Протоіерей Алексѣй Крутиковъ – Благословеніе хлѣбовъ, пшеницы, вина и елея (Отвѣтъ внимательному посѣтителю храма Божія).

Охотно отвѣчаю на вашъ вопросъ, обнаруживающій въ васъ внимательнаго посѣтителя православнаго храма.

На всенощномъ бдѣніи бываетъ благословеніе хлѣбовъ, пшеницы, вина и елея; при этомъ читается молитва, въ которой есть и такія слова: «Господи... благослови и хлѣбы сія, пшеницу, вино и елей: и умножи сія»... Для чего, спрашиваете вы, молиться объ умноженіи вина теперь, когда продажа всякаго вина воспрещена и прекратилась, когда помыслы и желанія власти и общества сильно направлены къ тому, какъ бы временная и вынужденная трезвость перешла у насъ въ постоянную, привычную и добровольную. Если даже мы не будемъ думать о далекомъ будущемъ, то настоящее и ближайшее будущее таково, что никакъ не надо молиться объ умноженіи вина. Лица, занятыя винными дѣлами, не знаютъ куда дѣвать имѣющіеся запасы вина и увеличеніе ихъ совсѣмъ не нужно. И это относится не только къ такъ называемымъ крѣпкимъ винамъ, а и къ винограднымъ. Владѣльцы виноградниковъ обезпокоены тѣмъ, что имъ некуда будетъ дѣвать виноградъ, если винодѣлы не будутъ скупать его; а у этихъ и безъ того на рукахъ громадное количество не распроданнаго вина. Къ чему же молиться объ умноженіи вина?

Въ церкви благословляется вино нужное для евхаристіи; а на это вино есть и сейчасъ расходъ и всегда будетъ, такъ какъ евхаристія будетъ совершаться по заповѣди и пророчеству Господа до скончанія вѣка (1 Кор. 11, 26). Для церкви всегда нужно будетъ виноградное вино, вотъ она и благословляетъ его и молится объ умноженіи его. Но васъ такое объясненіе не удовлетворяетъ. Для нуждъ церкви не такъ много нужно вина, чтобы сейчасъ молиться объ умноженіи его. При томъ же въ молитвѣ разумѣется умноженіе вина (и прочаго) для обычнаго вкушенія людьми, а не для евхаристіи. Таковъ буквальный безъ натяжки смыслъ молитвы. «Самъ благослови и хлѣбы сія, пшеницу, вино и елей: и умножи сія во градѣ семъ (или въ веси сей, или во святѣй обители сей), и во всемъ мірѣ Твоемъ: и вкушающія отъ нихъ вѣрныя освяти». Ясно, что испрашивается благословеніе предлежащимъ веществамъ, чтобы въ нихъ и чрезъ нихъ благословились и умножились эти питательныя вещества во всемъ мірѣ и служили къ освященію вѣрующихъ, вкушающихъ ихъ во славу Божію (1 Кор. 10, 31). Итакъ, зачѣмъ молиться объ умноженіи вина?

Приходится согласиться съ вами, – жизненнаго основанія для этого нѣтъ. Но согласившись, я прошу васъ быть послѣдовательнымъ и пойти со мной нѣсколько дальше. А какой смыслъ, спрошу и я васъ, имѣетъ благословеніе пшеницы и елея и рѣчь молитвы о вкушающихъ ихъ (да еще во градѣ семъ). У насъ не принято ѣсть пшеницу прямо въ зернѣ. Вы скажете: это относится къ пшеничному хлѣбу, который приготовляется изъ зерна. Но пшеничный хлѣбъ благословляется особо. Если бы даже и можно было остановиться на такомъ объясненіи съ натяжкой по отношенію къ пшеницѣ, то елей уже нельзя оправдать никакой натяжкой. Того елея, который благословляется, никто не ѣстъ у насъ никогда, и слова молитвы о вкушающихъ его даже и странны. Такимъ образомъ выходитъ, что изъ четырехъ благословляемыхъ для вкушенія веществъ обычно употребляются въ пищу только одни хлѣбы. Какимъ же образомъ получился такой обрядъ, какой онъ имѣетъ смыслъ и для чего существуетъ?

Возникъ этотъ обрядъ въ восточной церкви и имѣлъ тамъ весьма жизненный характеръ. Во время всенощного бдѣнія, продолжавшагося въ монастыряхъ всю ночь, молящіеся подкрѣплялись въ храмѣ пищею. Естественно, что это была самая простая монастырская пища: пшеничный хлѣбъ – самый употребительный на востокѣ (ржаного – тамъ нѣтъ, ржи не сѣютъ), – виноградное вино чистое или разведенное водой, или вода разведенная виномъ, иногда еще елей (оливковое масло), пшеница. Въ Палестинѣ, гдѣ образовался іерусалимскій богослужебный и монастырскій уставъ, лежащій въ основѣ нашего Типикона, да и во многихъ другихъ странахъ востока хорошей питьевой воды мало. Часто пользуются тамъ для питья водой дождевой, которую собираютъ и сохраняютъ вь цистернахъ. Дождевая вода и вообще то не вкусна для питья, а послѣ долгаго сохраненія въ цистернахъ еще и портится. Вотъ для улучшенія вкуса ея и прибавляютъ къ ней большее или меньшее количество винограднаго вина (бѣлаго или краснаго). Таковъ давній обычай на востокѣ, существующій и теперь. Возможно, что спиртъ, содержащійся въ винѣ, дезинфицируетъ и до нѣкоторой степени обезвреживаетъ дурную воду. Иногда же слабое вино (молодое) прямо замѣняетъ воду. Въ чистомъ видѣ или съ водой виноградное вино есть, можно сказать, самое обычное питье на востокѣ и соотвѣтствуетъ тамъ нашему русскому квасу по своему распространенію и значенію. Оливковое масло – также весьма распространенный продуктъ питанія на востокѣ. Его ѣдятъ съ хлѣбомъ, употребляютъ въ качествѣ приправы къ овощамъ и вообще къ кушаньямъ. Вездѣ, гдѣ уставъ нашъ говоритъ объ елеѣ, онъ разумѣетъ это самое оливковое масло. До насъ оно доходитъ подъ именемъ деревяннаго и употребляется у насъ для горѣнія въ лампадахъ. Поэтому называется оно у насъ еще лампаднымъ. Можетъ быть потому, что до насъ доходятъ худшіе сорта, можетъ быть потому, что оно портится отъ долгой перевозки, – но только употреблять въ пищу деревянное масло мы не можемъ. А на востокѣ оно – самое распространенное масло-приправа и замѣняетъ тамъ разнообразныя масла, употребляющіяся у насъ, не только растительныя, но и молочныя. Тамъ вслѣдствіе особыхъ климатическихъ условій молочный скотъ мало распространенъ и молочные продукты имѣютъ гораздо меньшее употребленіе для питанія населенія, чѣмъ у насъ. Кромѣ пшеничнаго хлѣба, вина и елея благословляется еще пшеница, потому что и она прямо въ зернѣ употреблялась для ѣды на востокѣ. Иногда ее разваривали и ѣли безъ приправъ или съ приправами (масломъ, медомъ); получалось нѣчто вродѣ каши. Иногда пшеницу только размачивали въ водѣ, иногда ѣли, даже не размачивая, сухое зерно (Лк. 6. 1; о томъ же Мѳ. 12, 1 и Мрк. 2, 23). Говорятъ, что пшеничныя зерна даже очень полезно употреблять въ пищу. Вотъ эти го продукты – всѣ или нѣкоторые изъ нихъ – и предлагались въ храмѣ во время всенощного бдѣнія для подкрѣпленія молящихся. Въ нѣкоторыхъ древнихъ рукописныхъ уставахъ (греческомъ, грузинскомъ, славянскомъ) прямо говорится, что для благословенія нужно приносить такіе хлѣбы, какіе ѣдимъ на трапезѣ. Прежде вкушенія они благословлялись съ молитвою. Вотъ начало обряда. Вполнѣ естественно, что молитва предъ благословеніемъ хлѣбовъ и прочаго приняла характеръ прошенія у Бога благословенія на употребленіе и постоянное пользованіе этими продуктами питанія не только здѣсь, сейчасъ, но и всегда и вездѣ. Вѣдь это были самые простые, распространенные и главные продукты питанія. Ими питался послѣдній бѣднякъ, безъ нихъ не обходился и самый богатый, хотя бы царскій, столъ. Можно сказать, что въ нихъ испрашивалось у Бога благословеніе на все питаніе. Такимъ образомъ обыкновеніе, возникшее въ силу нужды, возвысилось до богослужебнаго обряда – обряда жизненнаго и потому для всякаго понятнаго въ своей символической сторонѣ. Въ мірскихъ храмахъ не было очень продолжительныхъ всенощныхъ бдѣній, и молящіеся не имѣли нужды подкрѣпляться пищею. Поэтому благословеніе хлѣбовъ въ мірскихъ храмахъ сразу получило характеръ чисто богослужебнаго обряда.

Такъ обстояло дѣло съ благословеніемъ хлѣбовъ въ греческой церкви, когда вмѣстѣ съ христіанской вѣрою переходилъ къ намъ оттуда также богослужебный уставъ и чинъ. Обрядъ благословенія хлѣбовъ былъ перенесенъ изъ греческой церкви въ русскую во всей своей неприкосновенности. Что же получилось? – Обрядъ, образовавшійся и выросшій на восточной почвѣ и поэтому жизненный тамъ, будучи перенесенъ во всей неприкосновенности въ Русскую землю – въ иную совершепно обстановку и почву, значительно потерялъ въ своей жизненности и непосредственной ясности и превратился въ дѣйствіе чисто символическое. Не употребляемыя нами, но употребляемыя другими питательныя вещества (пшеница, вино, елей) являются символами питательныхъ веществъ вообще (и нашихъ въ томъ числѣ) и благословеніе ихъ есть символическое благословеніе и ихъ, и всего того, что мы употребляемъ въ пищу, всего нашего питанія. Со времени распространенія Россіи къ югу и развитія торговыхъ сношеній съ другими странами (въ 19 и 20 вв.) виноградное вино стало довольно употребительно у насъ, а раньше и весьма состоятельные люди не знали его. Даже пшеничный хлѣбъ въ Московскомъ государствѣ былъ очень мало распространенъ. Четыремъ благословляемымъ продуктамъ у насъ соотвѣтствуютъ рожь, ржаной хлѣбъ, квасъ, масло льяное или конопляное или подсолнечное. Для сохраненія жизненности обряда и нужно бы было замѣнить продукта восточной почвы продуктами русской земли. Но этого не было сдѣлано. Можетъ быть кто-нибудь пожалѣетъ объ этомъ. М. б. кто подумаетъ, что это не было сдѣлано по недосмотру, потому что все переносилось и перенималось въ богослуженіи безъ живой мысли, механически и машинально... Не беремся говорить о томъ, какъ переносились къ намъ богослужебные обряды и обычаи (машинально или нѣтъ), такъ какъ для сужденія объ этомъ нѣтъ достаточныхъ данныхъ. Но жалѣть о томъ, что обрядъ благословенія хлѣбовъ не былъ приспособленъ къ жизненнымъ условіямъ нашей страны, не сдѣланъ былъ жизненнымъ едва ли нужно. Напротивъ, не лучше ли было то, что обрядъ сталъ у насъ нѣсколько удаленнымъ отъ жизни. Русскіе люди, обратившіеся въ христіанство, видѣли, что въ церковь приносится для благословенія не обычная ихъ ѣда и питье, не то, что они приносили раньше своимъ идоламъ, а нѣчто особенное, имъ малоизвѣстное, таинственная пища. Это, во-первыхъ, подчеркивало для нихъ разность между прежней вѣрой и новой – христіанствомъ, напечатлѣвало въ нихъ мысль о томъ, что они служатъ Новому Богу, что они – не прежніе; а, во-вторыхъ, – пріучало къ благоговѣнію предъ Тѣмъ Таинственнымъ, Которому подобаетъ такое таинственное служеніе съ принесеніемъ для благословенія какой-то особенной пищи и питья. Таинственность обряда, происшедшая отъ непонятности его, возводила умъ и душу отъ чувственнаго къ вышечувственному. А не это ли было всего болѣе нужно русскимъ христіанамъ въ первыя времена ихъ христіанства?.. Все къ лучшему!.

Кратко: обрядъ благословенія хлѣбовъ, пшеницы, вина и елея не со вчерашняго дня, не со времени прекращенія продажи вина потерялъ у насъ свой жизненный характеръ; онъ никогда не былъ у насъ вполнѣ жизненнымъ. Перенесенный безо всякихъ измѣненій съ востока на нашу почву, онъ сразу потерялъ это качество и имѣетъ почти только символическое значеніе.

 

А. Крутиковъ.

 

«Орловскія Епархіальныя Вѣдомости». 1915. № 7. Отд. Неофф. С. 172-177.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: