ограниченій для себялюбія и другихъ влеченій сердца. Отсюда естественно вытекаетъ то, что всякія нравственныя границы разрушаются и падаютъ, и человѣкъ живетъ, какъ хочетъ. Ему ничего не остается, кромѣ заботы сдѣлать свою жизнь возможно пріятнѣе и веселѣе; вотъ онъ и хочетъ испытать все, чего требуетъ его грѣховное сердце. Сообразно тремъ главнымъ источникамъ зла, которое насадилъ въ немъ грѣхъ, оно требуетъ наслажденія и удовольствій, чести и уваженія, власти и господства надъ своими собратіями. Вотъ почему оно ничего не хочетъ знать о смиреніи и послушаніи къ родителямъ, старшимъ и начальникамъ, становясь по отношенію къ нимъ дерзкимъ и непочтительнымъ, какъ это мы и видимъ въ современномъ невѣрующемъ юношествѣ. Къ низшимъ и подчиненнымъ такой человѣкъ бываетъ грубъ и жестокъ и всѣми способами старается возвышать себя. Когда же его сердцемъ овладѣваетъ страсть къ обладанію деньгами и имуществомъ и онъ начинаетъ полагать все свое счастіе въ мамонѣ, тогда въ немъ обнаруживается скупость и корыстолюбіе, которое не останавливается ни предъ какою несправедливостію. Человѣкъ, хотя и работаетъ, но не съ тою нравственною цѣлью чтобы честнымъ образомъ удовлетворять необходимымъ потребностямъ, а ради самихъ денегъ, чтобы сдѣлаться богатымъ, кичиться предъ другими и находить въ деньгахъ свое удовольствіе и наслажденіе (но никогда однако не бываетъ доволенъ), или же, что также бываетъ очень часто, чтобы имѣть возможность больше и больше предаваться страсти къ наслажденіямъ. Эта страсть къ наслажденіямъ... но довольно, не буду болѣе рисовать мрачную картину жизни невѣра. Я хотѣлъ только показать, до какого униженія доводитъ человѣка невѣріе; оно дѣлаетъ его животнымъ и заставляетъ жить, какъ животное, а затѣмъ онъ и умираетъ такъ же, какъ животное, безъ всякой надежды и упованія. Если вы, братіе, повнимательнѣе разсмотрите жизнь, какъ она обнаруживается у такихъ людей: то вы убѣдитесь, что я говорю правду. При такомъ образѣ жизни можетъ ли человѣческій родъ, равно какъ и отдѣльный человѣкъ, найти свое счастіе? Но если невѣріе ведетъ человѣка къ такому униженію, то разсчетъ его найти въ невѣріи свое спасеніе невѣренъ, и мы, поэтому, не должны въ немъ искать спасенія. Вѣра же доставляетъ ему счастье и спасеніе, ибо она возводитъ человѣка на высоту его нравственнаго совершенства и человѣческаго достоинства.

б) Умалилъ ecи его малымъ чимъ отъ ангелъ, славою и честію вѣнчалъ ecи его, такъ говоритъ псалмопѣвецъ о достоинствѣ человѣка, и мы вполнѣ согласимся съ нимъ, если разсмотримъ, какъ учитъ насъ о достоинствѣ человѣка вѣра, и изъ этого размышленія мы извлечемъ новое для себя побужденіе жить сообразно съ этимъ высокимъ нашимъ достоинствомъ.

1. «Сотворимъ человѣка по образу Нашему и по подобію», такъ сказалъ Богъ, когда вознамѣрился создать человѣка. И создалъ Богъ человѣка изъ персти земной, и вдунулъ въ лице его дыханіе жизни, и человѣкъ сталъ живымъ существомъ, такъ учитъ вѣра словами Священнаго Писанія о сотвореніи человѣка. Итакъ, онъ есть твореніе Всевышняго, вызванное къ бытію посредствомъ особеннаго Божія совѣта, твореніе, одаренное безсмертною душею, созданное по образу Божію и по подобію, имѣющее разумъ познавать истину и свободную волю творить добро. Если мы разсмотримъ только это немногое, и тогда уже какое достоинство пріобрѣтаетъ въ нашихъ глазахъ человѣкъ! Какъ высоко поставленъ онъ между другими видимыми предметами! И однако однимъ этимъ Богъ не ограничился. Мало того, что Онъ сотворилъ его по образу Своему, онъ одарилъ его еще высшими сверхъестественными дарами. Онъ создалъ его совершенно святымъ и праведнымъ, Онъ удалилъ отъ него всякое преобладаніе чувственности, Онъ даровалъ ему высокое познаніе естественныхъ, видимыхъ предметовъ и еще высшее познаніе Бога и удостоилъ его непосредственнаго общенія съ Собою, – явился въ отношеніи его не какъ только всемогущій Творецъ, но и какъ любящій Отецъ. Онъ ввелъ его въ рай, въ которомъ онъ могъ жить и никогда не умирать. Этого мало: Богъ не лишилъ человѣка Своей любви и тогда, когда тотъ согрѣшилъ и утратилъ естественный образъ Божій. И тогда, когда грѣхъ возобладалъ надъ людьми, когда они, изгнанные изъ рая, блуждали по землѣ, вдали отъ Бога и забывъ Бога, – они не были забыты Богомъ. Своего собственнаго Сына послалъ Онъ для того, чтобы спасти ихъ и возстановить въ нихъ утраченный образъ Божій. И каждый, кто вѣруетъ во Христа и крестится, пріобрѣтаетъ этотъ образъ – это усыновленіе и право на небо, на общеніе и внутреннее единеніе съ Богомъ. Таково, слушатели, въ краткихъ чертахъ достоинство человѣка при свѣтѣ вѣры! Эта высота человѣка не должна ли наполнять наше сердце чувствомъ самаго высокаго умиленія и отвращать насъ отъ ученія невѣрія? Чада Божіи есмы мы, дѣти любящаго Отца, Который надѣлилъ насъ чудными дарами природы и благодати, Который предназначилъ насъ для высокой цѣли!

2. И однако это еще не самое главное и высокое преимущество, которое даровалъ намъ Богъ и которымъ Онъ возвысилъ и облагородилъ насъ. Есть еще два таинства въ нашей религіи, показывающія намъ достоинство человѣка еще въ болѣе высокомъ и яркомъ свѣтѣ. Это, во-первыхъ, вочеловѣченіе Сына Божія. Такъ высоко стоитъ человѣческая природа въ глазахъ Бога, что ее принимаетъ Самъ вѣчный Сынъ Божій и на вѣки соединяетъ ее въ одномъ лицѣ съ Своею божественною природою. Этимъ Онъ возвысилъ ее до божественнаго достоинства, до господства вмѣстѣ съ Собою надъ цѣлымъ міромъ, надъ небомъ и землею. Онъ сдѣлалъ насъ чрезъ это воплощеніе Своими братіями, ибо Онъ сдѣлался, какъ одинъ изъ насъ. Этимъ Онъ сдѣлалъ для насъ то, что мы можемъ вѣчно владычествовать съ Нимъ, будучи соединены съ Его святымъ человѣчествомъ. Какая отсюда слава и честь для всего человѣчества и для каждаго члена его въ отдѣльности! Сынъ Божій – твой братъ, Сынъ Божій – человѣческій сынъ, человѣческая природа соединена съ божественною и возвышена до божественнаго Престола!

Но любовь Божія идетъ еще далѣе. Она восхотѣла тѣснѣйшимъ образомъ соединиться и съ каждымъ отдѣльнымъ человѣкомъ, восхотѣла возвысить до участія въ Своей божественной природѣ и каждаго отдѣльнаго человѣка. И это дѣлаетъ она въ таинствѣ святого причащенія. Подъ видомъ хлѣба и вина Христосъ – Сынъ Божій предлагаетъ намъ Свое тѣло и Свою кровь, и это дѣлаетъ Онъ для того, чтобы мы, принимая въ себя Его тѣло и Его кровь, дѣлались причастными Его Божеству. Такимъ образомъ человѣкъ уже на землѣ тѣснѣйшимъ образомъ соединяется съ Богомъ, дабы таковымъ вѣчно оставаться на небѣ. Какой языкъ можетъ, какъ должно, прославить эту любогь Господа и изобразить это достоинство и высоту человѣка, на которую она поднимаетъ его? Поистинѣ, только малымъ чимъ умалилъ ecи Ты, Господи, его отъ ангелъ!

3. Невѣріе дѣлаетъ человѣка животнымъ, а вѣра возвышаетъ и приближаетъ его къ Божеству. Невѣріе учитъ его жить подобно животнымъ, вѣра же учитъ его жить сообразно своему достоинству и вести, такъ сказать, божественную жизнь. Будьте совершенны, какъ Отецъ вашъ совершенъ есть, взываетъ къ намъ божественный Учитель. Совершенство и святость Божіи есть цѣль, къ которой мы должны стремиться и которая одна только отвѣчаетъ нашему достоинству. Только она одна достойна человѣка, и всѣ добродѣтели, которыя доселѣ украшали землю, происходили отъ стремленія къ достиженію этой цѣли. Такъ жилъ и дѣйствовалъ Самъ Господь нашъ Іисусъ Христосъ, такъ учитъ Онъ и насъ поступать. Слѣдуйте за Мной, сказалъ Онъ. И если бы мы поступали по этому слову Спасителя и подражали Ему, то мы не стали бы такъ предаваться гордости житейской; ибо Онъ былъ кротокъ и смиренъ и училъ, что всякая честь міра ничего не значитъ предъ Богомъ. Поэтому и мы должны быть смиренны, смиренны предъ Богомъ и предъ своими собратіями, чтобы стяжать честь у Бога. И если бы мы стремились къ святости Бога, то насъ не ослѣпили бы никакія блага земли, ни деньги, ни богатство, ибо Христосъ не былъ богатъ и училъ насъ, что всѣ эти блага земныя – ничто въ сравненіи съ благами небесными. Не будемъ поэтому отдавать своего сердца въ рабство этимъ благамъ, но будемъ употреблять ихъ, какъ средство къ земной жизни, чтобы благоразумымь употребленіемъ ихъ стяжать себѣ вѣчную жизнь. Если бы мы стали подражать совершенству Бога, то не сдѣлались бы рабами чувственныхъ страстей, которыя удаляютъ насъ отъ Бога и о которыхъ говорится: «никто изъ предающихся этимъ страстямъ не внидетъ въ царствіе Божіе». Въ такомъ случаѣ наша жизнь заблистала бы всѣми добродѣтелями, которыя мы видимъ въ Богочеловѣкѣ, смиреніемъ и послушаніемъ, кротостію и любовію, воздержаніемъ и цѣломудріемъ. И кто можетъ оспаривать, что такая только жизнь и достойна человѣка и ставитъ его на высшую степень совершенства, что она только и отвѣчаетъ его достоинству и совершенству? Къ такой именно жизни и ведетъ насъ вѣра.

Итакъ, припомнимъ здѣсь, братіе, слова св. Григорія Двоеслова: «Помни, о человѣче, о своемъ достоинствѣ; сдѣлавшись причастнымъ божественной природѣ, не возвращайся чрезъ порочную, нечистую жизнь къ прежнему ничтожеству. Помни, чьей головы и тѣла ты – членъ. Помни, что Богъ извлекъ тебя изъ области мрака и воззвалъ въ чудный Свой свѣтъ». Да, братіе, не слушайте губительныхъ, ядоносныхъ ученій невѣрія, которое низводитъ васъ на степень животныхъ и, лишая человѣческаго достоинства, ничего не обѣщаетъ вамъ, какъ только отчаяніе и безутѣшную жизнь; но будьте внимательнѣе къ зову вѣры, которая дѣлаетъ васъ чадами Божіими и готовитъ къ небесной славѣ. Только малымъ чимъ умалилъ васъ Богъ отъ ангелъ, славою и честію вѣнчалъ Онъ васъ и поставилъ надъ дѣлы руку Своею, т. е. выше всѣхъ другихъ Своихъ твореній! И постоянное памятованіе и сознаніе этого высокаго вашего достоинства будетъ предохранять васъ отъ всѣхъ опасностей и искушеній и удерживать отъ всего, что только можетъ лишить васъ этого достоинства, и наоборотъ – будетъ побуждать ко всякимъ жертвамъ, лишь бы только достигнуть наслѣдія чадъ Божіихъ.

 

«Вѣра и Церковь». 1905. Т. 2. Кн. 7. Отд. 1. С. 172-181.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: