Священникъ Александръ Яблонскій – Поучительная черты изъ жизни библейскихъ женщинъ.

Кто найдетъ добродѣтельную жену?

– Цѣна ея выше жемчуговъ (Прит. XXXI, 10).

 

Нравственныя качества женщины, какъ извѣстно, имѣютъ далеко небезразличное значеніе какъ въ частной жизни человѣка, такъ и въ жизни даннаго общества. Такъ, напр., отъ хорошей и добродѣтельной женщины зависитъ не только внѣшній порядокъ въ домѣ, но и вообще счастіе и благополучіе семейной жизни; будучи же первою и непосредственною воспитательницею своихъ дѣтей, женщина такъ или иначе вліяетъ на судьбу своего потомства; а иногда даетъ направленіе даже исторіи цѣлаго народа, какъ это можно видѣть изъ нѣкоторыхъ историческихъ событій народа Іудейскаго (Суд. IV; Іудиѳь, Есѳпрь). Кромѣ этого, изъ Библіи видно также, что иныя благочестивыя и праведныя жены принимали живое и близкое участіе и въ исторіи домостроительства Божія о спасеніи людей; каковое участіе завершилось, наконецъ, тѣмъ всемірнымъ событіемъ, когда Пресвятая Дѣва, благословенная въ женахъ (Лк. I, 28), послужила тайнѣ воплощенія отъ Нея Сына Божія, сшедшаго съ небесъ для спасенія міра. Но семья есть по преимуществу та среда, гдѣ присутствіе женщины необходимо, и вліяніе ея незамѣнимо. Вотъ почему и въ настоящее время, когда въ лучшей части православнаго русскаго общества стала проявляться усиленная забота дать доброе нравственно-воспитательное направленіе современному отрочеству и юношеству, большія надежды въ этомъ отношеніи возлагаются также на женщину, которая самой природой призвана быть первою сѣятельницей вѣры, добра и правды въ умахъ и сердцахъ своихъ дѣтей... Но для того, чтобы достойно стоять на высотѣ своего призванія, женщина сама должна быть вполнѣ проникнута сознаніемъ своего надлежащаго положенія въ семьѣ и обществѣ, а главное – сознаніемъ необходимости преуспѣвать въ тѣхъ добродѣтеляхъ, которыя въ особенности приличны женскому полу.

Какія именно сіи добродѣтели, укажемъ на это болѣе выдающимися примѣрами изъ жизни библейскихъ женщинъ.

И въ виду этого, прежде всего остановимъ свое вниманіе на женахъ трехъ великихъ еврейскихъ патріарховъ – Авраама, Исаака и Іакова. Правда, библейское повѣствованіе, передавая довольно подробно жизнь этихъ патріарховъ, касается женъ ихъ лишь настолько, насколько это необходимо для исторіи происхожденія избраннаго народа Божія; и посему, на основаніи библейско-историческаго разсказа объ означенныхъ патріархахъ, трудно представить себѣ цѣльный нравственный образъ каждой изъ женъ ихъ въ отдѣльности, т. е. Сарры и Ревекки, а также – Ліи и Рахили. Но уже то обстоятельство, что вся жизнь патріарховъ – Авраама, Исаака и Іакова слагалась подъ непосредственнымъ водительствомъ Божіимъ, причемъ самыя жены выбирались ими по указанію Божію и изъ благочестивой среды (Быт. XXIV; XXVIII), а также и тѣ знаки милости и благоволенія, которые Богъ оказывалъ не только самимъ патріархамъ, но и женамъ ихъ (Быт. XII, 17; XVI, 9; XVII, 15-19; XVIII, 10-14; XX, 1-7; ХХІ, 1-2. 12; XXVII; XXVIII, 1-4, XXIX, 31; XXX, 22-23), свидѣтельствуютъ, что Сарра, Ревекка и Лія съ Рахилью, по своимъ – вѣрѣ, благочестію и качествамъ нравственнымъ, вполнѣ соотвѣтствовали достоинствамъ своихъ праведныхъ мужей.

Въ частности, выдающимися чертами означенныхъ женщиеъ были слѣдующія: во первыхъ, отличительныя добрыя черты Сарры усматриваются въ ея кротости и покорности своему мужу, котораго она называла своимъ господиномъ (Быт. XVIII, 12); каковыя добродѣтели жены Авраамовой св. апостолъ Петръ поставляетъ на видъ и христіанскимъ женщинамъ, когда убѣждаетъ ихъ также повиноваться своимъ мужьямъ и располагать ихъ въ себѣ чистымъ и богобоязненнымъ житіемъ, – украшать себя не внѣшнимъ плетеніемъ волосъ, не золотыми уборами, или нарядностью въ одеждѣ, но скромностію, кротостію и молчаливостію: что составляетъ украшеніе нетлѣнное, драгоцѣнное предъ Богомъ. «Такъ нѣкогда и святыя жены, – говорить Апостолъ, – уповающія на Бога, украшали себя, повинуясь своимъ мужьямъ. Такъ Сарра повиновалась Аврааму, называя его господиномъ. Вы дѣти ея, если дѣлаете добро и не смущаетесь ни отъ какого страха» (1 Петр. III, 1-16).

Далѣе, украшеніемъ Ревекки еще въ дѣвицахъ служили – доброта сердца, привѣтливость и благовоспитанность, – что можно видѣть изъ исторіи женитьбы Исаака (Быт. XXIV). «Вотъ я стою у источника воды (близъ г. Харрана), – молился рабъ Авраамовъ Богу, – куда дочери жителей города выходятъ черпать воду; пусть та дѣвица, которой я скажу: «наклони кувшинъ твой, я напьюсь», и которая скажетъ мнѣ: «пей, я и верблюдамъ твоимъ дамъ пить», – пусть эта дѣвица будетъ назначенная Тобою рабу Твоему Исааку». Молился же такъ потому, что та дѣвица, которая исполнила бы по его желанію, высказанному въ этой молитвѣ, обнаружила бы въ себѣ тѣ вышеозначенныя нравственныя качества, которыя составляютъ истинную, неувядаемую красоту женщины (Прит. XXXI, 10-30), и мужъ ея выходилъ бы изъ ряда сыновъ человѣческихъ (Сир. XXXVI, 25), какъ получившій благодать отъ Господа (Прит. XVIII, 22)... И вотъ, еще не пересталъ онъ говорить въ умѣ своемъ, какъ сошла къ источнику и почерпнула воды Ревекка, – дѣвица прекрасная видомъ, которой не позналъ мужъ (Быт. XXIV, 16). На просьбу раба Авраамова – «дать ему напиться», Ревекка тотчасъ наклонила ему свой кувшинъ и сказала:

– «Пей, господинъ мой, я стану черпать и верблюдамъ твоимъ, пока не напьются всѣ»...

И напоила его верблюдовъ; такъ что человѣкъ тотъ смотрѣлъ на нее съ изумленіемъ въ молчаніи. Когда же онъ спросилъ у Ревекки: – чья ты дочь, и есть ли въ домѣ отца твоего мѣсто намъ ночевать? – то сердце его наполнилось совершенною радостію, ибо онъ услышалъ отъ Ревекки слѣдующій благознаменательный отвѣтъ:

– «Я дочь Ваѳуила, сына Нахора (брата Авраама); у насъ много соломы и корму, и есть мѣсто для ночлега».

И, преклонивъ колѣна, рабъ Авраамовъ возблагодарилъ Господа, видя, что Самъ Богъ указалъ ему достойную невѣсту для Исаака изъ родственнаго ему благочестиваго семейства (17-27)... Впослѣдствіи, какъ извѣстно, Ревекка оказалась и достойною супругою, черезъ которую утвердилось благословеніе Божіе на потомствѣ Исаака (Быт. XXVII-XXVIII).

Что же касается, наконецъ, женъ Іакова – Ліи и Рахили, то выдающеюся добрадѣтелью означенныхъ женщинъ должно признать ихъ миролюбіе, по которому онѣ не допускали между собою какихъ-либо ссоръ, или несогласія: и этимъ самымъ поддерживали счастіе и довольство въ семействѣ Іакова. Между тѣмъ, эти двѣ родныя сестры имѣли поводъ къ нарушенію семейнаго мира, будучи женами одного человѣка. Такъ, Лія, какъ имѣвшая слабое зрѣніе, не совсѣмъ любима была мужемъ: ибо Іаковъ больше любилъ Рахиль, красивую станомъ и лицомъ (Быт. XXIX, 17-18. 30-31). Но что же? – Лія переносила таковое свое положеаіе съ кротостію и терпѣніемъ и не питала зависти въ своей младшей сестрѣ (XXIX, 32-35); изъ библейскаго разсказа не видно также, чтобы и Рахиль, въ свою очередь, внѣшнее свое превосходство въ глазахъ мужа употребляла во вредъ Ліи, или превозвосилась надъ нею; напротивъ – бывала иногда даже уступчива по отношенію къ старшей сестрѣ (XXX, 15). Посему и сказано въ Библіи, что Лія и Рахиль устроили домъ Израилевъ (Руѳ. IV, 11)... И какимъ прекраснымъ урокомъ въ этомъ отношеніи онѣ служатъ вообще тѣмъ женщинамъ, которыя не умѣютъ жить мирно въ одномъ семействѣ! Напримѣръ: какъ часто нынче можно видѣть, что жены живущихъ вмѣстѣ родныхъ братьевъ, взаимными ссорами и завистію, вносятъ въ семейство разладъ, который лишаетъ таковое семейство благословенія Божія (Пс. СХХХІІ), разрушаетъ матеріальное его благополучіе и ведетъ – вообще – къ различнымъ прискорбнымъ явленіямъ обыденной жизни... За то Лія и Рахиль – обѣ были достойно возвеличены Богомъ въ судьбѣ ихъ благословеннаго потомства: одинъ изъ сыновей Ліи – Іуда сдѣлался родоначальникомъ Іудейскихъ царей и вождей и, наконецъ, Самого Спасителя (Быт. XLIX, 10; Мѳ. 1,1-16); а Іосифъ, сынъ Рахили, послужилъ орудіемъ Промысла Божія къ сохраненію и умноженію избраннаго народа Израильскаго (Быт. XLV, 5-8)... «Се тако благословится человѣкъ, бояйся Господа» (Пс. СХХVII, 4).

Таковы тѣ немногія нравственныя черты, которыя священнымъ писаніемъ отмѣчаются въ жизни Сарры, Ревекки и Ліи съ Рахилью, – этихъ богоизбранныхъ родоначальницъ священнаго народа. Но и по указаннымъ немногимъ, но сильнымъ чертамъ можно съ увѣренностію заключить, что Авраамъ, Исаакъ и Іаковъ въ своей семейной жизни были счастливѣйшими изъ мужей. Ибо Слово Божіе говоритъ: «счастливъ мужъ доброй жены, и число дней его сугубое. Жена добродѣтельная радуетъ своею мужа и лѣта его исполнитъ миромъ (Сир. XXVI, 1-2). Кроткая жена – даръ Господа, и нѣть цѣны благовоспитанной душѣ. Благодать на благодать – жена стыдливая (ст. 17-18). Добрая жена – счастливая доля: она дается въ удѣлъ боящимся Господа» (ст. 3).

Между тѣмъ, какъ въ лицѣ Сусанны усматривается образецъ жены, до самоотверженія охраняющей цѣлость супружескаго союза и дорожащей честію своего мужа, въ лицѣ другой библейской женщины, но имени Іудиѳи, мы видимъ не менѣе высокій примѣръ – вѣрности своему мужу даже по смерти его. Іудиѳь, происходившая изъ колѣна Симеонова, была жительницей Іудейскаго города Ветилуи; исторія Іудиѳи разсказана въ книгѣ того же имени. Мужъ Іудиѳи – Манассія, изъ одного съ нею колѣна и племени, умеръ внезапно, пораженный солнечнымъ ударомъ во время жатвы ячменя (Іудиѳ. VIII, 2). Отъ умершаго мужа осталось Іудиѳи во владѣніе большое богатство: золото и серебро, слуги и служанки, скотъ и поля. При этомъ сама она была красива видомъ и весьма привлекательна взоромъ; въ нравственномъ же отношеніи всѣ знали ее за женщину богобоязненную и благочестивую, разумную и мудрую и съ добрымъ расположеніемъ сердца.

Такимъ образомъ, были всѣ поводы къ тому, чтобы Іудиѳь снова могла выйти замужъ, ибо много было желающихъ жениться на ней (VIII, 7-8. 28-29. 31; XVI, 22). Если бы она и поступила такъ, то ее было бы тутъ грѣха. Но Іудиѳь рѣшилась взять на себя тотъ добровольный подвигъ воздержанія, который впослѣдствіи одобрялъ апостолъ Павелъ (1 Кор. VII, 8. 40), и о которомъ Самъ Спаситель говорилъ: «могій вмѣстити, да вмѣститъ» (Мѳ. XIX, 12). И, изъ благоговѣйной памяти къ своему покойному мужу, она не захотѣла послѣ него съ кѣмъ-либо другимъ раздѣлать супружескую любовь: «многіе желали ея, – говорится въ Библіи, – но мужчина не позналъ ея во всѣ дни ея жизни съ того дня, какъ мужъ ея Манассія умеръ и приложился къ народу своему» (Іудиѳ. XVI, 2). При этомъ выдающимися чертами образа жизни во всѣ дни вдовства ея были благочестивыя упражненія въ постѣ и молитвѣ (VIII, 6. 31)... Что же касается христіанскихъ женщинъ, то изъ нихъ въ лицѣ Іудиѳи увидятъ для себя ободряющій примѣръ тѣ благоговѣйныя вдовицы, которыя подвизаются добрымъ подвигомъ «истинныхъ вдовицъ». Христіанскій смыслъ понятія объ «истинной вдовицѣ», по ученію св. апостола Павла, таковъ: «истинная вдовица... надѣется на Бога и пребываетъ въ моленіяхъ и молитвахъ день и ночь (1 Тим. V, 5); она не сластолюбива, не праздна, не разсѣянна, не болтлива, не любопытна, не говоритъ, чего не должно (ст. 6. 13); она имѣетъ преимущественную ревность къ дѣламъ милосердія и благотворенія (ст. 10); хотя ей и не запрещается снова выйти замужъ, но она блаженнѣе, если останется такъ, т. е. послѣдуетъ совѣту безбрачія» (1 Кор. VII, 8-9. 39-40).

Но, приводя далѣе примѣры изъ ветхозавѣтныхъ библейскихъ событій, укажемъ и еще на одну достопримѣчательную женщину въ средѣ Іудейскаго народа. Это – святая и праведная Соломонія, мать св. седми мучениковъ Маккавеевъ, – которая также заслуживаетъ благоговѣйнаго вниманія и достойнаго подражанія, именно – какъ примѣрная матъ, воспитавшая дѣтей своихъ въ строгихъ правилахъ вѣры и благочестія. Преданность святой вѣрѣ такъ сильно была развита благочестивою Соломоніею въ сердцахъ ея дѣтей, что всѣ они, несмотря на требованія и угрозы гонителей, рѣшились лучше перенести самыя жестокія мученія и принять даже смерть, нежели измѣнить богопреданнымъ законамъ истинной вѣры.

И дѣйствительно, всѣ семь братьевъ Маккавеевъ, какъ извѣстно, одинъ за другимъ, закончили жизнь свою подвигомъ мученическихъ, показавъ при этомъ самую безграничную любовь къ своей матери и послушаніе ея священнымъ завѣтамъ, ибо на сей подвигъ во имя Божіе воодушевляла ихъ сама Соломонін. Посему и историкъ, описывая страданія св. мучениковъ Маккавеевъ (2 Макк. VII), между прочимъ, замѣчаетъ: «наиболѣе же достойна удивленія и славной памяти мать, которая, видя, какъ семь ея сыновей умерщвлены въ теченіе одного дня, благодушно переносила это въ надеждѣ на Господа. Исполненная доблестныхъ чувствъ и укрѣпляя женское разсужденіе мужескимъ духомъ, она поощряла каждаго изъ нихъ и вотъ что, напр., говорила (ст. 28-29) самому младшему изъ своихъ сыновей:

– Умоляю тебя, дитя мое, посмотри на небо и землю и, видя все, что въ нихъ, познай, что все сотворилъ Богъ изъ ничего, и что такъ произошелъ и родъ человѣческій, Не страшись этого убійцы (царя Антіоха), но будь достойнымъ братьевъ твоихъ и прими смерть, чтобы я, но милости Божіей, опять пріобрѣла тебя съ братьями твоими».

Такъ праведная Соломонія, побѣждая въ себѣ естественныя чувства материнской любви, при видѣ всѣхъ ужасовъ мученической кончины своихъ дѣтей, не переставала внушать имъ первую и главную заповѣдь Закона Божія: «люби Господи Бога твоего всѣмъ сердцемъ твоимъ и всею душею твоею и всѣми силами твоими. И да будутъ слова сіи... въ сердцѣ твоемъ и въ душѣ твоей. И внушай ихъ дѣтямъ твоимъ и говори объ нихъ – сидя въ домѣ твоемъ, и идя дорогою, и ложась, и вставая» (Второз. VI, 5-7). И въ этомъ отношеніи примѣръ благочестивой матери Маккавеевъ небезполезно имѣть въ виду тѣмъ женщинамъ-матерямъ, которыя желаютъ дать доброе нравственно-восиитательное направленіе своимъ дѣтямъ. Ибо только воспитаніе дѣтей на строго-религіозныхъ началахъ дѣлаетъ ихъ нравственно-устойчивыми въ жизни и поведеніи.

Указаніемъ вышеозначенной черты изъ жизни Соломоніи мы заканчиваемъ рядъ достоподражаемыхъ примѣровъ изъ лика праведныхъ женъ ветхаго завѣта. Переходя затѣмъ къ изображенію жизни нѣкоторыхъ новозавѣтныхъ библейскихъ женщинъ, прежде всего упомянемъ о тѣхъ богоизбранныхъ женахъ, которыхъ жизнь проходила, – если можно такъ сказать, – на рубежѣ двухъ завѣтовъ – ветхаго и новаго. Таковы суть: 1) святая и праведная Анна, которая, вмѣстѣ съ мужемъ своимъ Іоакимомъ, по свидѣтельству преданія, вся была проникнута духомъ благоговѣйной любви къ Богу и милосердія къ ближнимъ[1], и которая будучи неплодною, благодаря пламеннымъ молитвамъ, уже въ преклонныхъ лѣтахъ, сподобилась родить благодатную дщерь, Пресвятую Дѣву Марію; 2) св. Елисавета (жена священника Захаріи), о которой извѣстно изъ Евангелія, что она была праведна предъ Богомъ, ходящи во всѣхъ заповѣдехъ и оправданіихъ Господнихъ безпорочна (Лк. 1, 6), – за что и удостоилась великой чести – рожденія отъ нея славнаго Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Іоанна; и 3) св. Пророчица Анна, послѣ семилѣтняго супружества, всю остальную жизнь свою посвятившая Богу, – ибо она не отходила отъ храма и постомъ и молитвою служила Богу день и нощь, – и уже на закатѣ дней своихъ (лѣтъ восьмидесяти четырехъ) узрѣвшая, наконецъ, пришедшаго въ міръ Спасителя (Лк. II, 36-38).

Изъ исторіи новозавѣтнаго общества вѣрующихъ можно было бы указать настолько болѣе – примѣровъ высокодобродѣтельной и святой жизни во Христѣ, – между прочимъ – и изъ среды женщинъ: насколько новый завѣтъ, утвержденный на лучшихъ обѣтованіяхъ (Евр. VIII, 6-7), превосходнѣе ветхаго, имѣвшаго только тѣнь будущихъ благъ (Евр. X, 1). Но мы, въ предлагаемыхъ очеркахъ, ограничимся извлеченіемъ поучительныхъ чертъ изъ жизни лишь тѣхъ женщинъ, о которыхъ повѣствуютъ въ своихъ писаніяхъ св. Апостолы и Евангелисты, а именно: обитательницъ Виѳаніи – Марѳы и Маріи, св. женъ мѵроносицъ, святыя и праведныя Тавиѳы и, наконецъ, благословеннѣйшей въ женахъ – Пресвятыя Дѣвы Маріи; ибо жизнь послѣдующихъ праведныхъ женъ христіанскихъ слагалась по образцу того высокаго идеала женщины, который начертанъ въ Библіи и изображенъ въ отдѣльныхъ, извѣстныхъ намъ, живыхъ примѣрахъ.

Извѣстно, что Господь Іисусъ Христосъ, во время Своей земной жизни, нерѣдко посѣщалъ благочестивое Виѳанское семейство, состоявшее изъ трехъ человѣкъ: друга Христова – Лазаря и двухъ сестеръ Лазаря – Марѳы и Маріи. Союзъ взаимной любви, соединявшій этихъ трехъ лицъ, полагалъ на это святое семейство особенную печать мира и тишины; почему и Христу Спасителю отрадно было уединяться въ эту мирную обитель, для отдохновенія отъ дѣлъ Своего искупительнаго служенія роду человѣческому и для душевнаго успокоенія отъ преслѣдовавшихъ Его злобы и коварства Его враговъ. Поистинѣ, исполнялось здѣсь изреченіе Господа Іисуса: «аще кто любитъ Мя.... къ нему пріидема и обитель у него сотворима» (Іоан. XIV, 23). И дѣйствительно, Марѳа и Марія всегда съ любовію и радостію встрѣчали и принимали Іисуса Христа въ своемъ домѣ, хотя и различно выражали свою радость, именно: «Марѳа молвяше о мнозѣ службѣ», т. е. усиленно занималась домашними приготовленіями для пріема дорогого гостя. «Марія же, сѣдши при ногу Іисусову, слышаше слово Его» (Лк. X, 39-40), – назидаясь Его божественнымъ ученіемъ. При этомъ въ св Евангеліи весьма яркими чертами изображается та глубокая и сильная вѣра, которую Марѳа и Марія имѣли къ Іисусу Христу, какъ великому Чудотворцу, обѣщанному Спасителю и Сыну Божію. Такъ, когда Лазарь заболѣлъ, сестры его послали Іисусу Христу о семъ нарочитое извѣстіе, въ которомъ, вмѣстѣ съ скорбію о болящемъ братѣ, слышится и надежда на возможность чудеснаго исцѣленія его Іисусомъ Христомъ: «Господи, вотъ, котораго Ты любишь, болитъ» (Іоан. XI)... Затѣмъ, когда Іисусъ Христосъ уже на четвертый день по смерти Лазаря прибылъ въ Виѳанію, то Марѳа встрѣтила Его съ такими словами:

– «Господи! если бы Ты былъ здѣсь, не умеръ бы братъ мой. Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, дастъ Тебѣ Богъ».

Іисусъ говоритъ ей:

– «Воскреснетъ братъ твой».

Марѳа сказала Ему:

– «Знаю, что воскреснетъ въ воскресеніе, въ послѣдній день».

Іисусъ сказалъ ей:

– «Я есмь воскресеніе и жизнь; вѣрующій въ Меня, если и умретъ, оживетъ. И всякій живущій и вѣрующій въ Меня не умретъ во вѣкъ. Вѣришь ли сему?».

Она говоритъ Ему:

– «Такъ, Господи! я вѣрую, что Ты – Христосъ, Сынъ Божій, грядущій въ міръ».

Такую же сильную вѣру высказала и Марія, которая, упавши къ ногамъ Іисуса Христа и проливая горькія слезы о любимомъ братѣ, только и могла произнести:

– «Господи! если бы Ты былъ здѣсь, не умеръ бы братъ мой»...

И такая искренняя и сердечная вѣра въ Іисуса Христа, какъ извѣстно, не осталась напрасною. Господь оказалъ особенную Свою милость Марѳѣ и Маріи и совершилъ у нихъ одно изъ самыхъ дивныхъ чудесь Своихъ, воскресивъ Лазаря, уже четверодневнаго, – когда и самое тѣло его начало уже предаваться тлѣнію.

Кромѣ исключительной преданности Іисусу Христу, Марѳа и Марія, какъ это можно видѣть изъ Евангельскихъ повѣствованій, были и вообще женщины общительныя и гостепріимныя. Такъ, когда Христосъ Спаситель, по смерти Лазаря, пришелъ въ Виѳанію, то засталъ въ домѣ Марѳы и Маріи многихъ іудеевъ, пришедшихъ утѣшать ихъ въ печали объ умершемъ братѣ (Іоан. XI, 19); за шесть дней до Пасхи Виѳанское семейство устроило у себя въ честь Божественнаго Чудотворца вечерю, на которой вмѣстѣ съ Нимь присутствовяли и другіе гости (Іоан. XII, 1-2); слишкомъ же усердная хлопотливость Марѳы въ качествѣ гостепріимной хозяйки дома послужила даже однажды Іисусу Христу поводомъ высказать ученіе о томъ, что забота объ утоленіи духовной жажды Словомъ Божіимъ выше, нежели забота объ удовлетвореніи тѣлесныхъ потребностей: «Марѳа'! Марѳа! ты заботишься и суетишься о многомъ; а одно только нужно. Марія же (слушающая Мое ученіе) избрала благую часть, которая не отнимется отъ нея» (Лк. X, 41-42). Впрочемъ, послѣднія слова отнюдь не были осужденіемъ усерднаго гостепріимства Марѳы; они были только отвѣтомъ на извѣстную укоризну, высказанную ею относительно своей сестры (ст. 40)... На самомъ же дѣлѣ, добродѣтель гостепріимства, которая еще въ ветхомъ завѣтѣ освящена была явленіемъ Тріединаго Бога гостепріимному Аврааму (Быт. XVIII, 1-8), и которою нерѣдко, во время Своей земной жизни, пользовался и Самъ Спаситель, есть добродѣтель преимущественно свойственная женскому полу. И въ лицахъ женскаго пола, – можно сказать, – она пріобрѣтаетъ особенную красоту. Какъ бы ни былъ гостепріименъ хозяинъ дома, но пребываніе у него гостя не можетъ быть вполнѣ пріятнымъ, если онъ замѣчаетъ холодность и непривѣтливость въ хозяйкѣ. А такъ какъ взаимное гостепріимство служитъ нерѣдко къ сохраненію и утвержденію хорошихъ отношеній между родными и знакомыми, то посему и полезно женщинамъ-хозяйкамъ подражать примѣру гостепріимныхъ Марѳы и Маріи.

Въ то время какъ Марѳа и Марія, оказывая благодушный пріемъ Іисусу Христу въ своемъ домѣ, этимъ самымъ пріобщали нѣкоторыя отрадныя минуты къ скорбной, вообще, жизни Сына Человѣческаго, «не имѣвшаго, гдѣ главу подклонити» (Лк. IX, 58), и частію облегчали Ему совершеніе самаго дѣла спасенія людей; другія женщины, – такъ называемыя жены мѵроносицы, – взяли на себя болѣе высшій подвигъ – раздѣлять съ Спасителемъ, по мѣрѣ силъ и возможности, тяжесть принятыхъ Имъ на Себя трудовъ, радоваться Его радостями, скорбѣть Его скорбями. Женщины эти были: Марія Магдалина, Іоанна, жена Хузы, домоправителя Иродова. Сусанна, Марія, мать Іакова и Іосіи, Марія Клеопова, Саломія и многія другія (Мѳ. ХХVIIІ, 56. 61; Мр. XV. 40-41; Лк. VIII, 2-3; Іоан. XIX, 25; и др.). Призвавъ Апостоловъ быть постоянными Своими спутниками и сотрудниками въ дѣлахъ и ученіи (Мѳ. IV, 18-22; X, 1-4; Мр. III, 13-19; Лк. V, 10-11), Іисусъ Христосъ не приглашалъ идти за Собою означенныхъ и другихъ, подобныхъ имъ, женщинъ. Но онѣ сами, по теплотѣ своихъ сердецъ и по силѣ вѣры во Христа, которая не замедлила проявиться въ дѣлахъ любви, добровольно оставили свои дома и внѣшнія удобства жизни и послѣдовали за Христомъ, подвергая себя всякимъ непріятнымъ случайностямъ и радуясь, что могутъ служить Ему хоть чѣмъ-нибудь. И дѣйствительно, служили Ему и Апостоламъ отъ своихъ имѣній (Лк. VIII, 3), т. е. изъ имѣвшихся у нихъ средствъ помогай въ содержаніи Божественному учителю и ученикамъ Его. Такой добровольный подвигъ самоотверженія вполнѣ соотвѣтствовалъ словамъ Спасителя: «иже хощетъ по Мнѣ ити, да отвержется себе, и возметъ крестъ свой, и по Мнѣ грядетъ» (Мр. VIII, 34; Лк. IX, 23)... Тѣ изъ женщинъ, которыя, кромѣ исполненія общихъ христіанскихъ обязанностей, рѣшаются достигать спасенія высшимъ совершеннѣйшимъ путемъ самоотверженія, т. е. посредствомъ извѣстныхъ, данныхъ Богу, обѣтовъ (безбрачія, отреченія отъ своей воли и полной нестяжательности). избираютъ себѣ самый узкій и тернистый путь въ царствіе Божіе. Но таковыя пусть одушевляются на семъ пути примѣромъ св. богомудрыхъ женъ мѵроносицъ! А также пусть не забываютъ и неложное обѣтованіе Господа Іисуса Христа: «всякій, кто оставитъ домы, или братьевъ, или сестеръ, или отца, или мать, или жену, или дѣтей, или земли, ради имени Моего, получитъ во сто кратъ и наслѣдуетъ жизнь вѣчную» (Мѳ. XIX, 29).

Но самую трогательную и умилительную картину представляетъ собою участіе св. женъ мѵроносицъ въ исторіи страданій Спасителя. Тутъ наиболѣе становится понятною вся полнота любви и состраданія ихъ къ божественному Страдальцу. Именно: послѣ того какъ Іисусъ Христосъ, вися на крестѣ, исполнилъ сыновнюю обязанность въ отношеніи къ Своей Пречистой Матери, поручивъ Ее, вмѣсто Себя, попеченію возлюбленнаго ученика Своего Іоанна Богослова (Іоан. XIX, 25-27), ученикъ сей тотчасъ взялъ Ее къ себѣ въ домъ. Какъ видно, дальнѣйшее присутствованіе при страданіяхъ умирающаго Сына сдѣлалось невыносимымъ даже для Богоматери: и вотъ, самыя близкія и родныя сердца оставили Іисуса умирать на крестѣ одного!.. Мало этого: въ девятомъ часу (по нашему счету, въ третьемъ часу пополудни) крестныя страданія Христа Спасителя достигли такой крайней степени, что Онъ чувствовалъ Себя оставленнымъ даже Отцемъ Небеснымъ и воскликнулъ: «Боже Мой! Боже Мой! почто Ты Меня оставилъ» (Mѳ. XXVII, 46: Мр. XV, 34)!.. Кто же въ эти тяжкія минуты не оставилъ Христа? – Не оставили Его св. жены мѵроносицы! «Стояли у креста, – пишетъ Евангелистъ, – смотря на крестъ издалеча: Марія Магдалина, Марія, мать Іакова и Іосіи, и Саломія, которыя, когда Онъ былъ въ Галилеѣ, ходили вслѣдъ Его и служили Ему, и иныя многія, вмѣстѣ съ Нимъ пришедшія въ Іерусалимъ» (Мр. XV, 40-41). Стояли издалеча, безъ сомнѣнія, изъ-за толпы, съ ненавистнымъ, кровожаднымъ любопытствомъ тѣснившейся у креста; стояли и смотрѣли, т. е., уснокоивали своими любящими взорами потухающій взоръ Богочеловѣка. Нѣкоторыя изъ сихъ сострадательныхъ женщинъ принимали участіе и въ погребеніи Спасителя. Такъ, Марія Магдалина и Марія Іосіева «зрястѣ, гдѣ Его полагаху» (Мр. XV, 47). И даже послѣ того, какъ самъ Іосифъ Аримаѳейскій, предавъ тѣло Христово благочестному погребенію, отыде отъ гроба, тутъ, т. е. у гроба Спасителя остались – таже Марія Магдалина и таже Марія Іосіева, сѣдящѣ прямо гроба (Мѳ. XXVII, 60-61) и, – разумѣется, – горько оплакивая Божественнаго Мертвеца... Во исполненіе же обычая погребальнаго, какъ сіи, такъ и оныя прочія христолюбивыя жены принесли ко гробу Христа и вещественный даръ любви – благоуханное мѵро; отъ чего получили и самое сіе, достойно ублажаемое св. церковію, названіе мѵроносицъ. За то и не осталась безъ награды сія премногая любовь ко Христу! Ибо святыя и богомудрыя жены мѵроносицы первыя утѣшены были отъ ангеловъ всерадостною вѣстію о томъ, что Господь и Учитель ихъ воскресъ изъ мертвыхъ; первыя удостоились благовѣствовать апостоламъ, а въ лицѣ ихъ – всему міру радость Воскресенія Христова или, – по выраженію церковныхъ пѣсней, – «новую Божію и спасительную Пасху, въ ней же Христосъ Богъ преведе насъ отъ смерти къ жизни и отъ земли къ небеси» (Кан. Пасхи, п. 1). Наконецъ, нѣкоторыя изъ нихъ, какъ-то: Марія Магдалина и другая Марія (Марія Іосіева) первыя обрадованы были и явленіемъ имъ воскресшаго Господа Іисуса Христа въ самое утро Воскресепія (Мѳ. XXVIII, 1-9)... Марія Магдалина, которую Іисусъ Христосъ нѣкогда исцѣлилъ отъ страшнаго и мучительнаго недуга бѣснованія (Мр. ХVI, 9), болѣе другихъ мѵроносицъ горѣла пламенемъ любви и признательности къ Милосердому Господу и Чудотворцу; а потому крестными страданіями и смертію Вогочеловѣка она поражена была въ самую глубину души. И вотъ, рано утромъ перваго дня недѣли, когда было еще темно (Іоан. XX, 1), мы уже видимъ Марію Магдалину у гроба Спасителя плачущею и рыдающею (ст. 11). Здѣсь-то и явился ей первой воскресшій Господь и Самъ поручилъ ей благовѣстить о воскресеніи Его ученикамъ Его (17-18)... Но любовь Маріи Магдалины простерлась далѣе: впослѣдствіи, наравнѣ съ апостолами, она многія страны міра огласила радостнымъ благовѣстіемъ – «Христосъ воскресъ».

Такова была любовь св. женъ мѵроносицъ ко Христу; высшимъ примѣромъ въ этомъ отношеніи онѣ служатъ для христіанскихъ женщинъ! Любовь ко Христу, выражаемая въ любви къ ближнему: вотъ въ чемъ должно состоять подражаніе христіанскихъ женщинъ христолюбивымъ женамъ мѵроносицамъ. Нѣкогда Христосъ, Царь небесный, на страшномъ судищѣ скажетъ праведникамъ, безъ различія пола: «алкалъ Я, и вы дали Мнѣ ѣсть; жаждалъ, и вы напоили Меня; былъ странникомъ, и вы приняли Меня; былъ нагъ, и вы одѣли Меня; былъ боленъ, и вы посѣтили Меня; въ темницѣ былъ, и вы пришли ко Мнѣ... Истинно говорю вамъ: такъ какъ вы сдѣлали это одному изъ сихъ братьевъ Моихъ меньшихъ, то сдѣлали Мнѣ» (Мѳ. XXV, 35-36. 40)... Итакъ, алчущаго накормить, жаждущаго напоить, странника принять, нагого одѣть, болящаго и сидящаго въ темницѣ утѣшить своимъ посѣщеніемъ, словомъ – всюду вносить съ собою благовѣстіе радости, мира и любви: таковы дѣла дѣятельной христіанской любви къ ближнему, въ которыхъ душеспасительно упражняться христіанскимъ женщинамъ, – и тѣмъ болѣе благоприлично, что женское сердце, по самой природѣ своей, наиболѣе отзывчиво на всянаго рода дѣла милосердія и благотворенія.

Какъ на поучительный примѣръ благотворительной женщины на пользу ближнихъ, укажемъ здѣсь на святую и праведную Тавиѳу, жительницу г. Іоппіи, о которой повѣствуется въ книгѣ «Дѣяній св. Апостолъ». Эта благочестивая христіанка, по свидѣтельству ап. и ев. Луки, «была исполнена добрыхъ дѣлъ и творила много милостынь», такъ напр. – бѣдныхъ и вдовицъ она снабжала одеждами и платьями, издѣліями рукъ своихъ. И дѣлами благотворенія она, какъ видно, заслужила себѣ общую любовь и признательность. Когда же она умерла, и когда, по этому случаю, христіанами г. Іоппіи призванъ былъ туда ап. Петръ, то предъ нимъ тотъ часъ предстали всѣ вдовицы и со слезами объясняли ему, какой благодѣтельницы онѣ лишились въ лицѣ умершей Тавиѳы... Господу Богу угодно было прославить сію святую благотворительницу совершеніемъ надъ ней великаго чуда: ап. Петръ именемъ Іисуса Христа, воскресилъ ее изъ мертвыхъ. Обстоятельство это послужпло къ славѣ, утвержденію и еще большему распространенію христіанской вѣры, проповѣдующей милосердіе и любовь (Дѣян. IX, 36-43).

Наконецъ, намъ остается еще указать на самый высшій образецъ женщины, каковой представляетъ собою Преблагословенная въ женахъ Пресвятая Дѣва, Благодатная Марія, Пречистая Матеръ Господа нашего Іисуса Христа. Поистинѣ, Она была кивотомъ святыни, сокровищемъ всѣхъ добродѣтелей. Св. отцы и учители церкви (св. Григорій Неокесарійскій, Іоаннъ Дамаскинъ, Амвросій Медіоланскій и др.) такъ описываютъ нравственный образъ Богоматери: «поистинѣ, въ Пресвятой Дѣвѣ изумляетъ насъ не только непорочная и чистая лѣпота тѣлесная, но особенно совершенства Ея души. И можетъ ли быть иначе, когда въ Ея лицѣ сосредоточено все сокровище благодати, и Она была свята тѣломъ и духомъ. Одежда скромная, чуждая роскоши и нѣги; поступь степенная, твердая; взглядъ строгій, соединенный съ пріятностію; тиха и покорна родителямъ; рѣчь кроткая, льющаяся изъ незлобиваго сердца. У Нея умъ, Богомъ управляемый и къ одному Богу направляемый; все желаніе устремлено къ единому достойному желанія и любви; ненависть – только ко грѣху и виновнику его. Всѣ помышленія Ея душеполезны, свободны отъ всего излишняго, удаляющіяся отъ всего душепагубнаго; очи Ея всегда устремлены къ Господу, созерцая вѣчный и неприступный свѣтъ; уши настроены къ слушанію слова Божія, услаждаются сладкогласною цѣвиицею Духа; уста восхваляютъ Господа; языкъ разсуждаетъ о словѣ Божіемъ и изливаетъ Божественную сладость; сердце Ея чисто и непорочно, зрящее и вожделѣющее чистѣйшаго Бога. Вся – чертогъ Духа; вся – градъ Бога живаго; вся – добра; вся – предъ очами Божіими... Она была Дѣвою не тѣломъ только, но и душею: смиренна сердцемъ, осмотрительна въ словахъ, благоразумна, немногорѣчива, любительница чтенія..., трудолюбива, цѣломудренна въ рѣчи, почитая не человѣка, но Бога судьею Своихъ мыслей; правиломъ Ея было – никого не оскорблять, всѣмь благожелать, почитать старшихъ, не завидовать равнымъ, избѣгать хвастовства, быть здравомысленною, любить добродѣтель. Когда Она, хотя бы выраженіемъ лица, обидѣла родителей? Когда была въ несогласіи съ родными, гордилась предъ человѣкомъ скромнымъ, смѣялась надъ слабымъ, уклонилась отъ неимущаго? У Нея не было ничего суроваго въ очахъ, ничего неосмотрительнаго въ словахъ, ничего неприличнаго въ дѣйствіяхъ: тѣлодвиженія скромныя, поступь тихая, голосъ ровный; такъ что тѣлесный видъ Ея былъ выраженіемъ души, олицетвореніемъ чистоты... Совершенно безъискусственння, простая, Она нимало о Себѣ не думала и, далекая отъ изнѣженности, отличалась полнымъ смиреніемъ. Относительно одеждъ, которыя носила, Она довольствовалась естественнымъ цвѣтомъ ихъ... Въ гоненіяхъ и бѣдахъ Она бывала весела; въ нуждахъ и нищетѣ не огорчалась; на оскорбляющихъ Ее не только не гнѣвалась, но даже благодѣтельствовала имъ; въ благополучіи кротка; къ бѣднымъ милостива и помогала имъ, какъ и чѣмъ могла; въ благочестіи – учительница и на всякое доброе дѣло наставница. Она особенно любила смиренныхъ, потому что Сама исполнено была смиренія»... Впрочемъ, нравственныя совершенства Пресвятой Богородицы такъ велики, что, по словамъ св. Іоанна Дамаскина, «хотя бы кто приписалъ Ей безчисленное множество похвалъ, однако не восхвалилъ бы Ее достойно»[2], Что касается христіанскихъ женщинъ, то для нихъ жизнь Божіей Матери представляетъ ту нравственную высоту, которой достигать своею жизнію составляетъ ихъ долгъ по вѣрѣ во Христа, – но выше которой не можетъ стать уже ни одна женщина въ мірѣ. Ибо выше Божіей Матери только Самъ Богъ.

Въ заключеніе предлагаемыхъ очерковъ, позволяемъ себѣ привести слѣдующія слова св. апостола Павла, которыми онъ, перечисливъ многіе примѣры ветхозавѣтныхъ праведниковъ, убѣждаетъ христіанъ подражать вѣрѣ и благочестію ихъ, – говоря: «по сему и мы, имѣя вокругъ себя такое облако свидѣтелей, отложимъ всякую гордость и запинающій насъ грѣхъ и съ терпѣпіемъ будемъ проходить предлежащее намъ поприще, взирая на Начальника и Совершителя вѣры Іисуса» (Евр. XII, 1). Слова эти равно должно относить и къ христіанскимъ женщинамъ, имѣя въ виду вышеуказанныя поучительныя черты изъ жизни библейскихъ женщинъ; причемъ въ жизни Благодатной Дѣвы Маріи усматривается совокупность всѣхъ совершенствъ, коими благоукрашается образъ добродѣтельной женщины... Прибавивъ къ этому, что ветхозавѣтный мудрецъ, премудрый царь Соломонъ ставить добродѣтельную женщину цѣною выше жемчуговъ (Притч. XXXI, 10), повторяемъ: для того, чтобы оправдать столь высокое значеніе, христіанскія женщины въ своей жизни должны подражать тѣмъ библейскимъ женщинамъ, о которыхъ было говорено, а наипаче высочайшему образцу – Пречистой и Пренепорочной Дѣвѣ Маріи, честнѣйшей херувимъ и славнѣйшей безъ сравненія серафимъ.

 

Священникъ Александръ Яблонскій.

 

«Смоленскія Епархіальныя Вѣдомости». 1897. Отд. Неофф. № 12. С. 698-702; № 16. С. 916-919; № 17. С. 958-964; № 18. С. 1020-1023.

 

[1] Сказанія о земной жизни Пресвятой Богородицы. Изд. Русскаго на Аѳонѣ Пантелеимонова монастыря. Спб. 1870 г., стр. 58.

[2] Изъ книги: Сказанія о земной жизни Пресвятой Богородицы, стр. 54, 247-248.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: