Преподобный Іовъ, Игуменъ Почаевскій, открытіе мощей и прославленіе его, и молитвословія емуже.

Преподобный Іовъ, Игуменъ Почаевскій.

Никто же свѣтильника вжегъ, покрываетъ его сосудомъ, или подъ одръ полагаетъ, 

но на свѣщникъ возлагаетъ, да входящіи видять свѣть ( Лук. VIII, 16).

Такимъ свѣтильникомъ Господь явилъ на западѣ Россіи преподобнаго Іова, игумена Почаевскаго, дабы всѣ могли видѣть въ лицѣ его свѣтъ и истину Православной вѣры. Объ этомъ-то свѣтильникѣ я хочу нынѣ повѣдать вамъ, добрые братья Холмской Руси.

Жизнь и труды преп. Іова протекли во время самой тяжком борьбы православія съ уніею и латинствомъ въ западной Руси лѣтъ триста назадъ. Эта борьба возможна была только потому, что въ православной церкви самъ Господь являлъ такихъ великихъ вождей народа и ходатаевъ предъ Нимъ, какимъ былъ преп. Іовъ.

Слава его по Божію изволенію не затмѣвается во вѣки. Самые уніаты, овладѣвъ Почаевскимъ монастыремъ, при всей своей ненависти къ православію не дерзнули совершенно превратить уваженія къ намяти преп. Іова, и даже хлопотали у Римскаго Палы о канонизаціи сего св. угодника, и многіе изъ жителей Холмщины и Подлясья тогда посѣтивъ Почаевскую Лавру, конечно, преклоняли колѣна предъ мощами преп. Іова и молили, у него ходатайства за нихъ предъ Богомъ; остается еще и другимъ ихъ землякамъ подражать ихъ примѣру. Въ виду всего этого они почитаютъ о жизни и подвигахъ преп. Іова, за которые Господь прославилъ его и явилъ намъ въ немъ стража нашей западно-русской православной земли, теплаго ходатая за насъ предъ Богомъ и примѣръ для нашего подражанія.

Свѣдѣнія о жизни и подвигахъ преп. Іова передалъ потомству ближайшій ученикъ и одинъ изъ преемниковъ его по должности игумена той-же Почаевской обители, Іеромонахъ Досиѳей.

Преподобный Іовъ, происходя изъ фамиліи Желѣзо, родился на юго-западѣ Галиціи, въ странѣ называемой Покутьемъ, въ 1551 году, послѣ Рождества Христова и названъ былъ во св. крещеніи Іоанномъ. Въ это время страна эта числилась въ русскомъ воеводствѣ Малопольской провинціи, въ составъ которой между прочимъ входила тогда и наша Холмская земля[1]. Преп. Іовъ съ раннихъ лѣтъ обнаруживалъ стремленіе къ высшимъ христіанскимъ подвигамъ и, подъ вліяніемъ такого направленія, онъ, имѣя десять лѣтъ отъ роду, отправился изъ дому родительскаго въ ближайшій Угорвцкій монастырь, гдѣ просилъ настоятеля принять его для служенія братіи. Здѣсь, кромѣ назначеннаго ему послушанія церковнаго, онъ старался услуживать всякому изъ братіи и угождалъ наименьшему изъ монастырскихъ работниковъ, чѣмъ успѣлъ снискать себѣ въ монастырѣ всеобщую любовь. Въ виду такихъ добрыхъ качествъ преп. Іова, игуменъ сего монастыря съ общаго согласія братіи постригъ его въ иноки на двѣнадцатомъ году жизни. Несмотря на свою молодость преп. Іовъ въ этомъ чинѣ, какъ повѣствуетъ Досиѳей, сталъ «инокомъ весьма искуснымъ, украшеннымъ не столько лѣтами, сколько добродѣтелью, живя, какъ, ангелъ Божій, посреди братій» и служа для, всѣхъ примѣромъ благочестія. Посему-то, какъ только достигъ онъ нужнаго совершеннолѣтія, то по волѣ настоятели былъ возведенъ въ санъ священника, хотя по смиренію своему долго уклонялся отъ принятія таковаго, считая себя недостойномъ. Скоро послѣ рукоположенія во священника, онъ воспріялъ на себя высшую степень монашества, т. е. образъ схимничества и перемѣнилъ свое имя Іова на Іоанна, которое дано было ему при крещеніи. Отселѣ слава о приснопамятныхъ его подвигахъ, говоритъ Досиѳей, распространилась по всѣмъ окрестностямъ Польши и Малороссіи, такъ что къ нему начали приходить даже нарочитіи вельможи польяы ради душевной[2]. Такой свѣтильникъ, возжешшй Богомъ на свѣщникѣ православной церкви, не мотъ быть не замѣченнымъ Великимъ поборникомъ православія въ западной Руси Константиномъ Константиновичемъ Княземъ Острожскимъ. Сей благочестивый князь особенно заботился о благочестивой жизни иноковъ, обитавшихъ въ монастыряхъ его имѣній. Съ этою цѣлью благочестивый князь обратился къ игумену Угорицкія обители, «всяческими образами моля его, да сотворитъ любовь Божію и пошлетъ сего блаженнаго трудолюбца» преп. Іова въ его Дубенскій монастырь, дабы тамъ онъ показалъ образъ богоугоднаго житія инокамъ. Тяжело было разстаться игумену и братіи съ такимъ свѣтиломъ своего монастыря; но уступая на «непрестанныя мольбы реченнаго княжате», хотя со скорбію, благословилъ игуменъ преп. Іова отправиться на новые подвиги въ означенный монастырь[3].

Преп. Іовъ во все время своего пребыванія въ Дубенскомъ монастырѣ былъ духовникомъ князя Константина Островскаго. Сей князь, находясь подъ нравственнымъ руководствомъ прев. Іова, на столько былъ набоженъ, что съ наступленіемъ каждаго великаго поста отправлялся на цѣлую недѣлю въ монастырь къ своему духовнику, и здѣсь, сбросивъ съ себя мірскую одежду, въ одеждѣ монаха, уединившись, проводилъ время въ подвигахъ благочестія, духовныхъ размышленіяхъ и своихъ собесѣдованіяхъ съ духовникомъ[4].

Если всегда добрыя дѣти составляютъ честь и славу для своихъ родителей, то тѣмъ болѣе это могло сказать въ отношеніи къ преп. Іову, для коего составилъ славу его духовный сынъ князь Константинъ Константиновичъ Острожскій своею доблестною дѣятельностію. Объ этомъ князѣ слѣдующее говоритъ историкъ: «Онъ (кн. К. К. Острохскій) стяжалъ именитость себѣ въ исторіи не столько доблестными военными дѣлами, сволько обезсмертилъ онъ себя славою, какъ защитникъ и утѣшитель православнаго западно-русскаго народа, когда настало гоненіе въ Литвѣ и Польшѣ отъ латинства.

Преп. Іовъ старался противупоставить кознямъ враговъ православія высокую нравственность своей братіи «ихже свыше даннымъ себѣ благоразуміемъ, скромностью, ихже частымъ поученіемъ, а наипаче трудовъ своихъ благолѣпнѣйшими подвиги болѣе двадцати лѣтъ управляше[5]. Такой живой примѣръ, какимъ былъ преп. Іовъ, конечно могъ говорить сердцу сильнѣе всякаго краснорѣчія, возвышалъ въ другихъ духъ православія и давалъ ему крѣпость неодолимую надъ врагами. Его стараніемъ прежнія угодія монастыря обогатились новою фундушевою записью кн. Константина Константиновича Острожскаго отъ 15-го Іюня 1599 года, коею онъ отдалъ въ пользу монастыря новыя угодья: Острова честнаго Креста, Горбачивъ и Пантеминовъ Климентъ и др.[6]. Любя отъ всей души своей православную вѣру, преп. Іовъ всѣми силами своими стремился къ расширенію и утвержденію ея въ сердцахъ любимаго имъ русскаго народа; но достигалъ онъ этого духомъ христіанской любви, непоколебимой твердости, терпимости, благоснисхожденія и убѣжденія (а не угнетенія). Чтобы поддержать въ русскомъ народѣ его православіе, онъ заботился о распространеніи въ средѣ его православныхъ религіозныхъ книгъ. Съ этою цѣлію онъ образовалъ вокругъ себя многочисленное братство, которое подъ его непосредственнымъ руководствомъ занималось изученіемъ, переводомъ и списываніемъ твореній святоотеческихъ, которыя затѣмъ распространялись среди народа. Потому-то и слана преп. Іова, какъ при жизни, такъ и по смерти не умалилась, хота онъ всегда избѣгалъ таковой отъ людей. Жизнь и подвиги преп. Іова въ Дубнѣ привлекали взоры всѣхъ, ради чего, говоритъ Досиѳей, «всѣ окрестныя страны начали, собираясь докучать ему, честію и похвалами». Но не отъ людей онъ искалъ славы, а, отъ Бога, почему, улучшивъ время, онъ тайно удалился на гору Почаевскую, отъ древле свѣтлостію чудесъ многихъ сіяющую.

По преданію Почаевская обитель была основана во времена татарскихъ набѣговъ на Кіевъ[7], когда иноки одного ивъ Кіевскихъ монастырей, бывшаго на рѣкѣ Почайнѣ, по разореніи татарами, ихъ обители, удалились въ дебри запада и здѣсь нашли себѣ пріютъ въ пещерѣ Почаевской, назвавъ, это мѣсто, именемъ прежняго своего монастыря. Преблагословенная Богородица скоро вняла молитвамъ смиренныхъ жильцовъ этого мѣста и въ утѣшеніе имъ явилась на скалѣ надъ ихъ пещерою, оставивъ на томъ мѣстѣ въ камнѣ слѣдъ своей правой ноги, наполненный водою, которая и до нынѣ, раздаваемая вѣрнымъ, не изсякаетъ изъ него. Явленіе это, совершившееся въ началѣ ХІІІ вѣка, удостоились видѣть сами жившіе здѣсь иноки и пастухъ по имени Іоаннъ Босый, пасшій на склонѣ горы стадо овецъ[8]. Когда стада угрожать новая опасность для обители Почаевской со стороны латинянъ съ Іосафатомъ во главѣ ихъ, то Пресвятая Дѣва, возлюбившая это мѣсто, не оставила обитателей его безъ своего новаго утѣшенія. На другой годъ послѣ состоявшейся, въ 1596 году церковной уніи въ Брестѣ, была передана въ Почаевскую обитель помѣщицею сосѣдняго, съ Почаевомъ седа Орли, Анною Гойскою, чудотворная икона Богоматери. Икона эта была подарена благочестивой Аннѣ Гойской, путешествовавшимъ греческимъ митрополитомъ Неофитомъ. Разливавшійся свѣтъ отъ сей иконы и исцѣленіе брата ея Филиппа, отъ слѣпоты послужило поводомъ въ тому, что эта женщина не сочла себя достойною хранить въ своемъ домѣ такую святыню и торжественно передала ее на вѣчное храненіе Почаевскимъ инокамъ[9]. Здѣсь же Гойская устроила для 8-ми иноковъ и 2-хъ діаконовъ общежительный монастырь, вмѣсто занимаемаго до того времени двумя здѣшними иноками помѣщенія въ пещерѣ. Въ эту-то обитель, подъ покровительство усердной Заступницы православныхъ христіанъ отъ враговъ ихъ, пришелъ въ 1603-мъ году преп. Іовъ, въ видѣ простаго инока, скрывъ свое званіе отъ людей. Но и здѣсь Почаевскіе иноки скоро узнали въ немъ человѣка необыкновеннаго и слезно умолили его, по указанію свыше, принять на себя должность игумена ихъ[10].

Преподобный Іовъ принялъ въ свое управленіе новосозданный Почаевскій монастырь еще весьма неблагоустроеннымъ, а потому ему приходилось приложить много стараній для пользы сей обители. Сватая, жизнь преп. Іова въ Почаевѣ скоро обратила на себя вниманіе жителей Волыни разныхъ сословій, и многіе изъ нихъ явились благотворителями Почаевской обители. Изъ нихъ при жизни преподобнаго Іова, кромѣ Анны Гойской, еще особенно достопамятны, слѣдующіе: Анна Александровна Добринская, ивъ Куликовскихъ, Иванъ Жибокрытскій, Юрій Пузина, Ѳеодоръ и Евва Домашевскіе и другіе. Послѣдніе облагодѣтельствовали Почаевскую обитель постройкою прекраснаго храма во имя св. Троицы съ двумя предѣлами вмѣсто бывшаго до того времени ветхаго деревяннаго храма въ честь Успенія Богородицы. Новый храмъ былъ освященъ преп. Іовомъ въ 1649 году по благословенію православнаго Луцкаго епископа Аѳанасія Пузины. Подъ своды этого храма вошла и цѣльбоносная стопа Богоматери, бывшая до того времени подъ открытымъ небомъ, а надъ царскими вратами въ главномъ иконостасѣ была помѣщена чудотворная икона Пресвятой Богородицы. Тѣ же Домашевскіе снабдили сей храмъ «всѣми потребами», употребивъ для сей цѣли свои наслѣдственныя сокровища, состоящія изъ золота, серебра и другихъ драгоцѣнностей[11]. Кромѣ того преподобный Іовъ, будучи духовникомъ богатой госпожи Ирины Ярмолинской, настолько благотворно повліялъ на нее, что она основала богатый монастырь въ своемъ имѣніи Загайцахъ на Волыни. Первые иноки въ этотъ монастырь поступили ивъ Почаевской обители по благословенію преп. Іова. На завѣщаніи Ярмолинской, совершенномъ въ пользу сего монастыря, преп. Іовъ собственноручно росписался въ званіи духовника ея[12]. Такихъ успѣховъ и вліянія достигалъ преп. Іовъ единственно силою своего слова, проникнутаго глубокою любовью къ своей православной вѣрѣ и въ своимъ ближнимъ и примѣромъ своей строгой жизни.

Въ своей монастырской жизни преп. Іовъ всегда представлялъ примѣръ постояннаго трудолюбія и молитвы. По свидѣтельству ученика его Досиѳея «днемъ преп. Іовъ упражнялся безпрестанными рукодѣліями, какъ то: насажденіемъ садовыхъ деревъ, умноженіемъ различныхъ щепъ (прививокъ), управленіемъ садовъ, сыпаньемъ плотинъ, копаніемъ совмѣстно съ братіей колодезя, который и теперь находится за алтарною частію великой церкви. Ночью преп. Іовъ, уединяясь въ пещеру горы Почаевской, предавался молитвѣ къ Богу». «Если бы эта каменная пещера» говоритъ Досиѳей, «имѣла уста, то она о семъ, совершенно извѣстила бы насъ, какъ иногда черевъ три дня, иногда же черезъ цѣлую седмицу одинъ, въ ней затворенный и питаемый только слезами, изливаемыми отъ чистаго сердца, онъ молился о благостояніи свѣта, во злѣ лежащаго». Досиѳей свидѣтельствуетъ, что однажды во время такой молитвы преп. Іова ночью необыкновенный свѣтъ озарилъ пещеру и отражался болѣе двухъ часовъ на противулежащей церкви[13]. Отъ частыхъ молитвенныхъ изможденій ноги преп. Іова начали истекать, такъ что тѣло кусками отпадало отъ костей его, о чемъ, говоритъ Досиѳей, свидѣтельствуютъ св. мощи и до нынѣ[14].

Въ обращеніи съ другими преп. Іовъ былъ чрезвычайно братолюбивъ, скроменъ, послушливъ, кротокъ, милосердъ и до того молчаливъ, что трудно было отъ него услышатъ другое слово, кромѣ часто повторяемаго: «Господи Іисусе Христе, помилуй мя»[15]. Насколько онъ былъ милосердъ и снисходителенъ къ грѣшникамъ, о томъ свидѣтельствуетъ слѣдующій случай: Въ одно время на монастырскомъ гумнѣ преп. Іовъ засталъ вора, крадущаго пшеницу. Пораженный неожиданнымъ появленіемъ преподобпаго, воръ повергся къ ногамъ его и просилъ не говорить объ этомъ никому «ибо», по замѣчанію Досиѳея, «человѣкъ той знаемъ былъ между сосѣдями, а потому онъ весьма опасался, да не испразднится таковымъ злымъ дѣломъ его». Но «старецъ, не злобивъ сый и благоутробенъ», простивъ вора, помогъ ему еще поднять украденный мѣшокъ съ пшеницею, при чемъ, отпуская его, преподалъ ему наставленіе смиренномудрыми словами, приведя ему на умъ заповѣди Божіи и нелицемѣрный судъ, на которомъ надобно будетъ во всемъ отдать отчетъ Господу[16].

Особенно сострадателенъ былъ преп. Іовъ къ людямъ въ неечастіи находящимся. Во, время войнъ Хмѣльницкаго съ Польшею (1648-1651) край былъ въ разореніи, въ обители Почаевской иноковъ было немного и тѣ терпѣли недостатки. Однако преп. Іовъ и въ такомъ положеніи нѣкоторымъ разореннымъ жителямъ давалъ пріютъ въ своей обители и содержалъ ихъ на малыя ея средства. Пользуясь особеннымъ значеніемъ между православными, преп. Іовъ, по приглашенію православнаго Кіевскаго митрополита Іова Борецкаго, присутствовалъ на помѣстномъ кіевскомъ соборѣ въ Августѣ мѣсяцѣ 1628 года. Послѣ рѣшенія разныхъ вопросовъ, касающихся, западно-русской церкви, 16-го Августа присутствующіе на соборѣ постановили: твердо стоять въ православной восточной вѣрѣ, не мыслить объ отступленіи въ унію и подъ клятвою обѣщаться — не отступать отъ православія, къ чему должны увѣщевать и весь православный народъ. Это опредѣленіе между прочими подписалъ своимъ схимническимъ именемъ и «Іоаннъ Желѣзо, игуменъ Почаевскій»[17].

Много скорби праведному, сказалъ пророкъ Давидъ, много ихъ пришлось испытать и преподобному Іову.

Въ 1607 г. татары напали на Почаевъ и, застигнувъ инока старца на горѣ молившагося, отсѣкли ему голову. Праведный старецъ, взявши свою голову въ руки, принесъ ее предъ чудотворный образъ Богоматери и здѣсь предалъ духъ свой Богу. Прискорбно было игумену обители преп. Іову узнать о смерти своего собрата, но совершившимся при томъ чудомъ Господь не умедлилъ утѣшить своего вѣрнаго слугу[18].

Особенно много пришлось перенесть огорченій преп. Іову и его обители отъ злѣйшаго врага православія, внука и наслѣдника имѣній Анны Гойской, лютеранина по вѣроисповѣданію, Андрея Фирлея. Онъ задался цѣлью, выгнавъ иноковъ изъ Почаевской обители, завладѣть ихъ достояніемъ и угодіями, а лишивъ при томъ мѣстное населепіе святыни Почаевской, имѣть болѣе возможности совращать его въ лютеранство. Съ этою цѣлью Фирлей сначала отнялъ у монастыря поля, лѣса и сѣнокосы, уничтоживъ при этомъ пограничные знаки, присвоилъ себѣ монастырскихъ крестьянъ, ловилъ за монастыремъ иноковъ, билъ и мучилъ ихъ. Такъ какъ въ началѣ не было колодезя въ самомъ монастырѣ, а вода въ монастырь была доставляема изъ источниковъ сосѣдняго села, стараго Почаева, то Фирлей, запретивъ возить оттуда воду, велѣлъ разбивать бочки доставляемыя въ монастырь съ водою. Когда же въ монастырѣ былъ ископанъ колодезь, то злоба Фирлея достигла высшей степени; онъ 19-го іюля 1623 года послалъ лютеранъ слугъ своихъ равграбить монастырь, а главное отнять чудотворную икону, «ибо думалъ онъ, что тогда иноки не возмогутъ оставаться ва этомъ мѣстѣ». Согласно такому распоряженію монастырь Почаевскій былъ ограбленъ. Икона чудотворная съ дорогими привѣсками при ней, монастырскимъ золотомъ, серебромъ, бисеромъ, священными облаченіями и сосудами, крестами, кадильницами и др. монастырскимъ богатствомъ была доставлена въ козинскій замокъ Фирлея[19]. Въ теченіи долгаго времени преп. Іовъ прибѣгалъ къ многоразличнымъ средствамъ, дабы склонить Фирлея мирнымъ образомъ къ возврату Почаевскому монастырю его имущества, но эти средства не привели къ миролюбивому соглашенію. Не особенно разсчитывалъ въ семъ случаѣ преп. Іовъ съ братіею своего монастыря на силу правды человѣческой, почему всю свою печаль они рѣшились излить въ молитвѣ предъ Богомъ и усердною ихъ заступницею Богоматерію. Въ семъ случаѣ сами уніаты называютъ преп. Іова «особливымъ почитателемъ Пресвятой Дѣвы». Господь не замедлилъ услышать своего вѣрнаго слугу и совершилъ свой судъ надъ беззаконникомъ. Однажды Фирлей, вздумавъ поглумиться въ веселой своей компаніи надъ награбленною имъ въ Почаевской обители святынею, велѣлъ женѣ своей одѣться въ священныя церковныя облаченія, взять въ руки св. чашу и хулить имя Богоматери. Едва безбожная эта женщина принялась исполнять такое требованіе своего мужа, «какъ на нее напалъ лютъ бѣсъ», которымъ она была мучима, пока св. чудотворная икона Божіей Матери не была возвращена въ Почаевскую обитель[20].

Изнемогая при такихъ искушеніяхъ старческими своими силами, преп. Іовъ пожелалъ избрать себѣ преемника и, передавъ ему управленіе монастыремъ, самъ рѣшилъ посвятить послѣдніе дни своей жизни исключительно богомыслію. Достойнымъ того избранникомъ оказался іеромонахъ сего монастыря Самуилъ Добрянскій, котораго братія по указанію преп. Іова безпрекословно признала своимъ настоятелемъ съ 13 марта 1649 года. Впрочемъ и послѣ того преп. Іовъ не переставалъ принимать участіе въ болѣе важныхъ дѣлахъ Почаевскаго монастыра и даже подписывался игуменомъ его[21].

Наконецъ настало время блаженной кончины преп. Іова, о которой онъ былъ предувѣдомленъ свыше за семь дней. 28-го Октября 1651 года преп. Іовъ совершилъ въ послѣдній разъ божественную литургію, далъ наставленіе и цѣлованіе своей братіи и затѣмъ въ тотъ же день мирно перешелъ отъ временной сей жизни къ вѣчному блаженству. Съ глубокою скорбію братія предала землѣ изсохшее отъ поста и трудовъ тѣло своего отца и наставника по обычаю православной церкви, вблизи самаго монастыря[22].

Своею жизнію преп. Іовъ лучше всякихъ словъ училъ всѣхъ, какъ должно вѣровать и жить по христіански. Жилъ онъ въ монастырѣ какъ ангелъ Божій среди братій, будучи всѣмъ на пользу, назиданіе и наставленіе. Всегда онъ велъ себя какъ послѣдній между старшими, какъ самый грѣшный между праведниками. Всѣ его боялись, какъ способнаго провидѣть тайны души ближняго и любили, какъ всепрощающаго брата[23]. Потому-то и кончина преп. Іова была горько оплакана всѣми знавшими его.

Въ нетлѣніи мощей преп. Іова самъ промыслъ Божій ясно указалъ въ немъ своего избранника и свѣтильника для нашего назиданія.

Священникъ Поліевктъ Гакановичъ.

«Холмскій Народный Календарь» на 1888 г. Ч. 2. C. 136-146.

***

Открытіе мощей преподобнаго Іова, игумена Почаевскаго и прославленіе его.

Въ Холмскомъ Народномъ Календарѣ за прошлый годъ я разсказалъ вамъ, братія Холмской Руси, о жизни и подвигахъ преп. Іова, игумена Почаевскаго, нетлѣнныя мощи котораго недалеко отъ насъ открыто почиваютъ въ Почаевскомъ монастырѣ Волынской губ. Много вѣрныхъ прибѣгаетъ туда и находятъ въ преп. Іовѣ себѣ заступника и молитвенника предъ Богомъ. Желая, дабы и вы, братья, нашли въ немъ для себя ходатая предъ престоломъ Всевышняго и помощника въ вашихъ скорбяхъ, я хочу разсказать вамъ объ открытіи мощей сего св. угодника для почитанія ихъ христіанами и о нѣкоторыхъ чудесахъ, бывшихъ отъ сихъ мощей.

Преп. Іовъ, свѣтившій православнымъ христіанамъ словомъ и примѣромъ своей хизни почти 100 лѣтъ, не могъ, по Божьей волѣ, долго и тѣломъ своимъ быть сокрытымъ землею.

Открытіе мощей преп. Іова совершилось почти чрезъ 8 лѣтъ послѣ его погребенія при слѣдующихъ обстоятельствахъ: въ одну ночь преп. Іовъ явился православному кіевскому митрополиту Діонисію Балабану во снѣ и возвѣстилъ ему, что черезъ него «хощетъ Богъ открыти кости его». Митрополитъ сей, будучи прежде Луцкимъ епископомъ, зналъ лично преп. Іова, какъ лице, жившее въ его епархіи, и о его богоугодной жизни, но съ перваго разу помянутое видѣніе счелъ за обыкновенное сонное мечтаніе. Тогда преп. Іовъ еще 2 раза являлся ему въ такомъ же видѣніи и въ послѣдній разъ угрожалъ ему «отмщеніемъ», если не исполнитъ повелѣннаго. Вслѣдствіе сего митрополитъ Діонисій, не медля, отправился съ клиромъ своимъ въ Почаевскую обитель. Здѣсь онъ послѣ болѣе подробныхъ распросовъ о святой жизни преп. Іова между прочимъ узналъ, что надъ могплою его является огненный столпъ. Послѣ этого онъ повелѣлъ откопать могилу преп. Іова и въ ней, по словамъ ученика сего преподобнаго, іеромонаха Досиѳея, нашелъ мощи святаго «безъ всякаго истлѣнія, какъ бы тотчасъ же погребенныя, и исполненныя недоразумѣннаго благоуханія». Вынувъ ихъ «изъ эемли» при многолюдномъ собранія съ подобающею честью перенесъ въ великую церковь Живоначальной Троицы, 1659 г. м. Августа 28-го дня[24].

«Какъ при открытіи мощей сего угодника Божія, такъ и послѣ сего, говоритъ іеромонахъ Досиѳей, многое множество, одержиніи различными недугами, цѣльбу пріяли, ибо сей угодникъ, какъ, будучи въ тѣлѣ, былъ исполненъ великой добродѣтели, такъ и по смерти своей не переставалъ благодѣтельствовать съ вѣрою притекающимъ къ нему»[25].

Разскажемъ же нѣкоторыя изъ таковыхъ чудесъ, бывшихъ отъ сего св. угодника Божія въ различное время.

1) Ученикъ преп. Іова, іеромонахъ Досиѳей, разсказываетъ, между прочимъ, о слѣдующемъ чудѣ, совершившемся надъ нимъ самимъ вскорѣ послѣ открытія мощей своего преподобнаго учителя. Въ томъ же 1659 г., когда были открыты мощи преп. Іова, Досиѳей, будучи уже игуменомъ обители Почаевской, заболѣлъ «огнемъ предѣльнымъ» вслѣдствіе тяжелыхъ накожныхъ нарывовъ. Въ это время, по случаю праздника Воздвиженія Честнаго креста Господня, прибыла въ Почаевскій монастырь благодѣтельница его Домашевская и помѣстилась со служанкою своей Анной въ домѣ, находившемся вблизи св. Троицкой монастырской церкви. Ночью, когда они отдыхали, Домашевская услышала необыкновенное, доносящееся къ ней изъ храма, пѣніе и замѣтила поразительный свѣтъ въ окнахъ его. Благочестивая госпожа, думая, что иноки начали уже совершать всенощное бдѣніе, послала свою служанку освѣдомиться о совершающемся въ храмѣ. Между тѣмъ сія послѣдняя, отправившись, по указанію своей госпожи, нашла двери храма отпертыми и среди его увидѣла преп. Іова, молящагося съ двумя свѣтолѣпными юношами. Пораженная симъ видѣніемъ, Анна стояла неподвижно. Тогда преп. Іовъ, обратившись къ ней, сказалъ: «не бойся, дѣвица, но пойди и позови ко мнѣ игумена обители». «Онъ лежитъ на смертномъ одрѣ» отвѣчала Анна. Тогда преподобный вручилъ ей намоченный мѵромъ шелковый платокъ и велѣлъ ей отнести къ больному. Анна исполнила порученіе преподобнаго, и Досиѳей, помазавши больныя мѣста мѵромъ отъ принесеннаго платка, тотчасъ почувствовалъ себя совершенно здоровымъ и немедля отправился во храмъ. Здѣсь Досиѳей уже не засталъ видѣнія, но встрѣтилъ экклезіарха, отворяющаго церковныя двери предъ всенощнымъ бдѣніемъ. Экклезіархъ удивился, увидѣвши своего настоятеля совершенно здоровымъ, но сей послѣдній разсказалъ ему о всемъ случившемся съ нимъ и о томъ, какъ преп. Іовъ молился заднихъ, когда они спали. Едва были отворены двери храма, Досиѳей немедля припалъ предъ мощами преп. Іова, воздавая благодареніе за чудесвое исцѣлѣніе его и затѣмъ приступилъ къ совершенію всенощнаго бдѣнія ко всеобщему удивленію знавшихъ о безнадежномъ состояніи его[26].

2) Нѣкто панъ Иванъ Лобосъ заявилъ предъ «урядомъ Кременецкимъ» (въ его городскихъ актахъ 19 Ноября 1661 г.) что онъ, будучи въ тяжкой болѣзни, прибылъ по обѣту въ Почаевскій монастырь и здѣсь, при мощахъ преп. Іова и стопѣ Богоматери, получилъ выздоровленіе, почему въ знакъ благодарности принесъ свою посильную жертву означенному монастырю въ количествѣ 760 злотыхъ[27].

3) Въ то же время получила исцѣленіе у мощей преп. Іова нѣкая сановитая женщина, по имени Анна, отъ тяжкаго недуга бѣснованія, не могшая получить исцѣленія во время своихъ путешествій по другимъ святымъ мѣстамъ. Когда она была приведена родственниками своими въ обитель Почаевскую къ мощамъ блажевнаго Іова, то здѣсь бѣсъ «потрясъ ею и, взрычавъ, аки левъ, оставилъ ее свободною по молитвамъ блаженнаго»[28].

4) Какъ въ частныхъ, отдѣльныхъ случаяхъ, такъ и во время общественныхъ бѣдствій преп. Іовъ являлся предъ Богомъ великимъ заступникомъ въ бѣдахъ православныхъ христіанъ и особенное попеченіе онъ всегда проявлялъ о своей Почаевской обители. Слѣдующій случай наглядно доказываетъ намъ это. Во время такъ называемой войны Збаражской, въ царствованіе польскаго короля Яна Собѣскаго (1675 г.) подступили къ Почаевской обители полчища турокъ и татаръ и подъ предводительствомъ визиря своего Кара-Мустафы осаждали ее втеченіе трехъ сутокъ, опустошая въ то же время окрестности. Сосѣднія деревни были ими сожжены, многіе изъ жителей, искавшіе себѣ спасенія въ обители, перебиты, а въ томъ числѣ одинъ священникъ и діаконъ изъ монастырской братіи. Предводители, осаждавшіе Почаевскую обитель, порѣшили въ совѣтѣ своемъ 23-го іюля, немедля, со всею силою устремиться на обитель и, взявши ее приступомъ, умертвить всѣхъ находящихся въ ней христіанъ. Въ это время слабыя стѣны обители мало могли представлять безопасности для осажденныхъ, а потому они въ ужасѣ обратились съ пламенною молитвою къ Богу. Едва начали они І-ю пѣснь акаѳиста Богоматери: «Взбранной Воеводѣ», какъ въ воздухѣ надъ великою монастырскою церковью увидѣли они Богоматерь, распускающую надъ ними свой бѣлоблестящійся омофоръ и окруженную множествомъ небесныхъ воиновъ съ обнаженными мечами, а предъ Нею прилежно молящагося преп. Іова. Сначала татары начали пускать стрѣлы въ Богоматерь, но стрѣлы назадъ возвращались и ранили тѣхъ, которые ихъ пускали. Тогда поражаемые пришли въ страшное смятеніе: «иніи, думая, что эти небесные воины гнались въ слѣдъ ихъ и хотѣли убивать ихъ, устремлялись другъ на друга и убивали одинъ другаго, другіе были попраны лошадьми; и такимъ изволеніемъ Божьимъ, оставляя свое оружіе, побѣжали отъ горы почаевской». Ободренные симъ необычайнымъ явленіемъ христіане преслѣдовали убѣгающихъ враговъ и многихъ взяли въ плѣнъ; причемъ нѣкоторые изъ татаръ, принявши христіанскую вѣру, остались до смерти своей въ монастырскомъ послушаніи[29]. Событіе это и до нынѣ прославляется особою пѣсней въ разныхъ мѣстахъ юго-западной Россіи, распѣваемою калѣками бандуристами, которая начинается словами: «паслы пастыри овцы на гори». Она была отпечатана въ нашемъ Холмскомъ Народномъ Календарѣ за 1885 г. Въ память этого событія устроенъ въ Почаевской Лаврѣ особый придѣлъ съ алтаремъ въ немъ.

Извѣстно, что открытіе мощей преп. Іова послѣдовало во время самой сильной борьбы, воздвигнутой католиками пробивъ православія. Чрезъ это событіе Господь видимымъ образомъ вразумлялъ враговъ православія въ богоугодности и истинности того ученія, за которое во всю жизнь и до смерти ратовалъ преп. Іовъ и что враждебныя дѣйствія враговъ православныхъ были богопротивны. Не смотря на это и на многія чудеса, совершившіяся отъ мощей преп. Іова, враги православія были слѣпы во всѣмъ этимъ вразумленіямъ, а нѣкоторые даже позволяли себѣ глумиться надъ святынею православной церкви и мощами св. угодника Божія, за что не миновала ихъ въ свое время кара Божія. Дивенъ Богъ во святыхъ своихъ и въ нихъ поругаемъ не бываетъ; о томъ говоритъ намъ и слѣдующій случай, засвидѣтельствованный самими же врагами православія. – Въ 1711 г. прибылъ въ Почаевъ нѣкто панъ Владиславъ Каминскій изъ Брацлава съ 2-мя своими братьями. «Увидя нетлѣнныя мощи преп. Іова», онъ усумнился въ святости ихъ и втайнѣ укорялъ иноковъ за то, что они будто бы ради корысти усушили себѣ одного изъ старцевъ, дабы прельщать людей «и собирать сокровище». Вслѣдъ за симъ ночью преп. Іовъ явился сему хулителю его святости и палицею угрожалъ, чтобы онъ не смѣлъ хульно говорить о святыхъ Божіихъ. Въ страхѣ отъ такого видѣнія означенный Каминскій крикомъ своимъ разбудилъ своихъ братьевъ и разсказалъ имъ о причинѣ своего ужаса, а на другой день о томъ же «клятвенно всѣ братья засвидѣтельствовали предъ игуменонъ почаевскаго монастыря Іосифомъ Добрянскимъ и молились предъ ракою преп. Іова о прощеніи помянутаго грѣха его. Черезъ 11 лѣтъ послѣ сего случая одинъ изъ помянутыхъ братьевъ опять посѣтилъ Почаевъ и справлялся въ монастырѣ Почаевскомъ, записали ли означенное чудо въ книгу житія преп. Іова: «ибо, яко истина есть, говорилъ онъ; живъ азъ свидѣтель сему» [30].

Когда около 1720. г. уніаты завладѣли почаевскимъ монастыремъ, то на первыхъ порахъ прекратили всякое почитаніе мощей преп. Іова, закрыли оныя, поставили ихъ за рѣшеткою и памяти его не чтили. Признать святымъ такого ревнителя православія, какимъ былъ преп. Іовъ, было немыслимо со стороны уніатовъ и противно постановленію для нихъ о семъ замойскаго собора. Но этотъ свѣтильникъ, прославленный самимъ Богомъ на западѣ Россіи, не могъ долго оставаться скрытымъ подъ спудомъ. Новыя и неопровержимыя чудеса отъ мощей преп. Іова заставили самихъ уніатовъ открыто признать въ немъ угодника Божія. При краткости настоящаго разсказа трудно мнѣ обстоятельно говорить о всѣхъ бывавшихъ отъ него чудесахъ и служащихъ вразумленію ихъ. Обратимъ вниманіе хотя на нѣкоторыя изъ нихъ, свѣдѣнія о которыхъ переданы потомству самими же уніатами[31].

6) Въ 1737 г. 11 Января прибыла въ Почаевъ на поклоненіе нѣкая пани Понтовская съ сыномъ, дочерью и прислугою. Десятилѣтній ея мальчикъ, по внушенію прислуги, изъ любопытства сталъ просить, дабы ему указали мощи преп. Іова, при чемъ хульно говорилъ о семъ угодникѣ Божьемъ. Вся компанія Понтовской, безъ всякаго благоговѣнія осмотрѣвъ раку преп. Іова, направилась къ выходу изъ церкви но, едва только достигли они средины пещерной церкви, въ которой почивали мощи преп. Іова «какъ вдругъ дѣтище, злѣ глаголющее о блаженномъ, оцѣпенѣло, руки простирающе». Вмѣстѣ съ тѣмъ и тѣло мальчика стало, какъ деревянное, и отнялся у него языкъ. Понятно, какой страхъ тогда обнялъ всѣхъ присутствующихъ при этой видимой карѣ Божьей за непочтеніе угодника Божья. Въ ужасѣ всѣ присутствующіе здѣсь обратились съ теплою молитвою къ Богу, Его Пречистой Матери и преп. Іову, и только тогда могли привести мальчика въ чувство, когда послѣ молитвы влили въ уста его нѣсколько капель воды отъ цѣльбоноснаго источника изъ стопы Божьей Матери, и затѣмъ еле живаго взяли въ домъ свой[32]. Конечно, послѣ такого случая уніаты почаевскіе должны были съ большимъ, чѣмъ прежде, почтеніемъ относиться къ мощамъ преп. Іова, Послѣдующія же за тѣмъ чудеса отъ мощей преп. Іова, въ родѣ нижеслѣдующаго, еще болѣе побудили ихъ къ этому.

7) Въ 1748 г. преп. Іовъ три раза являлся нѣкоей пани Агнесѣ ивъ Борецкихъ Пражмовской, страдавшей головной болью и горячкой, и напоминалъ ей, дабы она навѣстила его въ Почаевѣ, «гдѣ онъ почиваетъ тѣломъ своимъ, и донесла бы мѣстному настоятелю, что онъ преп. Іовъ, слуга Божій, достоинъ большей чести, и чтобы тѣло его было чтимо хоть какимъ-нибудь освѣщеніемъ». Давъ обѣтъ исполнить завѣщаніе блаженнаго, означенная Агнеса тотчатъ получила исцѣленіе отъ своей болѣзни; но, когда она медлила приведеніемъ въ исполненіе своего обѣта, то преп. Іовъ еще 2 раза въ явленіяхъ своихъ побуждалъ къ сему, пока она не исполнила его воли. Все прописанное Прахмовская послѣ исповѣди и св. причастія заявила въ монастырѣ Почаевскомъ подъ присягою и подтвердила это подписью своею и своего мужа Валентина[33].

8) Подобнаго рода чудеса, совершавшіяся отъ мощей преп. Іова, привели уніатовъ почаевскихъ въ тому, что они начали тайкомъ совершать предъ ними молебны, возжигать свѣчи и ѳиміамъ и т. п., какъ это обыкновенно совершается предъ мощами святыхъ. Указаніемъ этого служитъ слѣдующее событіе, помѣщенное уніатами въ «Книгѣ чудесъ Почаевской лавры» подъ 15-мъ числомъ н. Августа 1744 года. Преп. Іовъ, явившись во снѣ нѣкоей Татіанѣ Сидоршѣ изъ м. Чуднова на Волыни, исцѣлилъ ее отъ смертельной болѣзни. Послѣ сего она, согласно указанію преп. Іова, принесла къ мощамъ его кадило и свѣчи и просила совершить тутъ же молебенъ преп. Іову, что, какъ поясняютъ сами же уніаты въ помянутой книгѣ, и было ими исполнено[34]. Съ теченіемъ времени почитаніе уніатами преп. Іова и его мощей еще болѣе усилилось. Въ книгѣ своей «Przesławna góra Poczajowska» они свидѣтельствовали о преп. Іовѣ, что тѣло его съ 1651 г. не подлежитъ ни малѣйшему тлѣнію, почиваетъ здѣсь (въ Почаевской лаврѣ) цѣлое при церкви въ низкой самородной пещерѣ[35]. Называли его блаженнымъ, каковое наименованіе обыкновенно присвояется лицамъ, прославленнымъ свыше. Наконецъ благоговѣніе почаевскихъ уніатовъ къ преп. Іову достигло той мѣры, что они стали хлопотать у папы чрезъ суперіора своего Ипатія Балинскаго о канонизаціи его. Поелику папа Климентъ ХІV нашелъ сего угодника слишкомъ православнымъ и дѣйствовавшимъ во вредъ уніи, то не согласился на канонизацію его; не смотря на большія суммы, жертвуемыя на сей предметъ фундаторомъ Почаевской лавры Николаемъ Потоцкимъ[36]. Уніаты почасвскіе были настолько увѣрены въ успѣхахъ своего предпріятія, что составили даже особую службу преп. Іову и заготовили доску для напечатанія его иконъ, которая впослѣдствіи перешла въ руки православныхъ. Въ одномъ изъ богородичныхъ означенной службы преп. Іовъ сравнивается съ Василіемъ Великимъ[37].

9) Но не отъ папы римскаго зависитъ слава св. угодниковъ Божьихъ, а отъ Бога, дивнаго ро святыхъ своихъ. Это мы видимъ и въ исторіи прославленія мощей и памяти преп. Іова. Не долго папа могъ противиться прославленію мощей преп. Іова. Только временно, по несправедливымъ усиліямъ человѣческимъ, затмилась было слава преп. Іова во время несправедливаго владѣнія уніатами православною Почаевскою святынею. Судъ надъ этой неправдой человѣческой Господь благоволилъ совершить чрезъ своего Помазанника, Благочестивѣйшаго Государя Императора Николая I. По его повелѣнію изъ Почаевской лавры 10 Октабря 1831 г. были удалены базиліане и обитель эта была передана духовенству православной Церкви, какъ древнее ея достояніе. Съ этого времени, память преп. Іова и, мощи его опять стали быть прославляемы, какъ это было до завладѣнія уніатами Почаевскою обителью[38]. Къ новому прославленію мощей преп. Іова послужили основаніемъ новыя чудеса, совершавшіяся по Божьей волѣ, и послѣ перехода ихъ отъ уніатовъ къ православнымъ. Укажемъ на нѣкоторыя изъ нихъ.

10) Въ 1833 г. 25 Мая прибыла въ Почаевъ изъ Оренбургской губ. Мензелинскаго уѣзда, села Макаровскаго крестьянская дѣвица Матрена Шлегова, 23-хъ лѣтъ отъ роду. Она въ теченіи 3-хъ лѣтъ сильно страдала головной болью и разслабленіемъ въ тѣлѣ. Со времени появленія въ ней этой болѣзни она начала чувствовать вообще отвращеніе ко святынѣ; особенно при чтеніи Апостола, Евангелія, при пѣніи Херувимской цѣени и кажденіи она ощущала, въ себѣ необыкновенный жаръ, а затѣмъ слѣдовали корчи членовъ тѣла, сопровождаемые страшнымъ крикомъ. Все это было признакомъ пребыванія въ ней бѣсовской силы. Въ 1832 г. Матрена посѣтила святыя мѣста Воронежа и Кіева и, когда была въ послѣднемъ городѣ, то во снѣ увидѣла старца, украшеннаго сѣдинами и близъ него нѣкую женщину въ бѣлой одеждѣ; оба они побуждали ее придти къ Божьей Матери, говоря: «ты тамъ поживешь у игумена: тамъ тебя будутъ поить и обливать водою отъ Божьей Матери и тамъ ты исцѣлѣешь». Это видѣніе повторялось ей 3 раза и она сохранила его твердо въ памяти. По прибытіи Шлеговой въ Почаевъ съ нею повторились прежніе мучительные припадки и она не могла приступить къ пріобщенію Св. Таинъ, хотя къ тому и приготовилась. Втеченіи 3-хъ дней послѣ освященія воды при мощахъ преп. Іова больная была окропляема св. водою и окаживаема ладономъ, при чемъ читались соотвѣтственныя молитвы и совершались молебны преп. Іову и великом. Варварѣ. Во время сихъ священнодѣйствій съ больною повторялись въ такой степени прежніе припадки, что присутствовавшіе при ней едва могли ее удерживать. Послѣ нѣсколько-кратнаго повторенія сихъ припадковъ во время совершенія означенныхъ священнодѣйствій больная погрузилась въ сонъ и, чрезъ нѣкоторое время проснувшись, почувствовала въ себѣ облегченіе и радость. По выходѣ изъ пещерной церкви 3-го Іюня она уже спокойно взирала на чудотворную икону Божьей Матери въ великой церкви, могла слушать молебны, а на другой день при архіерейскомъ богослуженіи пріобщилась Св. Таинъ, что породило въ душѣ ея особенную радость и спокойствіе. Все поясненное было подтверждено свидѣтельскимъ показаніемъ подъ присягою въ присутствіи членовъ Лаврскаго Духовнаго Собора, военнаго чиновника и засѣдателя Земскаго Суда[39].

11) Въ книгѣ чудесъ, совершающихся въ Почаевской лаврѣ, заведенной, по благословенію Святѣйшаго Сѵнода къ 1844 г., записано, между прочимъ, согласно заявленію маіора Новороссійскаго полка, Филиппа Францевича Кайсера и жены его Екатерины, во время пребыванія ихъ на поклоненіи въ Почаевѣ въ 1857 г. 12 Октября, слѣдующее чудо: Сынъ ихъ Владиславъ 4-хъ мѣсяцевъ отъ роду началъ страдать мучительными конвульсіями, которыя продолжались 8 мѣсяцевъ. Вслѣдствіе этихъ страданій онъ сдѣлался калѣкой, рука его была сведена назадъ, голова увеличилась до необыкновенныхъ размѣровъ, держалась на бокъ и постоянно тряслась. Доктора не могли оказать никакой помощи и родители находились въ отчаяніи. Квартируя съ полкомъ въ это время въ г. Луцкѣ, недалеко отъ Почаева, они узнали о благодѣтельныхъ чудесахъ, совершающихся въ этой лаврѣ отъ чудотворной иконы Божьей Матери и мощей преп. Іова, почему дали обѣтъ отправиться съ больнымъ сыномъ въ эту обитель и начали призывать на помощь Божью Матерь и преп. Іова. Послѣ этого мальчикъ ихъ постепенно началъ поправляться. Спустя нѣкоторое время благочестивые родители исполнили данный ими обѣтъ, прибыли въ Почаевъ съ сыномъ и здѣсь просили отслужить акаѳистъ съ молебномъ предъ чудотворвымъ образомъ Богоматери и пріобщились благодатной воды изъ стопы Богоматери; затѣмъ, отправившись въ пещерную церковь, слушали молебенъ предъ мощами преп. Іова объ исцѣленіи больнаго сына, послѣ чего мальчикъ получилъ совершенное исцѣленіе. Запись объ этомъ исцѣленіи засвидѣтельствована собственноручной подписью родителей исцѣленнаго.

12) Въ недавнее время, 14-го Января 1867 г., послѣдовало исцѣленіе у мощей преп. Іова бѣсноватой крестьянки Екатеринославской губ., Ростовскаго уѣзда, с. Екатериновки Ирины Васильевой Волошиновой, извѣстное многимъ еще инымъ изъ живущихъ въ лаврѣ и бывшихъ свидѣтелями сего чуда. – Нѣтъ возможности передать въ этомъ моемъ краткомъ разсказѣ всѣхъ случаевъ чудесной помощи, подаваемой прибѣгающимъ къ помощи преп. Іова, свѣдѣнія о которыхъ имѣются въ заведенной для записи таковыхъ книгѣ при Почаевской лаврѣ. А сколько еще случаевъ благодатной помощи, бывшихъ въ разныхъ мѣстахъ по ходатайству преп. Іова остается незасвидѣтельствованными по разнымъ причинамъ, о которыхъ облагодетельствованные проливали только благодарныя слезы въ своихъ молитвахъ!

Исчисленныя и еще многія другія чудотворенія отъ мощей преп. Іова послужили поводомъ къ тому, что 19-го Іюня 1833 г., согласно предложенію Преосвященнаго Иннокентія, еп. Волынскаго послѣдовало распоряженіе отъ Волынской Консисторіи духовенству сей епархіи, а въ томъ числѣ и духовенству царства Польскаго (тогда состоявшаго въ епархіальной завистимости отъ Волынскаго преосвященнаго, о возобновленіи празднованія открытія мощей преп. Іова 28-го Августа, какъ это соверщалось въ этой мѣстности до введенія уніи). Для болѣе, торжественнаго открытія сего празденства въ Почаевской лаврѣ сюда въ концѣ м. Августа 1833 г. прибылъ съ Высочайшаго соизволенія и благословенія Святѣйшаго Сѵнода Высокопреосвященный Кириллъ, архіепископу Подольскій со своею многочисленною свитою и пѣвчими. Совмѣстно съ Преосвящ. Иннокентіемъ 28-го Августа торжественно открыли, мощи преп. Іова для всеобщаго почитанія, при чемъ совершили съ ними крестный ходъ вокругъ лавры въ присутствіи многочисленнаго стеченія молящихся изъ разныхъ мѣстъ и сословій. Такимъ образомъ мощи преп. Іова, открытыя въ 1659 году, митрополитомъ Діонисіемъ Балабаномъ, какъ бы вторично были канонизованы Св. Сѵнодомъ, и съ этого времени сдѣлались предметомъ всеобщаго и безпрепятственнаго почитанія и поклоненія православныхъ. Съ этого же времени и донынѣ 28-го Августа торжественно празднуется въ Почаевской лаврѣ, въ память открытія мощей преп. Іова.

Слава святыни почаевской съ каждымъ годомъ все болѣе и болѣе привлекаетъ поклонниковъ и жертвователей съ самыхъ отдаленныхъ частей Россійскаго Государства. Въ числѣ жертвователей особенно приснопамятною остается для Почаевской Лавры извѣстная русская благотворительница графиня Анна Орлова-Чесменская. Она пожертвовала въ 1842 г. для мощей преп. Іова серебрянную раку вѣсомъ 3 п. 27 фун. и 69 зол. Послѣ того, какъ полученно было разрѣшеніе отъ Свят. Сѵнода на переложеніе мощей въ новую раку, таковое совершилъ проживавшій тогда въ Почаевской Лаврѣ преосвященный Анатолій, викарій волынскій, 14 Сентября того же 1842 г. въ присутствіи Волынскаго губернатора Лашкарева, многихъ вызванныхъ имъ сосѣднихъ помѣщиковъ и многочисленнаго стеченія православнаго народа, обыкновенно въ большомъ количествѣ ежегодно собирающагося къ этому дню въ Почаевъ. По разсказамъ очевидцевъ сего торжества переложеніе мощей преп. Іова совершилось въ слѣдующемъ порядкѣ. Наканунѣ 14-го Сентября было предложено поклонникамъ по желанію перенести новую серебрянную раку изъ большой Лаврской церкви въ пещерную. Затѣмъ, предъ совершеніемъ всенощнаго бдѣнія въ пещерной церкви св. мощи были переложены преосвященнымъ Анатоліемъ при участіи высшаго духовенства посредствомъ подложенныхъ подъ таковыя шелковыхъ лентъ. Послѣ всенощнаго бдѣнія въ той же пещерной церкви св. мощи были торжественно перенесены на ночь въ большую соборную церковь и поставлены предъ алтаремъ въ такомъ видѣ, какъ обыкновенно ставится столъ съ плащаницею въ великую пятницу. На другой день была совершена литургія архіереемъ въ великой церкви и молебенъ предъ св. мощами, послѣ чего былъ совершенъ крестный ходъ съ ними же кругомъ лавры, а затѣмъ они были внесены уже въ пещерную церковь и поставлены въ имѣющейся при ней пещерѣ на прежнемъ мѣстѣ. Отъ этого мѣста продолжается вглубь другая узкая пещера – мѣсто подвиговъ преп. Іова во время его земной жизни.

Въ числѣ многихъ благочестивыхъ поклонниковъ, притекающихъ ежегодно въ Почаевскую обитель и коронованныя особы нашего Императорскаго Дома, посѣтивъ Почаевъ, благоговѣйно молились предъ мощами преп. Іова и прикладывались къ нимъ, а именно: въ 1842 г. 25 Сентября – Императоръ Николай 1-й, а въ 1859 г. 31 Октября – Императоръ Александръ II.

Говоря о благодатныхъ дѣйствіяхъ преп. Іова па пользу вѣрующихъ христіанъ, мы должны особенно обратить вниманіе на то, что сей угодникъ Божій, ревнуя по преимуществу во время земной жизни своей за истину православной вѣры, и по смерти никогда не переставалъ ходатайствовать предъ Богомъ объ укрѣпленіи западно-русской Православной Церкви въ борьбѣ ея съ врагами и объ умиротвореніи ея. Замѣчательно, что состоявшая подъ управленіемъ его Почаевская обитель долѣе прочихъ западно-русскихъ монастырей оставалась непоколебимою въ православіи, не смотря на самыя отчаянныя усилія враговъ ея, и даже по принятіи уніи этою обителью въ ней всегда сохранялся въ богослуженіи обрядъ православный, почему прочіе уніаты называли богослуженіе почаевскихъ базиліанъ схизматическимъ[40]. Въ этомъ случаѣ можно видѣть силу и невидимое вліяніе молитвъ въ Богу преп. Іова. Нѣтъ сомнѣнія, что и нынѣ преп. Іовъ неусыпно молится объ укрѣпленіи православной вѣры въ той странѣ, гдѣ онъ родился и жилъ, и молитвы его несомнѣнно являются благопоспѣшными. Они споспѣшествуютъ православію въ западномъ краѣ Россіи, а въ томъ числѣ на Волыни и въ Холмщинѣ, которая по своему историческому положенію всегда была тѣсно связана съ Волынью и Галиціей, – родиной преп. Іова. Этотъ небесный стражъ православія на западно-русской границѣ и доселѣ молитъ Всевышняго о возвращеніи въ лоно Православной церкви остальныхъ чадъ его родины или не могшихъ еще въ нее войти, не смотря на свое желаніе, или же упорно противящихся тому. О такомъ заступничествѣ предъ Богомъ преп. Іова для Холмской Руси напоминаютъ намъ его священныя изображенія, имѣющіяся на наружныхъ стѣнахъ холмскаго собора и часовни, созданной въ Холмѣ въ память совершившагося возсоединенія съ Православной церковью холмскнхъ уніатовъ[41]. Пусть же ревнители уніи, противящіеся голосу къ нимъ Православной церкви, обратятъ вниманіе на чудеса, совершающіяся отъ св. мощей преп. Іова, и въ этомъ вѣрномъ сынѣ Православной церкви познаютъ угодника Божія и признаютъ въ немъ богоспасительную истину православной вѣры. Ибо самъ Господь сказалъ: «вѣруяй въ Мя дѣла, яже Азъ творю, и той сотворитъ, и больша сихъ сотворитъ» (Іоан. XIV, 12). Если же для нихъ не силенъ голосъ Православной церкви, ни даже голосъ Божій, зовущій ихъ къ единенію съ Православной церковью посредствомъ чудесъ, совершающихся отъ мощей преп. Іова, то пусть они послушаютъ голоса своихъ базиліанъ, бывшихъ руководителей ихъ же уніатской церкви, взывающихъ къ нимъ въ одной церковной пѣснѣ составленной ими же! «пріидите празднолюбивыхъ собори, соберитеся вѣрныхъ лицы, стецытеся людіе отъ концевъ Россіи и Польши, внидемъ въ храмъ Господень, въ домъ Божія Матере, почерплемъ воду отъ источника исцѣленій, поклонимся на мѣстѣ, идѣхе стоястѣ нозѣ дѣвическія.... и рцемъ вси къ Ней согласно: яви древнія милости Твоя; огради полки ангеловъ мѣсто Твое святое, пріемля отъ насъ къ Тебѣ ходатая, блаженнаго угодника Твоего желѣза; молитъ бо ся присно ко Господу о душахъ нашихъ». Для покорныхъ чадъ Православной церкви въ Холмской Руси, кромѣ нравственнаго долга почитать преп. Іова, обязываетъ и распоряженіе Волынскаго епархіальнаго начальства отъ 19 Іюля 1833 г., отъ котораго въ іерархической зависимости находились тогда православныя церкви нынѣшней Холмско-Варшавской епархіи[42].

Въ заключеніе пожелаемъ словами молитвы къ преп. Іову всѣмъ жителямъ Холмской Руси, дабы Господь ради молитвъ о нихъ преп. Іова Почаевскаго помогъ имъ пожить въ мирѣ и тишинѣ, «въ вѣрѣ нелицемѣрной и богоугодномъ жительствѣ, дабы всѣ приходящіе, помощи и заступленія ищущіе у сего угодника Божія, получили бы благодать и милость отъ Христа Бога нашего и Пречистыя Его Матере, да никтоже изыдетъ отъ него въ тугѣ и скорби, въ печали, сѣтованіи посрамленъ и постыжденъ въ надѣяніи своемъ, но кійждо по мѣрѣ вѣры и любви своея восприметъ поне нѣкую отраду и утѣшеніе, облегченіе и подкрѣпленіе, защиту и помощь во славу Бога Тріѵпостаснаго, Ему же подобаетъ всякая слава, честь и поклоненіе, Отцу и Сыну и Святому Духу, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь»[43].

Священникъ Поліевктъ Гакановичъ.

« Холмскій Народный Календарь» на 1889 г. Ч. 2. C. 129-143.

***

Тезоименитство преп. Іова Почаевскаго (6 мая.).

Святѣйшій Сѵнодъ, по ходатайсту преосвященнаго Волынскаго Антонія [Храповицкаго], разрѣшилъ обносить вокругъ великой церкви Почаевской лавры ежегодно, 28 августа, въ день обрѣтенія святыхъ мощей преподобнаго Іова, игумена Почаевскаго, раку съ мощами сего преподобнаго, причемъ пояснилъ, что къ установленію 6 мая ежегоднаго церковнаго празднованія въ Почаевской Успенской лаврѣ дня памяти (тезоименитства) преподобнаго Іова, по усмотрѣнію преосвященнаго Волынскаго, препятствій со стороны Святѣйшаго Сѵнода не встрѣчается.

 

«Прибавленія къ Церковнымъ Вѣдомостямъ». 1903. № 16. С. 624.

Подпись преп. Иова.

Вход в пещеру преп. Иова.

Внутренний вид пещеры преп. Иова.

Посмертное явление преп. Иова девушке Анне в Свято-Троицком соборе в 1659 г.

Обретение мощей преп. Иова в 1659 г.

Избавление Успенской Почаевской лавры от турецкой осады 20-23 июля 1675 г.

Нетленные мощи преп. Иова.

Рака с мощами преп. Иова в пещерной церкви.

Серебрянная рака с мощами преп. Иова.

Тропарь и кондакъ Преподобному Іову,

употребляемые на Волыни на молебнахъ

и другихъ молитвословіяхъ во имя Преподобнаго.

Тропаръ, гласъ 4.

Возложъ на ся иго Христово отъ юности, преподобне отче Іове, многолѣтнѣ свято подвизался еси на поприщѣ благочестія; и притекъ къ горѣ почаевской, знаменанной стопою пресвятыя Богородицы, почерплъ еси цѣльбоносиню воду отъ камене чудеснѣ истекающую, и благодатію Божіею укрѣпляяся, мужественно вооружился еси противу кознемъ діавольскимъ, и наставивъ сицевому ополченію иночествующихъ, побѣдители тѣхъ представилъ еси Владыцѣ своему и Богу: Того моли спастися душамъ нашимъ

Кондакъ, гласъ 8.

Возсія отъ спуда земного благодатная луча честныхъ мощей твоихъ угодниче Божій, яко благочестно поживъ въ вѣрѣ Христа Бога нашего, достиглъ еси добродѣтелей совершенства. И оставль сладость житія преходящаго, въ пещеръ горы почаевскія въ пощеніи, молитвахъ и трудѣхъ свято потрудился еси, и тѣми тѣло твое увядилъ еси. Нынѣ же пришедъ къ Богу въ безмятежный и вѣчный животъ, молимся о всѣхъ съ вѣрою къ Тебъ прибѣгающихъ. Тѣмъ же благодарнѣ вопіемъ тя: радуйся, отче Іове, преславный угодниче Божій и обители почаевскія украшеніе.

***

Изъ Акаѳиста составленнаго митр. Антоніемъ (Храповицкимъ),

изданого въ Почаевѣ въ 1904 г. по благословенію Святѣйшаго Сѵнода:

Тропаръ, гласъ 4:

Многострадальнаго праотца долготерпѣніе стяжавъ, Крестителеву воздержанію уподобляяся, божественныя же ревности обою пріобщаяся, тѣхъ имена достойно пріяти сподобился еси, и истинныя вѣры былъ еси проповѣдникъ безбоязненъ, тѣмже монаховъ множество ко Христу привелъ еси, и вся люди въ православіи утвердилъ еси, Іове, преподобне отче нашъ, моли спастися душамъ нашимъ.

Кондакъ, гласъ 4. Подобенъ: Явился еси днесь вселеннѣй:

Явился еси истинныя вѣры столпъ, евангельскихъ же заповѣдей ревнитель, гордыни обличеніе, смиреннымъ же предстатель и наученіе, тѣмже и ублажающимъ тя, грѣховъ отпущеніе испроси, и обитель твою невредиму сохрани, Іове, отче нашъ, многострадальному подобный.

Молитва

преподобному отцу нашему Іову, игумену и чудовторцу Почаевскому:

О, преподобне отче Іове, иноковъ трудолюбнаго житія богомудрый наставниче, кротости и воздержанія, чистоты и цѣломудрія, братолюбія и нищелюбія, терпѣнія и бдѣнія отъ ранней юности до поздней старости неутомимый подвижниче, вѣры православныя великій ревнителю и непреоборимый поборниче, земли Волынскія и Галицкія свѣтило богосвѣтлое и святыя Почаевскія обители непобѣдимый защитниче! Призри окомъ благоутробія твоего на насъ недостойныхъ чадъ твоихъ, къ тебѣ усердно по вся дни прибѣгающихъ и на боголюбивыя люди сія, предъ твоими духоносными и многоцѣлебными мощами собравшіяся и благоговѣйно къ тѣмъ припадающія, и испроси предстательствомъ твоимъ ко Всевышнему Владыцѣ имъ и намъ вся, яже къ животу и благочестію, полезная и благопотребная: болящія исцѣли, малодушныя ободри, скорбящія утѣши, обидимыя заступи, немощныя подкрѣпи и поверженныя долу возстави, всѣмъ вся, благодатію тебѣ отъ Бога данною, даруй, по коегождо нуждѣ и потребѣ, во спасеніе души и во здравіе тѣлу. Вознеси, угодниче Божій, всемощную молитву твою и о страждущей земли русской, да будетъ въ ней паки[44] выну миръ и тишина, благочестіе и благоденствіе, въ судахъ правда и милость, въ совѣтѣхъ мудрость и благое преспѣяніе, да утверждается же во благихъ человѣцѣхъ вѣрность, въ злыхъ же страхъ и боязнь, во еже престати имъ отъ зла и творити добрая, да тако въ землѣ нашей[45] Царство Христово растетъ и множится и да прославится въ немъ Богъ, дивный во святыхъ Своихъ, Емуже единому подобаетъ всякая слава, честь и поклоненіе Отцу, и Сыну, и Святому Духу, нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

 

З р и , яко память преподобнаго Іова совершается въ день блаженныя кончины его октоврія въ 28-й день, и въ день обрѣтенія святыхъ мощей его августа въ 28-й день, егда во святѣй Почаевстѣй Лаврѣ святыя мощи его износятся въ великую церковь, третицею же творимъ память его маія въ 6-й день.

 

2-е Приложеніе къ 2-му изданію Перваго тома «Жизнеописанія Блаженнѣйшаго Антонія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго». Нью Іоркъ 1971.

 

Сост Ред. 

 

[1] «Очерки изъ исторіи православной церкви и древняго благочестія на Волыни», прот. А. Ѳ. Хойнацкаго (Житоміръ 1878 г.); и его же «Православіе и унія въ лицѣ двухъ своихъ защитниковъ, преп. Іова Почаевскаго и Іосафата Кунцевича» (Кіевъ 1882 г.) – изъ журнала «Труды Кіевской Духовной Академіи» за м. сентябрь 1882 г.

[2] Житіе блаж. Іова по Досиѳею пет. изд., стр. 2 на оборотѣ.

[3] Житіе блаж. Іова по Досиѳею пет. изд., стр. 2 на оборотѣ.

[4] М. А. Максимовичъ. Письма о князьяхъ Острожскихъ къ графинѣ А. Д. Блудовой. Кіевъ 1866, стр. 33.

[5] Житіе блаж. Іова по Досиѳею пет. изд., стр. 2 и 3.

[6] Очерки, прот. А. Ѳ. Хойнацкаго, стр. 160.

[7] Очерки, прот. А. Ѳ. Хойнацкаго, стр. 164.

[8] Очерки, прот. А. Ѳ. Хойнацкаго, стр. 165, и «Новое небо съ новыми звѣздами», архимандрита Іоанна Голятовскаго, Львовъ 1675 г. стр. 99.

[9] «Гора Почаевская», 1793 г., стр 4.

[10] Житіе блаж. Іова по Досиѳею пет. изд., стр. 3.

[11] Преп. Іовъ Игум. Почаевскій, стр. 28. «Гора Почаевская», стр. 5.

[12] Свящ. А. Сендульскій. Загаецкій, Св. Іоанна Милостиваго, мужескій третьеклассный монастырь. «Волынскія Епархіальныя Вѣдомости». 1877 г. № 20. Ч. Неофф., стр. 845-875. Православіе и унія, прот. А. Ѳ. Хойнацкаго, стр. 3.

[13] Житіе блаж. Іова по Досиѳею пет. изд., стр. 4 на оборотѣ.

[14] Житіе блаж. Іова. Очерки изъ исторіи православной церкви, прот. А. Ѳ. Хойнацкаго, стр. 189.

[15] Житіе блаж. Іова по Досиѳею пет. изд., стр. 5 на оборотѣ.

[16] Житіе блаж. Іова по Досиѳею пет. изд., стр. 5 на оборотѣ.

[17] Максимовича письма о князьяхъ Острожскихъ, стр. 34.

[18] Гора Почаевская, стр. 5. Очерки изъ исторіи православной церкви, прот. А. Ѳ. Хойнацкаго, стр. 175.

[19] Przesławna góra Poczajewska, стр. 5-9 и Очерки изъ исторіи православной церкви, прот. А. Ѳ. Хойнацкаго, стр. 175-178.

[20] Гора Почаевская, стр. 5. Очерки изъ исторіи православной церкви, прот. А. Ѳ. Хойнацкаго, стр. 180.

[21] Архивъ Почаевской лавры. Дѣло 18 3/50, стр. 8 и Очерки изъ исторіи православной церкви, прот. А. Ѳ. Хойнацкаго, стр. 196.

[22] Житіе блаж. Іова по Досиѳею пет. изд., стр. 5-9.

[23] О значеніи преп. Іова Почаевскаго игумена въ исторіи русской жизни – газета «Гатцука» 1875 г. № 45 и 47, стр. 743-776; Досиѳея Житіе блаж. Іова, стр. 5 и Православіе и унія въ лицѣ двухъ своихъ представителей, преп. Іова Почаевскаго и Іосафата Кунцевича, прот. А. Ѳ. Хойнацкаго, стр. 24.

[24] Житіе блаж. Іова по Досиѳею пет. изд., стр. 6-7.

[25] Тамъ же.

[26] Житіе блаж. Іова по Досиѳею пет. изд., стр. 8-10 и Очерки, прот. А. Ѳ. Хойнацкаго, стр. 199-200.

[27] Очерки, прот. А. Ѳ. Хойнацкаго, стр. 201.

[28] Житіе блаж. Іова по Досиѳею пет. изд., стр. 11 и Очерки, прот. А. Ѳ. Хойнацкаго, стр. 201.

[29] «Гора Почаевская», стр. 9-10, Очерки, прот. А. Ѳ. Хойнацкаго, стр. 201-203.

[30] Житіе блаж. Іова по Досиѳею пет. изд., стр. 12-13.

[31] Замѣчательно, что въ актахъ почаевскаго архива современныхъ преподобному Іову нѣтъ ни одного дѣля, которое бы хоть косвеннымъ образомъ говорило о покушеніяхъ латино-уніятовъ на почаевскую обитель и единственнымъ врагомъ ея является только одинъ протестантъ Фирлей. «Подольскія Епархіальныя Вѣдомости». 1871. № 7. Отд. Неофф., стр. 298, примѣч. 4-е. – ред.

[32] «Księga cudów Obraza Poczajowskiej Najświętszej P. M.», – рукокописная книга Почаевской Лавры. Въ житіи преп. Іова, стр. 14-15.

[33] Тамъ же, стр. 16. Очерки, прот. А. Ѳ. Хойнацкаго, стр. 207.

[34] «Księga cudów». По житіи преп. Іова. Очерки, прот. А. Ѳ. Хойнацкаго, стр. 200.

[35] Стр. 10-ая на оборотѣ. Очерки, прот. А. Ѳ. Хойнацкаго, стр. 209.

[36] Очерки, прот. А. Ѳ. Хойнацкаго, стр. 211 и 212.

[37] Вслѣдствіе запроса, бывшаго изъ Святѣйшаго Сѵнода Преосвященному Амвросію, Епископу Волынскому, послѣ передачи Почаевской обители, онъ доносилъ Сѵноду: «въ пещерной церкви почивають мощи Іова православнаго игумена почаевскаго совершенпно цѣлы».

[38] Канонъ пѣснь 4-ая, тропарь 4-й.

[39] По распоряженіе Святѣйшаго Сѵнода извѣстіе объ этомъ чудѣ было напечатано въ «Христіанскомъ Чтеніи» за 1834 г., стр. 113-116.

[40] «Изъ воспоминаній и замѣтокъ бывшаго послушника Почаевской лавры при базиліанахъ. «Волынскія Епархіальныя Вѣдомости» за 1879 г. № 17-й. Православіе и унія, прот. А. Ѳ. Хойнацкаго.

[41] Въ 1875 г. произошло возсоединеніе Холмской епархіи съ Православпою Церковью. Возсоединеніе началось въ городѣ Бѣлы, Сѣдлецкой губ., гдѣ 12 января архіепископъ Варшавскій Іоанникій принялъ въ общеніе съ православною Церковью 45 приходовъ (26 уніатскихъ священниковъ съ 50.000 населеніемъ). 25 марта, въ г. Яновѣ, принято 42 прихода. Того же дня депутація отъ Холмской греко-уніатской епархіи, представившись Государю Императору, просила о разрѣшеніи возвратиться въ лоно Св. Православной Церкви. Актъ возсоединенія въ Холмѣ состоялся 11 мая 1875 г. Такъ пришла въ общеніе съ православною Церковью древняя Холмская епархія въ составѣ 266 приходовъ, въ которыхъ числилось 260.578 душъ. «Прибавленія къ Церковнымъ Вѣдомостямъ» 1908. № 32. C. 1529. Память возсоединенія холмскихъ уніатовъ съ Православною Церковію увѣковѣчена была въ Холмѣ построеніемъ Кирилло-Меѳодіевской часовни, надъ главнымъ входомъ въ которую были начертаны слѣдующія многознаменательныя слова, вполнѣ выражающія внутреннее значеніе возсоединенія и смыслъ памятника: «И будетъ едино стадо и единъ пастырь». Часовня была сооружена по проекту академика архитектуры В. И. Сычугова. Постройка часовни начата въ 1876 г., а окончена въ 1884 г. Часовня была расположена въ самой высокой точкѣ Холмскаго дѣтинца (пол. Высокая Горка). Внутренность часовни была украшена стѣнною живописью и фресковыми орнаментами. Иконостасъ сдѣланъ изъ дуба въ древне-русскомъ стилѣ съ золоченою рѣзьбой, въ четыре яруса. Полъ и балюстрада сдѣланы изъ бѣлаго мрамора. Въ 1921 г. часовня была снесена по приказу польскаго правительства, вдохновленаго римо-католическимъ костеломъ, въ рамкахъ кампаніи по сносу храмовъ построенныхъ царскими властями. – ред.

[42] Православіе и унія, прот. А. Ѳ. Хойнацкаго, стр. 218. – ред.

[43] Изъ молитвы прей. Іову, употребляемой въ Почаевской лаврѣ. Многія свѣдѣнія, вошедшія въ этотъ разсказъ, заимствованы мною изъ книгъ достоуважаемаго О. протоіерея Андрея Ѳеодоровича ХоЙнацкаго: «Очерки изъ исторіи Православной церкви и древняго благочестія на Волыни» и «Православіе и Унія въ лицѣ своихъ 2-хъ защитниковъ преп. Іова и Іосафата Кунцевича».

[44] Въ прежнѣе врѣмена: «о Благочестивѣйшемъ Государѣ Императорѣ нашемъ [имярекъ] и о всемъ царствующемъ Его Домѣ, да будетъ въ Его державѣ выну.». – ред.

[45] Въ прежнѣе врѣмена: «въ державѣ Россійстѣй». – ред.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: