Проф. Николай Никаноровичъ Глубоковскій – Къ вопросу о реформѣ нашего православнаго налендаря.

За послѣднее время особенно часто и настойчиво стали раздаваться голоса о необходимости реформы нашего православнаго календаря. На западѣ издавна и до настоящаго момента стараются склонить насъ къ принятію новаго стиля, введеннаго цо указаніямъ астронома Лудовика Лоллія папою Григоріемъ XIII въ 1582 году, и католики пропагандируютъ и навязываютъ его всѣмъ и каждому для вящшаго торжества папскаго всевластія подъ видомъ большей точности и научной вѣрности своего лѣтосчисленія. Какъ оказывается, эта идея нашла откликъ даже въ средѣ славянства и подъ эгидою мысли о всеобщемъ братствѣ славянскихъ народовъ (см. «Церковный Вѣстникъ», 1892 г., № 3, стр. 43-44) рекомендуется людьми, которые – по малой мѣрѣ – не вѣдаютъ, что творятъ. Нужно однако же сознаться, что не всѣ подобныя попытки исходятъ отъ католическихъ кружковъ; многія изъ нихъ даже прямо враждебны послѣднимъ и рекламируются во имя чисто-научныхъ интересовъ и практическихъ удобствъ. Не безполезно припомнить эти проекты и указать ихъ дѣйствительное значеніе.

Г-нъ Н. Покровскій въ покойныхъ «Славянскихъ Извѣстіяхъ», №№ 16-17 за 1891 г. (см. также въ отдѣльной брошюрѣ: «Простѣйшій способъ введенія у насъ новаго стиля», С.-Петербургъ 1891 г.),; даетъ оцѣнку обоихъ календарей и одинаково признаетъ ихъ не точными. Для избѣжанія такихъ хронологическихъ ненормальностей и въ предотвращеніе опасности для православной церкви – дойти до того, что «Пасха будто бы придется лѣтомъ, или будетъ праздноваться въ январѣ или февралѣ» (стр. 9), – авторъ даже проектируетъ «созвать вселенскій соборъ и установить на немъ вѣрное исчисленіе времени для всѣхъ народовъ, исповѣдующихъ православную вѣру». Г. Покровскій полагаетъ, что, если за это дѣло возьмется православная церковь, то эта реформа «поведетъ къ расколу у католиковъ и лютеранъ и т. д., которые послѣ того будутъ больше и больше переходить въ православіе, въ лоно древнѣйшей христіанской церкви» (стр. 7).

Нельзя не согласиться, что перспектива очень заманчивая. Какъ не однако достигнуть этого блаженнаго состоянія, котораго пока не могутъ приблизить ни молитва вѣры «о соединеніи святыхъ Божіихъ церквей», ни вѣковыя усилія народовъ? По мысли г. Покровскаго, въ основу новаго лѣтосчисленія долженъ быть положенъ календарь православный – юліанскій, а исходнымъ пунктомъ «календарной реформаціи» должно служить изгнаніе несчастныхъ високосныхъ годовъ. Если съ 1890 года въ теченіе 46 лѣтъ 29 февраля не будетъ на свѣтѣ и всѣ Кассіаны согласятся перенести свои имянины на 28 число, то мы, очевидно, подвинемся въ счетѣ на двѣнадцать дней, т. е. настолько, сколько за это время будетъ високосовъ (1892, 1896, 1900, 1904, 1908, 1912, 1916, 1920, 1924, 1928, 1932, 1936 гг.). Въ результатѣ это поѣданіе 29 февралей дастъ то простое слѣдствіе, что въ концѣ концовъ мы совпадемъ съ новымъ стилемъ. Въ 1936 г. наше 28 февраля будетъ равняться 29 числу грегоріанскаго календаря, по въ первомъ марта мы сойдемся съ послѣднимъ. Тогда, снова возвратившись къ високосамъ, къ 1940 г. мы достигнемъ братскаго согласія съ поклонниками астрономическихъ познаній Григорія XIII и относительно «Кассіанина дня». Но г. Покровскій предлагаетъ еще измѣненіе сравнительно съ католиками въ такъ называемомъ вѣковомъ годѣ. Извѣстно, что старый стиль въ 400 лѣтъ даегь излишекъ противъ истиннаго солнечнаго года до трехъ сутокъ; поэтому Григорій XIII изъ тѣхъ столѣтій положилъ считать високоснымъ не каждый, а только четвертый – 400, 800, т. е. вообще такой, который дѣлится на 4 безъ остатка по отнятіи двухъ нулей справа. Это и есть вѣковой годъ. Таковымъ г. Покровскій предлагаетъ считать предшествующій (напр. 1999 вм. 2000).

Если необходимо принять западное счисленіе и при томъ съ помощію вселенскаго собора, «съ разрѣшенія Государя и по благословенію Св. Синода» (стр. 9), то не проще ли сдѣлать это сразу – безъ всякой чопорной показности, что, молъ, «Россія идетъ впередъ не торопясь, безъ всякаго рода передрягъ» (стр. 11)? Не будетъ ли это – скорѣе – свидѣтельствомъ нашего безсилія, что мы не рѣшаемся прибавить 12 дней, когда папа Григорій XIII разомъ зачеркнулъ цѣлый десятокъ, положивъ послѣ 4 октября 1582 г. считать не 5, а сразу 15 число? Ясно затѣмъ, что и мечтанія о братствѣ и единеніи, которыя и вообще являются болѣе чѣмъ смѣлыми, ни на іогу не приблизятся къ своему осуществленію. Мы снова разойдемся въ «вѣковомъ годѣ» и разойдемся такъ, что не будемъ въ состояніи привести съ своей стороны никакого разумнаго аргумента. Наконецъ, понятно безъ лишнихъ словъ, что, признавъ календарь грегоріанскій, мы не избѣжимъ тѣхъ недостатковъ, кокорыми онъ страдаетъ, а они, какъ увидимъ, не маловажны.

Г-нъ М. Филипповъ въ газетѣ «День» за 1891 г. предлагаетъ особую систему, которая, по его словамъ, «въ десять разъ точнѣе грегоріанскаго календаря и сводится къ ничтожной – такъ сказать незначительной – поправкѣ нашего юліанскаго календаря». Авторъ сообщилъ свой проектъ парижскимъ астрономамъ, между прочимъ знаменитому Фаю и профессору Пюизэ (Puiseux), и получилъ «сочувственные отзывы», а потому увѣренъ, что «не намъ надо будегь принять католическій календарь; напротивъ, Европа должна принять нашъ календарь». Исходнымъ пунктомъ календарной реформы г. Филипповъ полагаетъ 1920 г., который слѣдуетъ сдѣлать простымъ вмѣсто високоснаго. Затѣмъ юліанскій календарь остается въ прежнемъ значеніи; только нужно уничтожать високосы во всѣхъ годахъ, дѣлящихся безъ остатка на 128. «Эта ничтожная поправка равносильна тому, чтобы принять продолжительность года въ 365 31⁄128 дня, а эта величина отличается отъ данныхъ Ле-Веррье и другихъ астрономовъ не болѣе, чѣмъ на три стотысячныхъ, такъ что ошибка въ однѣ сутки получится лишь чрезъ 33,000 слишкомъ лѣть, тогда какъ у грегоріанцевъ такая ошибка появится въ теченіе трехъ съ половиною тысячъ лѣтъ» (см. подробнѣе во второй статьѣ г. Филиппова въ № 2156 газеты «День» за 1891 г.). Упущенные нами доселѣ 12 дней должны быть вставлены какъ нибудь «постепенно» до 1920 г.

Весь секретъ этой новой «календарной реформаціи», который столь упорно скрываетъ г. Филипповъ, заключается въ той простой истинѣ, что юліанскій годъ въ 365¼ сутокъ длиннѣе солнечнаго на 11 минутъ 8,4 секундъ, а эта разница вырастаетъ въ 128½ лѣтъ почти въ цѣлыя сутки. Отсюда выводъ простой: уничтожать эти сутки чрезъ каждыя 128 лѣтъ, тогда какъ грегоріанцы производятъ это лишь чрезъ четыреста лѣтъ. Выгода изъ этого будетъ та, что грегоріанскій стиль дѣлаетъ ошибку на 1 сутки въ 3,300 лѣтъ, а «филипповскій», по словамъ его изобрѣтателя, – приблизительно въ 33,000.

Проектъ этотъ, по сравненію съ системой окольныхъ путей, г. Покровскаго, несомнѣнно, отличается большою разумностію. Онъ стремится къ точности астрономической, а не католической, которая тоже не мало грѣшитъ противъ астрономіи. Но ужъ, если искать научно-хронологической достовѣрности, то слѣдуетъ сразу взять самое истинное, не пришивая новой заплаты къ старой одеждѣ. Извѣстно, напримѣръ, что способъ астронома Медлера даетъ ошибку на одни сутки только въ 50,000 лѣтъ: съ чисто научной точки зрѣнія необходимо предпочесть послѣдній «филипповскому».

Но и это еще не все. Намъ кажется, что при реформѣ календаря христіанскаго обязателенъ не только научный взглядъ, но и церковный. Церковь, принявъ юліанскій стиль, приспособила его къ своимъ потребностямъ, къ воспоминанію важнѣйшихъ событій въ жизни Христа Спасителя, и математическую точность всегда согласовала съ этими религіозными требованіями. Потому-то вопросы христіанскаго лѣтосчисленія долго оставались въ рукахъ исключительно церковной власти, а предстоятель Александріи, славившейся своими астрономическими познаніями, нѣкогда имѣлъ монополію на это для всего христіанскаго міра. Во главѣ годичнаго церковнаго круга стоитъ праздникъ Пасхи и онъ долженъ быть принимаемъ при всѣхъ вычисленіяхъ. Никейскій соборъ 325 года относительно его опредѣлилъ{1}, чтобы онъ: 1) совершался непремѣнно послѣ весенняго, равноденствія и 2) въ первый воскресный день послѣ весенняго полнолунія, совпадающаго съ послѣднимъ или бывающаго чрезъ нѣсколько времени въ слѣдъ за нимъ. Въ свою очередь помѣстный соборъ антіохійскій правиломъ 1-мъ (см. «Правила св. помѣстныхъ соборовъ», вып. 1-й. Москва, 1880 г., стр. 139 сл.) подтвердилъ это постановленіе подъ угрозою «отлученія отъ общенія и отверженія отъ церкви» и согласно съ 7-мъ канономъ апостольскимъ (см. «Правила св. апостолъ», Москва, 1887 г., стр. 11 сл.) воспретилъ «святый день Пасхи прежде весенняго равноденствія съ іудеями праздновати». Ясно, что Пасха христіанская ни въ какомъ случаѣ не должна предупреждать Пасху еврейскую или совпадать съ нею. Равнымъ образомъ очевидно, что это рѣшеніе безусловно обязательно для всего христіанскаго міра.

Теперь спрашивается: вездѣ ли и насколько соблюдаются эти соборныя постановленія? По отношенію къ православной церкви отвѣтъ получается совершенно утвердительный, и здѣсь нельзя указать ни одного случая, когда бы встрѣчалось уклоненіе отъ канонической нормы. Чтобы точнѣе выполнить ее, въ православной александрійской пасхаліи было принято прилагать къ пасхальному весеннему полнолунію еще три дня и праздновать Пасху въ первое воскресенье уже послѣ этого числа. Римскій календарь не допускаетъ этого.

Отсюда получается, что – когда пасхальное весеннее полнолуніе падаетъ на четвергъ, пятницу или субботу, тогда римская церковь празднуетъ Пасху ранѣе православной на цѣлую недѣлю. Евреи держались и держатся луннаго времясчисленія и потому каждый мѣсяцъ ихъ начинался съ новолунія (Числ. XXIX, 6. 1 Цар. XX, 5, 18, 24). Вслѣдствіе этого Пасха еврейская, праздновавшаяся съ вечера 14-го дня перваго священнаго и весенняго мѣсяца (Исх. ХХIII, 5-6. Числ. IX, 4) Нисана (Неем. II, 1), совпадаетъ съ весеннимъ полнолуніемъ, если оно наступаетъ съ ранняго утра, или бываетъ на другой день, когда оно бываетъ позднѣе (см. проф. А. Некрасова «Чтенія греческаго текста святыхъ евангелій». Казань. 1888. Приложеніе второе: «Къ вопросу о годѣ Рождества Христова», стр. 133). Пасхальнымъ праздникомъ евреи признаютъ собственно 15-е число Нисана. По всѣмъ этимъ даннымъ возможенъ такой случай: если наше христіанское пасхальное полнолуніе сойдется съ еврейскимъ и упадетъ на вечеръ пятницы или на утро субботы, то еврейская пасха будетъ въ воскресенье. Православная церковь прилагаетъ къ весеннему пасхальному полнолунію три дня и уже слѣдующее за ними воскресенье считается пасхальнымъ: сдѣлано это въ александрійской пасхаліи, какъ и у евреевъ (см. Мат(ф)ея Властаря «О времени празднованія Пасхи» въ «Православномъ Собесѣдникѣ», 1869 г., часть II, стр. 303), для хронологической точности, ибо наши полнолунія отстаютъ отъ истинныхъ, а во время Никейскаго собора приходились на три дня позднѣе дѣйствительныхъ, но въ тоже время это самое предохраняетъ и отъ празднованія Пасхи въ одинъ день съ евреями. У «грегоріанцевъ» эта огласность не устранена.

Затѣмъ. Грегоріанскій календарь нынѣ упреждаетъ насъ въ счетѣ чиселъ на 12 дней и вмѣстѣ съ тѣмъ въ опредѣленіи весенняго равноденствія, бывающаго 21 марта. Отсюда: нашему 21-му марта у католиковъ соотвѣтствуетъ уже 2 апрѣля, а ихнее 21 марта равняется нашему 9 марта. Теперь: когда между нашими 9 и 21 числами марта случатся равноденствіе и полнолуніе, то послѣднее будетъ считаться у католиковъ уже пасхальнымъ и праздникъ Воскресенія Христова будетъ совершаться въ ближайшее воскресеніе. Для насъ это полнолуніе будетъ не пасхальнымъ, не мартовскимъ, а февральскимъ; таковое: для насъ наступитъ въ апрѣлѣ. Понятно, что въ такіе годы мы разойдемся съ католиками въ празднованіи Пасхи на лунный мѣсяцъ или даже болѣе, когда апрѣльское полнолуніе упадетъ на четвергъ, пятницу или субботу (ср. брошюру протоіерея Т. Ѳ. Серединскаго «О причинахъ разногласія между восточными и западными христіанами во времени празднованія св. Пасхи». Рига, 1891 г.). По отношенію къ силѣ соборныхъ каноновъ изъ этого для католиковъ вытекаетъ опять печальное слѣдствіе. «Законная (т. е. еврейская) Пасха, – по толкованію Вальсамона на 84-е (Слав. Кормч. – 83) правило Карѳагенскаго собора («Правила св. помѣстныхъ соборовъ», вып. 2-й. Москва 1881 г., стр. 607), – бываетъ отъ 21 марта мѣсяца до 18 апрѣля» по нашему старому стилю. Ясно, что, празднуя Пасху послѣ своею 22 марта, но между нашими 10 и 21 числами марта, «грегоріанцы» – вопреки Никейскому канону – будутъ совершать ее ранѣе Пасхи еврейской.

Эти общія теоритическія заключенія подтверждаются и дѣйствительною практикой западной церкви, что предсказывалъ архимандритъ (послѣ патріархъ александрійскій) Мелетій еще при введеніи новаго стиля («Труды кіевской духовной академіи», 1865 годъ, III, стр. 254). Такъ, нерѣдки примѣры, когда на западѣ Пасха христіанская упреждаетъ Пасху еврейскую. Для настоящаго столѣтія можно указать на 1839, 1840, 1842, 1843, 1845, 1846 1849, 1850, 1856 и 1872 годы, въ которые западные христіане совершали Пасху раньше еврейской и иногда (въ 1845, 1850 и 1856 годахъ) даже за мѣсяцъ и болѣе. Вывали случаи и совпаденій «грегоріанцевъ» съ евреями относительно этого праздника. Таковы хотя бы 1805, 1825, 1853 и 1854 годы.

Изъ всѣхъ приведенныхъ выше данныхъ выходитъ то заключеніе, что грегоріанскаю календаря мы не можемъ принятъ никогда и ни подъ какимъ видомъ. Восточная церковь тотчасъ же по его появленіи отвергла это новшество на царьградскомъ соборѣ, а патріархъ александрійскій Сильвестръ поручилъ оградить сравнительную правоту юліанскаго стиля архимандриту Мелетію, который, занявъ его мѣсто, и прислалъ 12 сентября 1594 г. свой «томосъ» на Русь царю Ѳеодору Іоанновичу для постояннаго, руководства (см. «Александрійскій томъ о празднованіи Пасхи 1595 года» въ переводѣ архим.-епископа Порфирія Успенскаго: «Труды кіев. дух. академіи», 1865 г., т. III, стр. 249-259). Правила соборныя имѣютъ незыблемую силу и, чтобы отмѣнить ихъ обязательное значеніе, нужно или поставить себя выше вселенскихъ соборовъ, какъ поступаютъ паписты-католики, или же вообще не признавать ихъ авторитета, какъ дѣйствуютъ протестанты и имъ сродные и подобные по духу необузданной свободы. Слава Богу, мы до этого еще не дошли и, вѣроятно, не дойдемъ до печальной необходимости «сегодня предпочитать звѣздочетовъ отцамъ, а завтра покидать и ихъ», что бываетъ у католиковъ, по справедливому замѣчанію Мелетія (ibid., стр. 254).

Всѣ проекты новой календарной реформы должны имѣть въ виду каноническое никейское опредѣленіе, которое обязательно по своему авторитету и разумно по своимъ основаніямъ, ибо Христосъ воскресъ послѣ еврейской пасхи того года въ третій день: потому и наша Пасха не должна ни предупреждать, ни совпадать съ еврейскою.

По этой причинѣ мы думаемъ, что г. Н. Покровскій могъ рекомендовать свою календарную реформу по меньшей мѣрѣ по недоразумѣнію. Относительно же проекта М. Филиппова необходимо сказать, что – пока не видно, насколько онъ будетъ отвѣчать и удовлетворять каноническимъ требованіямъ, – до тѣхъ поръ онъ долженъ подлежать большому сомнѣнію.

Ясно и то, что при ломкѣ нашего стараго стиля должно принимать въ соображеніе не одну астрономическую точность. Ее нужно согласовать съ постановленіями соборными, которыя значатъ во всякомъ случаѣ не менѣе, а для христіанъ иногда совсѣмъ могутъ устранять ту. Конечно, кто говоритъ противъ научной достовѣрности, но требованія ума не должны подавлять потребностей сердца, наука не должна изгонять или попирать вѣру. Никто также не отрицаетъ и недостатковъ юліанскаго календаря; ихъ признавали давно, – гораздо ранѣе Григорія ХШ, которому воздаются столь незаслуженныя похвалы. «Многосвѣдущій въ астрономіи» византійскій историкъ Никифоръ Григора (см. его «Церковную исторію», кн. VII, т. 13) еще въ началѣ XIV вѣка видѣлъ всѣ эти неправильности и неисправности (Мелетій ibid., стр. 253), а іеромонахъ греческой церкви Матѳей Властарь, извѣстный ученый издатель церковныхъ правилъ, въ первой половинѣ того же столѣтія (т. е. болѣе чѣмъ за 200 лѣтъ до Григорія ХIII) съ полною обстоятельностію развилъ это въ Σύνταγμα τῶν κανόνων κατά τὸ στοιχεῖον – и однакоже не нашелъ удобнымъ производить какія-либо поправки. Его слова по нашему вопросу вполнѣ вѣрно выражаютъ истинную точку зрѣнія на предметъ и нынѣ могутъ быть поучительными для проповѣдниковъ календарной реформаціи; поэтому приводимъ ихъ полностію. Сказавъ о передвиженіи дня весенняго равноденствія, М. Властарь пишетъ: «впрочемъ, ради этой причины не прилично измѣнять канонъ отцовъ; да и не можно составить другого, который бы столь же ясно показывалъ ограниченія относительно Пасхи. Даже если бы мы и захотѣли сдѣлать это, какъ нѣкоторые думаютъ,.... то невозможно бы было переубѣдить всѣхъ христіанъ во вселенной, чтобы они приняли новый канонъ. При томъ, такъ какъ послѣ каждыхъ 304 лѣтъ (весенне равноденствіе отступаетъ отъ истиннаго на одинъ день и) всякій разъ опять будетъ возвращаться таже погрѣшность, ради которой снова понадобится измѣнять канонъ: то лучше не предпринимать такого нововведенія; потому что оно, – кромѣ того, что не можетъ не впадать снова въ туже погрѣшность, – можетъ быть еще поводомъ къ важному смущенію въ церкви. Кромѣ сего, нынѣ, при соблюденіи канона отцовъ, главнѣйшее, что нужно соблюдать относительно Пасхи, соблюдается, а именно: Пасха совершается послѣ равноденствія и послѣ равноденственной луны, всѣми въ одно время и въ одинъ день, безъ смущеній. Сказать должно и то, что еслибы новый періодическій канонъ и былъ правиленъ по всему, намъ случалось бы часто праздновать Пасху тотчасъ послѣ іудейской, въ слѣдующій день; нынѣ же наша Пасха совершаетя по меньшей мѣрѣ спустя три дня послѣ Пасхи іудейской. А это еще болѣе согласуется съ (7-мъ) апостольскимъ правиломъ, опредѣляющимъ не праздновать Пасху въ одно время съ іудеями. Такимъ образомъ происходящая относительно Пасхи погрѣшность какъ бы нарочно производитъ то, что настоящій законъ еще лучше соблюдается. (Матѳея Властаря «О времени празднованія Пасхи» въ переводѣ еп. Іоанна смоленскаго: «Православный Собесѣдникъ», 1859 годъ, часть 2-я, стр. 307-308).

«Заповѣдь (о празднованіи Пасхи) преподана 318 богоносными отцами, собравшимися въ Никеѣ, и потому имѣетъ для насъ такую же обязательную силу, какъ и правило апостольское» (Мелетій въ «Трудахъ кіевской духов. ак.», стр. 255). Такъ какъ – затѣмъ – никакой другой календарь не приспособленъ къ тому кромѣ нашего юліанскаго, то и мы должны остаться пока при послѣднемъ. Всѣ новые проекты его реформы не удовлетворяютъ дѣлу и потому неудачны. Очевидно, что мы еще не скоро дождемся новаго стиля съ указаннымъ нами характеромъ и долго еще будемъ находиться въ состояніи календарнаго разномыслія, пока въ этомъ вопросѣ не будутъ преслѣдоваться отечески-церковные и научные интересы вмѣстѣ и съ равнымъ правомъ, а не въ ущербъ одного другому и не для постороннихъ узко конфессіональныхъ видовъ.

 

Н. Г-скій.

 

«Церковный Вѣстникъ». 1892. № 6. С. 86-89.

 

{1} Въ канонахъ этого опредѣленія нѣтъ; оно сохранилось въ «дѣяніяхъ» собора. См. Вальсомона толкованіе на 1 правило антіохійскаго собора («Правила помѣстныхъ соборовъ», вып. 1-й. Москва, 1880 г., стр. 141).




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: