Священникъ Петръ Колосовскій – О страданіяхъ (Слово въ недѣлю предъ воздвиженіемъ Креста Господня).

Въ недѣлю предъ Воздвиженіемъ честнаго и животворящаго Креста Господня благовременно намъ, братіе, побесѣдовать о значеніи страданій для христіанина, – о томъ, какъ иные относятся къ страданіямъ и какъ къ нимъ должно относиться истинному христіанину.

Зачѣмъ скорби? Къ чему такъ щедро усѣянъ земной путь человѣка страданіями? Какъ примириться съ ними человѣку, въ душу котораго заложено стремленіе къ счастію? Вѣдь, если обратить вниманіе на наши потребности и стремленія, то мы склонны думать, что назначеніе наше въ счастьи, въ удовлетвореніи присущихъ намъ потребностей и стремленій; если-же станемъ провѣрять дѣйствительную жизнь, то можно подумать, что мы созданы на лишенія, скорби и смерть; окажется, что жизнь гораздо чаще является тяжелымъ бременемъ скорбей, чѣмъ свѣтлымъ праздникомъ радостей. Невозможно исчислить тѣхъ разнообразныхъ несчастій, изъ которыхъ слагается горькая участь нашего существованія! Болѣзни, смерть друзей и родныхъ, семейныя несчастія, неудачи по службѣ и въ частной жизни, клевета, безчестіе, попраніе другими правды и честности, собственная неудовлетворенность въ стремленіи къ истинному, доброму и прекрасному и т. п. обстоятельства приводятъ человѣка къ разочарованію и въ себѣ и во всемъ окружающемъ, къ мрачному взгяду на этотъ лучшій изъ міровъ. Отсюда мятежный ропотъ, недовольство человѣка своей судьбой, надѣлившей его неосуществляемыми стремленіями и обрекающей на страданія, которыя возникаютъ помимо воли и являются горькой насмѣшкой надъ стремленіемъ къ счастію, – зломъ, которое возмущаетъ душу. – Такой безотрадный взлядъ на міръ и существующія въ немъ отношенія составляетъ опасную болѣзнь вѣка, которая овладѣла многими умами, пустила глубокіе корни въ наше время и требуетъ серіознаго вниманія; ибо она приводитъ къ печальнымъ явленіямъ, вызываетъ такое отношеніе къ страданіямъ, которое не оправдывается съ христіанской точки зрѣнія.

Иныхъ мрачный взглядъ на міръ и жизнь доводитъ до холоднаго презрѣнія къ міру, до насильственной разлуки съ жизнью. Всѣмъ извѣстно, что самоубійство сдѣлалось нерѣдкостью въ наше время, а приняло характеръ эпидеміи. Примѣры заразительные! Но разрѣшается-ли самоубійствомъ вопросъ объ отношеніи къ страданіямъ? Самоубійство есть возстаніе противъ правъ Творца; оно противно природѣ человѣка, стремящагося къ жизни и вѣрующаго въ жизнь за гробомъ, свидѣтельствуетъ о безсиліи человѣка удовлетворительно разрѣшить вопросъ объ отношеніи къ страданіямѣ и есть только уклоненіе отъ разрѣшенія вопроса. Возбуждаетъ сожалѣніе, но болѣе ужасаетъ бездна отчаянія человѣка, не находящаго для себя твердой опоры жизни!

Другіе, въ виду постояннаго разлада дѣйствительности съ стремленіемъ къ счастію, набрасываются на, такъ называемыя, сильныя ощущенія, чтобы дать перевѣсъ удовольствіямъ надъ страданіями и забыть житейскія невзгоды. Часто, послѣ цѣлодневныхъ трудовъ, переутомленные топятъ горе въ одуряющемъ напиткѣ, въ необузданномъ разгулѣ и въ подобныхъ удовольствіяхъ. Но достигаютъ-ли они своей цѣли? Избѣгаютъ-ли страданій? – Удовольствія эти въ концѣ концовъ не доставляютъ счастья, а лишаютъ душевнаго мира и спокойствія, приводятъ къ пресыщенію, разочарованію, т. е. опять таки къ страданіямъ. А иногда привычка къ сильнымъ ощущеніямъ переходитъ въ порочную страсть, которая дѣлаетъ человѣка своимъ рабомъ и является для него самоубійствомъ только медленнымъ.

Наконецъ, есть и такіе, которые не признаютъ въ обстоятельствахъ жизни человѣческой – руки Промысла Божія, усвояютъ себѣ взглядъ на міръ, какъ на простое сцѣпленіе случайностей, на страданія смотрятъ какъ на неизбѣжное зло, переносятъ ихъ сами съ тупымъ отчаяніемъ и другихъ учатъ терпѣнію отчаянному. «Терпи охотно», говорятъ, «иначе невольно терпѣть будешь! Погибай великодушно, потому что все погибаетъ!». Горькое утѣшеніе! Развѣ горькая чаша можетъ сдѣлаться сладкою отъ соединенія съ моремъ той-же горечи, отъ мысли, что она менѣе горька быть не можетъ? Церковь Христова покланяется кресту, но славитъ и воскресеніе Спасителя своего, преклоняется предъ страданіями, но обѣщаетъ и отраду страдающей душѣ, признаетъ мракъ, насъ облегающій, но видитъ и свѣтъ великій, Свѣтъ Который во тьмѣ свѣтится, но тьма не можетъ Его обнятъ (Іоан. I. 5.) Терпѣніе-же отчаянное это – мракъ безпросвѣтный, – тяжесть невыносимая. Такъ мало можетъ человѣкъ усладить свою судьбу, если онъ не желаетъ знать тѣхъ утѣшеній, какія предлагаетъ Слово Божіе и ученіе Церкви христіанской!

Слово Божіе не отрицаетъ того, что міръ во злѣ лежитъ (1 Іоан. V. 19), – утверждаетъ, что многими скорбями подобаетъ намъ въ Царствіе Божіе внити (Дѣян. ХІV. 22). Такъ-же учатъ и отцы Церкви. Святой Григорій Богословъ убѣждаетъ «не пристращаться къ мірскимъ благамъ, такъ какъ нѣтъ добра для людей, къ которому-бы не примѣшивалось зло. Богатство не прочно, бѣдность – узы; власть – киченіе сновидца, быть въ подчиненіи тягостно; красота – кратковременный блескъ молніи, молодость – временное воскипѣніе, сила – достояніе и дикаго вепря; слава – воздухъ; пресыщеніе – нагло; супружество – ярмо; многочадіе – необходимая забота, безчадіе – болѣзнь, бездѣятельность разслабляетъ, воздѣлывать землю трудно. Смертнымъ все трудно! Все здѣшнее – смѣхъ, пухъ, прахъ, тѣнь, призракъ, сонъ, роса, паръ, волна, слѣдъ корабля, вѣтеръ, кругъ, вѣчно кружащійся, возобновляющій все подобное прежнему!» (Твор. св. Григорія Богослова, ч. 4, стр. 221). Вотъ къ какому разочарованію, полезному для нравственности, приходитъ святой отецъ и великій учитель церкви! Хотя несомнѣнно, что, наряду съ безчисленными скорбями, жизнь наша даетъ и высокія радости, и бываютъ моменты, когда небо открывается намъ уже здѣсь на землѣ, когда человѣкъ ощущаетъ то счастье, для котораго онъ и созданъ. И счастье это на всѣ времена неизмѣнно. Состояло оно и будетъ состоять въ удовлетвореніи присущихъ человѣку потребностей, но подъ однимъ неизмѣннымъ условіемъ – послушаніемъ волѣ Божіей, которая учитъ не давать перевѣса низшимъ чувственнымъ потребностямъ надъ духовными, ибо уклоненіе отъ послушанія сей благой волѣ Божіей послужило въ раю и всегда будетъ служить причиною страданій, отравляющихъ кратковременное существованіе человѣка на землѣ. Признавая страданія наказаніемъ за грѣхъ непослушанія, христіанское сознаніе должно примириться съ ними какъ съ необходимымъ проявленіемъ правосудія Божія и не считать ихъ ни насмѣшкой надъ человѣческой природой, ни возмутительнымъ зломъ. Страданія являлись бы зломъ безусловно возмутительнымъ, если бы они были ничѣмъ не заслужены. Но исторія грѣхопаденія прародителей и каждаго изъ насъ достаточно доказываетъ, что человѣчество страдаетъ далеко не безъ вины, и зло это заслуженное. Кого приводятъ въ ужасъ человѣческая страданія, тому слѣдуетъ обратить вниманіе и на человѣческую испорченность, порочность. И если-бы возможно было всѣ грѣхи міра сложить на одну чашку вѣсовъ, а міровыя бѣды на другую, то неизвѣстно еще, которая-бы изъ нихъ перевѣсила!.. Выть можетъ, между ними оказалось-бы и полное равновѣсіе и предъ всѣми оправдало-бы Себя вѣчное Правосудіе!.. Правда, по отношенію къ отдѣльнымъ личностямъ, мы замѣчаемъ иногда несоотвѣтствіе между степенью виновности и наказаніемъ. Одни, по-видимому, наказываются строго, а другіе съ большимъ снисхожденіемъ. Внѣшнее благополучіе достается людямъ не самой высокой нравственности, а страданія, наоборотъ, часто бываютъ удѣломъ людей добродѣтельныхъ. Намъ не вѣдомы ни сокровенные изгибы души человѣческой, ни тайны правосудія Божія, чтобы точно сказать, что извѣстный человѣкъ страдаетъ невинно, не по заслугамъ. Но мы видимъ руку Промысла Божія, Которая дѣйствительно посылаетъ страданія добродѣтельнымъ, какъ праведному Іову, или для укрѣпленія ихъ въ добродѣтели, или для поддержанія другихъ, для вразумленія и предупрежденія преступленій. Мы видимъ исключительный примѣръ безусловно неповинныхъ страданій Богочеловѣка, Который принялъ на Себя грѣхи и наказаніе всего міра, отъ яслей и до Голгоѳы терпѣлъ непостижимыя страданія и Своимъ послѣдователямъ оставилъ примѣръ, дабы мы шли по стопамъ Его (1 Петр. 2. 21). Для горячо любящаго сердца не бываетъ колебаній, когда приходится раздѣлить участь любимаго существа. Посему апостолъ Павелъ убѣждаетъ съ терпѣніемъ проходитъ предлежащее намъ поприще, взирая на Начальника и Совершителя вѣры, Іисуса (Евр. ХII, 23). Святой Апостолъ считаетъ страданія не карательнымъ только средствомъ, но и воспитательнымъ, содѣйствующимъ христіанскому совершенствованію и, слѣдовательно, проявленіемъ любви Божіей, пекущейся о нашемъ спасеніи. Мы видимъ воочію величайшее чудо Премудрости Божіей, Которая страданія изъ необходимаго слѣдствія грѣха обращаетъ въ орудіе спасенія, въ средство противъ того-же грѣха. Здѣсь удовлетворяется и правосудіе Божіе и проявляется Его безграничная любовь къ людямъ, здѣсь милость и истина срѣтостася, правда и миръ облабызастася (Пс. 84. 12).

Всѣ упомянутыя страданія, возникающія помимо воли человѣка, имѣютъ воспитательное значеніе для того, кто терпѣливо переноситъ въ семъ житейскомъ морѣ бурю несчастій съ вѣрою и убѣжденіемъ, что пристанетъ-же онъ наконецъ къ тихой пристани, гдѣ нѣтъ ни болѣзни, ни печали и воздыханія. Такое убѣжденіе низводитъ въ душу миръ и спокойствіе и наполняетъ ее предъощущеніемъ свѣтлаго блаженства райскаго. Въ особенности-же благотворное воспитательное значеніе имѣютъ страданія добровольныя, возникающія при стремленіи человѣка къ самоисправленію и самосовершенствованію, когда человѣкъ борется съ дурными привычками, мало-по-малу ихъ ослабляетъ, пока съ корнемъ не вырветъ ихъ и очиститъ въ душѣ своей мѣсто для посѣва добродѣтелей, противоположныхъ прежнимъ порокамъ: плотоугодіе замѣняетъ воздержаніемъ, гнѣвъ – кротостію, ненависть – любовію, скупость – щедростію и т. д. Подвигъ самосовершенствованія сопровождается страданіями особенно сильными въ началѣ. Начнешь вырывать страсть – и больно. За то спасительно! Не будешь вырывать, тоже будетъ больно и при томъ пагубно. Первый шагъ трудноватъ, какъ первая рѣшимость на борьбу, а потомъ, что ни схватка въ борьбѣ, все легче и легче. Ревность сильнѣе разгорается и умѣнье одолѣвать увеличивается. Корень горекъ, но плоды его сладки: Иго становится благимъ и бремя легкимъ (Мѳ. XI. 30).

Вотъ почему въ христіанствѣ великимъ почетомъ пользуется святой крестъ! Это – символъ страданій и орудіе нашего спасенія! Это знамя христіанства и въ немъ наша слава! Онъ встрѣчаетъ насъ при крещеніи, возлагается на грудь и сопутствуетъ насъ всю жизнь, онъ-же стоитъ и на нашей могилѣ. Онъ вѣнчаетъ корону нашихъ Государей. Высоко надъ землею красуется онъ и на святыхъ нашихъ храмахъ подъ голубымъ сводомъ неба и всѣмъ указываетъ, что не на землѣ, а на небѣ наше отечество. Не ложно обѣщаніе Спасителя нашего: идѣже есмь Азъ, ту и слуга Мой будетъ (Іоан. XII, 26). Аминь.

 

Свящ. Петръ Колосовскій.

 

«Кіевскія Епархіальныя Вѣдомости». 1898. № 17. Ч. Неофф. C. 719-726.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: