Былъ-ли въ православной церкви святой съ именемъ «Серафимъ» (Справка по агіологіи на недоумѣніе старообрядца).

Причисленіе къ лику святыхъ преп. Серафима Саровскаго вызвало немало кривотолковъ въ старообрядческомъ мірѣ. Разнообразныя по содержанію, всѣ эти недоумѣнія въ основѣ своей имѣютъ одну и ту же мысль: какимъ образомъ въ русской церкви, – по понятію старообрядцевъ, безблагодатной, – возможно прославленіе подвижника, который даже и по рожденію своему не принадлежитъ къ до-никоновской церкви? Немало разъясненій сдѣлано въ старообрядческой литературѣ съ цѣлью доказать, что святость Серафима – фиктивная и что старообрядцамъ не слѣдуетъ смущаться тѣмъ благоговѣйнымъ почитаніемъ, которое воздаютъ новоявленному угоднику чада православной церкви. Въ этихъ видахъ заподозрѣвалась дѣйствительность чудесъ св. подвижника, отрицалось нетлѣніе его мощей, дѣлалась попытка представить святого непослушнымъ ученію церкви и при томъ въ такомъ важномъ (съ старообрядческой точки зрѣнія) пунктѣ, какъ вопросъ о двуперстіи[1]. Нарочито составленныя по этому поводу статьи находили для себя радушный пріютъ на страницахъ «Старообрядч. Вѣстника» и содержаніе ихъ сдѣлалось излюбленнымъ предметомъ возраженій противъ православной церкви у старообрядческихъ начетчиковъ. Со страницъ старообрядческаго журнала, изъ устъ старообрядческихъ апологетовъ эти возраженія противъ святости Серафима переходили въ толпу и, по-видимому, нашли здѣсь для себя благопріятную почву. Простецы-старообрядцы пытаются даже дополнить указанныя возраженія журнальныхъ статей, хотя дѣлаютъ это и не всегда удачно. Къ такимъ не вполнѣ удачнымъ дополненіямъ слѣдуетъ отнести и возраженіе одного старообрядца, будто бы православная церковь «выдумала такого святого, что и имени его нигдѣ въ святцахъ не найдешь», другими словами, – что до Серафима Саровскаго совсѣмъ не было святого съ именемъ Серафима[2]!

На первый взглядъ это возраженіе можетъ показаться правдоподобнымъ. Дѣйствительно, въ мѣсяцесловахъ и до-никоновскаго времени, и въ современныхъ не указывается святого съ именемъ Серафима. Нѣтъ упоминаній о св. Серафимѣ и въ Четіихъ-Миніяхъ м. Макарія и св. Димитрія Ростовскаго. Болѣе того, за періодъ до XVII в. по историческимъ памятникамъ не можемъ указать ни одного лица, носившаго это имя. Но все это не даетъ еще права сдѣлать поспѣшный выводъ, что такого имени и совсѣмъ не было въ числѣ именъ древнихъ святыхъ. Уже одно то обстоятельство, что съ этимъ именемъ мы встрѣчаемъ многихъ лицъ, жившихъ или ранѣе, или одновременно съ преп. Серафимомъ Саровскимъ, притомъ не только въ русской церкви, но и въ другихъ помѣстныхъ церквахъ[3], показываетъ, что имя Серафима не представляетъ собою позднѣйшей выдумки и имѣетъ для себя достаточныя основанія въ апологическихъ памятникахъ. Въ русской церкви имя Серафима, какъ имя иноческое, неоднократно встрѣчается въ XVII в., – въ московской церкви въ концѣ, а въ кіевской и въ началѣ этого вѣка. Вотъ нѣсколько указаній, заимствованныхъ нами изъ сочиненія Строева: Списки іерарховъ и настоятелей м-рей росс. церкви. Спб. 1877 г.: стр. 578 игуменъ Лаврентьева м-ря подъ Калугою Серафимъ, въ концѣ XVII в.; стр. 581 игум. Георгіевскаго, подъ Мещовскомъ, м-ря Серафимъ 1679-92 г.; стр. 478 строитель Удомельскаго Богословскаго м-ря, Тверск. епарх., Серафимъ 1699 г.; стр. 259 Берендѣевъ Пятницкій м-рь, Москов. епарх., строит. Серафимъ 1687; стр. 21 Пустынный Николаевскій въ Кіевѣ м-рь, игуменъ Серафимъ 1626 г. и др.

Затѣмъ, нужно имѣть въ виду, что при нареченіи иноческихъ именъ не всегда точно слѣдуютъ мѣсяцеслову. Отступленія мы встрѣчаемъ и въ древне-русской церкви. Такъ, напр., въ монашествѣ, какъ чинѣ ангельскомъ, не дѣлается строгаго различія между именами мужскими и женскими и иногда инокинямъ даются измѣненныя мужскія имена (Алексія, Сергія, Меѳодія; Иринарха 1655, 1666 г.; Парамона 1635 г. У Строева О. с. стр. 223, 224, 622.). Даются имена, которыхъ и совсѣмъ нельзя отыскать въ святцахъ. Такъ, напр., въ XVI в. нерѣдко встрѣчаемъ имя «Боголѣпъ» (см. у Строева стр. 104, 167, 393, 448 и др.), хотя святой съ этимъ именемъ, и то мѣстно-чтимый, является лишь въ первой половинѣ XVII в., послѣ 1632 г. (Барсуковъ. Источники руск. агіографіи. Спб. 1882 г. стр. 69-70. ср. Голубинскій. Исторія канонизаціи св. рус. ц. М. 1903 г. стр. 318, 348). На самомъ дѣлѣ имя Боголѣпъ представляло собою не совсѣмъ точный, произвольно сдѣланный переводъ имени греческаго святого Ѳеопрепій (Арх. Іосифъ: Подроб. оглав. В. Ч. М. м. Макарія. М. 1892 г. стр. 432, подъ 22 августа[4]. Вообще-же, при нареченіи иноческихъ именъ руководились и руководятся тѣмъ соображеніемъ, чтобы избираемое имя по преимуществу принадлежало къ списку именъ иноческихъ и чтобы по своему значенію оно соотвѣтствовало духовнымъ качествамъ постригаемаго[5]. Иноческимъ именемъ было и имя Серафимъ и по своему значенію (Пламенный) оно глубоко соотвѣтствовало духовнымъ качествамъ Саровскаго подвижника, пламенѣвшаго любовію къ Богу и къ ближнимъ. Если бы въ церковрыхъ святцахъ и не было этого имени, то и тогда это исключительное явленіе не должно бы никого смущать.

Но въ данномъ случаѣ даже и исключительнаго ничего не было. Имя св. Серафима въ греческой церкви было еще въ XVI-XVII вв. Такъ, въ «Полномъ мѣсяцесловѣ Востока» архіеп. Сергія это имя дважды упоминается подъ 4 декабря: «священно-мученика Серафима, епископа Фанарія, пострадавшаго отъ турокъ въ 1601 г.» (стр. 375 и 649 т. II цит. изд.). Можно, затѣмъ сослаться и на болѣе авторитетнаго для старообрядца церковнаго писателя, Захарію Копыстенскаго, котораго «Книга о вѣрѣ» (л. 5) называетъ «ревнителемъ и поборникомъ по благочестіи». Въ сочиненіи своемъ «Палинодія» въ II ч., X разд., 6 артик., въ перечнѣ святыхъ греческой церкви за періодъ послѣ раздѣленія церквей, онъ на первомъ мѣстѣ ставитъ св. Серафима: «святый Серафимъ, игуменъ монастыря св. Луки, во Еладѣ, который около року 1612 животъ свой тутъ на земли cкончилъ»[6].

Такимъ образомъ, возраженіе старообрядца противъ имени преп. Серафима представляетъ собою одно недоразумѣніе.

 

Н. Серебрянскій.

 

«Миссіонерское Обозрѣніе». 1907. № 7-8. Отд. 9. С. 1172-1176.

 

[1] Въ 10 книжкѣ «Старообр. Вѣстн.» за 1905 г. какой-то «Надзиратель» (?!) съ легкомысліемъ, поразительнымъ даже для сотрудниковъ такого несерьезнаго журнала, какъ «Ст. В.», пытается доказать, что преп. Серафимъ скончался отъ куренія табаку. Чтобы не быть голословнымъ въ своемъ обвиненіи къ г. «Надзирателю», приводимъ выдержку изъ его замѣтки. «Вообще всѣ обстоятельства смерти о. Серафима ясно говорятъ, что онъ скончался отъ куренія табаку: внезапность его кончины безъ всякой предшествующей болѣзни, запертая извнутри дверь въ моментъ его смерти, пожаръ внутри кельи, начавшійся тотчасъ послѣ его кончины, неправдоподобность показаній захватившихъ его вскорѣ послѣ смерти, будто онъ стоялъ на колѣнахъ – все это свидѣтельствуетъ о томъ, что смерть о. Серафима послѣдовала отъ какой-то необычной и зазорной причины и именно отъ куренія табаку». «Ясно», «отъ какой-то», и «именно» – такъ разсуждаетъ пишущій «отъ вѣтра главы своея» г. «Надзиратель».

[2] По заявленію одного Казанскаго старообрядца: «мы (старообр.) пересмотрѣли самыя древнія святцы всего свѣта, можно сказать, и – вотъ Серафима нѣтъ». Извѣстія по Каз. Еп. 1907 г. № 14.

[3] Въ «Полномъ мѣсяцесловѣ Востока» арх. Сергія, изд. 2, Владиміръ. 1901 г., упоминаются патріархи константинопольскіе: Серафимъ I – 1733-4 г. и Серафимъ II – 1757-60 г. (стр. 684); патр. антіохійскій Серафимъ 1813-1823 г. (стр. 688).

[4] У Строева встрѣчаемъ имена: Евсегеній еп. Влад. Вол. XIII в. стр. 1037, Іоръ 1652 (стр. 183), 1611 г. (стр. 219), Сіона 1652 г. (стр. 646).

[5] См. у арх. Иннокентія «Постриженіе въ монашество». Вильна 1899 г. стр. 155.

[6] Рус. Ист. Б. т. IV, стр. 843.

 

Ред.: Есть еще такія имена, которыя произведены отъ другихъ и только указываютъ на существованіе извѣстныхъ святыхъ, прямо же имъ не принадлежатъ; сюда относятся имена – Ангелина, взятое отъ наименованія небесныхъ силъ ангелами, – Серафимъ, произведенное отъ названія ангельскаго чина серафимовъ. Назначеніе такихъ именъ оправдывается обычаемъ первенствующихъ христіанъ: крещаемому иногда оставляли наименованіе языческое или составляли новое имя, корень его нерѣдко заимствуя отъ слова «ангелъ». Таково, напр., имя Агаѳангелъ (23 янв.), означающее по-русски «добрый ангелъ»; имя это носилъ благочестивый римлянинъ, обращенный ко Христу священномученикомъ Климентомъ и пострадавшій около 321 года; таково же и имя св. мученицы Серафимы (29 іюля) антіохіянки, которое также произведено, какъ видно, отъ наименованія одного изъ высшихъ ангельскихъ чиновъ. Извѣстно, по крайней мѣрѣ, что Саровскій подвижникъ Серафимъ и почившій Воронежскій святитель Серафимъ днемъ своего ангела считали 8 ноября. (Къ вопросу объ именахъ, не находящихся въ мѣсяцесловахъ и святцахъ. // «Руководство для сельскихъ пастырей». 1897. Т. 2. № 35. С. 417-418.).




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: