Архіепископъ Димитрій (Муретовъ) – О происхожденіи зла въ человѣчествѣ (Бесѣда въ день святаго Архистратига Михаила и прочихъ силъ безплотныхъ).

Господи, не доброе ли сѣмя сѣялъ еси на селѣ Твоемъ?

откуду убо имать плевелы? (Мѳ. 13, 27).

 

Откуда въ царствѣ Всесвятаго грѣхъ, нечистота и скверна? въ царствѣ Всеблагаго страданія и бѣдствія? въ царствѣ Всесовершеннаго безпорядки, нестроенія и разрушенія? въ царствѣ Источника жизни, животворящаго всяческая, болѣзни, тлѣніе и смерть? Эти вопросы всегда занимали человѣческій разумъ, всегда тревожили и совѣсть и сердце людей, которые не были равнодушны къ судьбамъ человѣка и человѣчества, которые пытались разрѣшить тайны жизни человѣческой. Много потрачено силъ, много написано книгъ людьми любомудрствующими; но тайна оставалась неразгаданною, совѣсть неуспокоенною, разумъ неудовлетвореннымъ.

Смотрите же, какъ просто, удобопонятно для всѣхъ н вмѣстѣ какъ полно и удовлетворительно разрѣшаетъ эти вопросы Сама ипостасная Истина, Господь нашъ Іисусъ Христосъ, простою притчею о плевелахъ, слышанною нами въ евангельскомъ чтеніи во время утренняго богослуженія настоящаго дня. Не безъ причины св. Церковь избрала эту притчу для чтенія въ дни празднованія св. ангеламъ: въ ней упоминается какъ объ участіи св. ангеловъ и духовъ злыхъ въ судьбѣ человѣческой, такъ преимущественно о важномъ служеніи ангельскомъ въ послѣдней судьбѣ человѣчества. Весьма важно для насъ и то, что, по просьбѣ св. апостоловъ, Самъ Господь объяснилъ и истолковалъ сказанную имъ притчу, такъ что мы не подвергаемся уже опасности понять и истолковать ее превратно.

Уподобися царствіе Божіе человѣку, сѣявшему доброе сѣмя на селѣ своемъ. А сѣявый доброе сѣмя есть Сынъ человѣческій, а село есть міръ, доброе же сѣмя сіи суть сынове царствія (Мѳ. 13, 24. 37. 38). Царство Божіе, братіе, есть вся вселенная – великій домъ Отца небеснаго, въ которомъ Онъ владычествуетъ и царствуетъ Своею премудростію и всемогуществомъ, Своею благостію и правдою, особенно же царство существъ разумныхъ и богоподобныхъ, для которыхъ и сотворенъ и сохраненъ силою Божіею весь видимый міръ, которыя суть чада Отца небеснаго, въ которыхъ отражаются Его божественныя совершенства. Частнѣе здѣсь говоритъ Господь о царствіи Божіемъ въ человѣчествѣ, т. е. о Церкви Своей, которую онъ основалъ вначалѣ, вмѣстѣ съ сотвореніемъ человѣка, которую возсоздалъ Своимъ воплощеніемъ, страданіями и крестною смертію. Еще частнѣе царствомъ Божіимъ называется душа каждаго человѣка, созданнаго по образу и подобію Божію, предназначенная въ обитель Божію, въ которой хощетъ обитать и царствовать Самъ Господь Богъ, чтобъ исполнить ее премудрости и разума, свѣта и совершенства, сдѣлать ее счастливою и блаженною на всю вѣчность. На этомъ-то полѣ, т. е. во всемъ человѣчествѣ и въ душѣ каждаго человѣка, Сынъ Божій, ипостасное Слово и Премудрость Отчая, посѣялъ доброе сѣмя, сѣмя истины, добра и счастія. Онъ вначалѣ украсилъ человѣка образомъ и подобіемъ Божіимъ, одарилъ его разумомъ, способнымъ познавать Бога Творца своего, вѣчную Истину, – волею, способною свободно дѣйствовать по законамъ истины и правды, – сердцемъ, способнымъ любить Бога, какъ высочайшее благо, и въ Немъ наслаждаться истиннымъ, вѣчнымъ блаженствомъ. Словомъ, малымъ чимъ умалилъ его отъ ангелъ, славою и честію вѣнчалъ его и поставилъ его надъ дѣли руку Своею (Псал. 8, 6. 7). Онъ, и по паденіи человѣка, не преставалъ и не престаетъ сѣять доброе сѣмя въ человѣчествѣ, многочастнѣ и многообразию древле глаголавый во пророцѣхъ, въ послѣдокъ дній, воплотившись и вочеловѣчившись, Онъ глаголалъ къ намъ собственными пречистыми устами, ниспослалъ намъ пресвятаго Духа Своего, – Духа истины, который наставляетъ насъ на всякую истину. Вотъ единый источникъ всего добраго въ человѣчествѣ! Кто бы ни былъ истинно просвѣщенъ между человѣками, онъ просвѣщенъ Имъ, Свѣтомъ истиннымъ, просвѣщающимъ всякаго человѣка, грядущаго въ міръ. Кто бы ни былъ воодушевленъ любовію ко всему, елика суть истинна, елика честна, елика праведна, елика пречиста, елика прелюбезна, елика доброхвалъна (Филип. 4, 8), онъ воодушевленъ Духомъ Христовымъ, сокровищемъ благихъ и жизни подателемъ. Словомъ, что ни видѣло въ себѣ человѣчество истинно великаго и славнаго, аще кая добродѣтель и аще кая похвала, все отъ Него – Сына Божія. Онъ единый источникъ истины и добра и отъ Него не можетъ быть ничего, кромѣ одного только добра: Господи, не доброе ли сѣмя сѣялъ еси на селѣ Твоемъ? – Откуда даже на этомъ полѣ, воздѣланномъ Самимъ Сыномъ Божіимъ, блюдомомъ и хранимомъ Его божественнымъ Промысломъ, явились плевелы? Врагъ человѣкъ сотвори сіе, говоритъ Господь: спящимъ же человѣкомъ, пріиде врагъ его, и всѣя плевелы посредѣ пшеницы, и отыде. А плевелы суть сынове непріязненніи, а врагъ всѣявый ихъ есть діаволъ (Мѳ. 13, 28. 25. 38. 39). Вотъ подлинное и точное изъясненіе происхожденія всего зла въ человѣчествѣ! Кто этотъ врагъ Божій, который вноситъ нечистоту и скверну зла въ чистое и святое царство Божіе? Это, какъ открываетъ намъ Слово Божіе, одинъ изъ высшихъ сотворенныхъ Богомъ духовъ, который не устоялъ въ истинѣ, ослѣпился гордостію, возмутился противу власти Божіей, возмнилъ себя быть равнымъ Сыну Божію и не восхотѣлъ покориться Ему. когда Богъ, вводя Первороднаго Своего во вселенную, глаголалъ: да поклонятся Ему вси ангели Божіи (Евр. 1, 6). Сей-то непокоривый духъ своимъ примѣромъ и властію увлекъ и подчиненныхъ ему духовъ къ тому же сопротивленію волѣ Божіей и создалъ, такъ сказать, въ царствѣ Божіемъ царство зла и грѣха, царство беззаконія и неправды, царство тьмы и нестроенія, безпорядковъ и страданій. Сей-то духъ злобы посѣялъ сѣмя зла и въ сердцѣ перваго человѣка, соблазнивъ его къ преступленію заповѣди Божіей тѣмъ-же лживымъ обѣщаніемъ, которымъ увлекся и самъ: будете яко бози, вѣдяще доброе и лукавое. Онъ поднялъ руку Каина на незлобиваго Авеля. Онъ произвелъ въ первомъ мірѣ такое безвѣріе и развращеніе, что надлежало очистить отъ нихъ землю потопомъ. Онъ насадилъ въ древнемъ мірѣ идолопоклонство и суевѣріе, всѣ виды пороковъ и беззаконій. Онъ и въ самой Церкви Христовой, въ обновленномъ кровію Сына Божія человѣчествѣ, сѣетъ плевелы ересей и расколовъ, невѣрія и суевѣрія, грѣховъ и беззаконій, нечестія и развращенія. Онъ и въ душу каждаго человѣка вноситъ злые и развращенные помыслы, возжигаетъ плотскія вожделѣнія и страсти, увлекаетъ въ заблужденія и пороки. Зло, какъ и добро, имѣетъ само въ себѣ непреоборимое побужденіе распространяться болѣе и болѣе. Вотъ, почему діаволъ, не смѣя соблазнять духовъ чистыхъ и святыхъ, всею силою своей злобы устремляется на человѣчество.

Какъ же, подумаетъ кто-либо, Всевѣдущій и Всемогущій попустилъ и попускаетъ сему злому и злобному существу совращать человѣка съ пути истины и причинять столько бѣдствій человѣческому роду? Но, чтобы отнять у діавола возможность распространять свое зло и сѣять свои плевелы, надлежало-бы совершенно уничтожить его. Сообразно-ли это съ неизмѣняемостію воли Божіей, съ непреложностію Его намѣреній и дѣлъ? Можетъ ли уничтожиться то, что сотворено Богомъ, когда и нашъ бѣдный разумъ не можетъ представить себѣ возможности обратиться чему-либо существующему въ ничто? Въ этомъ-то существованіи духа зла и является полнота высочайшихъ совершенствъ Божіихъ, Его благости и правды. По безконечной благости Своей Онъ сотворилъ существа разумныя и свободныя для участія въ Его блаженствѣ и славѣ, а по правосудію Своему Онъ караетъ отпадшихъ отлученіемъ отъ сего блаженства и проклятіемъ вѣчнымъ. Какъ въ вѣчномъ блаженствѣ духовъ добрыхъ является вѣчная любовь и благость Божія, такъ въ вѣчномъ мученіи духовъ злыхъ и нераскаянныхъ является Его вѣчная правда и правосудіе. Съ другой стороны, сдѣлать человѣка неприкосновеннымъ для искушеній діавола значило бы лишить человѣка свободы – источника высочайшаго счастія, которымъ онъ самъ дорожитъ болѣе всего и въ самомъ паденіи своемъ. Впрочемъ, съ Своей стороны Богъ сдѣлалъ все, что нужно было для удержанія человѣка на пути истины и добра. Онъ открылъ ему всесвятую волю Свою, оградилъ его отъ искушенія Своею заповѣдію и указалъ напередъ страшныя послѣдствія преступленія: въ онъ же день снѣси отъ него, смертію умреши. Такъ и теперь, не указалъ-ли Онъ намъ путь къ вѣчному блаженству въ святыхъ заповѣдяхъ Своихъ? Не открыта-ли намъ страшная участь преступниковъ закона Божія? Не видѣли-ль мы и не извѣдали-ль даже собственнымъ опытомъ бѣдственной участи преступающихъ законъ Божій? Если же мы увлекаемся соблазнами лукаваго, пріемлемъ въ себя сѣемые имъ плевелы, – это наша собственная вина, въ которой мы безотвѣтны предъ Богомъ. Спящимъ человѣкомъ, пріиде врагъ, и всѣя плевелы. Вотъ главная причина нашихъ грѣхопаденій, – духовный сонъ и безпечность! Если бы первый человѣкъ непрестанно бодрствовалъ духомъ, помнилъ св. заповѣдь Творца своего, непрестанно предстоялъ духомъ предъ лицемъ Бога, угрожающаго смертію за преступленіе Своей заповѣди; то искушеніе діавола не только не повредило бы ему, а, напротивъ, еще болѣе утвердило бы его въ страхѣ Божіемъ и храненіи заповѣди Его, еще болѣе возвысило бы его блаженство и счастіе и сдѣлало бы, наконецъ, вовсе неприкосновеннымъ для всякаго зла. Въ этой-то бдительности надъ собою, надъ своими помыслами и чувствами, надъ своими желаніями и вожделѣніями сердечными, – въ этомъ духовномъ бодрствованіи и состоитъ главное средство къ охраненію себя отъ сѣтей лукаваго, къ побѣжденію всѣхъ искушеній и соблазновъ. При такомъ бодрствованіи надъ собою, и для насъ искушенія діавола не только оставались бы безвредными, а, напротивъ, приносили бы великую пользу душѣ нашей. Съ каждымъ побѣжденіемъ искушенія, умъ нашъ очищался бы и просвѣтлялся, воля утверждалась бы болѣе и болѣе на камени заповѣдей Божіихъ, сердце исполнялось бы миромъ и радостію о Дусѣ Святѣ. Вся жизнь истиннаго подвижника благочестія есть борьба и брань; но эта борьба приноситъ ему славу, умножаетъ его награды на небѣ. Искушенный въ этой брани, онъ дѣлается, наконецъ, непобѣдимымъ, даже неприкосновеннымъ для стрѣлъ вражіихъ, достигаетъ чистоты и безстрастія, богоподобія и блаженства. Какъ золото очищается и свѣтлѣетъ въ горнилѣ, такъ душа христіанина очищается и просвѣтляется въ горнилѣ искушеній. Итакъ, напрасно малодушные христіане ропщутъ на то, что Богъ попускаетъ діаволу искушать человѣка; намъ должно, напротивъ, благодарить Господа, что ради этихъ искушеній преизбыточествуетъ въ насъ благодать Божія. Что произвело первое искушеніе перваго человѣка? То, что Богъ явилъ къ намъ такую безконечную и неизреченную любовь, яко Сына Своего Единороднаго далъ есть, да всякъ вѣруяй въ Него не погибнетъ, но иматъ животъ вѣчный (Іоан. 3, 16); что съ воплощеніемъ Сына Божія наше человѣческое естество обожено, превознесено и прославлено сѣденіемъ одесную Бога Отца; что намъ всѣмъ дано право быть сынами Божіими, причастниками божественнаго естества. Что принесли Церкви Христовой всѣ многоразличныя козни сатаны? Большее утвержденіе и большую славу. Онъ воздвигалъ гоненія и гонителей, – кровь христіанская проливалась рѣкою на пространствѣ всего древняго міра. Посреди этого огненнаго испытанія св. Церковь возросла и укрѣпилась, расширилась и процвѣла, явилась побѣдительницею іудейства и язычества и господствующею въ мірѣ; а укрѣпившись, якоже порфирою и виссомъ, кровьми св. мучениковъ, она явилась еще болѣе угодною, болѣе драгоцѣнною небесному Жениху своему. Діаволъ воздвигалъ полчища ересей и расколовъ, которые терзали, какъ волки, мирное стадо Христово; но и это послужило только къ тому, что св. Церковь глубже уразумѣла силу проповѣди апостольской и тайны царствія Божія и крѣпче утвердилась въ познаніяхъ единаго истиннаго Бога и, егоже послалъ Онъ, Іисуса Христа; что св. догматы христіанской вѣры изслѣдованы, объяснены и утверждены на незыблемомъ основаніи. Что произвели всѣ искушенія діавола, которыми онъ нападалъ на подвижниковъ благочестія, яко левъ рыкаяй, искій кого поглотити? То, что безчисленные сонмы ихъ просіяли, какъ звѣзды, на тверди церковной и сдѣлались путеводными звѣздами для всѣхъ ищущихъ царства Божія; что они явили міру дивные образцы святыхъ подвиговъ и добродѣтелей, чистоты и совершенства христіанскаго; что, изучивъ собственнымъ опытомъ всѣ ухищренія и козни сатанинскія, они оставили намъ въ своихъ твореніяхъ неисчерпаемое сокровище духовныхъ наставленій и опытовъ.

Если нынѣ видимъ усиленіе плевелъ сатанинскихъ на нивѣ Божіей, умноженіе заблужденія и пороковъ, оскудѣніе доброй пшеницы – сыновъ царствія Божія; то это происходитъ, братіе, не отъ того, чтобы оскудѣла сила благодати Божіей, чтобы истощалась живоносная сила сѣемаго Господомъ добраго сѣмени Слова Божія, а отъ нашей невнимательности, безпечности и легкомыслія. Спящимъ человѣкомъ, пріиде врагъ, и всѣя плевелы посреди пшеницы. Спятъ пастыри стада Христова, поставленные для того, чтобъ охранять ниву Божію, возбуждать согрѣшающихъ, возставлять падающихъ, укрѣплять немощствующихъ духомъ, обличать козни вражія, – и плевелы появляются, ростутъ и множатся. Спятъ родители, не стараются внушить дѣтямъ своимъ страхъ Божій, любовь къ Господу и храненіе св. заповѣдей Его, не заботятся о томъ, съ кѣмъ они дружатся, отъ кого и что слушаютъ, чѣмъ занимаются, – и изъ дѣтей ихъ образуются мало-по-малу сынове непріязненніи. Спитъ каждый легкомысленный и безпечный о душѣ своей человѣкъ, у котораго душа и сердце, какъ большая дорога, открыты для всѣхъ мимоходящихъ помысловъ и впечатлѣній, для всякаго пустословія и суесловія, для всѣхъ соблазновъ и увлеченій, которыя ищутъ всегда новыхъ и разнообразныхъ ощущеній, жаждутъ всегда новыхъ забавъ и развлеченій. Приходятъ такіе люди и въ храмъ Божій; но отсюда спѣшатъ въ мѣста забавъ и увеселеній. Присутствуютъ и при богослуженіи; а потомъ являются на какомъ-либо соблазнительномъ зрѣлищѣ. Участвуютъ вмѣстѣ съ другими въ молитвѣ; но тотчасъ же предаются потомъ удовольствіямъ чувственнымъ. Слушаютъ или читаютъ и Слово Божіе; а потомъ еще съ большею охотою читаютъ пустыя, растлѣвающія воображеніе книги, съ большимъ увлеченіемъ преклоняютъ слухъ свой къ бесѣдамъ празднословія и злословія, Дивно-ли, что въ сердцѣ такихъ людей не можетъ укорениться доброе сѣмя Слова Божія; что въ ихъ душу, не огражденную страхомъ Божіимъ, не стрегомую вниманіемъ къ себѣ съ молитвою, приходитъ діаволъ и вземлетъ Слово, а въ ней оставляетъ собственную нечистоту и скверну? Живое и сильное впечатлѣніе, заронившееся въ сердцѣ ихъ отъ слышанія Слова Божія, онъ старается подавить лживыми извиненіями и оправданіями, а потомъ замѣнить его другими увлекательными для чувственности нашей представленіями. И легкомысленные люди пріемлютъ сѣмена зла отъ лукаваго, предаются его волѣ и становятся пустыми плевелами на нивѣ Божіей. Слышитъ, наприм., человѣкъ слово Господне: ищите прежде царствія Божія и правды его; кая бо польза человѣку, аще пріобрящетъ міръ весь, душу же свою отщетитъ? (Мѳ. 6, 33; Марк. 8, 36) и не можетъ не сознавать всей непререкаемой его истины. А духъ лести внушаетъ ему: на свѣтѣ не такъ; нужнѣе всего ѣсть и пить, необходимѣе всего имѣть приличное состояніе, важнѣе всего стоять на ряду съ другими во всемъ. И человѣкъ вѣритъ лукавому, предается всѣмъ сердцемъ земнымъ заботамъ и попеченіямъ, и забываетъ о царствіи Божіемъ. Слышитъ человѣкъ слово Божіе: яко праведенъ Господь, и правды возлюби, правоты видѣ лице Его (Псал. 10, 7), не преселится къ Нему лукавнуяй, ниже пребудутъ беззаконницы предъ очима Его (Псал. 5, 5-6), и самъ сознаетъ во глубинѣ сердца своего, что высшее счастіе на землѣ быть праведнымъ во всемъ предъ Богомъ и человѣками. Но діаволъ внушаетъ ему: правдою не проживешь на свѣтѣ; голая правда всего непріятнѣе людямъ, съ нею наживешь себѣ враговъ и недоброжелателей; нужнѣе всего умѣнье жить съ людьми, искусство пріобрѣсть ихъ расположеніе, не потерять ничего въ ихъ мнѣніи. И вотъ, слушая совѣты лукаваго, человѣкъ кривитъ душею и сердцемъ, прилаживается къ страстямъ и прихотямъ человѣческимъ, продаетъ свою совѣсть изъ угожденія своему любочестію и корыстолюбію. Господь говоритъ намъ въ словѣ Своемъ: да оставитъ нечестивый пути своя, и да обратится ко Господу Богу, и помилованъ будетъ (Ис. 55, 7); аще ли не покаетеся, вси погибнете (Лук. 13, 3. 5). А діаволъ внушаетъ: Богъ, по милосердію Своему, не накажетъ строго за слабости человѣческія; еще будетъ время покаяться, обратиться, ко Господу. И легкомысленные люди вѣрятъ совѣтамъ лукаваго, отлагаютъ покаяніе со дня на день, и остаются безпечными и нераскаянными до смерти. Такъ приходитъ діаволъ и похищаетъ изъ сердца нашего доброе сѣмя, и сѣетъ въ душѣ нашей свои плевелы.

Теперь и пшеницѣ и плевеламъ долготерпѣніе Божіе попускаетъ роста вмѣстѣ до жатвы; но горе будетъ въ день жатвы тѣмъ, кои окажутся на судѣ Божіемъ не пшеницею доброю, собираемою въ небесную житницу, а пустыми плевелами, предназначенными къ сожженію. Тогда послетъ Сынъ человѣческій ангелы Своя, и соберутъ отъ царствія Его вся соблазны и творящихъ беззаконіе, и ввергнутъ ихъ въ пещь огненную: ту будетъ плачъ и скрежетъ зубомъ. Тогда праведницы просвѣтятся яко солнце во царствіи Отца ихъ. Имѣяй уши слышати, да слышитъ (Мѳ. 13, 41. 42. 43). Аминь.

 

Полное собраніе проповѣдей Димитрія, Архіепископа Херсонскаго и Одесскаго. Томъ 2. М. 1889. С. 298-308.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: