Сергей Васильевичъ Булгаковъ – Радость Христова Воскресенія (Мѳ. XXVIII, 5-6; Мр. XVI, 6-7; Лук. XXIV, 1-3; Іоан. XX; 1 Кop. XV, 16-22; 54-57).

«Небеса убо достойно да веселятся, земля же да радуется: да празднуетъ же міръ видимый же весь и невидимый, Христосъ бо воста, веселіе вѣчное».

(Изъ пасхальнаго канона).

Христосъ воскресе!

Этими многознаменательными, дивными и безмѣрно радостными словами св. Церковь ежегодно благовѣствуетъ своимъ истиннымъ чадамъ о наступленіи «праздниковъ праздника», – Свѣтлаго Христова Воскресенія. Празднуемое христіанами свѣтоносное Воскресеніе Господа нашего Іисуса Христа изъ мертвыхъ является солнцемъ среди другихъ евангельскихъ событій земной жизни нашего Спасителя; оно, по всей справедливости, есть центральное, исключительно важное въ Евангельской исторіи чудо, около котораго концентрируются всѣ евангельскія сказанія. Нигдѣ, ни въ одномъ изъ безчисленныхъ чудесъ Христовыхъ, не сказывается съ такою поразительностію Божественная Личность Господа нашего Іисуса Христа, какъ именно въ чудѣ тѣлеснаго воскресенія Его изъ мертвыхъ. Воскресеніе Христа изъ мертвыхъ служитъ вѣнцомъ всѣхъ сверхъестественныхъ событій (чудесъ), доказывающихъ Его божественное происхожденіе. Такое значеніе чуду Своего воскресенія изъ мертвыхъ придавалъ Самъ Спаситель міра (Mѳ. XII, 39-40; XVI, 4; Іоан. XIII, 31; Mѳ. XXVIII, 18). Такое же точно значеніе усвояли этому историческому факту и св. апостолы (Рим. I, 4; Дѣян. II, 36). По словамъ св. апостола Павла, чрезъ воскресеніе Свое Христосъ открылся во всей силѣ Сыномъ Божіимъ (Рим. I, 4); воскресеніе Іисуса Христа изъ мертвыхъ есть краеугольный камень христіанства (1 Кор. XV, 17), на которомъ оно зиждется. Это величайшее и безпримѣрное историческое чудо образуетъ собственное сердце христіанства и оправдываетъ все, безконечно богатое своимъ внутреннимъ содержаніемъ, великое искупительное дѣло Іисуса Христа, – Богочеловѣка.

Свѣтоносное Воскресеніе ІисусаХриста изъ мертвыхъ есть самое радостное событіе въ жизни человѣческаго рода; оно есть праздникъ обновленія человѣка и, какъ таковый, не даромъ совпадаетъ съ временемъ обновленія природы, – весною. Въ фактѣ совпаденія праздника Свѣтлаго Христова Воскресенія съ весною выражается его особенно – радостное для людей значеніе...

Съ наступленіемъ праздника Свѣтлаго Христова Воскресенія у всѣхъ христіанъ появляется возвышенное, бодрое и веселое настроеніе; христіане радуются, ликуютъ, сіяютъ отъ неизреченнаго счастья, дарованнаго человѣчеству Воскресшимъ Христомъ, привѣтствуютъ другъ друга золотыми и безмѣрно радостными словами «Христосъ воскресе»!

«Христосъ воскресъ! – всѣ (христіане) громко повторяютъ,

Объятія другъ другу всѣ даютъ;

И въ этотъ день душою оживаютъ

И радостно, какъ ангелы поютъ».

Въ св. дни этого праздника среди христіанъ нѣтъ ни вражды, ни мщенія, ни ненависти, ни другихъ жестокихъ проявленій злой человѣческой воли; все это забывается. Христіанинъ обновляется въ своемъ существѣ, черствыя сердца смягчаются подъ вліяніемъ стройно и плавно льющихся звуковъ побѣдной христіанской пѣсни: «Христосъ воскресе изъ мертвыхъ»......

Въ великіе и святые дни свѣтлой седьмицы на душѣ христіанина бываетъ и свѣтло и тепло; христіанину хочется жить, всѣхъ ближнихъ любить, крѣпко вѣровать въ Тріединаго Бога и горячо молиться Ему.

«Нѣтъ радостнѣе дня во все теченье года..

Какъ Воскресенія Христова Свѣтлый день;

Тутъ празднуетъ все небо, вся природа,

И надъ людьми – божественная сѣнь».

Возвышенное и радостное настроеніе христіанъ усиливается отмѣнною торжественностію, величественностію, умилительностію пасхальнаго Богослуженія въ храмахъ Божіихъ въ праздникъ Воскресенія Христова, многими особенностями его, а также и особенными церковными обрядами свѣтлой седьмицы. Св. Церковь съ свѣтлѣйшею торжественностію празднуетъ Воскресеніе Христово. Во всей пасхальной утрени чтеній (кромѣ чтенія слова Іоанна Златоуста на Св. Пасху) никакихъ не бываетъ и вся она исполняется торжественнымъ и необыкновенно радостнымъ напѣвомъ; въ теченіе свѣтлой седьмицы пасхальные часы поются, царскія врата въ алтарь не затворяются въ изображеніе того, что Воскресшій Іисусъ Христосъ открылъ человѣчеству, вѣрующему въ Него, двери въ царство небесное......

Да, поистинѣ великое, святое и радостное это время! Христіане, присутствуя въ родныхъ храмахъ Божіихъ въ праздникъ Воскресенія Христова, наслаждаются духовнымъ пиромъ нашей вѣры, сладостью Божественной пасхальной службы......

Возвышенное настроеніе христіанъ сверхъ того усугубляется цѣлодневнымъ звономъ церковныхъ колоколовъ въ дни свѣтлой седьмицы.

«Гудитъ торжественно пасхальный

Церковный звонъ колоколовъ:

Воскресъ Христосъ, воскресъ Распятый,

И мы свободны отъ оковъ».

Вотъ земля огласилась торжественнымъ звономъ; этотъ звонъ возвѣщаетъ намъ побѣду Христа надъ смертью, побѣду истины надъ ложью, добра надъ зломъ, красоты надъ безобразіемъ, любви надъ ненавистью, жизни нааъ смертію. Дивно, плавно и величаво льются чудные звуки церковныхъ колоколовъ и въ этихъ звукахъ славится святѣйшее имя Воскресшаго Христа. Внимаетъ все небо, внимаетъ вся природа и слушаютъ люди: пасхальная дивная пѣснь не гласитъ о страданьи и смерти – въ ней слышится часто радостное слово: «возстанье»; то силою Своего Божества возсталъ изъ мертвыхъ пронзенный на крестѣ смертельнымъ ударомъ копья, умерщвленный людскимъ злодѣяніемъ, Господь нашъ Іисусъ Христосъ, Спаситель міра. На 3-й день послѣ крестной смерти на Голгоѳѣ, въ глубокую полночь, въ тихомъ саду, гдѣ таился гробъ Божественнаго Страдальца, – Богочеловѣка, и слышался лишь говоръ приставленной къ нему стражи, да лязгъ ея оружія, поколебалась земля и Христосъ силою Своего Божества, согласно волѣ Бога Отца, воста отъ мертвыхъ, начатокъ умершимъ бысть (1 Кор. ХV, 17-18. 20).

Возможность этого сверхъестественнаго событія объясняется ѵпостаснымъ, т. е. внутреннимъ, живымъ, неразрывнымъ{1}, тѣснѣйшимъ, или, выражаясь словами отцовъ IV вселенскаго собора, «неслитнымъ, неизмѣннымъ, нераздѣльнымъ и неразлучнымъ» соединеніемъ Божескаго и человѣческаго естествъ въ единомъ Лицѣ Іисуса Христа. Христосъ умеръ по Своему человѣчеству (тѣломъ), а воскресъ силою Своего Божества, потому что безсмертная божественная сила, неотлучно пребывавшая съ Его душею и тѣломъ, опять соединила ихъ своимъ всемогуществомъ и въ возстаніи умершаго человѣчества сама возстала отъ добровольнаго пребыванія во гробѣ{2}.

Дѣйствіемъ безсмертной божественной силы, неотлучно пребывавшей съ душею и тѣломъ человѣческаго естества Іисуса Христа, возможность тѣлеснаго воскресенія Іисуса Христа изъ мертвыхъ, по свидѣтельству Св. Писанія и св. Церкви, реализована, переведена въ несомнѣнную историческую дѣйствительность, въ величайшій историческій фактъ. Мы, внимая свидѣтельству Св. Писанія и голосу св. Церкви, глубоко вѣруемъ въ реальность воскресенія Іисуса Христа изъ мертвыхъ. «Нужно быть врагомъ всякой истины, чтобы не видѣть дѣйствительности чуда Воскресенія Христа изъ мертвыхъ». «Воста, нѣсть здѣ» – сказали ангелы женамъ мѵроносицамъ (Мѳ. ХХVIII, 6; Мр. XVI, 6; Лук. XXIV, 6) и тѣмъ засвидѣтельствовали дѣйствительность свѣтоноснаго воскресенія Іисуса Христа изъ мертвыхъ. «Запечатану гробу, животъ изъ гроба возсіялъ еси, Христе Боже», воспѣваетъ Св. Церковь. Христіанинъ! Благоговѣйно вникни своимъ умомъ и сердцемъ въ смыслъ свидѣтельствъ Св. Писанія и церковныхъ пѣснопѣній о воскресеніи Христа изъ мертвыхъ и ты уразумѣешь необходимость и важность празднуемаго нами величайшаго событія Свѣтлаго Воскресенія Христова.

Христосъ воскресъ изъ мертвыхъ и Своимъ воскресеніемъ показалъ всему міру, что Онъ есть Сынъ Божій въ собственномъ и строгомъ смыслѣ слова, истинный Богъ (Рим. I, 4), потому что воскресъ изъ мертвыхъ Своею силою; воскреснуть же изъ мертвыхъ собственною Своею силою могъ только Тотъ, Кто имѣетъ жизнь въ Себѣ Самомъ, т. е. самобытный Богъ. Съ свѣтоноснымъ воскресеніемъ Своимъ Онъ является Побѣдителемъ царства древняго и лютаго врага нашего, – діавола, Побѣдителемъ смерти, Царемъ Небеснымъ и Земнымъ (Мѳ. XXVII, 18); чрезъ воскресеніе Свое Онъ открылся во всей силѣ Сыномъ Божіимъ (Рим. I, 4), и теперь вѣчно пребываетъ и по человѣчеству Своему, обоженному и прославленному, въ нетлѣнной, обновленной и препрославленной жизни, и болѣе умирать не можетъ (Рим. VI, 9){3}, разъ навсегда добровольно вкусивъ смерть ради падшаго человѣческаго рода.

Чрезъ живоносное воскресеніе Свое Христосъ явилъ Себя Главою Церкви, основанной Имъ на крестѣ (Дѣян. XX, 28) и славно открывшейся и появившейся на землѣ въ качествѣ сверхъестественнаго Боючеловѣческаго союза (учрежденія) въ день Пятидесятницы. Если бы Іисусъ Христосъ не воскресъ изъ мертвыхъ силою Своего Божества, то Онъ не могъ бы послать въ міръ Св. Духа, Который одушевляетъ св. Церковь и дѣйствительно очищаетъ людей отъ грѣховъ чрезъ святыя таинства Церкви. Если бы Христосъ умеръ, но не возсталъ отъ узъ смерти, то Онъ не могъ бы сдѣлаться Главою Своей Церкви, которая (Церковь), имѣя своимъ прямымъ назначеніемъ содѣйствовать духовному возрожденію, освященію людей (Ефес. V, 25-27), руководить ихъ къ вѣчной жизни, а также содѣйствовать осуществленію царства Божія, должна существовать вѣчно, до устроенія новаго міропорядка. Безъ воскресенія изъ мертвыхъ Христосъ могъ бы именоваться только Основателемъ Церкви, а не Главою ея. А при такомъ положеніи дѣла Церковь, основанная Іисусомъ Христомъ, не могла бы съ успѣхомъ и вѣчно осуществлять своего высокаго назначенія, – содѣйствовать духовному возрожденію, освященію людей и ихъ нравственному совершенству, руководить своихъ членовъ къ вѣчной жизни.

Но Іисусъ Христосъ умеръ и воскресъ изъ мертвыхъ и такимъ образомъ явилъ Себя, согласно божественному плану о спасеніи человѣческаго рода, не только Основателемъ Церкви, нашей просвѣтительницы, освятительницы, или подательницы благодати Божіей, защитницы и ходатаицы, но и дѣйствительною, истинною Главою ея, т. е. Источникомъ новой, животворящей, святой, благодатной, вѣчной жизни, Источникомъ безсмертной жизненной силы для всего міра, которая сообщается людямъ теперь въ словѣ Божіемъ и церковныхъ таинствахъ и, воздѣйствуя на обновленіе нашей грѣховной природы, полагаетъ задатки воскресенія нашего тѣла въ будущемъ (Рим. VIII, 2). При наличности и содѣйствіи благодати Св. Духа, Который ниспосланъ въ міръ Воскресшимъ Христомъ и Который постоянно пребываетъ въ возглавляемой Господомъ Іисусомъ Христомъ св. Церкви и одушевляетъ ее, члены Церкви Христовой, при сознательномъ и свободномъ желаніи и усиліяхъ съ своей стороны, способны нравственно совершенствоваться и стремиться къ вѣчному блаженству; они теперь не боятся смерти, имѣютъ самыя убѣдительныя побужденія къ совершенію добрыхъ дѣлъ и твердо сознаютъ, что задача человѣческой жизни состоитъ въ Богоуподобленіи, въ нравственномъ безконечномъ совершенствованіи, къ которому призываютъ человѣчество Іисусъ Христосъ и его св. Церковь.

Итакъ, чрезъ Свое воскресеніе Іисусъ Христосъ явилъ Себя Главою основанной Имъ же Самимъ Церкви, попралъ смерть нашу, освободилъ людей отъ страха смерти и далъ имъ возможность нравственно совершенствоваться и стремиться къ блаженной вѣчной жизни въ общеніи съ Тріединымъ Богомъ. Истинные сыны Церкви Христовой не имѣютъ никакого основанія бояться смерти; члены Церкви Христовой должны быть внѣ этого страха; они обязаны всегда, находить для себя великое утѣшеніе въ томъ убѣжденіи, что въ Церкви, членами которой они состоятъ, Воскресшій Христосъ является Главою ея, ибо она есть Тѣло Его, Посредникомъ возсоединенія Тріединаго Бога съ людьми и людей съ Богомъ (Искупителемъ человѣчества), полнотою всяческихъ благъ, въ качествѣ новой Главы человѣчества, его Новаго Адама и родоначальника, существуетъ для насъ, какъ нашъ Представитель, Другъ (Іоан. XV, 15), Братъ (Евр. II, 11-12), какъ Путь и Истина и Жизнь людей.

Тѣлесное воскресеніе Христа изъ мертвыхъ является сильнѣйшимъ утвержденіемъ истинности Его вѣроученія и нравоученія, непреложности всѣхъ Его обѣтованій, силы всѣхъ прежнихъ Его чудесъ, и вообще утвержденіемъ всего Его Мессіанскаго служенія. Христіанство обязано своимъ бытіемъ дивному воскресенію Іисуса Христа изъ мертвыхъ. Аще Христосъ не воста, тще убо проповѣданіе наше, тща же и вѣра ваша (1 Кор. XV, 14) пишетъ св. ап. Павелъ. Но Христосъ воскресъ изъ мертвыхъ, значитъ дѣйствительно существуетъ и христіанство; безъ воскресенія Христова не было бы ни вѣры, ни Церкви, ни вѣроученія и нравоученія евангельскаго, ни истинно-христіанской жизни, а если бы и было все это, но безъ утвержденія Воскресшаго Христа, то не заключало бы въ себѣ для насъ никакого значенія, и не имѣло бы дѣйствительной силы. Справедливость требуетъ сказать, что христіанство безъ Воскресшаго, живого Христа есть одна мечта, призракъ, мертвый трупъ. Наоборотъ, съ воскресеніемъ Христа изъ мертвыхъ христіанство дѣйствительно существуетъ, оно является дѣйствительною благодатною жизненною силою, безъ которой невозможно истинное существованіе міра и человѣка; съ воскресеніемъ Христа Его ученіе становится доступнымъ и очевиднымъ, и, какъ законъ Богочеловѣка, становится обязательнымъ для каждаго желающаго сохранить за собою имя здравомыслящаго человѣка, и невѣрующій во Христа Бога Спасителя подлежитъ уже осужденію (Мр. XVI, 16).

Воскресеніе Христа изъ мертвыхъ самымъ сильнымъ образомъ удостовѣрило дѣйствительность Его крестной жертвы, принесенной Богу Отцу{4} для примиренія Бога съ человѣкомъ и человѣка съ Богомъ, для освященія человѣка. Величайшее чудо воскренія Христа утвердило дѣйствительность совершеннаго Имъ искупленія падшаго человѣческаго рода отъ грѣха, проклятія и смерти, и этимъ оправдало Крестъ Его. Если бы Іисусъ Христосъ не воскресъ изъ гроба силою Своего Божества, то крестная смерть Его не имѣла бы искупительнаго значенія для уничтоженія тяготѣющихъ надъ человѣчествомъ оковъ грѣха, проклятія и смерти, и не было бы оправданія Умершему на крестѣ, не было бы заключительнаго слова Бога Отца: «Аминь» къ словамъ Бога Сына: «Совершилось». Аще Христосъ не воста, тще убо проповѣданіе наше, тща же и вѣра ваша, еще есте во грѣсѣхъ вашихъ: убо и умершіи о Христѣ, погибоша... окаяннѣйши всѣхъ человѣкъ есмы (1 Кор. XV, 14. 16-19).

Воскресеніе Христа изъ мертвыхъ оправдало самую сущность крестной жертвы Его, какъ страдающее добро (любовь). Спаситель нашъ, учившій истинному добру, въ силѣ котораго сомнѣвалось человѣчество, перешелъ изъ состоянія уничиженія въ состояніе необычайнаго прославленія (Лук. XXIV, 25-26, сн. Іоан. X, 17; 1 Петр. I, 11; Фил. II, 7-10; Еф. I, 20-22) и этимъ ясно показалъ людямъ что добро, страдающее, гонимое, унижаемое на землѣ, дѣйствительно и непремѣнно восторжествуетъ, если не въ здѣшней жизни, то въ будущей, и что послѣдователи Его ученія также удостоятся прославленія по образу той славы, которую получило человѣчество Его (1 Іоан. III, 2; Фил. III, 21).

Христосъ воста отъ мертвыхъ, начатокъ умершимъ бысть. Якоже бо о Адамѣ вси умираютъ, такожде и о Христѣ вси оживутъ (1 Кор. XV, 20. 22). Св. апостолъ Павелъ съ неотразимою силою и неподражаемою яркостію и выразительностію проповѣдуетъ – «какъ однимъ фактомъ грѣхопаденія Адамова введенъ былъ въ человѣческій родъ неумолимый законъ смерти, неизбѣжный разрывъ единства духа и тѣла, такъ и однимъ фактомъ воскресенія Христова введенъ новый законъ воскресенія умершихъ для вѣчной, блаженной жизни со Христомъ»{5}.

Эту же самую мысль раскрываетъ св. Григорій Нисскій посредствомъ нижеслѣдующей оригинальной, аналогіи: «Всю массу происшедшихъ отъ Адама людей, можно уподобить вдоль расколотой палкѣ, двѣ половины, которой будутъ обозначать двѣ части человѣческой природы, а разрывъ между ними – смерть. Этотъ разрывъ, неизбѣжно совершался до тѣхъ поръ, пока не пришелъ Спаситель, Который, хотя и принялъ смерть, однако не остался во власти ея, но силою Своего Божества соединивъ снова душу и тѣло, воскресъ изъ мертвыхъ. Значитъ, въ Лицѣ Воскресшаго Спасителя разрывъ прекратился. Своимъ дивнымъ воскресеніемъ Онъ соединилъ и скрѣпилъ концы обѣихъ половинъ расколотой, палки, – и подобно тому, какъ при соединеніи дѣйствительныхъ половинъ расколотой палки необходимо бываетъ наложить одну половину на другую во всю ихъ длину и при скрѣпленіи въ одномъ концѣ произвести естественное скрѣпленіе во всѣхъ частяхъ палки, такъ и въ воскресеніи Спасителя новое соединеніе уже раздѣленныхъ смертію души и тѣла имѣетъ прямое вліяніе на соединеніе разрыва во всемъ человѣчествѣ»{6}.

Итакъ, Адамъ и Христосъ являются двумя родоначальниками человѣчества: одинъ павшаго, другой возставшаго, и поэтому какъ во всѣхъ людяхъ, происшедшихъ отъ Адама, царствуетъ грѣхъ и смерть, такъ во всѣхъ людяхъ, происшедшихъ отъ Христа, царствуетъ правда и жизнь{7}. Христосъ воскресеніемъ Своимъ изъ мертвыхъ даровалъ жизнь и воскресеніе всему человѣческому роду. Если Христосъ силенъ былъ Самъ воскреснуть, то тѣмъ болѣе Онъ силенъ даровать человѣчеству возстаніе изъ мертвыхъ. Христосъ воста изъ мертвыхъ начатокъ умершимъ быть (1 Кор. ХV, 20). Разъ воскресъ Первенецъ, – членъ, новый Родоначальникъ человѣческаго рода, поправъ неизбѣжный разрывъ единства духа и тѣла человѣка, т. е. старый законъ смерти, то стало быть наступитъ время, когда и всѣ мы воскреснемъ своими тѣлами по всемогущему дѣйствію Сына Божія и прославимся съ Нимъ. По мнѣнію преосвящ. Ѳеофана (Затворника), «Іисусъ Христосъ воскресъ, какъ начатокъ умершихъ, перворожденный изъ мертвыхъ (Кол. I, 18), за Которымъ и другіе всѣ родятся изъ мертвыхъ въ жизнь нескончаемую». Въ воскресеніи новаго Родоначальника человѣчества, Первенца людей, «смерти празднуемъ умерщвленіе, адово разрушеніе, новаго житія вѣчнаго начало».

Итакъ, Свѣтоносное Воскресеніе Іисуса Христа имѣетъ апологетическое, сотеріологическое и эсхатологическое значеніе. Оно есть базисъ всего христіанства, торжество христіанской вѣры, истины, добра и красоты, жизни и истиннаго смысла ея, истинной культуры, и безсмертія. Съ воскресеніемъ Іисуса Христа все исполняется истиннаго свѣта, смысла, добра, надежды и духовной красоты.

Воскресеніе Христово налагаетъ божественную печать утвержденія на все христіанское домостроительство и опредѣляетъ все наше міровоззрѣніе. Съ воскресеніемъ Іисуса Христа изъ мертвыхъ люди имѣютъ глубокое основаніе вѣровать въ Него, какъ Богочеловѣка, а слѣдовательно вѣровать и въ бытіе невидимаго, вышечувственнаго, духовнаго міра, въ бытіе чуда, какъ проявленія Высшей премірной силы въ мірѣ видимомъ, въ бытіе причины, вслѣдствіе которой Сынъ Божій воплотился и вочеловѣчился, въ бытіе грѣха, въ реальность искупленія человѣчества отъ грѣха, проклятія и смерти, имѣть надежду на лучшую будущность, и вѣровать, что земная жизнь не есть конечная и высочайшая цѣль всѣхъ стремленій ихъ и сознавать, что у нихъ должны быть такіе интересы, посредствомъ которыхъ они могутъ и обязаны возвышаться надъ всѣмъ земнымъ. Такое утѣшеніе и такую радость подаетъ намъ Свѣтоносное Воскресеніе Христово.

Благодареніе Богу, даровавшему намъ столь величайшія блага (побѣду надъ діаволомъ, грѣхомъ, проклятіемъ и смертію, общеніе съ Собою (Богомъ) и благодать усыновленія) Воскресшимъ Господомъ нашимъ Іисусомъ Христомъ (Іоан. XVI, 33; 1 Кор. XV, 54-57; Іоан. 1, 12-14)!

 

С. Булгаковъ.

 

«Курскія Епархіальныя Вѣдомости». 1915. № 11-12. Ч. Неофф. С. 189-201.

 

{1} «Какъ во время страданій Божество Спасителя находилось въ нераздѣльномъ единствѣ съ страждущимъ человѣчествомъ и, не испытывая страданій по Своей природѣ (ибо природа Его безстрастна), благоволило усвоить ихъ (т. е. совершаемое природою человѣческой) Себѣ волею и съ Своей стороны усвояло человѣческой природѣ то, что совершалось Имъ Самимъ, такъ и во время смерти Оно не отдѣлилось въ Спасителѣ отъ него (человѣчества), а пребывало съ душею и тѣломъ Его человѣческой природы въ неразрывномъ единеніи». Проф. В. И. Несмѣловъ. Догматическая система св. Григорія Нисскаго. 1887 г.

{2} Св. Григорій Нисскій. Advers. Apol. col. 1260 АВ.

{3} Тѣло Воскресшаго Христа, какъ прославленвое (1 Кор. XV, 43), духовное (–44), уже не умираетъ.

{4} Св. Григорій Богословъ въ словѣ на св. Пасху пишетъ: «Богъ Отецъ принимаетъ жертву не потому, чтобы требовалъ ее или имѣлъ нужду въ ней; а по домостроительству, и именно потому, что человѣку нужно было освятиться человѣчествомъ Бога, чтобы Онъ Самъ, побѣдивъ мучителя, избавилъ и возвелъ насъ къ Себѣ». 42 сл.

{5} Проф. протоіерей Н. Боголюбскій. Богословіе въ апологетич. чтеніяхъ.

{6} Св. Григоріи Нисскій. Advers Apol. op. t. II, col. 1257 D-1200 AB. Догматич. система Св. Григорія Нисскаго. Проф. В. И. Несмѣлова. 1887 г.

{7} Ibid. стр. 545. «Въ фактѣ тяготѣнія смерти надъ всѣми нами и теперь послѣ воскресенія Христова нужно видѣть особенное премудрое опредѣленіе Божіе для нашей же пользы: 1) тяготѣніе, смерти надъ нами есть необходимая, но временная по существу мѣра для нашего нравственнаго воспитанія (Сир. XII, 39); 2) оно есть временное и справедливое воздаяніе за наши грѣхи». Проф. прот. Н. Боголюбскій. Цитов. соч.

 

Объ авторѣ. Сергѣй Васильевичъ Булгаковъ (1.10.1859-1932) – статскій совѣтникъ, педагогъ, церковный писатель. Родился въ семьѣ священника. Получилъ образованіе въ МДС (1879), а затѣмъ въ МДА (1883). По окончаніи курса въ Московской духовной акаденіи со степенью кандидата, опредѣленъ 2 сентября 1883 г. учителемъ русскаго языка въ Тульское духовное училище; 1 іюня 1884 г. перемѣщенъ на должность преподавателя Харьковской духовной семинаріи. Въ этой же семинаріи преподавалъ гомилетику, литургику и пратическое руководство для пастырей. Съ 1901 по 1911 гг. состоялъ инспекторомъ классовъ Харьковского института благородныхъ дѣвицъ. Труды: «Образцы святоотеческой и русской проповѣди. Опытъ гомилетической хрестоматіи)» (Харьковъ 1887); «Практическое руководство къ совершенію богослуженія Православной Церкви» (тамъ же 1893); «Мѣсяцесловъ и Тріодіонъ Православной Церкви» Вып. 1-5 (тамъ же 1895-1898), «Настольная книга для священно-церковнослужителей. Сборникъ свѣдѣній, касающихся преимущественно практической дѣятельности отечественнаго духовенства» (Изд. 1-е, Харьковъ 1892, Изд. 2-е, тамъ же 1900, Изд. 3-е, испр. и дополн. Кіевъ, Типографія Кіево-Печерской Лавры, 1913). «Сборникъ» этотъ представляетъ собою практическую энциклопедію для священно-церковнослужителей, изъ-за чего былъ рекомендованъ сельскому и городскому причту, какъ молодымъ, такъ и опытнымъ священно- и церковнослужителямъ. «Книга, по богатству и разпообразію заключающихся въ ней полезныхъ, а въ иныхъ случаяхъ даже необходимыхъ для приходскаго духовенства свѣдѣній, можетъ замѣнить цѣлый отдѣлъ въ библіотекѣ священно-церковно-служителей». («Церк. Вѣд.» 1892 г., № 22). Наражденъ орденами: св. Станислава 2 ст. и св. Анны 2 ст.




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: