Новосвмуч. пресвитеръ Іоаннъ Восторговъ – ВѢЧНОЕ ЧУДО ХРІСТІАНСТВА (Слово въ день преп. Сергія Радонежскаго).

Воистину, въ жизни святыхъ, въ міровой судьбѣ и міровомъ значеніи ихъ подвиговъ – вѣчное чудо хрістіанства. Корни и источникъ этого чуда – въ Самомъ Хрістѣ Іисусѣ, Основателѣ нашей святой вѣры.

Выслушайте о чудѣ первомъ.

На берегу-Галилейскаго озера четыре рыбака занимаются своимъ мирнымъ промысломъ. Къ нимъ подходитъ Іисусъ изъ Назарета и говоритъ имъ: «оставьте все, идите за Мною, и Я сдѣлаю васъ ловцами человѣковъ!». Въ высшей степени страннымъ, непонятнымъ и совершенно неисполнимымъ должно было показаться такое приглашеніе. Кто былъ Приглашавшій? Онъ не имѣлъ ни собственнаго дома, ни богатства, ни положенія властительнаго, ни вліянія общественнаго, ни славы, покоряющаго учительнаго слова. Кто же были приглашаемые? А они хоть что-либо имѣли: имѣли лодки и сѣти, имѣли дома и пристанища въ семьяхъ, имѣли извѣстность въ мѣстахъ обитанія, имѣли средства и орудія пропитанія и заработка. Спрашивается: какъ же имъ бросить все и идти за Тѣмъ, Кто и этого ничего не имѣетъ? Правда, взамѣнъ оставляемаго Онъ нѣчто обѣщаетъ. Онъ обѣщаетъ сдѣлать призванныхъ «ловцами человѣковъ». Но, прежде всего, что значитъ такое обѣщаніе и чѣмъ оно привлекательно? А затѣмъ и кромѣ того: исполнимо ли было данное обѣщаніе? Уловлять людей въ свою власть можно; для этого изобрѣтены и употребляются тысячи средствъ, – но ихъ, какъ мы уже видѣли, – не имѣлъ Самъ Іисусъ, призывавшій послѣдовать за Собою рыбарей-апостоловъ, и поэтому Онъ не могъ дать этихъ средствъ и другимъ, ни власти, ни богатства, ни вліянія на власть имущихъ, ни особаго мірского искусства подчинить себѣ людскія души для достиженія своихъ цѣлей, ни помогающихъ многочисленныхъ и сильныхъ сообщниковъ и помощниковъ...

Что же, однако, случилось? «Они, говоритъ Евангеліе о первопризванныхъ апостолахъ, – они оставили корабль, и сѣти, и отца своего, и пошли за Нимъ». И чудо свершилось: смиренные рыбари дѣйствительно сдѣлались ловцами человѣковъ. Отрекшись отъ родства, отъ имѣній и земныхъ привязанностей, сначала ходили они за Хрістомъ, не имѣвшимъ гдѣ главы подклонити, услышали потомъ Его повелѣніе идти въ міръ и проповѣдывать Евангеліе всей твари, и пошли въ увѣренности, что Богъ не оставляетъ тѣхъ, кто для Него все оставилъ, и пошли по заповѣди, безъ влагалищъ и сребренниковъ, безъ сапогъ и безъ хлѣба, – и своимъ самоотреченіемъ и полною нищетою преобразили весь міръ. Чудо свершилось: блистательная образованность Греціи и Рима, гордая успѣхами человѣческой мысли и человѣческаго искусства, водимая духомъ земныхъ стяжаній и земного могущества; всемірно-державная, казавшаяся несокрушимо-мощною, сила римской государственности – склонили голову предъ безсильными и ничего неимущими проповѣдниками Евангелія, напередъ истощивъ всѣ усилія потопить хрістіанство въ крови его первыхъ послѣдователей. Новая явившаяся въ мірѣ могучая сила варварскихъ полчищъ, обрушившаяся потомъ на Римскую имперію, также была уловлена въ свободный плѣнъ вѣры, въ вольное послушаніе Хрісту такими же смиренными провозвѣстниками Евангелія. Среди этихъ, новыхъ въ исторіи міра народовъ, всѣхъ свободнѣе, истинно по-дѣтски, безъ крови и насилій, безъ борьбы за старое язычество, пріялъ благое иго Хрістово нашъ родъ Славяно-русскій. Сія есть побѣда, побѣдившая міръ, вѣра наша, и сіе есть первое, видимое міру, вѣчное ея чудо.

Узнайте чудо другое.

Разъ во дни, когда Божественный Учитель неустанно поучалъ народъ глаголамъ живота вѣчнаго, призванные Имъ апостолы, по ходу Его рѣчи и наставленій, Его спросили: «вотъ мы оставили все и пошли за Тобою; что же намъ будетъ?». И въ отвѣтъ услышали они иное обѣтованіе, какъ бы въ дополненіе къ обѣтованію первому о томъ, что они будутъ ловцами человѣковъ: «аминь, глаголю вамъ: вы, послѣдовавшіе за Мною, въ пакибытіи, когда сядетъ Сынъ Человѣческій на престолѣ славы Своей, сядете и вы на двѣнадцати престолахъ судить двѣнадцать колѣнъ Израилевыхъ» (Матѳ. 19, 28).

Итакъ, вотъ еще величайшее чудо: міръ, по свидѣтельству апостола Павла, почиталъ учениковъ Хрістовыхъ какъ соръ, какъ прахъ, всѣми попираемый, народъ Еврейскій отрекся отъ нихъ, какъ отъ изверговъ и безумцевъ, въ ненависти призывая на нихъ всѣ кары, всѣ мученія, даже до смерти, – и этотъ соръ, этотъ прахъ, эти изверженные отъ рода своего – будутъ судить свой народъ, избранный народъ Израиля! Смотрите, еще больше и уже безгранично расширяется область этого чуда: «не вѣсте ли, говоритъ апостолъ, развѣ не знаете это, слѣдовательно, по смыслу и тону словъ апостола, всѣмъ должно быть достовѣрно извѣстно, – развѣ не знаете, что святіи судити мірови имутъ»? (1 Кор. VI, 2 ср. Апок. XX, 4; Прем. Солом. III, 8).

Съ тѣхъ поръ, и до нашихъ дней, и до скончанія временъ видимъ повтореніе исторіи и судьбы апостоловъ на вѣрныхъ слугахъ Божественнаго Основателя нашей святѣйшей вѣры, видимъ на нихъ чудное исполненіе чудныхъ словъ: «сотворю вы ловцы человѣковъ». – Во всей вселенной на пространствѣ вѣковъ, во всѣхъ хрістіанскихъ народахъ, мы знаемъ и находимъ необходимое множество учениковъ Хрістовыхъ, которые оставили все и вслѣдъ за Нимъ пошли, и чудо совершили: изъ одиночества пустынь, изъ уединенія отдаленныхъ горъ, изъ мрака вертеповъ и пропастей земныхъ, яркими звѣздами просіяли они, и свѣтомъ духовнымъ озарили вселенную, и сдѣлались ловцами человѣковъ.

Съ тѣхъ поръ и до нашихъ дней, и до скончанія временъ стоитъ непоколебимо вѣчнымъ чудомъ святая истина: кто хочетъ владѣть міромъ, тотъ долженъ отъ него отречься. Скажемъ еще точнѣе: кто отказался отъ міра, тотъ незамѣтно для себя, само собою, не по хотѣнію своему, а по чудной силѣ нравственнаго закона, овладѣваетъ міромъ.

Таковъ и сей дивный мужъ и всея Россіи чудотворецъ преподобный отецъ нашъ Сергій, котораго нынѣ свѣтло чтитъ основанная имъ лавра, которому празднуетъ Россійская Церковь.

Отъ прекрасныхъ береговъ Галилейскаго моря, отъ лазурныхъ небесъ Палестины перенеситесь теперь сюда, на этотъ дальній, сумрачный и суровый сѣверъ. Болѣе 500 лѣтъ тому назадъ благочестивый отрокъ Варѳоломей, впослѣдствіи святой игуменъ этой лавры, услышалъ въ душѣ своей голосъ зовущаго Господа: «иди по Мнѣ». Услышалъ, и не сталъ совѣщаться съ плотью и кровью: раздалъ имѣніе, оставилъ міръ и пошелъ за Зовущимъ. Тяжело доставалась тогда русскимъ людямъ жизнь и въ мірѣ, особенно въ этомъ, тогда только заселяемомъ безлюдномъ Радонежскомъ удѣлѣ; еще тяжелѣе было жить въ пустынѣ, которую избралъ преподобный мѣстомъ своихъ подвиговъ. Вчера за всенощнымъ бдѣніемъ слышали мы о его житіи въ пустынѣ, слышали объ изможденіи плоти, о борьбѣ съ звѣрями и злыми людьми, о служеніи братіи, о трудахъ неимовѣрныхъ, о нуждѣ тѣлесной, о тяжести духовной брани съ страстями и помыслами, со страхами и уныніемъ. Не легко дается чистота сердца. «Кто исповѣсть труды твоя и болѣзни, или кій языкъ изречетъ жестокое твое житіе, бдѣніе же и сухояденіе; и еже на земли леганіе, чистоту душевную и тѣлесную, устнами и умомъ совершенное безмолвіе, смиреніе же нелицемѣрное, молитвы непрестанныя, и разсужденіе доброразсудное, скудость ризную и память смертную?». «Иже добродѣтелей подвижникъ, яко истинный воинъ Хріста Бога нашего, на страсти вельми подвизался еси въ жизни временнѣй».

Такъ прославляется преподобный Сергій въ церковныхъ пѣсняхъ.

Его отдаленный преемникъ по управленію лаврой, уже въ то время, когда она блистала величественными храмами и стала богата дарами набожнаго усердія набожнаго Русскаго народа, митрополитъ Филаретъ, прекрасно рисуетъ намъ обстановку «жестокаго житія» преподобнаго Сергія и вмѣстѣ съ тѣмъ высоту его подвиговъ и добродѣтелей.

«Желалъ бы я узрѣть пустыню, которая обрѣла и стяжала сокровище, унаслѣдованное потомъ лаврою, кто мнѣ покажетъ малый деревянный храмъ, на которомъ въ первый разъ наречено здѣсь имя Пресвятой Троицы? Вошелъ бы я въ него на всенощное бдѣніе, когда въ немъ съ трескомъ и дымомъ горящая лучина свѣтитъ пѣнію и чтенію, но сердца молящихся горятъ тише и яснѣе свѣщи и пламень ихъ досягаетъ до неба, и ангелы ихъ восходятъ и нисходятъ въ пламени ихъ жертвы духовной. Отворите мнѣ дверь тѣсной келліи, чтобы я могъ вздохнуть ея воздухомъ, который трепеталъ отъ гласа молитвъ и воздыханій преподобнаго Сергія, который орошенъ дождемъ слезъ его, въ которомъ впечатлѣно столько глаголовъ духовныхъ, пророчественныхъ чудодѣйственныхъ! Дайте мнѣ припасть и облобызать прагъ ея сѣней, который истертъ ногами святыхъ и черезъ который переступили однажды стопы Царицы Небесной. Укажите мнѣ другія сѣни другой келліи, которыя въ одинъ день своими руками построилъ преподобный Сергій и въ награду за трудъ дня и за голодъ нѣсколькихъ дней получилъ укрухъ согнивающаго хлѣба!».

И все это при полной возможности пойти пространными путями міра и все необходимое имѣть въ изобиліи.

И что же? Развѣ не видимъ чуда? Удаленный въ пустыню, отрѣшившійся отъ міра дѣлается ловцомъ человѣковъ и покоряетъ себѣ міръ. Еще при жизни преподобнаго всѣ отъ простолюдина до князя были проникнуты великимъ къ нему уваженіемъ, и слово его было властно надъ душами и сердцами. Десятки его учениковъ и сподвижниковъ, которыхъ онъ училъ болѣе примѣромъ жизни, чѣмъ словомъ, причислены къ лику святыхъ. Около ста другихъ учениковъ являются основателями новыхъ обителей, разсадниковъ хрістіанской жизни и хрістіанской русской государственности на дикомъ сѣверѣ, – той хрістіанской государственности, которая сливается съ царствомъ Божіимъ въ Церкви Хрістовой, которая основана на религіозно-нравственномъ началѣ и Божьей правдѣ, а не на мертвомъ и жестокомъ человѣческомъ правѣ, которая воспитываетъ изъ людей земли – гражданъ неба. Къ нему, – къ монаху, подвижнику, пустыннику, идетъ князь и за благословеніемъ на роковую битву съ народомъ-поработителемъ, и для примиренія съ вѣроломнымъ княземъ-родичемъ, и для укрѣпленія новаго порядка престолонаслѣдія въ царствѣ; къ нему несетъ свое горе простолюдинъ, надѣется на помощь въ нуждѣ, ищетъ исцѣленія болѣзни, проситъ разсудить его съ сосѣдомъ; патріархъ изъ далекаго Цареграда шлетъ ему привѣть, и дары, и поручаетъ все церковное дѣло устроенія иноческаго чина, святой митрополитъ всея Руси считаетъ его своимъ другомъ, ищетъ его совѣта... А теперь, черезъ полтысячи лѣтъ! Кто не чтитъ святаго подвижника, кто не приноситъ ему молитвы? Стомилліонная православная русская, настоящая Россія считаетъ его своимъ небеснымъ заступникомъ и покровителемъ, и видѣла его таковымъ не разъ въ тяжкія годины смуты и страданій родины: всѣ до единаго изъ вѣнценосцевъ Россіи склонялись предъ ракою его мощей и просили благословенія на царство, семейнаго счастья, помощи предъ началомъ брани, успѣха въ дѣлахъ царствованія; къ нему, великому «игумену Русской земли», какъ бы безсознательно тѣмъ именуя и почитая русское царство единымъ монастыремъ, и пастыри, и пасомые, и юные, и старые, – люди всѣхъ званій и состояній во всѣ двѣнадцать мѣсяцевъ въ году приходятъ молиться, просятъ благословенія и совѣта о дѣлахъ своихъ.

Что это? Развѣ не чудо свершилось! Развѣ не исторія апостоловъ повторилась? Сѣявшій скудостью и слезами пожалъ радостію и изобиліемъ. Процвѣла есть пустыня, яко кринъ Господи!

Да, «дикая пустыня превращается въ цвѣтущую вѣковую обитель; безплодная пустыня даетъ пріютъ многолюдному селенію; пустынная обитель стоитъ непоколебимо противъ устремленія враговъ, уже низложившихъ столицу, становится щитомъ уже погибающаго царства и источникомъ его спасенія, – и все это отъ одного пустынножителя»! (М. Филаретъ).

Отчего это такъ? Отчего святой совершаетъ подвиги для личнаго, для своего собственнаго спасенія, святой бѣжитъ въ пустыню, святой совершенно чуждъ міра и общества, а между тѣмъ оказываетъ на жизнь его такое глубокое и широкое и такое долговременное вліяніе?

Оттого, что святіи судити мірови имутъ. Вотъ гдѣ тайна! Судъ ихъ, конечно, во всей полнотѣ откроется въ пакибытіи, на всеобщемъ судѣ Божіемъ, но онъ предначинается гораздо раньше, и даже еще при жизни святыхъ на землѣ. Многообразенъ этотъ судъ. Примѣръ святого вдохновляетъ тѣхъ, кто чаетъ Бога, спасающаго ихъ отъ малодушія и отъ бури; его сродство съ нами показываетъ, что между нимъ и нами нѣтъ различія въ условіяхъ и средствахъ спасенія; грознымъ укоромъ и обличеніемъ лукавства стоитъ образъ святого предъ тѣми, кто любитъ «непщевати вины о грѣсѣхъ» – выдумывать извиненія за грѣхи, – занятіе столь нынѣ распространенное... Если, къ сожалѣнію, заразительно зло, то, къ счастью, и добро имѣетъ неотразимую и покоряющую силу духовной красоты, притягиваетъ къ себѣ сердца человѣческія, находитъ людей, ищущихъ поклоненія ему, поклоненія вольнаго и любовнаго. Святость побѣждаетъ насъ, обезоруживаетъ дикихъ людей и даже звѣрей, покоряетъ себѣ грубую силу. Вотъ откуда этотъ безпрерывный токъ поклонниковъ у гроба преподобнаго Сергія. Отъ пышныхъ палатъ, отъ обольщенія власти, отъ цѣпей корысти, отъ славы міра, оть великолѣпія и роскоши, такъ же, какъ и отъ нищеты, горя, бѣдствій и страданій, отъ ежедневныхъ лишеній и слезъ, отъ труда безъ отдыха и безъ просвѣта къ духу, отъ ударовъ міра, – неудержимо тянетъ на поклоненіе тому, кто сталъ выше всего этого, кто указалъ путь жизни въ полномъ отложеніи житейскихъ попеченій, въ глубокой безпечальности относительно житейскихъ нуждъ и удобствъ, въ вѣчно радостной настроенности души, уповающей на Бога; неудержимо тянетъ на поклоненіе къ тому, кто былъ и сталъ неуязвимъ для міра, восторжествовалъ надъ нимъ, побѣдивъ и его обольстительные соблазны, и его удручающіе удары... Воистину, блаженъ ты, Сергіе, преподобный отче нашъ, наставниче монаховъ и собесѣдниче ангеловъ!

О, Россія! О, родной нашъ и безконечно дорогой сердцу народъ Русскій! Блаженъ и ты, что породилъ и воспиталъ такого великаго сына, великаго во святыхъ Сергія! Пока ты – Хрістово достояніе, пока ты не отрекся отъ родства по плоти и духу преподобному Сергію, стань и стой во вѣки предъ вѣчнымъ чудомъ твоей вѣры, и предъ судомъ святыхъ. Тысячу лѣтъ ты, Россія, была бѣдна, не блистала златомъ и лѣпотою ризъ, не почитала послѣдней цѣлью внѣшнее и земное благоустройство, не ставила устроеніе царства земного человѣческаго выше царства Божьяго. Но ты вѣрила, что сіе все само собою тебѣ приложится, но цѣнила и ты превыше всего только потаеннаго сердца человѣка въ нетлѣнной красѣ его непорочнаго духа. И видимо было въ жизни твоей великое чудо: и ты была и стала ловцомъ человѣковъ и народовъ, и на тебя языцы уповали, и, вѣримъ, судъ святыхъ износилъ тебѣ приговоръ хвалы!

А теперь? Но развѣ не видимъ, какъ изъ-за морей прососалось къ намъ поклоненіе богу чуждому, какъ постепенно принесенная съ запада языческая погоня за міромъ и измѣреніе его мѣрою всей жизни народа и государства стало нашимъ всеобщимъ недугомъ? И развѣ не видимъ, далѣе, какъ міръ нанесъ намъ, въ наказаніе, жестокія раны? «Боже, пріидоша языцы въ достояніе Твое, оскверниша храмъ святый Твой, положиша Іерусалимъ, яко овощное хранилище, положиша трупія рабъ Твоихъ брашна птицамъ небеснымъ, плоти преподобныхъ Твоихъ звѣремъ земнымъ, проліяша кровь ихъ яко воду! Быхомъ поношеніе сосѣдомъ нашимъ, подражненіе и поруганіе сущимъ окрестъ насъ»... (Пс. 78, 1-4). Такъ мститъ міръ за привязанность къ нему, такъ жжетъ огонь за прикосновеніе къ его пламени!..

Тысячу лѣтъ Россія была бѣдна, и, благодатью Божіей, была сильна и несокрушима. Не будемъ сокрушаться и скорбѣть, что она была, и есть, и, вѣроятно, долго еще будетъ бѣдна. Лишь бы богатѣла она въ Бога, богатствомъ духа, красотою внутрь, лишь бы богатѣла она подвигами хрістіанъ, доблестью гражданъ, лишь бы она не оскудѣвала людьми, подобящимися преподобному Сергію, – которые не продаютъ даромъ духа, религіозно- нравственнаго устроенія жизни на чечевичную похлебку міра и его одуряющихъ утѣхъ, его бездушныхъ культурно-государственныхъ сокровищъ по нечестивымъ языческимъ образцамъ.

Преподобный Сергіе, «міра украшеніе»! Храни родной – твой Русскій народъ молитвами твоими и твоимъ небеснымъ водительствомъ, храни во твоей мудрости, въ твоихъ Хрістовыхъ завѣтахъ, «въ преподобствѣ и праведности», какъ хранилъ и велъ ты своихъ святыхъ учениковъ и безчисленныхъ ихъ, Богу угодившихъ, послѣдователей!

О нихъ одинъ изъ славныхъ іерарховъ Церкви русской (Платонъ) здѣсь, въ Лаврѣ преподобнаго, на памятникѣ, въ честь ихъ сооруженномъ, оставилъ намъ на вѣки назидательное слово:

«Они на небесахъ; имъ слава не нужна:

Къ подобнымъ насъ дѣламъ должна вести она».

                                                                                 Аминь.

 

Слово въ Свято-Троицкой лаврѣ въ день преп. Сергія 25 сентября 1908 г., въ нѣкоторыхъ частяхъ, какъ ниже показано, составлено по митрополиту Филарету и по службѣ Преподобному.

Вѣчное чудо хрістіанства. Прот. Іоаннъ Восторговъ. Троицкій Цвѣтокъ. № 53. Свято-Троицкая Сергіева Лавра. Собств. Тип. 1909.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: