Ѳеодоръ Васильевичъ Коралловъ – Образъ и подобіе Божіе въ человѣкѣ.

Шестодневъ творчества Божія завершился созданіемъ человѣка. Св. Бытописатель дважды повѣствуетъ о созданіи человѣка. Въ 1-ой главѣ (26-29 ст.) книги Бытія онъ изображаетъ созданіе человѣка въ связи съ общей исторіей происхожденія всего видимаго міра, какъ заключительный актъ этой исторіи, а во 2-ой главѣ той же книги (7-24 ст.) – какъ первый моментъ начала исторіи жизни человѣчества на землѣ.

Когда первовещество міровое («земля» Быт. I, 1-2), наитствованное въ мѣру, угодную Творцу, Духомъ Святымъ (1, 2), по всемогущему слову Божію приняло надлежащее устроеніе (1-ый, 2-ой и 4-ый дни творенія), – а земля – наша планета явилась способною поддерживать на себѣ органическую жизнь, появившуюся изъ ея же стихій по глаголу Божію (3-ій, 5-ый и 6-ой дни творенія), – вызывается къ бытію человѣкъ. Правда, онъ создается въ тотъ же 6-ой день, когда были сотворены и животныя, обитающія на сушѣ, т. е. высшей организаціи, но создается послѣ нихъ, особеннымъ образомъ и особымъ дѣйствіемъ Творца, такъ что созданіе человѣка составляетъ особый актъ въ порядкѣ всего шестоднева творчества Божія.

Всѣ твари видимыя до человѣка вызывались къ бытію изъ небытія однимъ всесильнымъ глаголомъ Божіимъ («рече»); предъ созданіемъ же человѣка Всевышній въ тайнѣ Своего три-ипостаснаго Существа держитъ совѣтъ: «и рече Богъ: сотворимъ человѣка по образу нашему и по подобію» (Быт. I, 26). Фактъ совѣта Божественнаго знаменуетъ, что благоволитъ проявиться особеннѣйшая, съ прежними актами несравнимая, творческая дѣятельность Всевышняго, вносящая во всю совокупность созданныхъ уже тварей новое жизненное теченіе, равно и само созданіе это будетъ новымъ, отличнымъ отъ всѣхъ другихъ тварей и превосходящимъ «душу живую» ихъ.

Содержаніе таинственнаго совѣта Божія Библія передаетъ кратко: «Сотворимъ человѣка по образу Нашему и по подобію», (или буквально съ еврейскаго: «сотворимъ человѣка во образъ Нашъ, (иначе: съ образомъ Нашимъ), какъ подобіе Наше»). «И сотвори Богъ человѣка, по образу Божію сотвори его: мужа и жену сотвори ихъ» – продолжаетъ Бытописатель, указывая самую важную особенность, которою человѣкъ надѣленъ отъ Бога и которая неизмѣримо возвышаетъ его надъ прочими тварями земли, ставя непосредственно послѣ ангеловъ въ лѣстницѣ творенія, какъ «умаленнаго малымъ чимъ» отъ нихъ (Псал. VIII, 6). Правда, въ природѣ всѣхъ тварей отражаются совершенства Творца, но образомъ Божіимъ одаренъ одинъ только человѣкъ.

Но чтожъ такое образъ Божій?

Въ еврейскомъ подлинникѣ слово «образъ» названо «целем». Первоначальное значеніе еврейскаго слова «целем», переведеннаго 70 богомудрыми толковниками и въ русской Библіи терминомъ «образъ», есть тѣнь. Значитъ, общее представленіе объ «образѣ» имѣетъ своей исходной точкой тѣневой отпечатокъ, отбрасываемый какимъ-либо предметомъ на противолежащемъ ему пространствѣ. Какой же характерный и безусловно-вѣрный признакъ тѣни по отношенію къ предмету, отъ котораго отбрасывается тѣнь? Неоспоримо вѣрно то, что дѣйствительно, реально существуетъ самый предметъ, который даетъ ту или другую тѣнь. Итакъ, соотвѣтственно ближайшему буквальному значенію слова «целем» (образъ), т. е. тѣнь и имѣя въ виду выше указанное значеніе тѣни, какъ непреложнаго удостовѣренія въ дѣйствительности бытія предмета, отъ котораго отбрасываются тѣнь, – библейское изреченіе «рече Богъ: сотворимъ человѣка по образу Нашему» будетъ имѣть такой смыслъ: оно выражаетъ непреложное намѣреніе Творца, Его всемогуще-всесвятую волю создать человѣка во свидѣтельство о Себѣ и о Своемъ бытіи, во свидѣтельство неукоснительное и непреложное. Другими словами, въ совѣтѣ Святой Троицы опредѣляется создать такое существо, которое въ области чувственнаго міра съ несомнѣнностью удостовѣряло бы бытіе Творца подобно тому, какъ тѣнь извѣстнаго предмета, несомнѣнно удостовѣряетъ наличность бытія предмета, отбросившаго ее. И дѣйствительно, ни одна тварь изъ всего видимаго міра столь ясно и столь доказательно не свидѣтельствуетъ о бытіи Бога – личнаго и безконечнаго Духа, какъ человѣкъ.

Далѣе. Тѣнь всегда передаетъ общую структуру предмета, отъ котораго она отбрасывается, напр., и на тѣни можно отличить растеніе отъ животнаго и т. д. Совершенно вѣрно то, что по тѣни полнаго, точнаго, тѣмъ болѣе адекватнаго представленія нельзя составить о предметѣ, ибо тяжесть, плотность, крѣпость, цвѣтъ и другія качества предмета не отпечатлѣваются въ тѣневомъ отбросѣ, однако общій видъ, общая схема предмета и на тѣни ясна. Принимая же во вниманіе эту черту, библейское изреченіе: «рече Богъ: сотворимъ человѣка по образу Нашему» будетъ имѣть тотъ смыслъ, что человѣкъ, какъ тѣнь Творца, передаетъ намъ и отпечатлѣваетъ на себѣ сходство съ Самимъ Творцомъ, онъ носитъ въ себѣ натуральное отображеніе образа бытія Самого Творца, Его свойствъ и совершенствъ, – или, выражаясь словами Григорія Назіанзина, «какъ отблескъ Божественнаго Свѣта, составляетъ (человѣкъ) нѣчто съ Нимъ (Богомъ) весьма близкое и родственное». Объединимъ обѣ эти черты, заключающіяся въ понятіи «целем» (образъ), тогда получится такой смыслъ словъ бытописателя: «рече Богъ: сотворимъ человѣка по образу Нашему»; Всевышній воззываетъ изъ небытія къ бытію человѣка, какъ такое существо, которое несомнѣнно удостовѣряетъ въ бытіи Бога и своей природой, сходной съ Первоорбазомъ, свидѣтельствуетъ, каковъ Богъ Самъ въ Себѣ, по Своему существу и свойствамъ.

Такъ какъ Богъ по природѣ Своей –  чистѣйшій и всесовершенный Духъ, то и «образъ» Божій, очевидно, заключается въ душѣ человѣческой. Результатомъ и знаменіемъ бытія образа Божія въ человѣкѣ, по словамъ. Бытописателя, служитъ царственная власть его надъ всѣми тварями земли и обладеніе послѣдней (Быт. I, 26-28). Понятно, что способность владычествованія относится къ душѣ, а не къ тѣлу, значитъ, и самый образъ Божій заключается въ душѣ человѣка, а не въ его тѣлѣ. Еще яснѣе эта истина видна изъ посланій Ап. Павла, гдѣ образъ Божій, по которому созданъ былъ человѣкъ и къ возстановленію котораго въ себѣ призываются всѣ вѣрующіе, поставляется въ «неложномъ познаніи» (Кол. 3, 9-10), въ «праведности, святости истины» (Еф. 4, 24), что ясно относится къ душѣ, а не къ тѣлу. Хотя и тѣло, какъ созданное непосредственно Самимъ Богомъ и созданное, дабы быть жилищемъ, органомъ и выразителемъ души, въ силу этой внутренней и неразрывной связи, является сопричастнымъ образу Божію и внѣшне отображаетъ его. Внутренно и нераздѣльно же образъ Божій слитъ съ душою человѣка такъ, что составляетъ съ ней одно неразрывное единство, или, что тоже, составляетъ самую природу, сущность, субстанцію души человѣческой (Григорій Богословъ, Iоаннъ Дамаскинъ).

Частнѣйшія черты образа Божія въ душѣ человѣка, по изъясненію св. Отцевъ, заключаются въ тѣхъ способностяхъ души, которыя дарованы человѣку при самомъ твореніи, составляютъ сущность его духовной природы, приближаютъ его къ Богу, отличаютъ и возвышаютъ надъ всѣми прочими земными тварями. Черты эти таковы: духовность, какъ образъ всесовершеннѣйшей природы Безконечнаго Духа-Бога (Аѳинагоръ, Ириней, Тертулліанъ, Оригенъ, Лактанцій, Аѳанасій Великій и др.), – разумъ, какъ образъ безконечно-премірнаго ума Божія (Ириней, Оригенъ, Амвросій, Василій Великій, Григорій Нисскій, Августинъ, Iоаннъ Дамаскинъ), – свободная воля, способная любить добро и быть святой, какъ образъ абсолютной, всесвятой и всеблагой воли Божіей (Ириней, Иларій, Василій Великій, Iоаннъ Златоустъ, Исидоръ Пилусіотъ, Іеронимъ, Iоаннъ Дамаскинъ), – безсмертіе, какъ образъ вѣчности Божіей (Аѳинагоръ, Ииполитъ, Аѳанасій Beликій, Августинъ, Ѳеодоритъ и др.), – даръ слова, какъ образъ Слова Ѵпостаснаго (Ириней, Ѳеодоритъ и др.). Впрочемъ, столь полное ученіе объ образѣ Божіемъ въ человѣкѣ дается въ ученіи св. Отцевъ, взятыхъ вмѣстѣ, но каждый изъ нихъ въ отдѣльности указывалъ только на нѣкоторыя изъ вышеозначенныхъ чертъ, очевидно, безъ противорѣчія восполняя другъ друга.

Содержаніе совѣта Тріединаго Бога предъ созданіемъ человѣка не исчерпывается однимъ опредѣленіемъ создать человѣка «по образу (целем) Божію», Священное Писаніе прибавляетъ еще слова: «и по подобію» (буквально: какъ подобіе Наше).

Часто богословскіе умы древности и позднѣйшихъ временъ, (въ частности изъ отечественныхъ: митр. Филаретъ Московскій, Виссаріонъ Костромской, Филаретъ Черниговскій, Помяловскій и др.), отождествляютъ почти понятія: образъ и подобіе. Есть ли на самомъ дѣлѣ различіе между образомъ и подобіемъ Божіимъ въ человѣкѣ? Если мы обратимся къ Библіи, то увидимъ, что слово Божіе даетъ основанія для различенія образа и подобія Божія въ человѣкѣ. Первѣе всего въ словахъ: «рече Богъ: сотворимъ человѣка по образу Нашему и по подобію» самые термины въ подлинникѣ употреблены различные и не имѣющіе между собой сродства по значенію: образъ-«целем», а подобіе-«д‘мут», что ясно неслучайно, ибо случайнаго въ словѣ Божіемъ не можетъ быть. Сопоставимъ 26 и 27 ст. 1-ой гл. Бытія. Въ 26 ст. Бытописатель указываетъ, что Богъ въ совѣтѣ Св. Троицы опредѣлилъ создать человѣка «по образу Нашему и по подобію», а о самомъ сотвореніи въ 27 ст. говоритъ: «И сотвори Богъ человѣка, по образу Божію сотвори его: мужа и жену сотвори ихъ». Умолчаніе о созданіи человѣка и «по подобію», безъ сомнѣнія, не случайно. Въ другихъ мѣстахъ Библіи есть прямыя указанія, что образъ Божій есть и въ падшемъ человѣкѣ, нѣтъ только подобія. Ною при дозволеніи употреблять въ пищу мясо животныхъ Богъ сказалъ: «Проливаяй кровь человѣчу, въ ея мѣсто его проліется: яко во образъ Божій сотворихъ человѣка», или въ словахъ Ап. Павла, что мужъ есть образъ и слава Божія (1 Кор. 11, 7), опять умалчивается о подобіи. Очевидно, что дается человѣку и всегда присущъ самой сущности природы его души одинъ только образъ Божій. Онъ же, хотя и въ затемненномъ и искаженномъ видѣ, сохраняется и въ душахъ развращенныхъ людей. Словомъ, неизгладимъ образъ Божій въ человѣкѣ.

Въ подлинникѣ еврейскомъ для означенія понятія «подобіе» стоитъ слово «д‘мут». Слово же «д‘мут» или сокращенная форма его – «дам», родственно и по внѣшнезвуковой сторонѣ, и по внутреннему значенію съ словомъ «дам» – кровь. Извѣстно, что въ малоразвитомъ и образномъ мышленіи древняго человѣка вообще на востокѣ, въ частности – еврея, кровь отожествлялась съ жизнью вообще, представлялась необходимымъ условіемъ всѣхъ жизненныхъ проявленій души и признавалась жилищемъ ея. Посему то Моисей отъ лица Божія говоритъ: «Точію мяса въ крови души да не снѣсте. Крови бо вашей, душъ вашихъ отъ руки всякаго звѣря изыщу (ея): и отъ руки человѣка брата изыщу ея» (Быт. 3, 4-5), или яснѣе по Библіи въ русскомъ переводѣ: «только плоти съ душей ея, съ кровью ея, не ѣшьте: я взыщу и вашу кровь, въ которой жизнь ваша, взыщу ее отъ всякаго звѣря, взыщу также душу человѣка отъ руки человѣка, отъ руки брата». Мало того. Въ образованіи отвлеченнаго понятія сходства или «подобія» древній еврей выходилъ изъ представленія объ единствѣ крови, какъ основѣ, обусловливающей собой одинаковость, сходство жизненнаго уклада, міросозерцанія и настроенія двухъ или нѣсколькихъ существъ. Характерное мѣсто въ поясненіи даннаго положенія заключается въ книгѣ пророка Іезекіиля 19 гл. 10 ст. «въ плачѣ о князьяхъ Израиля», гдѣ говорится, что «Мати твоя (т. е. Израиля) яко виноградъ, и яко цвѣтъ шипчанъ на водѣ насажденъ, плодъ его и отрасль его бысть отъ воды многи»; въ русскомъ переводѣ это мѣсто читается такъ: «Твоя мать была, какъ виноградная лоза, посаженная у воды; плодовита и вѣтвиста была отъ обилія воды», – съ еврейскаго подлинника по переводу проф. Я. Богородскаго слова эти читаются такъ: «Твоя мать была, какъ виноградная лоза, такая какъ ты», или: «подобна тебѣ», еще точнѣе: «единокровна тебѣ» (бедамха)... Посему слово «д‘мут» – подобіе – по первоначальному своему значенію указываетъ не на внѣшнее какое-либо случайное сходство, а на внутренній укладъ жизненный подобный, сходный съ укладомъ жизненнымъ того Я, кому подобно то или другое лицо или существо. На основаніи этого можно безошибочно заключать, что совѣтъ Божій о созданіи человѣка «по подобію» (какъ подобіе Наше) означаетъ то, что Всевышній соблагоизволяетъ воззвать изъ небытія къ бытію такое твореніе, которое бы въ жизни своей уподоблялось, стремилось приближаться къ Творцу, какъ своему Первообразу, перевоплощало бы Его въ себѣ, насколько это возможно ограниченной твари. Въ томъ то и состоитъ конечная цѣль жизни и бытія человѣка, что онъ долженъ стремиться къ возможно полнѣйшему отображенію совершенствъ Божіихъ. Это Христосъ Спаситель изрекъ въ едва вмѣстимыхъ для человѣческаго ума, словахъ: «Будите вы совершеніи якоже Отецъ вашъ небесный совершенъ есть» (Мѳ. 5 гл. 48 ст.). Въ частности – одаренный разумомъ, отблескомъ разума Божія, съ врожденной любовью къ истинѣ, человѣкъ непрестанно и неустанно обязанъ стремиться и приближаться по мѣрѣ возможности къ обладанію такой истиной, какою обладаетъ Самъ Богъ, – имѣя волю, отблескъ всесвятой и высочайше свободной воли Всевышняго, человѣкъ неопустительно въ каждый моментъ своей жизни долженъ стремиться къ достиженію святости, подобной святости Бога, – обладая способностью чувствованія, отблескъ высочайшаго чувствованія премірнаго Бога, человѣкъ долженъ стремиться воспитать въ себѣ любовь и «вкусъ» (преосвящ. Ѳеофана терминъ) къ тому верховному благу, какимъ является по самому существу Своему Самъ Богъ,

Итакъ, «подобіе» Божіе составляетъ задачу, или цѣль человѣческой жизни, которая достигается путемъ постояннаго и правильнаго упражненія и истинно-надлежащаго усовершенствованія природныхъ свойствъ и способностей человѣка, какъ образа Божія. Преуспѣяніе и самоусовершенствованіе это, или – что тоже – богоподобіе, начинаясь въ земной жизни, продолжится во всю вѣчность, – другими словами, для него нѣтъ временныхъ границъ.

Отцы Церкви Христовой различали строго образъ Божій и подобіе въ человѣкѣ. «Быть по образу Божію, разсуждаетъ св. Григорій Нисскій, свойственно намъ по творенію, а подобіе зависитъ отъ нашего произволенія», потому то, хотя въ Совѣтѣ Св. Троицы и было предопредѣлено создать человѣка по образу Божію и по подобію, а созданъ онъ только по образу, ибо подобіе «пріобрѣтается посредствомъ нашей дѣятельности». Iоаннъ Дамаскинъ говоритъ: «Словомъ – "по образу" – означается сила ума и сила свободы, а словомъ – "по подобію" – уподобленіе Богу въ добродѣтели, сколько это возможно». Нашъ отечественный Святитель Димитрій Ростовскій въ «Розыскѣ» поучаетъ: «образъ Божій есть и въ невѣрнаго человѣка душѣ, подобіе же токмо въ христіанинѣ добродѣтельномъ: и егда согрѣшаетъ смертно человѣкъ, тогда подобія токмо лишается, а не образа. И аще въ муку вѣчную осудится, образъ Божій тойже въ немъ во вѣки, подобіе же уже быти не можетъ».

Церковь Христова, научая насъ по слову Божію, что человѣкъ созданъ «по образу Божію и по подобію», внѣдряетъ въ наше сознаніе ту мысль и истину, что онъ предназначенъ въ ряду видимыхъ тварей къ тому, чтобы въ области физическаго міра, который слѣпо и безсознательно только выполняетъ данные ему законы, свидѣтельствовать со всею ясностью о бытіи Творца и Его свойствахъ и совершенствахъ, и стремиться чрезъ богоподобіе свое отображать Творческую жизнь въ этомъ мірѣ, насколько это возможно для ограниченнаго духа и при томъ связаннаго органически съ веществомъ.

 

Ѳ. Коралловъ.

«Холмская церковная жизнь». 1907. № 5. Ч. Неофф. С. 157-163.

 

Объ авторѣ. Статскій Совѣтникъ Ѳеодоръ Васильевичъ Коралловъ, сынъ діакона Рязанской губ., род. въ 1865 г., кандидатъ богословія С.-Петербургской духовной академіи 1890 г.; съ 6 сент. того-же года помощникъ инспектора Холмской духовной семинаріи; съ 25 октября 1891 г. преподаватель греческаго языка въ той же семинаріи; а съ 28 марта 1895 г. – основнаго, догматическаго и нравственнаго богословія въ той же семинаріи; Съ 1 февр. 1907 г. инспекторъ народныхъ училищъ Холмской учебной дирекціи. Хранителъ Братскаго археологическаго музея и библіотеки при немъ, а также членъ Холмско-Варшавскаго Епархіальнаго Училищнаго Совѣта и историко-статистическаго комитета. Награжденъ: знакомъ Холмс. Брат. 2 ст. (1893); орд. св. Ст. 3 ст. (1897); св. Ан. 3 ст. (1901); знакомъ Холмс. Братс. 1 ст. (1901); орд, св. Ст. 2 ст. (1905) и Библіей отъ Св. Синода (1906). Умеръ послѣ 1917 г.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: