Алексѣй Егоровичъ Гороховъ – Значеніе въ Новомъ Завѣтѣ словъ: ἀγάπη, φιλία, χάρης, περιποίησης, οἰκονομία.

Христіанство заявило себя міру въ эпоху господства эллинскаго языка и образованія между всѣми культурными народами. То было время, когда всякій нѣсколько просвѣщенный человѣкъ не греческой націи, въ неумѣренномъ стремленіи къ прогрессу, спѣшилъ оставлять свою родную рѣчь и перенимать греческій языкъ съ его обширной ученостію и литературой. Отъ передовыхъ людей такого рода стремленіе проникало и въ народныя массы. Евреи, горячо преданные своему родному быту и языку, все же не устояли противъ міроваго влеченія къ греческой культурѣ. Они мало-по малу измѣняли своему родному, священному языку и начинали говорить на греческомъ діалектѣ. Св. Апостолы и ихъ сотрудники, естественно, должны были еще съ дѣтства ознакомиться съ греческимъ языкомъ, а, взявшись за письменное изложеніе христіанскаго ученія, они, желая быть понятными для всѣхъ, по большей части, стали писать новозавѣтныя книги на языкѣ греческомъ. Но тутъ ихъ встрѣтило серьезное затрудненіе: терминологія современнаго имъ греческаго языка оказывалась недостаточною для выраженія истинъ христіанской религіи. Въ христіанскомъ ученіи проводились понятія новыя, часто совершенно незнакомыя міру. Для означенія такого рода понятій, конечно, ни въ греческомъ, ни во всякомъ другомъ языкѣ не существовало подходящихъ словъ. Св. Апостолы поставляемы были въ необходимость многимъ словамъ, помимо уже извѣстнаго смысла, придавать значеніе новое. Часто для обозначенія предмета духовнаго они брали выраженіе чувственное и соединяли съ такимъ выраженіемъ смыслъ аллегорическій. Иногда же св. Апoстолы изобрѣтали новыя слова изъ корней заимствованныхъ изъ греческаго діалекта. Но чаще, конечно, св. Апостолы придавали словамъ общеупотребительный смыслъ. Все сказанное нами можно подвердить разборомъ нѣкоторыхъ словъ, нашедшихъ себѣ мѣсто въ новозавѣтномъ греческомъ текстѣ. Начнемъ со слова «ἀγάπη».

Высокая, самоотверженная христіанская любовь, какъ идеалъ нравственной дѣятельности, была чужда до-христіанскому міру; она явилась въ мірѣ совершенно новымъ понятіемъ. Какъ новое понятіе христіанская любовь не находила себѣ готоваго термина для своего названія и потому св. Апостолы поставлены были въ необходимость для обозначенія этой любви изобрѣсти новое слово. Они нашли удобнымъ наименовать христіанскую любовь словомъ «ἀγάπη», произведеннымъ отъ греческаго глагола «ἀγάπάω», – люблю, высоко цѣню. Глаголомъ «ἀγάπάω» называется дѣйствіе любви, которое основано на высокомъ понятіи о предметѣ любви и потому соединено съ уваженіемъ къ любимому пердмету. Съ такимъ характернымъ значеніемъ глаголъ «ἀγάπάω» всего лучше могъ служить къ образованію изъ него наименованія для христіанской любви. «Ἀγάπη» – это христіанская любовь, проистекающая изъ глубокаго уваженія къ данному отъ Бога нравственному закону. «Ἀγάπη» чужда всякаго эгоизма; она простирается не на ближнихъ только, но и на враговъ; она вредныхъ и дурныхъ людей старается поднять изъ состоянія нравственнаго упадка и возвысить на возможную степень духовнаго совершенства. Съ такою чертою самоотверженія «ἀγάπη» противоположна нашей естественной природѣ, а потому возможна лишь послѣ усиленнаго нравственнаго первоспитанія, достигаемаго крѣпкою, свободной волею. Смыслъ и источникъ любви, названной словомъ «ἀγάπη», уясняется изъ разсмотрѣнія этого слова въ контекстѣ рѣчи. Оттуда видно, что «ἀγάπη», какъ несогласная съ строемъ развращенной природы человѣческой, не можетъ имѣть людей своимъ непосредственнымъ источникомъ; она отъ Бога исходитъ (І Іо. 4, 7). Богъ самъ есть «ἀγάπη» (2 Кор. 13. 11, І Iо. 4, 7). Во взаимномъ общеніи лицъ св. Троицы во всей безконечной силѣ проявляется отрѣшенная отъ міра «ἀγάπη» (Iо. 15. 10. Кол. 1, 13) Людямъ она явлена въ высшей мѣрѣ въ великихъ искупительныхъ страданіяхъ Христа (Еф. 2, 4. 2 Кор. 5, 14). Христосъ въ Своихъ страданіяхъ показалъ всѣмъ величественный образъ возвышенной любви. Христосъ часто училъ людей этой любви въ одушевленныхъ рѣчахъ (Iо. 15, 10-13. Лк. 11, 42). Онъ послалъ людямъ св. Духа для преуспѣянія въ истинной любви (Рим. 15, 13. Iо. 2, 5). Наученные и укрѣпленные духомъ благодати, вѣрующіе возгораются любовію къ Богу (Рим. 8, 35. Филип. 5). Въ Богѣ они начинаютъ любить всякаго человѣка (Кол. 1, 4. Еф. 1, 15), и, силой взаимной любви, соединяются въ одно стройное тѣло Церкви (Еф. 4, 16), главою котораго является Христосъ (І Iо. 4, 12. Еф. 4, 16). Итакъ любовь – «ἀγάπη» отъ Бога исходитъ и является существеннымъ элементомъ христіанской религіи. До понятія о такой любви религія грековъ возвыситься не могла.

Греки въ опредѣленіи понятія о любви были предоставлены лишь смутному чувству совѣсти и туманнымъ влеченіямъ сердца. Плодомъ этихъ дѣятелей была любовь, названная греками словомъ «φιλία». «Φιλία», происходящая изъ неясно сознаваемаго нравственнаго закона, не отличается высокимъ нравственнымъ достоинствомъ; она выражается въ добрыхъ отношеніяхъ къ родителямъ, благодѣтелямъ, друзьямъ, и т. п., но не простирается на лицъ, не приносящихъ пользы. Въ болѣе низшемъ смыслѣ слово «φιλία» означало у грековъ любовь, возникшую подъ преобладающимъ вліяніемъ сердца, или чувственности. Такой видъ любви «φιλία» становился даже въ противорѣчіе съ нравственными началами. Но и въ самомъ высшемъ смыслѣ «φιλία» была любовію, на несовершенство которой ясно указалъ Спаситель въ словахъ: «Если вы будете любить любящихъ васъ, какая вамъ награда? Не то же ли дѣлаютъ мытари»? (Мѳ. 5, 46). Очевидно, что терминъ «φιλία» оказывался ненужнымъ и негоднымъ при изложеніи высокаго ученія новозавѣтныхъ книгъ. Онъ встрѣчается тамъ только одинъ разъ въ слѣдующемъ изрѣченіи св. Апостола Іакова: «Ἡ φιλία τοῦ κόσμου ἔχθρα τοῦ θεοῦ ἐστιν» (Iак. 4, 4). Но и въ данномъ мѣстѣ понятіе слова «φιλία» берется не во всемъ своемъ объемѣ, но имѣется въ виду лишь черная сторона естественной любви для полнаго противоположенія ея началу любви христіанской. Естественная языческая любовь не могла подняться до значительной нравственной высоты: она была представлена въ своемъ развитіи самой себѣ. Въ иномъ положеніи находится христіанская любовь; послѣдняя крѣпнетъ и развивается подъ воздѣйствіемъ отъ Бога ниспосылаемой особой силы, названной въ Новомъ Завѣтѣ словомъ «χάρης».

Слово «χάρης» нашло себѣ въ священныхъ книгахъ Новаго Завѣта самое обширное употребленіе. Прежде чѣмъ перейти къ его главному, указанному нами, значенію мы разсмотримъ обширную терминологію этого слова у древнихъ грековъ и у Апостоловъ. Слово «χάρης», происходя отъ глагола «χαίρω» – радуюсь, прежде всего должно бы употребляться въ значеніи – радость. Но греки не давали слову «χάρης» этого непосредственнаго значенія. Они, уже въ болѣе отдаленномъ смыслѣ, именовали словомъ «χάρης» все то, что можетъ служить источникомъ радости. Сюда относятся, во первыхъ, прекрасныя качества субъекта, взятаго въ себѣ самомъ и, во вторыхъ, прекрасныя качества субъекта, усмотрѣнныя изъ его дѣятельнаго отношенія къ другой личности. Въ ряды перваго рода качествъ входятъ понятія пріятности, прелести, привлекательности, красоты; въ ряды втораго рода – понятія любезности, благосклонности, милости, любви. Въ самомъ отдаленномъ смыслѣ словомъ «χάρης» греки именовали слѣдствія, вызванныя привлекательными качествами дѣйствующаго предмета. Таковыми слѣдствіями со стороны дѣйствующаго субъекта оказываются: пожертвованіе, даръ; со стороны же страдательнаго, воспринимающаго – признательность, благодарность. Мы указали терминологію слова «χάρης» у грековъ до-христіанской эры. При разсмотрѣніи книгъ Новаго Завѣта усматриваемъ, что эта терминологія, во всемъ объемѣ своемъ, нашла себѣ употребленіе въ св. новозавѣтныхъ Писаніяхъ. Такъ въ Новомъ Завѣтѣ слову «χάρης» усвояется значеніе: а) радости (Филим. 7); б) привлекательности (I Петр. 2, 19-20. Дѣян. 25, 9): в) благоволенія, милости, любви (Лк. 2, 51. Дѣян. 2, 47); г) пожертвованія, благотворенія, дара (1 Кор. 16, 3. 2 Кор. 8, 4); д) благодарности (Рим. 6, 17. 2 Тим. 1, 3. 2 Кор. 2, 14). Но кромѣ этихъ, заимствованныхъ у грековъ значеній, слову «χάρης» въ Новомъ Завѣтѣ придано особое значеніе, совершенно незнакомое до-христіанскому міру. Словомъ «χάρης» въ Новомъ Завѣтѣ названа сила Божія, направленная къ спасенію человѣчества (Рим. 11, 5. Дѣян. 15, 11). Такую силу въ русскомъ и слявянскомъ языкѣ принято называть словомъ «благодать». Изъ разсмотрѣнія тѣхъ мѣстъ греческаго новозавѣтнаго текста, гдѣ именуется благодать словомъ «χάρης», можно составить полное понятіе о благодати и ея дѣйствіяхъ. Тамъ мы усматриваемъ, что благодать проявила себя во всей своей силѣ и благодѣтельности въ искупительныхъ страданіяхъ Спасителя (Евр. 2, 9). Этими страданіями она отверзла людямъ входъ въ царствіе небесное (Еф. 2, 5). Съ цѣлію усвоенія людямъ плодовъ искупленія благодать избирала и избираетъ различныя цѣлесообразныя средства: разностороннюю дѣятельность богопросвѣщенныхъ пастырей, проповѣдь, чудеса (Д. 6, 8. Рим. 12, 6. Гал. 1, 15). Наконецъ, чрезъ таинства благодать непосредственно вселяется въ душу вѣрующаго, способствуетъ ему въ побѣдѣ надъ грѣхомъ и дѣлаетъ его причастникомъ вѣчной жизни (Евр. 13, 9. Еф. 2, 7). Благодатная сила помогаетъ людямъ, конечно, не за заслуги ихъ предъ Богомъ (Рим. 11, 6. 2 Тим. 1, 9. Еф. 2, 8). Люди вѣчные и часто неблагодарные должники предъ Богомъ; потому нельзя допустить мысли, что дѣйствія благодати вызваны заслугами людей. Благодать съ своими благотворными дѣйствіями является даромъ безконечной милости Божіей. Это свойство благодатной силы бросаетъ намъ свѣтъ на причину наименованія благодати по-видимому неподходящимъ словомъ «χάρης». Отъ древности идущее значеніе слова «χάρης», въ смыслѣ дара, какъ нельзя болѣе, пригодно къ наименованію благодатной силы, дарованной людямъ отъ Бога. Нужно замѣтить, что св. Апостолы слово «χάρης» ставили съ членомъ, если разумѣли подъ этимъ словомъ благодатную силу. Употребленіемъ въ данномъ случаѣ члена св. Апостолы давали понять, что подъ словомъ «χάρης» они разумѣютъ не какой иной, а опредѣленный дар – благодатную силу.

При содѣйствіи дарованной намъ благодатной силы мы постепенно достигаемъ спасенія. Процессъ этой дѣятельности и результаты его поименованы въ Новомъ Завѣтѣ словомъ «περιποίησης». Такимъ словомъ древніе греки прежде всего называли: полученіе, пріобрѣтеніе и, затѣмъ, въ болѣе отдаленномъ смыслѣ заботу о пріобрѣтенномъ, выражающуюся въ сохраненіи, сбереженіи. Изъ первоначальныхъ значеній слова «περιποίησης» въ Новомъ Завѣтѣ удержаны значенія перваго рода. Такъ въ І Ѳес. 5, 9 и II Ѳес. 2, 14 словомъ «περιποίησης», обозначается процессъ достиженія, или полученія вѣчной славы и спасенія чрезъ Господа и отъ Господа. Въ остальныхъ мѣстахъ Новаго Завѣта слову «περιποίησης» приданъ новый смыслъ. Имъ называется уже не процессъ пріобрѣтенія, но самые результаты этого дѣйствія. Такимъ образомъ «περιποίησης» получаетъ значеніе удѣла, снабдѣнія вѣрующихъ блаженствомъ отъ Бога (Еф. I, 14. Евр. 10, 39. І Птр. 2, 9).

Самыя же промыслительныя дѣйствія Божіи, направленныя къ цѣли снабдѣнія людей спасеніемъ, названы въ Новомъ Завѣтѣ словомъ «οἰκονομία». «Οἰκονομία» происходитъ отъ словъ: «οἶκος» – домъ и «νόμος» – порядокъ и потому у древнихъ, прежде всего, имѣло смыслъ управленія домашнимъ хозяйствомъ. Иногда греки пользовались этимъ словомъ для обозначенія одного изъ качествъ домашняго управленія, именно, бережливости, экономіи. Впослѣдствіи «οἰκονομία» получило смыслъ всякаго, хотя бы и не домашняго управленія, устроенія дѣлъ; оно имѣло даже значеніе управленія государствомъ. Въ священныхъ книгахъ Новаго Завѣта слово частію удерживаетъ смыслъ, приданный еще греками; частію же принимаетъ новый оттѣнокъ въ своемъ понятіи. Словомъ «οἰκονομία» въ Ев. отъ Луки 16 г., 2, 3, 4 ст. названо управленіе домомъ и притомъ управленіе не владѣльца, но лица, владѣльцу подчиненнаго. Лице подчиненное представляется тамъ отдающимъ отчетъ владѣльцу въ дѣйствіяхъ домоуправленія. Главное назначеніе въ Новомъ Завѣтѣ «οἰκονομία» – это служить средствомъ для изображенія Промысла Божія, направленнаго на созиданіе Церкви Христовой. Тогда получаетъ переносный смыслъ. Домомъ является Церковь Божія; Владыкою дома – Господь; слугами Владыкѣ подвѣдомственными – Апостолы. Самое дѣйствіе управленія Церковью, или «οἰκονομία» – Церкви Божіей представляется въ такомъ видѣ. «Οἰκονομία», или домостроительство спасенія людей отъ вѣчности было сокрыто въ Богѣ (Еф. 3, 9). Когда люди, находясь подъ непрестаннымъ водительствомъ Божіимъ, наконецъ, оказались способными принять спасеніе, когда, такимъ образомъ, наступила полнота временъ, домостроительство человѣческаго спасенія проявилось во всей силѣ въ искупительныхъ страданіяхъ Христа (Еф. 1, 10). Страданіями Богочеловѣка спасеніе было совершено и тогда для усвоенія людямъ этого спасенія «οἰκονομία», или Промыслъ Божій выдѣляетъ изъ среды людей Апостоловъ въ качествѣ служителей дѣлу спасенія (Еф. 3, 2), въ качествѣ приставниковъ, подвѣдомственыхъ Великому Домовладыкѣ, Господу (1 Кор. 9, 17). Св. Апостолы ревностно и съ великимъ благомъ для людей несутъ на себѣ ввѣренное имъ «οἰκονομία» – смотрѣніе, строеніе Церкви Божіей (Кол. 1, 25). Иногда это строеніе «οἰκονομία» беругъ на себя самовольно лица не призванныя благодатію; но они приносятъ лишь вредъ великому домостроительству (І Тим. 1, 4).

 

Преподаватель А. Гороховъ.

 

«Орловскія Епархіальныя Вѣдомости». 1899. № 33-34. Отд. Неофф. С. 1368-1376.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: