Епископъ Іустинъ (Полянскій) – Поученія на Успеніе Пресвятой Богородицы.

I.

На всенощной.

Когда Архангелъ Гавріилъ благовѣстилъ Пресвятой Дѣвѣ Маріи о зачатіи и рожденіи Ею Спасителя міра, – Она, успокоенная Ангеломъ, что сіе совершится безъ нарушенія Ея обѣта дѣвства, силою Святаго Духа, въ глубокомъ смиреніи не что иное рекла, какъ: «се раба Господня; буди мнѣ по глаголу твоему!». Всецѣлая преданность въ волю Божію, выраженная сими словами, составляла основное правило всей земной жизни Пресвятой Дѣвы; вездѣ, во всѣхъ обстоятельствахъ жизни она, по изображенію Евангелистовъ, смиренно слагала въ своемъ сердцѣ все видимое и слышимое въ глубокой преданности волѣ Божіей.

Благо тебѣ будетъ, христіанинъ, и на небеси, и на земли, если, по примѣру Матери всѣхъ насъ христіанъ, нашей Заступницы и Ходатаицы, и ты сдѣлаешь главнымъ правиломъ своей жизни всецѣлую преданность волѣ Божіей, если устроишь свою жизнь такъ, чтобы могъ сказать вмѣстѣ съ Псалмопѣвцемъ: «на Господа уповахъ» (Псал. 10, 1).

Подражая примѣру Матери Божіей, ты долженъ стараться о томъ, чтобы всего себя и все свое отдать въ волю Божію, препоручить Его верховному распоряженію. «Да будетъ со мною всегда и вездѣ, что Богу угодно: я стану только внимательно смотрѣть на себя и вокругъ себя, и дѣйствовать всегда предъ лицемъ Господнимъ, исполняя свой долгъ и шествуя путемъ, который мнѣ указанъ въ жизни. Господь – мой Владыка, Помощникъ и Отецъ: къ Нему буду относить все, чего ни достигну, что ни потеряю, чѣмъ ни утѣшусь и чѣмъ ни скорбѣю». Вотъ весь планъ твоей жизни, основанный на разумной и сердечной преданности Богу. Онъ простъ и кратокъ; но въ немъ есть все. Нужно-ли извѣстное и вѣрное направленіе жизни? Самый опредѣленный характеръ даетъ ей преданность Богу. Нужна-ли защита въ скорби и услажденіе въ горести? Чашу отрады и благодушія подаетъ преданность Богу. Нужна-ли опора и облегченіе въ дѣлахъ благочестія и вѣры? – Помощницею вѣрною и неизмѣнною является и здѣсь преданность Богу. Нужно-ли самой добродѣтели особенное украшеніе и пріятность? – Украшаетъ и услаждаетъ ее преданность Богу. Все это въ ней есть, точно такъ-же, какъ ничего такого нѣтъ внѣ ея.

Такъ, если нѣтъ у насъ истинной преданности Богу, то не можетъ быть и опредѣленнаго направленія нашей жизни. Какую цѣль предположить, какой образъ дѣйствія избрать, на что уповать и чего надѣяться можетъ человѣкъ, одинъ, самъ по себѣ, среди міра, гдѣ нѣтъ ничего въ его власти, и все можетъ быть противъ него? Предполагать, конечно, можно многое, но всякій знаетъ, какъ легко разрушаются подобныя предположенія. Что мы за непремѣнное положили въ мысляхъ, то легко рушится на дѣлѣ: созидаемъ новые планы, и намъ готовы новыя препятствія. Человѣкъ невольно утомляется среди этой суеты мыслей и предначертаній, среди этой непрерывной борьбы безъ надлежащей цѣли и существенной пользы: ибо, что ни шагъ, то препятствіе; что ни дѣйствіе, то сопротивленіе; что ни трудъ, то какая-нибудь неудача; что ни день, то непріятность; что ни часъ, то огорченіе. Гдѣ же извѣстный, опредѣленный, всегда ровный образъ жизни и дѣятельности? Большею частію мы не такъ разсуждаемъ нынѣ, какъ разсуждали вчера, и не то предпринимаемъ теперь, о чемъ думали прежде. Таковъ-ли человѣкъ, всецѣло преданный Богу? У него и для него нѣтъ случая и неудачъ, нѣтъ колебанія и непостоянства. Ему напередъ все видно: онъ твердо убѣжденъ, что Премудрый и Всевышній Богъ ничего не сотворитъ во вредъ твари, Ему покоряющейся; у него напередъ все расчислено: ибо онъ непремѣнно будетъ дѣйствовать такъ, какъ укажетъ ему Богъ, въ событіяхъ-ли то внѣшнихъ, въ совѣсти-ли его собственной, или во власти и распоряженіяхъ другихъ; ему никто не положитъ препятствія: ибо онъ идетъ за Всемогущимъ Богомъ, предъ Которымъ горы уравниваются, и воды раздѣляются. Вотъ первое преимущество пути, по которому идетъ преданный въ волю Божію; на этомъ пути все ясно, вѣрно и опредѣленно.

«Надѣющійся па Господа, яко гора Сіонъ», говоритъ Псалмопѣвецъ. Значитъ, упованіе на Бога есть такое твердое основаніе для человѣка, что укрѣпившійся въ немъ «во вѣкъ не подвижнтся». Вѣрно слово Апостольское: «упованіе не посрамитъ». Что возмутитъ душу истинно уповающаго на Господа? Огорченія наши ему неизвѣстны, печали не сокрушатъ его сердца, страданія и скорби не превозмогутъ его духа.

Что такое – огорченія, эта самая обыкновенная и почти непрестанная болѣзнь души нашей, болѣзнь не совсѣмъ, по-видимому, опасная, но, тѣмъ не менѣе, тяжкая по своей продолжительности и почти непрерывности своей? Всѣ они проистекаютъ, главнымъ образомъ, отъ того, что мы много думаемъ о себѣ, много надѣемся на другихъ и много цѣнимъ то, что не имѣетъ никакой цѣны и достоинства. Человѣка часто огорчаетъ и самая малая неудача и самое незначущее препятствіе, – почему? потому, что ему хотѣлось все имѣть по своему желанію, которое всего чаще есть одна прихоть, каждый неуспѣхъ, какъ обличеніе его слабости и безсилія, составляетъ не легкій ударъ для его самолюбія. Человѣка огорчаетъ иногда одна, для него только и замѣтная, перемѣна въ обращеніи съ нимъ другихъ людей, – почему? опять потому, что чрезъ это обличается его малозначительность, и, – еще больше, – потому, что онъ слишкомъ много полагаетъ важности во вліяніи окружающихъ лицъ на судьбу свою. Это рабъ чужихъ мнѣній, добровольно и потомъ необходимо покоряющійся не только волѣ, но и прихотямъ другихъ, и никогда не можетъ быть въ надлежащемъ расположеніи духа: онъ радуется маловажному, смущается отъ ничтожнаго, и нѣтъ постоянства ни въ его мысляхъ, ни въ ощущеніяхъ. Человѣка возмущаетъ иногда неважный уронъ, униженіе и проч. И это – потому, что онъ не такъ цѣнитъ вещи, какъ надлежитъ, а не такъ цѣнитъ потому, что у него нѣтъ мѣста, съ котораго могъ-бы обозрѣть онъ надлежащимъ образомъ все, его окружающее, и познать, что и какое имѣетъ къ нему отношеніе. – О, какъ высоко надъ всѣмъ этимъ стоитъ христіанинъ, всего себя предавшій въ волю Божію! Его нельзя огорчить, потому что онъ всецѣло принадлежитъ не себѣ, но Богу. Пріобрѣлъ-ли что, – онъ пріобрѣлъ для Бога; утратилъ-ли что, – все возвратитъ въ Богѣ: клевета его не достигнетъ, лицемѣріе не соблазнитъ, похвала не надмитъ, уничиженіе не унизитъ. Если есть, или бываетъ у него огорченіе, то одно, – и оно выше всякаго утѣшенія земнаго; это – огорченіе отъ сознанія грѣховъ за собою, оскорбляющихъ Бога, – то самое, о которомъ нѣкогда такъ радовался Апостолъ, когда увидѣлъ его въ ученикахъ своихъ, какъ плодъ его же обличеній (2 Кор. 2. 2).

Не сокрушатъ человѣка, преданнаго въ волю Божію, бѣдствія и печали. Печалится человѣкъ, когда испытываетъ невозвратную потерю или предвидитъ угрожающую опасность, печалится потому, что не знаетъ, чѣмъ вознаградить потерянное или отвратить опасное, печалится тѣмъ болѣе, чѣмъ менѣе вокругъ себя видитъ и надѣется помощи и участія. Но что можетъ потерять невозвратно тотъ, кто все вручилъ Богу? чего можетъ страшиться человѣкъ, котораго защита у Бога? какъ можетъ быть оставленъ когда-нибудь утвердившійся въ Богѣ? Слышимъ и праведника сѣтующаго; но его сѣтованіе растворено отраднымъ упованіемъ: «Вскую прискорбна еси, душе моя? и вскую смущаеши мя? уповай на Бога; яко исповѣмся Ему, спасеніе лица моего и Богъ мой» (Пс. 41, 6). «Въ день заповѣсть Господь милость Свою, и нощію пѣснь Его отъ мене. Реку Богу: заступникъ мой еси, почто мя забылъ еси? вскую сѣтуя хожду, внегда оскорбляетъ врагъ» (ст. 9-10)? «Вскую прискорбна еси, душе моя, и вскую смущаеши мя? уповай на Бога» (ст. 12).

Но бываютъ скорби и страданія, на которыя, кажется, не станетъ терпѣнія человѣческаго! – Не станетъ у человѣка, оставленнаго себѣ самому, но станетъ и преизбудетъ у того, кто избралъ Бога своимъ руководителемъ и заступникомъ. Живая увѣренность въ томъ, что онъ страдаетъ по волѣ Божіей и предъ лицемъ Бога, что Господь не позволитъ ему искуситися паче силъ его, что самыя наказанія отъ Вышняго суть доказательства любви Его, ибо «его-же любитъ, наказуетъ» Онъ, – эта увѣренность неизъяснимо возвышаетъ духъ, орошаетъ сердце небесною прохладою утѣшенія. Въ этомъ случаѣ одинъ взоръ на страждущаго Спасителя и одна молитва, по Его примѣру: «Отче, да мимо идетъ отъ Мене чаша сія; обаче не якоже Азъ хощу, но яко же Ты» (Марк. 14, 36) – столько отрады проливаетъ въ душу, что, среди самыхъ страданій, страдальцы не чужды радости. О, нѣтъ зрѣлища умилительнѣе страданій человѣка, преданнаго Богу. Какъ онъ великъ, сколько открывается въ немъ качествъ, прежде незамѣтныхъ, какъ невольно привлекаетъ онъ къ себѣ взоры и сердца окружающихъ! Приблизьтесь къ сему страдальцу: вы захотите лучше страдать съ нимъ, чѣмъ наслаждаться съ другими.

Преданность Богу поставляетъ человѣка въ особенную къ нему близость. Изнемогаютъ-ли нравственныя силы его, онъ не смущается, но говоритъ, какъ сынъ, Отцу небесному: «твой есмь азъ, спаси мя» (Пс. 118, 94). Согрѣвается-ли сердце его любовію, – онъ знаетъ, кто посылаетъ ему огонь небесный и возноситъ его на жертвенникъ Подателю. Если кто живетъ по духу, а не по буквѣ, то это – преданный волею своею волѣ Божіей. Онъ точно сынъ въ дому отца своего; ему все доступно; у него такая свобода духа, какой убоится рабъ, служащій по страху. Ни гордость, ни отчаяніе для него не опасны. Падаю-ли, говоритъ душа, преданная Богу, падаю предъ Богомъ; возстаю-ли, возстаю о Господѣ. Если недостаетъ у меня подвиговъ, то знаю, законъ любви не походитъ на законъ строгой правды и не гремитъ проклятіемъ на всякое нарушеніе заповѣди. Знаю строгость Отца, но еще лучше знаю любовь Его, и знаю, чѣмъ смягчается всякій гнѣвъ и праведное негодованіе Его: покорностію и сыновнимъ смиреніемъ. Такъ, живая преданность Богу облегчаетъ путь добродѣтели. Поставимъ Самого Бога руководителемъ нашимъ во всемъ, и съ нимъ – безопаснѣе шествіе, легче отвѣтственность, удобнѣе возстаніе, свободнѣе поведеніе, одушевленнѣе дѣятельность. Вы погрѣшили? Онъ исправитъ. Вы пали? – возставитъ. Не удалимся только отъ Его взоровъ; будемъ предъ Нимъ, какъ дѣти предъ любящимъ отцемъ. Почему всѣ святые Божіи любятъ читать и пѣть псалмы, молиться ихъ словами, радоваться и благодарить, сѣтовать и воздыхать по примѣру Псалмопѣвца? – Потому, что эти священныя пѣсни суть изліяніе души уповающей, сердца преданнаго Богу. Святый Давидъ былъ мужъ упованія и – мужъ – по сердцу Божію! (1 Цар. 13, 14).

Съ такою сыновнею преданностію Богу и каждый подвигъ добродѣтели будетъ имѣть большую цѣну предъ очами Божіими; ибо Господь будетъ взирать на насъ окомъ Отца благоутробнаго. Исполняютъ волю господина и рабы, но ихъ заслуги не дорого цѣнятся; труждаются и наемники, но получаютъ опредѣленную мзду и – ничего болѣе. А любящій сынъ есть полный наслѣдникъ всѣхъ благъ, благъ Отца своего. Преданность ничего не требуетъ – и за то все получаетъ: она предаетъ себя Господу – и обрѣтаетъ Господа!

Христіане, сынове Вышняго, чада послушанія (1 Пет. 1, 14)! Путь преданности – нашъ путь. «Аще не будемъ, яко дѣти, не внидемъ въ царство небесное» (Матѳ. 18, 3). Аминь.

Сочиненія Іустина, епископа Рязанскаго и Зарайскаго. Томъ XII. Рязань 1897. С. 175-186.

 

2.

На литургіи.

«Ангели, успеніе Пречистыя видѣвши, удивишася».

Чему удивились Ангелы, видя успеніе Божіей Матери? Тому, что въ день успенія Своего Пресвятая Дѣва, Смиреннѣйшая изъ всѣхъ людей явилась превознесенною выше всѣхъ чиновъ даже ангельскихъ, какъ Матерь Господа славы, – сдѣлалась Царицею неба и земли, честнѣйшею Херувимъ и славнѣйшею безъ сравненія Серафимъ. Событіе, – воистину достойное удивленія и Ангеловъ! Но намъ, мои возлюбленные, должно не удивляться только пренебесной славѣ Пресвятой Дѣвы, а и стремиться къ тому, чтобы, по примѣру Ея сдѣлаться причастниками той же славы, хотя, конечно, въ несравненно меньшей степени и мѣрѣ. Поучимся же у Царицы небесной, какъ намъ можно достигнуть вѣчнаго блаженства въ славѣ небесной?

Чѣмъ Пресвятая Дѣва Богородица могла снискать такое безпримѣрное благоволеніе Отца небеснаго, что Онъ благоволилъ избрать Ее въ Матерь Единородному, возлюбленному Сыну Своему? Глубочайшимъ смиреніемъ, полною, всесовершенною преданностію волѣ Божіей, отъ самой юности до послѣдней минуты жизни. «Се раба Господня»... Таково было главное правило жизни Преблагословенной Дѣвы. Предавшись разъ и навсегда Господу, въ этой самой преданности волѣ Божіей почерпала Она мужество и силу къ перенесенію всѣхъ тягостей и скорбей въ земной Своей жизни, – непоколебимую твердость и постоянство въ исполненіи воли Божіей, и всѣхъ заповѣдей и оправданій Господнихъ. Эта полная, всесовершенная преданность Господу должна быть первою и главною добродѣтелію и каждаго послѣдователя Христова; потому что и Самъ Іисусъ Христосъ говорилъ о Себѣ: «снидохъ съ небесе, не да творю волю Мою, но волю пославшаго Мя Отца», и потому заключилъ послѣднюю молитву свою ко Отцу Своему словами: «обаче не яко же Азъ хощу, но якоже Ты: буди воля Твоя!». Равно и намъ заповѣдалъ говорить въ молитвѣ ко Отцу небесному: да будетъ воля Твоя.

«Богъ», по слову Божію, «ревнитель есть». Онъ требуетъ отъ насъ одного только сердца нашего, но требуетъ всего безраздѣльно. «Сыне, даждь Ми сердце твое», говоритъ Онъ каждому изъ насъ: дай все, а не часть его, дай навсегда, а не на время, дай Мнѣ одному, не удерживая его въ своей волѣ, тѣмъ паче не предавая его въ волю страстей и похотей своихъ. Такъ именно предано было Богу сердце Божіей Матери! Такъ и намъ необходимо отдать свои сердца Богу – всецѣло, безраздѣльно, однажды навсегда! Такая всесовершенная преданность Господу, какъ плодъ полнаго самоотверженія и совершенной любви къ Нему есть основное начало христіанской жизни, источникъ истинно Богоугодныхъ добродѣтелей, лучшее украшеніе души, любезной Господу; но въ ней же – источникъ и высшаго утѣшенія и укрѣпленія во всѣхъ тяготахъ многопечальной жизни нашей.

Эта преданность Господу раждаетъ, во 1-хъ, постоянство и несовратимость съ указаннаго промысломъ Божіимъ пути жизни, довольство тѣмъ состояніемъ и тѣмъ жребіемъ, который судилъ каждому Господь въ этой жизни. Искренно преданный Богу терпѣливо и благодушно несетъ доставшуюся ему долю, огребаясь постоянно отъ страстей житейскихъ, бодро идетъ путемъ обязательныхъ для себя дѣлъ, всѣми мѣрами усиливаясь достигнуть въ безмятежную область рѣшительнаго преданія себя въ волю Божію. И это есть единственно вѣрный путь спасенія!

Эта преданность Господу облегчаетъ, во 2-хъ, и всѣ труды наши, во всякомъ состояніи и званіи, каковы-бы они ни были и въ чемъ-бы ни состояли. Искренно преданный Господу знаетъ, что вся земная жизнь наша есть трудъ и подвигъ, что здѣсь время дѣланія, а воздаяніе на небѣ, что нынѣ время сѣянія, а жатва въ вѣчности, и что посѣетъ человѣкъ въ жизни сей, то и пожнетъ по смерти; знаетъ онъ и то, что честный и усердный трудъ, въ чемъ-бы онъ ни состоялъ, всегда честенъ и почтененъ, – что совѣстливое исполненіе какой-бы то ни было обязанности, одушевляемое вѣрою и преданностію Богу, всегда благопріятно Господу и привлекаетъ Его благословеніе. А зная это, онъ легко переноситъ всѣ невзгоды житейскія, безропотно и бодро идетъ по пути спасенія.

Эта истинная и всесовершенная преданность Господу, облегчая и освящая собою всѣ земные труды наши, служитъ еще источникомъ высшаго утѣшенія и во всѣхъ скорбяхъ и превратностяхъ житейскихъ, – полнаго успокоенія и благой надежды во всѣхъ опасностяхъ и бѣдахъ, могущихъ встрѣтиться намъ въ жизни. – Искренно преданный Господу твердо вѣруетъ, что ничего не можетъ случиться съ нимъ безъ воли Отца небеснаго. А эта всеблагая воля не допуститъ ничего, что могло-бы принести дѣйствительный вредъ душѣ нашей, ибо желаетъ намъ одного – спасенія и жизни вѣчной. Онъ знаетъ, что всякая «скорбь», по апостолу, «терпѣніе содѣливаетъ, терпѣніе же искусство, искусство же упованіе, упованіе же не посрамитъ». И зная это, не только не скорбитъ, но даже и радуется въ скорбяхъ, ведущихъ его въ царствіе Божіе.

Наконецъ, и что можетъ быть страшнаго въ мірѣ семъ для человѣка всецѣло преданнаго Господу? Потеря-ли чего земнаго и временнаго? Но онъ знаетъ, что мы ничего не принесли съ собою въ міръ, ничего и вынести не можемъ. Будутъ-ли угрожать ему сила и коварство враговъ? Но онъ вѣдаетъ, что вся сила враговъ его предъ защищающею его силою Всемогущаго растаетъ, какъ воскъ отъ лица огня, исчезнетъ, какъ исчезаетъ дымъ; – вѣдаетъ, что всѣ злоухищренія и козни человѣческія предъ охраняющею его премудростію Божіею суть паутина предъ лицемъ вѣтра; вѣдаетъ, что Господь силенъ избавить его не только отъ рукъ человѣческихъ, но и отъ челюстей львовыхъ и отъ пещи огненной!.. «Призови» только «Меня въ день скорби твоей», говоритъ ему Господь, «и изму тя, и прославиши Мя». Но если-бы и попустилъ Господь восторжествовать на время лжи надъ правдою, злобѣ надъ кротостію, мстительности надъ смиреніемъ, то не отрадно-ли душѣ, преданной Господу, не утѣніительно-ли быть увѣреннымъ, что и ей принадлежитъ участіе въ томъ блаженствѣ, которое обѣтовалъ Господь всѣмъ страждущимъ, гонимымъ, злословимымъ имени Его ради. «Возрадуйтеся», говоритъ Онъ, «и взыграйте, яко мзда ваша многа на небесѣхъ». О, въ такомъ упованіи и самая смерть не страшна для преданнаго Господу!

Такова, мои возлюбленные, чудная сила истинной, всецѣлой преданности волѣ Божіей! Она ничего не желаетъ на землѣ, но и ничего не страшится земного; ничего не ищетъ, но и терять ничего не можетъ; все оставляетъ для Господа, и обрѣтаетъ Самаго Господа, а въ Немъ – вседовольство и счастіе, успокоеніе и радость. Такъ, во всякомъ состояніи и званіи человѣкъ можетъ быть угоденъ Богу, если будетъ преданъ Ему всею душею и сердцемъ: эта преданность сама научитъ его, какъ угодить Богу. Стяжите-же сію, поистинѣ святую и великую, добродѣтель Пренепорочной Дѣвы – Матери Господней, послѣдуйте за Нею на этомъ пути всецѣлой преданности волѣ Божіей. И Она приведетъ васъ съ собою, непремѣнно приведетъ въ вѣчную радость Сына Своего и Бога. Аминь.

«Спасе мой! предаю себя всецѣло Тебѣ, и молю Тя, спаси мя по Твоей благости, а не по моимъ дѣламъ. Ты хощеши мя спасти, Ты вѣси, коимъ образомъ мя спасти: спаси убо мене, якоже хощеши, яко можеши, яко вѣси, ими же вѣси судьбами спаси мя! Азъ на Тя – Господа моего надѣюся, и Твоей волѣ святой себя вручаю: твори со мною, еже хощеши. – Аще хощеши мя имѣти во свѣтѣ, – буди благословенъ: Аще мя хощеши имѣти во тмѣ, – буди паки благословенъ. Аще отверзеши ми двери милосердія Твоего, – добро убо и благо: Аще затвориши ми двери милосердія Твоего, – благословенъ еси, затворивый ми въ правду. Аще не погубиши мя со беззаконьми моими, – слава безмѣрному милосердію Твоему. Аще погубиши мя со беззаконьми моими, – слава праведному суду Твоему! Якоже хощеши, – устрой о мнѣ вещь».

Такъ молилась смиренная и всецѣло преданная душа Святителя Димитрія Ростовскаго!

«Тебѣ, Господи, вѣдомо, что для меня полезно; сотвори же со мною по волѣ Твоей!», взывалъ св. Исаакъ Сиринъ.

Преданіе себя Божіей Матери, преданной Богу.

О, Пресвятая Владычице, Богородице, милосердія сущи Источникъ, Покрове, Упованіе и Прибѣжище христіанъ! Тебѣ Всесильной Предстательницѣ и Споручницѣ покаянія и спасенія моего, азъ грѣшный рабъ Твой – вручаю душу и тѣло мое, входы и исходы моя, вѣру и жительство мое, кончину и число дней моихъ, глаголы и помышленія моя, дѣла и начинанія моя! Ты же, милостивая Мати Божія и моя, мною руководствуй, покрывай, соблюдай и спасай мя, отъ всѣхъ бѣсовскихъ и человѣческихъ козней невредима, да немолчно – до послѣдняго издыханія моего – взываю Ти: Радуйся, Невѣсто неневѣстная! Радуйся, Святая Святыхъ большая! Пресвятая Богородице, спаси мя!

Такъ молился св. Ефремъ Сиринъ! Такъ и всѣ преданные Богу должны всегда молиться, да спасеніе ихъ будетъ несомнѣнно! Чего отъ души желаю всѣмъ внимающимъ себѣ.

 

3.

Уроки отъ Гроба Пресвятыя Богородицы.

Воспоминая успеніе Пресвятыя Дѣвы Маріи, станемъ мысленно у Ея гроба въ Геѳсиманіи и выслушаемъ уроки, которые подаетъ намъ Пречистая Своею жизнію и Своею дивною кончиной.

Все житіе Пресвятой Богоматери для насъ, возлюбленные, въ высшей степени поучительно.

Пресвятая Дѣва Марія, будучи еще малою отроковицею, введена была во храмъ и отдана Господу. Это первый для насъ урокъ: съ раннихъ лѣтъ посвящать себя на служеніе Богу.

Во все время пребыванія Своего во храмѣ, Пречистая Дѣва занята была дѣлами благочестія: отъ чтенія слова Божія переходила къ богомыслію, отъ богомыслія къ молитвѣ. Вотъ второй для насъ урокъ: прилежать молитвѣ, богомыслію и чтенію Священнаго Писанія.

Пресвятая Дѣва Марія и въ предверіяхъ храма не чуждалась трудовъ... Отсюда третій для насъ урокъ: при дѣлахъ благочестія не забывать трудолюбія.

Пречистая Дѣва Марія, несмотря на необычность дѣла и на убѣжденіе цѣлаго собора Старцевъ, устояла въ данномъ Богу тайно обѣтѣ дѣвства. Какой высокій примѣръ намъ въ этомъ хранить свято обѣты свои, и частные, какіе даемъ Богу и людямъ, и тотъ общій всѣмъ намъ обѣтъ, какой даемъ мы при крещеніи.

Высшая Ангеловъ и Архангеловъ не возгнушалась домомъ и сожительствомъ древодѣлателя, когда видѣла на то указаніе Божіе. Намъ-ли грѣшнымъ не имѣть благодушнаго и безропотнаго довольства своимъ состояніемъ?!.

Пречистая, несмотря на великія совершенства тѣлесныя и духовныя, не считала себя стоющею какого-либо вниманія предъ очами Божіими и, когда Архангелъ привѣтствовалъ Ее благодатною и благословенною въ женахъ, смутилась и недоумѣвала, какъ могло идти къ ней такое привѣтствіе. Это великій для насъ урокъ боголюбезнаго смиренія!

Пресвятая Матерь Божія, въ первыя же минуты своего Богоматерства, воспѣла дивную хвалебную пѣснь Богу: «величитъ душа моя Господа, и возрадовася духъ мой о Бозѣ Спасѣ моемъ»... Не урокъ-ли это намъ воздавать хвалу Господу Богу о всякомъ дарѣ Его великомъ и маломъ?!

Чистая и Пречистая Матерь и Дѣва не спѣшила Сама Себя оправдывать и защищать даже и тогда, когда Іосифъ обручникъ Ея смятеся, помышляя Ее непорочную бракообрадованною, а всю Себя предала Богу, творящему дивная въ немощахъ нашихъ. О, возлюбленные, какой это дивный для насъ урокъ – благодушно терпѣть въ часъ какой-либо напраслины, и ожидать себѣ оправданія и заступленія отъ единаго Бога!!

Божія Матерь, рождая въ вертепѣ, была увѣрена, что рождаетъ Бога, и бѣжа съ Нимъ во Египетъ отъ злобы человѣческой, знала, что на рукахъ Своихъ носитъ Спасителя міру. Это-ли не урокъ намъ не колебаться въ томъ, что Господь вѣренъ въ обѣтованіяхъ Своихъ, несмотря ни на какія внѣшнія тому противности?!.

Царица небесная 30 лѣтъ жила безъ всякихъ тревожныхъ понужденій, пока Господь благоволилъ явить Себя міру, и никогда не позволяла Себѣ, со властію Матери, входить въ дѣянія Сына Своего – Спасителя міра. Чему изъ этого научаемся? Научаемся ожидать положеннаго всякому дѣлу времени, не упреждая намѣреній Божіихъ и не вмѣшиваясь въ то, что не ввѣрено намъ...

Божія Матерь не могла равнодушно сносить стыда чуждаго Ей семейства, когда на бракѣ въ Канѣ Галилейской не достало вина. Научимся отсюда должному сердечному состраданію къ ближнимъ.

Научимся у Божіей Матери переносить скорби и тѣлесныя болѣзни, вспоминая, что подъ Крестомъ у Ней въ самое сердце прошло оружіе.

Научимся у Пресвятой Дѣвы Богородицы не только жить, но и умирать. Она радостно отошла ко Господу съ райскою вѣтвію въ рукахъ.

Но довольно скорѣе можно пересчитать песчинки на землѣ, капли въ морѣ, звѣзды на небѣ, чѣмъ исчислить добродѣтели честнѣйшей Херувимъ и славнѣйшей безъ сравненія Серафимовъ. Не достанетъ у насъ времени – пересказать, какъ должно, все то, что говоритъ Апостолъ о плодахъ Духа, кои суть: «люби, радость, миръ, долготерпѣніе, благость, милосердіе, вѣра, кротость, воздержаніе» (Гал. 5, 22). Все это въ совершеннѣйшемъ видѣ было у Владычицы Богородицы. Поревнуемъ украситься всѣми этими добродѣтелями, и мы будемъ добры добротою духовною. Тогда и жить намъ будетъ весело и умирать не страшно.

Вотъ сколько самыхъ необходимыхъ намъ и самыхъ благотворныхъ для насъ уроковъ даетъ гробъ Пресвятыя Богородицы. Примемъ же, мои возлюбленные, эти уроки, какъ сердечное завѣщаніе намъ Царицы небесной; и Она – обрадованная во успеніи своемъ, безъ сомнѣнія, не оставитъ насъ, влающихся въ житейскомъ морѣ. Аминь.

 

Сочиненія Іустина, епископа Рязанскаго и Зарайскаго. Томъ XII. Рязань 1897. С. 175-189.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: