Священникъ Петръ Красовскій – Поученіе объ ангелахъ добрыхъ.

Первыя слова св. Писанія: въ началѣ сотвори Богъ небо и землю (Быт. 1, 1). Подъ именемъ неба наша св. православная Церковь разумѣетъ здѣсь особый отъ нашего міръ ангеловъ; такъ, св. Іоаннъ Дамаскинъ говоритъ: «прилично было сперва сотворить умную сущность, потомъ чувственную, и послѣ уже изъ той и другой сущности человѣка»[1].

Если бы мы могли представить человѣка безъ тѣла, то это представленное было бы почти тоже, что ангелъ. Особый отъ нашего міръ ангельскій Богъ сотворилъ Своею мыслію изъ ничего[2]. Такимъ же образомъ, какъ впослѣдствіи человѣческую душу[3], и начертилъ въ ангелахъ, въ возможной для тварей степени, Свое-подобіе; такъ, высшій во всемъ ангельскомъ мірѣ ангелъ носитъ имя: Михаилъ, которое значитъ: равный Богу. Вмѣстѣ съ подобіемъ Творцу, ангелы получили отъ Него и Богоподобныя свойства, – они суть чистые духи, невещественны, безтѣлесны, невидимы, умны, свободны, могущественны и блаженны.

Правда, въ священ. Писаніи часто приписываются ангеламъ различныя вещественныя принадлежности, напр. многія очи, члены тѣлесные, крылья, языкъ ангельскій, и т. п.; но все это допущено лишь для облегченія нашимъ ограниченнымъ понятіямъ и должно быть принимаемо не въ точномъ, а въ переносномъ смыслѣ. Такъ, многоочитость ангеловъ выражаетъ ихъ обширный умъ; крылатость означаетъ быстроту и легкость ихъ передвиженій; ангельскій языкъ означаетъ свойственное только духамъ и непонятное для насъ выраженіе восторга, которымъ ангелы объяты при умственномъ созерцаніи совершенствъ божественныхъ и при сладостномъ ощущеніи своего существованія. Въ сущности ангелы не имѣютъ ни очей, ни крыльевъ, ни языка, ни тѣла, ни членовъ тѣлесныхъ и вообще ничего тѣлеснаго. Чтобы быть видимыми для людей, ангелы, обыкновенно, являются имъ, по повелѣнію Божію, въ чувственномъ, большею частію, въ человѣческомъ образѣ; но дѣйствительный ли образъ они принимаютъ временно на себя при такихъ явленіяхъ, или образъ этотъ, по волѣ Божіей, только рисуется въ воображеніи людей, при приближеній къ нимъ ангеловъ, – это тайна, которую было бы безполезно намъ разгадывать: во всякомъ случаѣ, несомнѣнно то, что ангелы, по природѣ своей, безплотны и преимущественно предъ всѣми тварями приближаются подобіемъ къ духовному естеству Самаго Бога.

Ангелы, какъ и все существующее, кромѣ Бога, имѣютъ себѣ начало, но кончиться уже не могутъ никогда; они, какъ духи, не могутъ ни умереть, ни разрушиться. Они не ѣдятъ, не пьютъ, ни женятся, ни посягаютъ (Матѳ. 22, 31), и ообще не имѣютъ тѣхъ нуждъ, какія намъ извѣстны по тѣлу. Они не раждаются; но въ какомъ числѣ сотворены Богомъ въ началѣ, въ такомъ самомъ числѣ и пребудутъ навсегда въ нескончаемые вѣки. Число ангеловъ св. отцы Церкви предполагаютъ неизмѣримо великимъ.

Такимъ образомъ, мысленный престолъ Царя небеснаго окружаетъ несмѣтное число небесныхъ блаженствующихъ силъ, которыя были свидѣтелями созданія видимаго міра, восхвалили Творца еще тогда, когда, по Его слову, возникали на небѣ звѣзды (Іов. 38, 7), и теперь не престаютъ воспѣвать предъ Нимъ радость и благодареніе (Ис. 6, 3). Нужно знать, что и мы назначены окружать вмѣстѣ съ небесными силами божественный престолъ – сколько святыхъ людей, праведно пожившихъ и умершихъ на землѣ, стоятъ теперь въ сонмѣ ангеловъ и вмѣстѣ съ ними участвуютъ въ небесной, неумолкаемой радости.

Ангелы, какъ и всѣ безъ исключенія твари, получили бытіе для того, чтобы наслаждаться бытіемъ своимъ; и дѣйствительно, это наслажденіе началось для нихъ съ перваго ощущенія ими своего существованія. Однакоже нѣкоторые изъ ангеловъ стали недовольны своимъ несравненнымъ благополучіемъ, возжелали большаго, захотѣли быть равными Богу, воспротивились ему, ввели въ духовномъ мирѣ раздоръ и стали ангелами злыми, которые иначе называются діаволами, демонами, бѣсами, и т. п. Для отличія отъ этихъ злыхъ духовъ, оставшіеся невинными называются ангелами добрыми.

Ангелы добрые остались при прежней свободѣ, при которой ни отъ кого изъ нихъ не отнята возможность согрѣшить и сдѣлаться злыми; но невидимый духовный міръ возмутился противъ Бога и отпалъ отъ Него одинъ разъ, послѣ котораго это бѣдствіе уже никогда не повторится. Ни одинъ изъ оставшихся невинными ангеловъ никогда не согрѣшитъ, не отпадетъ отъ Бога и не сдѣлается діаволомъ, но всѣ ангелы добрые такъ и будутъ, во всю вѣчность, ангелами добрыми. И это не потому, чтобы ангелы не были свободны въ своихъ поступкахъ и не имѣли воли дѣлать зло, а потому, что не хотятъ и никогда не захотятъ дѣлать зла: не согласившись съ возмутителями противъ Бога и видя страшныя послѣдствія ихъ грѣха, ангелы добрые увѣрились въ настоящемъ своемъ блаженствѣ, пріобрѣли навыкъ въ добрѣ и святости, укрѣпились въ благодати Божіей, – и грѣхъ сталъ для нихъ нравственно невозможнымъ[4]. И такъ мы не напрасно воздаемъ почтеніе добрымъ и святымъ ангеламъ: они всю вѣчность пребудутъ достойными нашего почитанія.

Ангелы добрые, какъ и творенія здѣшняго міра, не равны между собою по достоинству. Они различаются и превосходятъ другъ друга не видомъ, – потому что никакого не имѣютъ, а святостію, мудростію, могуществомъ, пріемлемостію благодати Божіей и вообще степенями духовныхъ богоподобныхъ существъ. Наша православная Церковь принимаетъ девять чиновъ ангельскихъ, изъ которыхъ составляются три отдѣльныхъ лика, по три чина въ каждомъ ликѣ. Высшій ликъ ангеловъ составляютъ три чина: херувимы серафимы и престолы: средній ликъ три чина: господства, силы и власти; низшій ликъ – три чина: начала, архангелы и ангелы[5]. Не смотря на неравенство ангеловъ между собою, весь ангельскій міръ пребываетъ въ мирѣ и любви, съ радостію творитъ волю Божію и блаженствуетъ несказанно.

Человѣкъ, по словамъ свящ. Писанія, умаленъ отъ ангелъ (Пс. 7, 6), т. е. нише всѣхъ ангеловъ, по достоинству своей природы. Этому иначе и быть нельзя: ангелъ есть чистый, богоподобный духъ, безъ примѣси вещества; а человѣкъ есть духъ, соединенный съ грубымъ веществомъ – тѣломъ. Изъ всего человѣческаго рода одна только Пресвятая Владычица Богородица далеко превзошла всѣхъ ангеловъ и стала несравненно выше всѣхъ чиновъ ангельскихъ; но это произошло не по естественному достоинству, а по особенной благодати Божіей, которая уже никогда и ни надъ кѣмъ изъ людей не повторится.

Ангелы имѣютъ вліяніе на дѣла и судьбу людей. Они, по словамъ священнаго Писанія, суть служебные духи, посылаемые на служеніе для тѣхъ, которые имѣютъ наслѣдовать спасеніе (Евр. 1, 14), т. е. на служеніе всѣмъ людямъ, безъ исключенія, – потому что спасеніе для всѣхъ людей предназначено. По вѣрованію нашей православной Церкви, основанному на Божественномъ откровеніи, ангелы даются Богомъ для сохраненія царствъ, областей, городовъ и другихъ человѣческихъ обществъ и, кромѣ того, каждый православный христіанинъ имѣетъ при себѣ ангела хранителя[6]. Такое служеніе ангеловъ низшимъ ихъ людямъ совершенно добровольно, и нисколько для ангеловъ не унизительно: доброта потому и доброта, что не величается своими преимуществами и не считается своими достоинствами и нравственное совершенство, по словамъ Iисуса Христа, опредѣляется мѣрою благотворнаго служенія другимъ (Марк. 10, 43).

Ангелъ-хранитель назначается Богомъ къ каждому вѣрному человѣку, со времени его крещенія, и потомъ находится при человѣкѣ до конца его земной жизни. Такимъ образомъ, онъ дѣлается нашимъ несмѣннымъ стражемъ, отъ нашей колыбели до гроба. Ангела-хранителя, такъ сказать, приковываетъ къ низшему, сравнительно съ нимъ, человѣку чистѣйшая Богоподобная любовь, которая ищетъ однихъ благотвореній и всѣмъ жертвуетъ для добра, отогнать отъ насъ грѣхъ. «Какъ пчелъ отгоняетъ дымъ и голубей смрадъ», говоритъ Василій Великій, «такъ и хранителя нашей жизни – ангела, многоплачевный и смердящій грѣхъ»[7]. Постоянныя дѣла ангеловъ-хранителей въ отношеніи къ намъ: наставлять человѣка въ вѣрѣ и благочестіи, хранить его душу отъ враговъ видимыхъ и невидимыхъ, предстательствовать и молиться о человѣкѣ предъ Богомъ, и вообще стараться о томъ, чтобы и здѣсь человѣкъ не былъ отягощенъ жизнію, и на тотъ свѣтъ, чтобы явился достойнымъ вѣчнаго блаженства.

Если Самъ Богъ щадитъ нашу свободу, побуждая насъ къ добру произвольному, тѣмъ болѣе не можетъ и не долженъ принуждать человѣка къ добру ангелъ-хранитель: а потому ангелъ-хранитель дѣйствуетъ на насъ внушеніями, побужденіями и своимъ содѣйствіемъ въ добрыхъ дѣлахъ. Стало бытъ, вѣра въ присутствіе при насъ ангела-хранителя, съ цѣлью помогать нашему спасенію, отнюдь не должна дѣлать насъ безпечными къ собственному нашему спасенію и недѣятельными въ отношеніи къ добру; напротивъ, должна пробуждать насъ отъ грѣховнаго усыпленія, ободрять насъ надеждами на достиженіе нравственныхъ совершенствъ и одушевлять насъ въ добрѣ со зломъ. Человѣкъ, дѣйствующій совмѣстно съ своимъ ангеломъ-хранителемъ, подобенъ храброму воину, который безстрашно идетъ за своимъ полководцемъ на всякую борьбу и, подъ его руководствомъ, всегда торжествуетъ побѣду надъ врагами.

Богъ поручаетъ царства, народы, отдѣльныя личности человѣческія храненію ангеловъ не потому, чтобы Самъ не могъ или не хотѣлъ хранить Свое твореніе, или чтобы нуждался въ содѣйствіи ангеловъ, а потому, что ангелы, въ этомъ случаѣ, служатъ самыми достойными орудіями промышленія Божія о тваряхъ. Ангелы хранятъ насъ и содѣйствуютъ нашему спасенію не самовольно, а по назначенію отъ Бога, которое они исполняютъ не принужденно, а добровольно. Несвойственно было бы благости Божіей оставлять добрыхъ ангеловъ въ бездѣйствіи и удерживать ихъ отъ благотвореній, къ которымъ побуждаетъ ихъ добрая ихъ природа; и для ангеловъ, съ ихъ стороны, не составляетъ никакого обремененія, возложенное на нихъ служеніе человѣческому спасенію. Это служеніе они несутъ, напротивъ, съ удовольствіемъ и радостію: имъ пріятно, въ этомъ случаѣ, не только исполнять благую волю Отца небеснаго, но и оказывать добро злосчастному человѣку. Говорю вамъ, сказалъ Іисусъ Христосъ Своимъ апостоламъ, бываетъ радость у ангеловъ Божіихъ и объ одномъ грѣшникѣ, кающемся (Лук. 15, 10). Такая радость довольно понятна тѣмъ, которые имѣютъ доброе и сострадательное сердце.

Исправляя по волѣ Божіей разнообразное служеніе роду человѣческому, ангелы нисколько не лишаются при этомъ наслажденій рай небеснаго. Они, по словамъ Спасителя, находясь при насъ, въ тоже время находятся на небесахъ и наслаждаются всегда зрѣніемъ Божества (Матѳ. 18, 10). Это значитъ, что рай и небо не есть какое-либо особое мѣсто, отъ котораго происходили бы радости, а самая доброта и невинность, независимо отъ мѣста, есть уже рай и небо (Лук. 17, 21); и какъ Богъ вездѣсущъ, то наслажденіе лицезрѣніемъ Его доступно для достойныхъ, во всякомъ мѣстѣ и во всякое время. Впрочемъ, покуда еще не наступило торжество добра въ борьбѣ его со зломъ, полное блаженство для ангеловъ не возможно. Церковь небесная не можетъ не сострадать Церкви земной; и если одинъ кающійся грѣшникъ доставляетъ великую радость ангеламъ Божіимъ, то эти же ангелы Божіи не могутъ не печалиться при видѣ погибели множества людей грѣшныхъ. Поэтому полное блаженство и полное воздаяніе за свои добрыя дѣла ангелы получатъ не раньше, какъ послѣ страшнаго суда, когда восторжествуетъ правда Божія и всѣ свободныя созданія получатъ воздаяніе по дѣламъ своимъ.

Во всемъ духовномъ мірѣ нѣтъ ни одного существа празднаго, ни одного ангела нѣтъ такого, Который не былъ бы всѣмъ намъ благодѣтелемъ и не содѣйствовалъ бы нашему спасенію: свящ. Писаніе называетъ всѣхъ ангеловъ, безъ исключенія, служителями человѣческаго спасенія (Евр. 1, 14). Поэтому мы должны любить, почитать и молиться не только своимъ ангеламъ-хранителямъ, но и всѣмъ ангеламъ, безъ исключенія, – такъ-какъ они всѣ, безъ исключенія, дѣлаютъ намъ то или другое добро, и вмѣстѣ ходатайствуютъ о насъ предъ Богомъ.

И такъ, мы имѣемъ утѣшеніе не только по внѣшней жизни, когда окружены, сродниками, ближними и друзьями, которые своимъ участіемъ облегчаютъ для насъ житейское бремя, но имѣемъ утѣшеніе и по душѣ, когда насъ неусыпно хранитъ добрый ангелъ, который помогаетъ намъ достигать временнаго и вѣчнаго благополучія. Ангела-хранителя мы не можемъ видѣть тѣлесными очами, такъ-какъ онъ не имѣетъ ни тѣла, ни вида его можно замѣтить только по дѣламъ, его присутствіе можно ощутить только въ душѣ, посредствомъ вѣры. Когда ты хочешь сдѣлать кому-нибудь зло, или замышляешь учинить какое-либо беззаконіе, и между тѣмъ чувствуешь, какъ-будто кто тебя отъ того удерживаетъ, – въ это время, остановись, и благоговѣйно перекрестись. Знай, что это ангелъ-хранитель внушаетъ тебѣ о добродѣтели. Аминь.

 

Священникъ Петръ Красовскій.

 

«Руководство для сельскихъ пастырей». 1869. № 12. С. 413-420.

 

[1] «Излож. вѣры», кн. 2, гл. III.

[2] «Правосл. испов.», вопр. 18.

[3] Іоан. Злат. въ «Прав. — догм. Богос.» Макарія, § 45, 5.

[4] «Правосл. испов.», вопр. 20.

[5] Тамъ же.

[6] «Правосл. испов.», вопр. 19.

[7] «Бесѣд. на Пс. 33», ст. 8, въ Твор. Св. Отц. V, 295-296.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: