Бесѣда объ изображеніи Св. Духа надъ царскими вратами.

Надъ царскими вратами, ведущими въ алтарь, какъ бы въ самое небо, къ престолу благодати Божіей, мы видимъ изображеніе голубя въ свѣтозарномъ сіяніи. Кого напоминаетъ намъ это изображеніе? Оно напоминаетъ вѣрующимъ Пресвятаго Духа, котораго Сынъ Божій ниспослалъ отъ Отца, да совершитъ Онъ своею благодатію дѣло снасенія каждаго вѣрующаго, усвоивъ ему заслуги Спасителя; Духа Утѣшителя, котораго мы въ молитвахъ призываемъ, какъ сокровище благихъ и жизни подателя; котораго умоляемъ, чтобы онъ пришелъ, вселился въ насъ и очистилъ насъ отъ всякія скверны.

Вамъ-православнымъ христіанамъ, крестившимся во имя Отца и Сына и Св. Духа, нѣтъ надобности объяснять, что Духъ Святый есть третье лице Св. Троицы, – что Онъ есть Богъ, какъ Богъ Отецъ и какъ Богъ Сынъ, ибо всѣ мы ежедневно исповѣдуемъ вѣру свою въ Духа Святаго, какъ «Господа животворящаго, иже отъ Отца исходящаго, иже со Отцемъ. и Сыномъ спокланяема и сславима»[1].

Непостижимо и неизъяснимо существо Духа животворящаго, вездѣсущаго и всеисполняющаго; Его ничему нельзя уподобить: ибо нѣтъ Ему подобія ни на небеси горѣ, ни на земли низу, ни въ водахъ подъ землею. И св. Церковь никогда бы не дерзнула и не могла бы изображать Его въ какомъ-либо видимомъ образѣ, если бы Онъ Самъ не благоволилъ явить Себя людямъ въ видѣ голубя въ то время, когда Господь нашъ Іисусъ Христосъ крестился во Іорданѣ. Тогда, по сказанію святыхъ евангелистовъ, Іоаннъ Креститель «увидѣлъ разверзающіяся небеса и Духа, какъ голубя сходящаго на Іисуса» (Марк. 1, 10). Вотъ на какомъ основаніи св. Церковь, когда хочетъ возвести мысли вѣрующихъ къ Духу Святому, изображаетъ Его въ видѣ голубя.

Конечно, и это священное изображеніе далеко необъясняетъ намъ существа Духа Святаго, вездѣсущаго и всеисполняющаго. Но мы должны благодарить Царя небеснаго, Утѣшителя, что Онъ не оставилъ насъ въ совершенномъ невѣдѣніи о Себѣ, а указалъ намъ подобіе, которое хотя и не объясняетъ Его непостижимое существо, но всегда помогаетъ намъ возносить къ Нему молитвенный взоръ, напоминая о благихъ его дѣйствіяхъ во всей вселенной и особенно въ родѣ человѣческомъ.

Вы знаете, что вся вселенная, весь этотъ міръ созданъ изъ ничего Богомъ; созданъ Богомъ Отцемъ, Богомъ Сыномъ и Богомъ Духомъ Святымъ. Всѣ три лица Пресвятой Троицы участвовали въ твореніи міра. Онъ, по ученію св. отцевъ Церкви, «по волѣ Отца, приведенъ въ бытіе дѣйствомъ Сына и совершился въ бытіи присутствіемъ Духа». Въ самомъ началѣ, по волѣ Божіей, явилась одна темная, грубая, безобразная смѣсь, въ кототорой все было перемѣшано – и вода, и земля, и воздухъ, и огонь; не было въ ней ни жизни, ни движенія, ни теплоты, ни свѣта; все было темно, холодно, неподвижно, мертво. Это, можно сказать, было только яйцо, изъ котораго должна была образоваться вселенная. Духъ Божій носился надъ мертвою, безобразною смѣсью подобно тому, какъ видите его на священномъ изображеніи и вливалъ въ нее животворную силу, подобно какъ птица оживляетъ яйцо своею теплотою. Его всемогущимъ дѣйствіемъ эта грубая, неподвижная, мертвая смѣсь получила жизнь. При Его всемогущемъ дѣйствіи, по слову Божію, проторгся свѣтъ изъ нея, отдѣлилась вода отъ земли, прозябли травы и деревья, зажглись свѣтила небесныя, безчисленныя животныя наполнили и землю, и воздухъ, и море, и «совершилось небо и земля, и все украшеніе ихъ» (Быт. 2, 1).

Уже слишкомъ семь тысячъ лѣтъ прошло, какъ сотворена вселенная, и однако же все въ ней остается въ неизмѣнномъ порядкѣ: день смѣняется ночью, за зимою слѣдуетъ весна, за лѣтомъ – осень; въ свое время земля покрывается то зеленью, то снѣгомъ; тѣ же растенія украшаютъ и обогащаютъ ее, тѣ же роды животныхъ населяютъ ее. Кто поддерживаетъ этотъ неизмѣнный порядокъ во вселенной? Чьею силою двигаются свѣтила небесныя по указанному имъ пути? Чье дыханіе весною оживляетъ землю, пробуждая растенія отъ мертвеннаго зимняго сна? Отчего непрерывно продолжаются одни и тѣ же роды животныхъ – и въ воздухѣ, и на землѣ, и въ водахъ? Все это совершается дѣйствіемъ Духа Святаго. «Святымъ Духомъ», научаетъ насъ православная Церковь, «точатся благодатныя струи, напаяюще всяку тварь ко оживленію»[2]. Стало быть и теперь животворящій Духъ Святый не престаетъ носиться надъ вселенной, какъ Онъ носился надъ нею во дни творенія. И если бы хоть на минуту Онъ оставилъ ее, – все въ ней пришло бы въ смятеніе и обратилось въ прахъ.

Видите, возлюбл. братія, какъ живо напоминаетъ намъ о дѣйствіяхъ Духа Святаго на вселенную это изображеніе парящаго голубя. Каждый изъ васъ согласится, что это изображеніе лучше всякаго другаго подобія уясняетъ нашему слабому разуму непостижимую истину, какъ Духъ Святый носился надъ вселенной при сотвореніи ея, и какъ теперь не престаетъ носиться надъ нею. Но это же изображеніе даетъ намъ разумѣть и еще болѣе сокровенную тайну – тайну дѣйствія Святаго Духа на грѣшный родъ человѣческій. Всѣ люди, какъ потомки согрѣшившаго Адама, получили отъ него одно наслѣдство – грѣхъ, съ которымъ они зачинаются и раждаются. Нужно ли много объяснять, какъ глубоко въ душѣ нашей кроется эта наслѣдственная грѣховная скверна? Она даетъ о себѣ знать уже въ маломъ дитяти – въ его гнѣвливости и непослушаніи, въ его наклонности ко лжи и обману. А когда начнетъ человѣкъ приходить въ возрастъ, что скорѣе развивается въ немъ, какъ не злыя желанія и преступныя наклонности? И какъ сильно овладѣваютъ они душею, помрачая разумъ, убивая всякое доброе чувство! Какъ трудно бываетъ бросить дурныя привычки, укротить буйныя страсти! Кто не испыталъ на себѣ, что иногда и видишь, какъ пагубна укоренившаяся въ душѣ страсть, и желалъ бы избавиться отъ нея, но не находишь въ себѣ силъ бороться съ нею и побѣдить ее. Такъ теменъ разумъ человѣческій, такъ слаба наша воля! Цѣлыя тысячелѣтія люди придумывали, какъ бы сдѣлаться добрыми, цѣлыя тысячелѣтія искали силъ очиститься отъ грѣховъ, и однако же ничего не придумали, ничего не могли сдѣлать: ибо люди, какъ говоритъ слово Божіе, «мертвы прегрешенми» (Ефес. 2, 1), т. е. мертвы для всего добраго, святаго. Оставленнный самому себѣ родъ человѣческій, съ своимъ темнымъ разумомъ, съ своимъ злымъ сердцемъ и развращенною волею, ничѣмъ не лучше, даже хуже того мертваго безобразнаго вещества, которое было въ началѣ мірозданія. Но откуда же и въ темныя души человѣчечкія проникаетъ свѣтъ божественнаго разума? Что источаетъ изъ мертвыхъ сердецъ, какъ изъ безплоднаго камня, живыя струи святыхъ чувствованій и добрыхъ дѣлъ? Какая сила изъ тины грѣха и тлѣнія возноситъ человѣка на высоту Богоподобія? – «Святымъ Духомъ всякая душа живится и чистотою возвышается, свѣтлѣется»[3], – вотъ что отвѣчаетъ намъ церковная пѣснь на всѣ эти вопросы. Какъ нѣкогда животворящій Духъ Божій носился надъ мертвою безобразною смѣсью вещества; такъ точно Онъ носится и надъ нами, вѣрующими во Христа, созидая каждаго изъ насъ въ новаго человѣка, не по плоти ходящаго, но по духу. Онъ, какъ птица, собравшая птенцовъ подъ крылья, согрѣваетъ насъ своею животворною теплотою, питаетъ и возращаетъ. Все, что только есть у насъ – православныхъ христіанъ – добраго и святаго, все это имѣемъ мы отъ Духа Святаго. Онъ возродилъ насъ къ новой жизни во Христѣ чрезъ таинство крещенія: Онъ чрезъ таинство мѵропомазанія укрѣпилъ силы наши къ исполненію заповѣдей Божіихъ: Онъ и во всю жизнь нашу не престаетъ освящать насъ чрезъ священнодѣйствія православной Церкви. Мы здѣсь – во храмѣ Божіемъ соединяемся со Христомъ Богомъ чрезъ таинство тѣла и крови Христовой; но хлѣбъ и вино на престолѣ прелагаются въ божественное тѣло и пречистую кровь Христову по дѣйствію Святаго Духа. Мы здѣсь просвѣщаемся словомъ Божіимъ чрезъ чтеніе евангелія и другихъ священныхъ книгъ; но священныя книги написаны избранными мужами по вдохновенію отъ Святаго Духа. Священныя пѣснопѣнія, молитвы и всѣ службы церковныя помогаютъ намъ дерзновенно и неосужденно возноситься умомъ и сердцемъ къ всевышнему, славить Его могущество и благость; но всѣ они составлены подъ руководствомъ Духа Святаго. А разумѣніе всего, что совершается во храмѣ, а сокрушеніе о грѣхахъ, которое иногда внезапно исторгается изъ сердца во время божественной службы или поученія церковнаго; а это радостное чувство примиренія съ Богомъ, выносимое нами изъ храма Господня, этотъ страхъ Божій, который отсюда сопутствуетъ намъ и въ домы наши, оберегая насъ отъ богопротивныхъ дѣлъ, это милосердіе къ бѣднымъ, которое здѣсь – въ дверяхъ церковныхъ и крѣпкую руку, любостяшательнаго человѣка нерѣдко раскрываетъ для щедрой милостыни, – все это чьи дѣйствія, какъ не Духа Святаго, носящагося надъ нами? Самая вѣра наша въ распятаго Господа Іисуса Христа, самое исповѣданіе Его Господомъ и Богомъ – есть не что иное, какъ плоды дѣйствій невидимо носящагося надъ нами Духа Святаго[4]. Да и можно ли исчислить все богатство этого сокровища благихъ, на насъ изливающагося?... Только Духъ Святый, усвояя намъ заслуги Сына Божія, содѣлываетъ насъ изъ рабовъ плоти и грѣха истинными сынами Отца небеснаго, достойными вступить въ Его блаженныя обители. Поэтому-то святая Церковь, изображая носящагося надъ нами Духа Святаго, всегда помѣщаетъ изображеніе Его надъ этимъ входомъ къ престолу Божію, въ показаніе того, что Онъ возноситъ насъ на небо.

И сколько. неизреченной славы, радостей и блаженства Духъ Утѣшитель готовитъ для тѣхъ возрожденныхъ Имъ и освященныхъ душъ, которыя Онъ возноситъ въ обители Отца небеснаго? Взгляните на иконы, со всѣхъ сторонъ окружающія изображеніе Святаго Духа въ иконостасѣ: онѣ представляютъ предъ взорами нашими Церковь, торжествующую на небеси. Всѣ изображенные здѣсь праведники были люди намъ подобострастные; всѣ они были облечены такою же, какъ мы плотію; жили, какъ и мы среди соблазновъ міра; вели борьбу съ грѣшными мыслями и наклонностями. Но вотъ они превознесены превыше всѣхъ людей; на нихъ сіяютъ златые вѣнцы; ихъ лики пріосѣняетъ божественная слава; самыя тѣла многихъ изъ нихъ остаются нетлѣнными, самыя изображенія ихъ источаютъ благодатныя струи для всѣхъ, усердно молящихся предъ ними. Кто же превознесъ ихъ превыше всего земнаго? Какая сила облекла ихъ богоподобною славою и могуществомъ? Все это есть дѣйствіе одного и того же Духа животворящаго, сокровища всѣхъ благъ. Ибо Онъ, какъ поетъ святая Церковь, «вземлетъ отъ земныхъ и устроятъ горѣ»[5]. Онъ Онъ есть очищаяй и Боготворяй; «Имже пpopоцы вси и божественіи апостолы съ мученики вѣнчашася»[6].

Вотъ сколько благихъ напоминаній можетъ дать это изображеніе Святаго Духа всякому, благоговѣйно взирающему на него при свѣтѣ божественнаго откровенія. Но въ немъ еще сокрытъ для насъ спасительный урокъ, которымъ неизвинительно было бы не воспользоваться. Если благій Утѣшитель Духъ Святый, желая приблизить къ понятіямъ нашего разума непостижимое дѣйствіе своей животворящей силы на всю вселенную и на родъ человѣческій, благоволилъ явить Себя, летающимъ въ воздухѣ: то почему Онъ предпочелъ избрать именно видъ голубя? Духъ премудрости и разума, Духъ вѣдѣнія и благочестія ничего не творитъ безъ особенной премудрой и спасительной цѣли. Святые отцы, въ которыхъ Онъ обиталъ, какъ въ своемъ жилищѣ, понимали эту цѣль и не умолчали о ней въ назиданіе всѣмъ вѣрнымъ. Своимъ явленіемъ въ видѣ голубя Духъ Святый, думаютъ св. отцы, указалъ намъ путь къ ближайшему соединенію съ Нимъ. Кому неизвѣстна чистота голубя, который всегда избѣгаетъ мѣстъ нечистыхъ, покрытыхъ тиною? Кому также неизвѣстны его довѣрчивая простота и незлобіе[7]? Избравъ этотъ образъ, Духъ Святый заключилъ въ немъ всегдашнее удобовразумительное и наглядное увѣщаніе, чтобы и наша душа также внимательно оберегала себя отъ всякой плотской грѣховной нечистоты, чтобы и въ нашихъ сердцахъ водворилась такая же довѣрчивая простота и незлобіе. Если ради этихъ качествъ Онъ предъ всѣми образами и подобіями предпочелъ видъ голубя; то тѣмъ болѣе Онъ не возгнушается посѣтить насъ и вселиться въ насъ, если увидитъ въ насъ заботливость о душевной чистотѣ, простосердечную преданность ему и незлобіе.

Утвердимъ, братія возлюбленные, въ душѣ своей этотъ поучительный урокъ, внушаемый симъ священнымъ изображеніемъ, и отъ видимаго изображенія переносясь къ самому невидимому и непостижимому Духу Утѣшителю, вездѣсущему и всеисполняющему, не престанемъ молить Его, какъ съ юныхъ лѣтъ научила насъ св. Церковь: «Сокровище благихъ и жизни подателю! Пріиди и вселися въ ны и очисти ны отъ всякія скверны и спаси, блаже, души наша»[8]. Аминь.

 

«Руководство для сельскихъ пастырей». 1874. Т. 2. № 20. С. 75-82.

 

[1] 8-й членъ Сѵмвола Православной вѣры.

[2] Степенны 4-го гласа, антифонъ 2-й «слава».

[3] Степенны 4-го гласа, антифонъ 1-й «слава».

[4] Плодъ духовный: любы, радость, миръ и пр.

[5] Степенны 6-го гласа, антифонъ 1-й «слава».

[6] Стихира на хвалитехъ въ день Пятидесятницы.

[7] Ѳеофил. (См. толк, еванг. архим. Мих. кн. 1, стр. 66).

[8] Стихира въ день Пятидесятницы (славникъ на стиховнѣ 6-го гласа и по 50-м псалмѣ).




«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:





Подписаться на рассылку: